Надо воспитывать не лидеров, а героев

Беседа с архиепископом Песоченским и Юхновским Максимилианом

Именно герои могут стать святыми, раскрыть суть русского характера, сохранить Россию и исполнить каждый в свою меру ее предназначение, – считает архиепископ Песоченский и Юхновский Максимилиан (Лазаренко).

Эта беседа состоялась на конференции, организованной Фондом Василия Великого к 150-летию преставления святителя Игнатия (Брянчанинова). О нем, а также обо всех нас мы и поговорили с владыкой Песоченским и Юхновским Максимилианом, более 20 лет – с 1993 по 2014 год – возглавлявшим Вологодскую епархию, уроженцем которой и является святитель.

Архиепископ Песоченский и Юхновский Максимилиан (Лазаренко) Архиепископ Песоченский и Юхновский Максимилиан (Лазаренко)

Азбука духовной жизни

– Владыка Максимилиан, что для вас лично значит святитель Игнатий?

– Когда я впервые прочитал его творения, я получил точно глоток живого воздуха. Так живо все у него написано! Жизненно. Сочинения других авторов более теоретические или говорят об очень высоких подвигах. Святитель Феофан Затворник на меня, конечно, тоже произвел глубокое впечатление, но – и пусть он меня извинит – святитель Игнатий мне более близок и ценен.

– Почему?

– Потому что это слово рождено из собственного духовного опыта. Святитель Феофан Затворник был все-таки воспитанник академии, человек ученый. Та схоластика, которая ему была преподана и которую он воспринял, сквозит, по-моему, и в его произведениях. А святитель Игнатий не имел богословского образования. Он внутренне образовывался на писаниях святых отцов и на своем опыте под руководством таких подвижников, как преподобные Лев и Макарий Оптинские, – наверняка знал и других старцев Оптины. Схоластическая система, конечно, давала четкость мысли, логику, обширные знания и т.д., но чего-то и лишала. Русская пословица гласит: «С кем поведешься, от того и наберешься». Волей неволей, а усвоишь то, что тебе преподается. Святитель Феофан этой академической стройности и сухости приобщился. У него всё очень логично, одно из другого следует – как реченька течет. А Оптинские старцы, если почитать их письма, более живые в общении. Пусть у них не так всё складно, ровно изложено. У них и пороги с водопадами мыслей бывают.

– Может быть, как раз из-за того, что святитель Игнатий не имел изначального церковного образования, он и оказывается ближе нам? Сегодня же тоже многие воцерковляются, скажем так, в первом поколении, когда мамы-папы, бабушки-дедушки в советское время могли утерять веру. Если святитель Феофан из священнической семьи, вырос при алтаре, то святитель Игнатий испытал на себе с детства всю пагубность уже тогда бытовавших в дворянской среде подмен духовности, как он сам потом подмечал, «культурностью» и т.д. Поэтому он пожестче, чем его вышенский собрат-затворник, относился, кстати, и к инославным – католикам и протестантам, и к сферам светским.

– На мой взгляд, святитель Феофан тоже очень жестко относился к иноверным. Например, он писал: «Завязли в грязи западной по уши, и всё хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим; и сердцем не разумеем. Господи, помилуй нас!» Если человек с детства воспитывался при алтаре, это еще не значит, что он останется верующим. Не все дети священников идут в семинарии. И не все те из них, кто шел в семинарии до революции по проторенной отцами-дедами стезе, оправдал оказанное им доверие. Не надо думать, что если человек рожден в семье священника, то он уж точно будет хорошим. Он видит у отца-священника то, что от прихожан сокрыто. Да и не все священники являют прихожанам пример для подражания на сто процентов.

– Святитель Игнатий в своих рекомендациях о необходимости созыва Собора отмечал эту проблему[1], как и существовавшую тогда по принципу касты систему духовного образования. Сколько на него самого было нападок при епископской хиротонии из-за того, что у него не было академического духовного образования, а это, оказывается, имело и свои преимущества, столь ощутимые нами – читателями…

– Да, преподобный Варсонофий Оптинский писал про него: «Когда я читаю его сочинения, я удивляюсь прямо ангельскому уму, сильному глубокому разумению Священного Писания». Преподобный Макарий Оптинский отмечал: «Это был великий ум». Игумен Никон (Воробьев) называл его труды «азбукой духовной жизни».

А что касается жесткости святителя Игнатия, то это определяется обстоятельствами. Церковь допускала различное отношение к католикам в зависимости от ситуации и времени. Всё делается ради пользы церковной. Святитель Игнатий, вероятно, считал, что в его время строгое отношение к католикам и другим инославным и иноверным принесет Церкви больше пользы. Главное – ко всему подходить с рассуждением.

Однажды собралось к преподобному Антонию много подвижников, дабы выяснить, какая из добродетелей есть самая совершенная, которая бы избавила христианина от всех сетей вражиих. Одни хвалили пост и бдение в молитвах, потому что эти добродетели дают правильное направление мыслям, делают ум тонким и облегчают человеку путь к Богу. Другие одобряли нищету и презрение земных благ, так как через это ум делается чище и спокойней и освобождает от земных забот, что облегчает доступ к Богу. Иные превозносили милосердие, ибо милосердным людям Бог изрёк прекрасные обетования: Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25: 34). Другие отцы восхваляли прочие добродетели. Наконец святой авва Антоний сказал: «Все исчисленные вами добродетели, без сомнения, очень полезны и нужны для людей, которые ищут Бога, но мы видели, что многие измождали свое тело строгим постом и бдениями, терпели нищету, презирали мирские блага, но сии подвижники после всего этого приклонились ко злу и пали, сделавшись непотребными. Причиной столь горестного их падения было не что иное, как то, что они не имели добродетели самоиспытания и рассудительности. Ибо рассудительность научает человека шествовать правильным путем, отклоняясь от гибельных крайностей в исполнении добродетелей».

В каждом случае и мы должны действовать с рассуждением. Также и в отношении к инославным, католикам и протестантам, как и к явлениям светской жизни надо проявлять рассудительность. «Все, что противно умеренности, – говорил святой Пимен Великий, – от демонов».

– Как научиться рассудительности?

– Это добродетель, которая дается за правильную жизнь по Евангелию и святым отцам. Приобретается христианским подвигом. Надо трудиться над собой.

– Как в этом делании могут помочь сочинения святителя Игнатия?

Игумен Никон (Воробьев) в одном из своих писем сказал: «Книги владыки Игнатия помогут правильно понимать и правильно исполнять евангельские заповеди. Это ключ к пониманию святых отцов». Евангелие – это книга нашей жизни, и по ней мы будем судимы в вечности. Слово, которое Я говорил, оно будет судить… в последний день (Ин. 12: 48), – предупредил нас Господь. Поэтому очень важно правильно понять Евангелие и правильно его исполнить.

Все бы мы стали другими

Святитель Игнатий Брянчанинов Святитель Игнатий Брянчанинов
– Святителю Игнатию (Брянчанинову) еще в юности некий старец однажды сказал: «Пойми время». И, уже исходя из этого, действуй. К этой формуле святитель потом неоднократно обращался и в своих писаниях. А каково наше время?

– Наше время как раз очень похоже на то, в котором жил святитель Игнатий. Духовная атмосфера в обществе и во всё более секуляризирующемся мире очень схожа, поэтому и труды святителя так злободневны. Когда он из вологодских лесов приехал в Санкт-Петербург, то, по словам историка Александра Павловича Лопухина, северную столицу в то время волновал мистицизм, проникающий в педагогику, живопись, архитектуру и т.д. Разве это не свойственно и нашему времени, когда всяческие «проповедники», желая привлечь к себе, вещают со страниц и экранов СМИ, заполонили Интернет? В этой какофонии многие молодые люди запутываются и не знают, как найти путь к Истине. И здесь святитель Игнатий может быть проводником и образцом для подражания.

Игумен Никон (Воробьев): «Без книг святителя Игнатия понимать святых отцов и применять их к себе почти невозможно»

Он искал этот путь не в человеческих мудрованиях, а в Премудрости Божией. Ему явилась ясная мысль о том, что истинный путь спасения надо искать у тех, кто этим путем уже прошел и достиг цели, – у святых отцов. «Их святость, – говорила ему эта мысль, – ручается за их верность: избери их себе в руководители». Спустя много лет, проведенных в подвиге, в одном из писем святитель писал: «Святые книги, составленные святыми отцами Православной Церкви, суть в наше время единственная стезя, по которой можно добраться к истинному свету – Христу». Изучив творения святых отцов, юный Димитрий (имя святителя до пострига) понял, что только этот путь ведет к Истине. А сегодня, как писал игумен Никон (Воробьев), «без книг святителя Игнатия (Брянчанинова) понимать святых отцов и применять их к себе почти невозможно».

– Есть момент в духовной биографии святителя Игнатия, о котором до сих пор дискутируют. Даже преподобный Варсонофий Оптинский в свое время говорил, что если бы Димитрий выдержал искус и не ушел от преподобного Льва Оптинского, то стал бы вторым Арсением Великим. Как тут можно рассудить?

– Святитель Игнатий с юности был человеком, который подвизался до крови. Помните, когда в детстве он купался в речке Талице вместе с отцом, он замерз так, что дрожал всем телом, но не дерзнул первым выйти из воды, хотя это ему стоило того, что он сильно простыл и потом часто болел. Также и в период послушничества, когда уже поздней осенью братия ловили рыбу, сеть запуталась и монахи, зная, что он искусный пловец, предложили ему распутать сеть в ледяной воде. Он, несмотря на слабость своего здоровья, нырнул и долго распутывал снасти, снова тяжело заболев и уже на всю жизнь оставшись с болями вследствие этого переохлаждения.

Есть мнение, что святитель Игнатий Промыслом Божиим был изведен из Оптиной. Для чего? Чтобы он написал свои творения, которые дошли до нас, и мы сегодня имеем возможность ими пользоваться. У святителя Игнатия удивительно красивый слог. Даже светские люди это отмечают. Он мне напоминает Пушкина.

Василий Иванович Белов. Фото: Анатолий Заболоцкий Василий Иванович Белов. Фото: Анатолий Заболоцкий
– Пушкин его ценил!

– Да и наши современники-писатели тоже. Например, Василий Иванович Белов говорил, что, читая творения святителя Игнатия, можно учиться правильному русскому языку.

– Василий Иванович вообще как-то признался: «Если бы я раньше прочитал все тома святителя Игнатия, я бы был другим писателем». Он, как потом отмечал, к сожалению, только уже на склоне лет прочитал полное собрание его сочинений.

– Потому что Василий Иванович уже в зрелом возрасте пришел к вере. Он был думающим и ищущим человеком. Имел крепкую крестьянскую жилку. Сам своим трудом до всемирной известности дошел. Родился в деревне. Его первая профессия – столяр. Начинал свою жизнь в глубинке Вологодчины в Харовском районе. Туда даже транспорт толком не ходит. И вот из такого захолустья выходит столь удивительный писатель. Я в свое время даже поразился. Конечно, в его воспитании большую роль сыграла его мама, потому что отец погиб на фронте в 1943 году. У него был харовский характер. Что-то отличает этих людей. Оттуда ребят, помню, призвали в армию, и вот у них сержант спрашивает: «Ну что, ребята, вы вологодские?» – «Нет, мы харовские». – «Я и говорю, что вологодские». – «Нет, харовские!» Очень упорные. Вот и Василий Иванович писал такие вещи, которые в советское время, было очевидно, не станут публиковать. Размышлял о горькой участи русской деревни, о тяжелых проблемах. В стране советов такая тональность была не принята. Тогда все только воспевали и превозносили. Но он сумел пробить эту стену. Его стали печатать благодаря упорному харовскому характеру, высокому писательскому таланту и трудолюбию.

Родина святителя

– Как сейчас ощущается сопричастность святителю Игнатию на его родине?

Прежде всего восстановили храм. Привели в порядок усадьбу в Покровском под Вологдой – там, где он родился и был воспитан, получил начальное образование. Усадьба разваливалась: крыша текла, балки подгнивали, окна были выбиты, как после войны, – а сейчас благодаря усилиям губернатора Вячеслава Евгеньевича Позгалёва дом отреставрировали, парк вычистили, туда проложили хорошую дорогу. Когда я более 20 лет назад приехал на Вологодчину, в Покровское можно было проехать разве что на уазике, а если дожди, то и на внедорожнике по той грунтовой дороге пробраться было сложно. Теперь положили асфальт. Мост сделали через реку, а то раньше в половодье нельзя было проехать, заливало водой. Сейчас в Покровском устроен Культурно-просветительский духовный центр «Усадьба Брянчаниновых».

– Он к епархии относится?

– Нет, епархия не в состоянии понести расходы по содержанию и обслуживанию всего этого усадебно-паркового комплекса. Там в самой усадьбе отопление электрическое, это очень дорого, а чтобы отапливать газом, надо 7 км газовую линию тянуть. Это тоже дорого.

Рассказывают, где родился, где учился, куда переехал и т.д. Но это же всё внешняя канва!

– А кто собственно духовно-просветительской работой там занимается?

– Светские люди, кто-то из них воцерковлен, кто-то нет. Проблемы с духовным воспитанием и образованием очень серьезны. Часто те, кто берется за это, увлекаются внешней стороной, ставя ее на первый план, забывают о внутренней. Святитель Игнатий писал о внешнем делании: «Подвиг без смирения приносит вред, вводя в высокое мнение о себе и в осуждение ближних», – так же и одни внешние знания без внутреннего очищения. Когда говорят про святителя Игнатия, то начинают перечислять: когда и где родился, где учился, кто его родители, кто учителя, куда переехал и т.д. Но это же всё внешняя канва! А про внутреннюю его жизнь мало кто говорит. Дается пища для ума, но не для сердца.

В житиях святых, которые написали святые, всегда старались сказать больше о внутренней духовной, а не только о внешней жизни, подвигая и нас к борьбе с ветхим человеком. Это как портрет и икона. Портрет передает лишь то, как выглядит человек. Да, художник должен добиться внешнего сходства, суметь уловить выражение лица… Вспомним портрет Царя Николая II кисти Валентина Серова. Блестящая работа. Но икона – это более тонкое искусство: нужно передать внутреннюю красоту человека, явить через внешние черты чистоту души, высоту и силу духа – это труднее.

Также и мы, как правило, берем внешнюю сторону Православия, то есть в лучшем случае пишем портрет, не двигаясь дальше, потому что у нас не хватает духовного опыта. А ценность трудов святителя Игнатия как раз в том, что он имел личный опыт духовной жизни по творениям святых отцов. Поэтому магистр богословия протоиерей Василий Нордов назвал святителя Игнатия доктором богословия «не именем, но вещью». И нам надо стремиться подражать святителю и стараться жить духовной жизнью.

Соревнования со святыми

– Как жить духовной жизнью?

– К этому нас призывают Евангелие и святые отцы.

Духовная жизнь проявляется, прежде всего, в отношениях с ближними. Дело любви надо ставить на первое место

Духовная жизнь проявляется, прежде всего, в отношениях с ближними. Господь нам дал две главные заповеди: о любви к Богу и любви к ближнему (см.: Мк. 12: 30–31). Если мы не любим ближнего, как мы можем любить Бога? (ср.: 1 Ин. 4: 20). А в чем проявляется любовь к ближнему? В том, что мы чем-то жертвуем ради ближнего, например своим покоем, временем и т.д. Вы встали на молитву, а тут приходят и говорят: «Помоги!» Что ответить? «Извините, я молюсь»? И не помочь? Дело любви надо ставить на первое место. Человек в чем-то обидел нас – неужели мы ему не простим? Надо сделать над собой усилие и простить. Если не можем, то хотя бы не мстить. В этих простых вещах – начало духовной жизни. Уступить в чем-то ближнему, помочь нуждающемуся.

– Нравственная жизнь не равняется духовной. В чем отличие?

– Нравственная жизнь – это внешнее поведение. А духовная жизнь – это внутренние наши устремления, мотивы, желания. Посмотрите, как вы себя ведете внешне и что внутри в это время происходит. Иной раз хочется сказать резкость, а ты человеку улыбаешься. Если ты действуешь не из-за подобострастия, то с нравственной точки зрения ты верно поступаешь, а вот с духовной ты не совсем прав. Надо не только улыбаться, но и бороться с гневом. Святитель Игнатий преодолевал обиду, боролся, и Бог его утешал и давал такую радость, что он видел лицо врага как лицо ангела.

– А как умиротворять эти внутренние бури?

– Когда святителю Игнатию было совсем невмоготу, он удалялся в келью, опускал шторы и в полумраке предавался молитве и плачу, пока его сердце не озарялось миром, покоем и духовной радостью.

– То есть надо удаляться от источника соблазна?

– Не совсем так. Это многие святые советуют. У нас в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре был один игумен, очень горячий по характеру. Когда он чувствовал, что начинает раздражаться, иной раз просто убегал, чтобы все это не вылилось наружу. Святитель Игнатий удалялся не от обидчика, а от того, что мешало отогнать недобрые мысли. В полумраке кельи было легче вести эту духовную брань, и он ее вел до тех пор, пока с помощью Божией не побеждал скорбь и не получал утешения.

У нас всегда во всем виноваты другие. А надо обратить взор на себя, на свои промахи и неисправности

– А как вообще отучить душу от этой многим знакомой склонности бушевать?

– Во-первых, надо не допускать себя до осуждения других. Мы постоянно видим других: они неподобающе себя ведут, не так посмотрели, говорят не то и т.д. Надо внимать себе! У нас всегда во всем виноваты другие. В том, что я раздражаюсь, оказывается, они виноваты! Я – нет! Надо обратить взор на себя, на свои промахи и неисправности. Если мы увидим свою немощь, нам некогда будет следить за недостатками других. Во-вторых, мы не задумываемся о тяжести греха осуждения и не думаем о том, что, может быть, согрешающий уже покаялся и Бог простил ему грех, а мы, осуждающие, стоим пред Богом как грешники.

Знаете, вы, наверно, никогда не были в исправительных учреждениях, а я бывал. Там ни один заключенный не считает себя виновным. Все они попали туда по ошибке. Все они хорошие. Это прокурор переусердствовал, судья что-то не понял, адвокат не такой был. Так падшая человеческая природа себя оправдывает, не стесняясь обвинять других.

– Каким образом человек безнравственный может вернуться к нравственной жизни? Все-таки через обращение к внутреннему духовному опыту?

– Да, надо осознать свой грех. Пока я не осознаю свой грех, я исправиться не могу. Если я не пойму, что я в ненормальном состоянии, я работать над собой не буду. Когда спортсмен один бегает, он не может оценить своих успехов. Если же он поучаствует в соревновании и прибежит последним, то поймет, что он не такой уж и быстрый, как думал. Станет больше тренироваться.

Так же и в духовной жизни надо сравнивать себя с теми, кто лучше нас, – со святыми.

Почти каждый из нас думает, что я не такой, как эти грешники, я лучше. А почитаешь жития святых и понимаешь, что я ничего еще доброго не сделал. Это наше самомнение нас распирает, а по сути мы еще и не вошли в труд евангельского доброделания.

– Владыка Максимилиан, а почему старцы категорически запрещают сравнивать себя с кем бы то ни было[2]? Хотя все мы воспитываемся и существуем сейчас как раз в системе оценок, рейтингов, то есть постоянного социального взвешивания и сопоставления с другими.

– Надо сравнивать себя не с теми, кто ниже, а с теми, кто выше нас, – с героями, со святыми. Если сравнивать с теми, кто хуже, то куда мне расти? Я прекрасен, у меня всё хорошо.

– А вот мама преподобного Паисия Святогорца, например, запрещала ему вообще участвовать в соревнованиях, советовала не стремиться побеждать сверстников в играх, чтобы потом не гордиться этим, и даже не стараться первым занимать место в шеренге одноклассников, потому что, как она говорила, «первым или последним ты туда встанешь – никакой разницы нет»…

– И в житиях святых пишут о смиренномудрии, готовности уступить другому.

– Игумения Арсения (Себрякова) говорила, что лишь тогда человек может любить ближнего, когда готов уступить ему беспрекословно свое место – на пределе: целый мир. То есть речь всегда, когда требуется уступить, идет об аккумуляции любви в душе, а значит – о приближении к Богу?

– Конечно, поэтому святые и избегали славы, которая чревата гордостью, а значит, отпадением и удалением от Бога, но с радостью принимали уничижения, оскорбления. В переполненном транспорте, бывает, кого-то обругают, а он промолчит – это же как грань бриллианта блеснет! Таких образцов очень много, мы просто их не замечаем. И эти добродетели проявляются не только среди духовных лиц. Подчас люди мирские показывают нам, принявшим постриг и сан, замечательные примеры.

Как воспитывали святых, царей и героев

– Сегодня много говорят о либерализации семейного воспитания, называя это «ювенальной юстицией» или как-то иначе – тем же воспитанием лидерских качеств. А о святителе Игнатии, например, известно, что его воспитание было весьма жестким, при этом дало такой величайший плод и с точки зрения службы государству, и в сфере духа – святость. Чему на этом примере можно было бы поучиться?

– Часто за ту жесткость, которую отец будущего святителя проявлял при его воспитании, Александра Семеновича порицают. Может быть, и это не без оснований. Но с другой стороны, такие характеры этот родитель выковал! В одно время, когда святитель Игнатий епископствовал на Кавказской кафедре, его брат Петр Александрович был там в Ставрополе губернатором. Какие высокие качества были явлены этими братьями каждым на своем поприще служения. В конце жизни Александр Семенович говорил: «Старших детей я держал строго – и потерял, младших баловал и ничего не выиграл».

Строгое воспитание отнюдь не жестокое, оно формирует ребенка при определенных ограничениях и дает цельные характеры

– Но тут слово «потерял» звучит как в заповеди Спасителя: Кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее (Мф. 16: 25). Потерял для мира, а сохранил в вечности – воспитал святого. Есть предание, согласно которому, если монах спасается, а уж тем более достигает святости, тем самым он оправдывает и спасает и своих родителей. Известно, кстати, что и Царя Николая воспитывали весьма жестко. Царским детям, допустим, отводилось всего 15 минут на обед: не успев, наследник мог остаться голодным. Так душа огранялась собранностью, сдержанностью, но и наполнялась чуткостью, чего невозможно добиться, если малышу всё давать и всё позволять.

– Строгое воспитание отнюдь не жестокое, а сосредоточенное на формировании ребенка при определенных ограничениях, и дает оно сильные и цельные характеры. Недаром Господь даже в раю дал одну заповедь (см.: Быт. 2: 17). Сколько героев у нас так в России было выращено! Александр Суворов. Непобедимый! Федор Ушаков. Воспитывались они, как и святитель Игнатий, в весьма жестких и стесненных условиях. Так что преимущества такого рода воспитания на этих примерах очевидны. По мнению святителя, «истинная любовь строга и, являясь в делах, не нуждается в личине ласковости и льстивости».

– И это говорит тот, кого в детстве даже розгами секли за провинности![3] Современная опека уже давно изъяла бы из семьи детей, не дав воспитать эти потрясающе самостоятельные на самом деле характеры. Чего стоит то, что юнкер Димитрий, будущий святитель, выбрал частое Причастие вопреки скатыванию всего общества к Причастию раз в год (в лучшем случае четыре – во время многодневных постов). Или его выбор монашеского пути, когда все были против.

– Относительно розог – слышу впервые. А то, что все восстали, это верно: отец против, начальник училища против, митрополит против, император против – казалось бы, ничего тут не поделаешь, а он все равно своего решения не изменил и добился своего! Совершил невозможное. Вот что значит характер и помощь Божия. Но и в детстве дети Брянчаниновы уже имели характер и стремились добиться своего. Известно, что еще в Покровском младшие братья любили бегать взапуски и бороться, тогда старший брат, которым был Димитрий, будущий святитель Игнатий, постоянно подбадривал слабейшего: «Не поддавайся! Защищайся!» Это потом стало главным принципом его жизни.

– А от кого или от чего он защищался?

– Диавол постоянно ведет с нами борьбу, но тихо и незаметно для нас, и это делает нашу брань еще более опасной. Волк, медведь – опасно, но их видно. Можно что-то сделать. А змею не видно. В этом ее главная опасность. Труднее вести брань с невидимым супостатом, диаволом, когда мы не замечаем гибельных уколов и язв. Эта брань подобна отравленной пище, которая, однако, приятна на вкус. След яда в ней незаметен, но для жизни нашей – смертелен. Борьба с невидимым врагом – это искусство из искусств.

Святитель Игнатий писал: «По нашему времени брани не столько жестоки, сколько тонки. Борец сделался необыкновенно опытен, как бы какой гомеопат, и, видя, что булавки и иголки смертоносны при ловком действии ими, а шуму не делают по неприметности их, – оставил мечи и копья, произведшие мучеников, в покое».

Подвиг матерей

– Раньше перед боем всегда ехали за советом и благословением к воинам духа[4]. Например, к преподобному Сергию Радонежскому перед Куликовской битвой отправился святой благоверный князь Димитрий Донской, чьим оруженосцем, кстати, был предок святителя Игнатия – Михаил Бренко, спасший ценой своей жизни жизнь князю-воеводе, специально облачившись для этого в его доспехи. Победы точно одерживались всем народом сообща?

– Да, но для этого общественной нормой и идеалом должен быть жертвенный характер, который на самом деле глубоко присущ русским. Он лежит в основе всех наших побед. Что происходило в Великую Отечественную войну? Франц Гальдер, немецкий генерал-полковник, через две недели после начала войны писал: «Кампанию можно считать законченной». Казалось бы, в начале войны немцы в пух и прах разбили Красную армию. Уже стояли под Москвой. Помните, как это показано в фильме «Живые и мертвые», когда наши тяжелые бомбардировщики днем без сопровождения истребителей шли на задание и их одного за другим сбивал немецкий истребитель? Больно и печально было на это смотреть. Но задание они выполнили.

Архимандрит Кирилл (Павлов) отмечал, что в первые годы войны попущено было наказание Божие народу, потому что многие отреклись от Господа. Мы должны были пройти через время огненных испытаний, а когда проснулись от атеистического угара, Бог стал нам помогать. Мы стали одерживать победы. Началось послабление гонений на Церковь и верующих. После этого ход войны резко переменился. Батюшка часто вспоминал мемуары маршала Георгия Константиновича Жукова, где тот писал: «Мы не узнавали некоторых немецких генералов. Они, опытные военачальники, стали делать крупные ошибки одну за другой. А мы стали продвигаться шаг за шагом вперед».

А в начале войны, наоборот, наше военное руководство неоднократно ошибалось. Вспомним Вяземский котел, когда осенью 1941 года оказалось в окружении противника сразу пять наших армий. Это была катастрофа. В Рославле Смоленской области есть братская могила, в которой похоронена не одна тысяча, не десятки тысяч, а 130 тысяч наших военнопленных, замученных фашистами. Всего же было захвачено тогда около 500 тысяч военнопленных, а около миллиона наших солдат и офицеров были убиты там в боях. Но даже в окружении они мужественно сражались, это не могло не надломить внутренней надменности и самонадеянности врага и нанесло ему небывалый урон.

Бойцы стране нужны на всех фронтах: и в гражданской жизни, и в военной, и в духовной. А это уже подвиг матерей

– Так же сейчас говорят о подвиге десантников Шестой роты в Аргунском ущелье Чечни. Они противостояли более чем в 20 раз превосходящим их по численности силам вооруженных до зубов террористов и, несмотря на то, что все, за исключением нескольких человек, посланных за подкреплением, были убиты, внутренне они своим подвигом сломили врага. Чеченские боевики даже потом шли сдаваться, это стало прецедентом[5].

– Все победы совершались и совершаются на внутреннем духовном уровне благодаря самоотверженности русского солдата и офицера. «В войне победа обуславливается состоянием духа тех, кто на поле брани проливает свою кровь», – отмечал один из известных политических деятелей. Константин Симонов писал: «Генералы еще победоносно наступавшей на Москву, Ленинград и Киев германской армии через 15 лет назовут июль 1941 года месяцем обманутых ожиданий и успехов, не ставших победой». Именно благодаря стойкости русского воина, впитавшего с молоком матери православные нормы жизни, такие как любовь к Родине, к близким, любовь, готовую пожертвовать самой жизнью ради блага близких, мы победили. Недаром Георгий Константинович Жуков посвятил свои воспоминания советскому солдату.

Но мужественных солдат, как и ответственных командиров, надо выращивать.

– А для начала рожать – с чем сегодня проблемы…

– Это уже подвиг матерей. Бойцы стране нужны на всех фронтах: и в гражданской жизни, и в военной, и в духовной.

Мир управляется из детской

– Что мы сейчас утеряли по сравнению и с дореволюционным временем, и даже с советским, когда еще жили царские люди? Известно же, что батюшка Иоанн (Крестьянкин) говорил про себя: «Мы – николаевские…»

– Я считаю, что утеряли мы то духовное христианское воспитание, которое было сутью и родительского попечения, и учительского, и в целом общественного о подрастающем поколении. Не внешнюю форму: посещение храма по праздникам, домашнюю молитву и т.д. Это всё возрождается не так сложно. Мы теряем стремление к духовному совершенствованию. Но это началось еще до революции. Святитель Филарет, митрополит Московский, писал: «В наше время мы много хвалимся и недовольно каемся. А время советует меньше хвалиться и больше молиться».

Мы не знаем правил духовной брани. А ведение духовной брани по примеру святых отцов – это в христианстве самое главное, так как Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине… ибо таких поклонников Отец ищет Себе (Ин. 4: 23, 24). Количество таких поклонников во времена святителя умалилось, и поэтому он писал: «Не предвижу по духу времени и вообще по нравственности всего народа, чтоб могло быть восстановлению Церкви… И то надобно будет считать великою милостью Божией, если не последует вскоре какого-либо тяжкого удара».

– Хотя, как отмечают исследователи, атеистов в России в 1870 году было больше, чем в 1970-м[6]. Но это какая-то скорее спонтанная вера. Отец Иоанн (Крестьянкин) отвечал, когда его, помогающего тысячам людей, самого жалели: «А мне их жалко! Меня-то святые отцы с детства за ручку по жизни вели…»

– До переворота, произошедшего 100 лет назад, в России было много таких образцов подлинно православного воспитания. Враг рода человеческого, конечно, воевал против этих основ жизни русского народа и во многом преуспел, о чем с сожалением писал еще святитель Игнатий. Общество в результате этого разлагающего действия начало изнутри гнить – так произошла революция.

Об этой катастрофе предупреждали святые: и святители Игнатий и Феофан, и праведный Иоанн Кронштадтский – он вообще об этом во весь голос кричал, во все колокола бил! – и многие другие подвижники. Но все они не были услышаны из-за глухоты духовной, охватившей отступавшее от Церкви общество.

Поэтому считаю, что вопрос христианского воспитания – это самый главный вопрос, таковым он был и до революции, таковым остается и сейчас. «Мир управляется из детской», – сказал один мудрый человек.

– Архиепископ Аверкий (Таушев) говорил, что революция произошла из-за оставления Иисусовой молитвы (которая искони на Руси была деланием отнюдь не только монахов) и частого Причастия – того, что святитель Игнатий как раз положил в основу своей духовной жизни.

– Дух творит себе формы. Каков дух, такова и форма будет. Сейчас мы тоже видим, что негативных явлений вокруг нас много. Если мы не станем бороться с этим распадом, будет новая катастрофа.

– Как бороться с духовным распадом?

– Борьбу начинать надо всегда с себя, очищая свою внутреннюю жизнь от греха и порока. К сожалению, мы не видим своих слабостей, немощей. Поэтому-то мы и любим осуждать других. А Спаситель учит: Врач! Исцели самого себя (Лк. 4: 23), – тогда и окружающим этот животворящий импульс передаваться будет. И требуется-то начать с малого – преодолеть хотя бы маленькую свою слабость: кому-то уступить, другому не ответить резким словом… Это уже будет маленькая победа над собой, а из таких малых достижений каждого складываются большие победы народа.

Преподобный Силуан Афонский говорил: «Грех совершённый отразится на судьбе всего мира». Значит, преодолевая в себе зло, помогая ближнему, делаем благо для всего мира. Если грех калечит, убивает и разрушает, то добродетель очищает, лечит и воскрешает. Когда будем стараться даже в малом совершать добро, то от малого удобно перейдем к большому. Неверный в малом неверен и во многом (Лк. 16: 10). И наоборот, верный в малом будет верен и в великом. Наша общая борьба с грехом способна изменить жизнь всего мира в лучшую сторону.

Вернуться к воспитанию героев и святых

– В чем заключаются главные изъяны современного воспитания?

У нас сейчас воспитывают лидеров. С одной стороны, это хорошо. Лидер может показать пример, повести за собой людей. Но, с другой стороны, лидером может быть один, а как быть, если каждый желает? Начинается борьба не за успех дела, а первенство. Это порождает конфликты. Количество конфликтов будет расти, если будем и дальше зацикливаться на пестовании лидеров. Успех дела мало их интересует. Для лидера более важно завоевать и сохранить свое положение. И для других претендентов на лидерство дело уже не есть главное, важнее подняться по иерархической лестнице, а еще лучше – занять первое место. Лидер стремится победить конкурентов. Разве лидер будет заботиться о слабых? Конечно, нет. Зачем ему это надо? Отстающий может его догнать, а может и перегнать. Это не в его интересах. Принцип лидерства – победа и господство над другими.

До революции воспитывали христианина, для которого главное было проявить любовь к Богу и ближнему вплоть до самопожертвования за други своя (см.: Ин. 15: 13).

– По сути в идеале воспитывали святого, причем не отрицая героических и даже лидерских качеств. Примечательно рассуждение Екатерины II при наречении внука – будущего императора Александра I: «Вы говорите, – писала она барону Ф.М. Гримму, – что ему предстоит выбрать, кому подражать: герою (Александру Македонскому) или святому (Александру Невскому). Вы, по-видимому, не знаете, что наш святой был героем. Он был мужественным воином, твердым правителем и ловким политиком и превосходил всех остальных удельных князей, своих современников… Итак, я согласна, что у господина Александра есть лишь один выбор, и от его личных дарований зависит, на какую он вступит стезю – святости или героизма».

– Да, если обстоятельства того требуют, герой может и возглавить движение или дело, но при этом всегда будет думать не только о себе, но и о других. Будет стремиться помочь отстающему для быстрейшего достижения общей цели. Просто святые такой целью полагали не посюсторонние достижения, а всеобщее, насколько это возможно, спасение в вечности.

– Только исходя из этой цели, кстати, и можно понять подвиг святого царя Николая, как и его венценосного сродника Александра I, ставшего героем-военачальником, выигравшим войну 1812 года, а потом инсценировавшего свою смерть и ныне, уже известно, прославленного в лике святых как томский старец Федор Кузьмич.

– Но даже то, как обстояло дело с воспитанием еще в советские годы, было не так печально, как сейчас. Тогда воспитывали героев, для которых важен успех дела, а место собственной персоны в нем было уже второстепенно.

Герои всегда думают об общем деле, а не о своем месте в нем. Лидера волнует не успех дела, а первенство

– Да, а сейчас растят лидера-эгоиста. Как говорят афониты, грех – свойство человека, а эгоизм – диавола[7].

– Я считаю, для начала надо вернуться к тому, чтобы воспитывать не лидера, а героя, который думает не о своем личном продвижении, а о пользе дела. Воспитывать же самовлюбленных эгоистов – это ошибочный подход, который, к сожалению, сегодня широко распространен. А вот если бы мы воспитывали героев, а не лидеров, то наше общество становилось бы более жизнеспособным. Потому что герои всегда думают об общем деле, а не о своем месте в нем. Как говорили в СССР: «В первую очередь думай о Родине, а потом о себе». Если наша Родина будет преуспевать, то и мы будем счастливы.

– Каковы качества настоящего героя?

– Что делают герои? Они жертвуют своим успехом ради успеха общего дела. Принцип героя – товарищеская помощь слабому ради совместного успеха. Герой всегда учил, помогая другим, не жалея ни своего времени, ни даже жизни ради победы. Именно поэтому наши воины закрывали своим телом амбразуры. Например, Александр Матросов. Он пожертвовал собой, чтобы задача, которая стояла перед ротой, была выполнена. А лидер бы стал раздумывать: «Я же погибну… Я лидером перестану быть… Зачем мне это нужно?»

Александр Матросов, – звание Героя Советского Союза присвоено посмертно Александр Матросов, – звание Героя Советского Союза присвоено посмертно
Кстати, ни один гитлеровец таких подвигов во Вторую мировую войну не совершал. Только наши. Таких подвигов было совершено в годы войны более 300. Первым отважился на такое политработник Александр Панкратов под Новгородом 24 августа 1941 года. Бой тогда шел за Кириллов монастырь близь Волхова. Чтобы спасти наших солдат, дать им возможность подняться в атаку, он накрыл своим телом немецкий пулемет. Сейчас порой с пренебрежением высказываются о политработниках. А вот он – пример героизма!

Также и про войска НКВД чего только не говорят. А они тоже воевали и проливали кровь. Солдаты дивизий НКВД героически сражались под Одессой, Киевом и Москвой и многие гибли. Около 300 воинов внутренних войск были удостоены звания Героя Советского Союза. Некоторые посмертно. Это мы также должны знать и не умалчивать об этом.

Много было явлено образцов чисто христианской любви. Жертвуя своей жизнью, Александр Панкратов спасал жизни других. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15: 13).

– Русский мыслитель Иван Александрович Ильин писал об истинной одухотворенной любви, которой открыто, что «доблестная смерть всегда лучше позорной жизни» и что «каждый̆ человек определяет себя перед лицом Божиим именно тем моментом, который заставляет его предпочесть смерть». Тогда получается, что для многих героев Великой Отечественной войны их подвиг мог стать Крещением кровью, а сама война – спасительной для души…

– Под Сталинградом капеллан итальянской армии, союзной немцам, в своем дневнике сделал такую запись: «Отвергнутый Бог творит Свое правосудие… Россияне искупали свое отступничество, немцы – свое, а итальянцы – свое».

Для героев цель не своя слава, а общее благо. Помните, как Патриарх Тихон говорил: «Пусть погибнет имя мое в истории, лишь бы Церкви была польза»?

Александр Иванович Покрышкин, – трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин, – трижды Герой Советского Союза
А вспомним нашего летчика-аса Александра Ивановича Покрышкина. Его успех и даже жизнь во многом зависела от ведомого летчика. Но сбивал самолеты он, а ведомый только обеспечивал его безопасность. А Александр Иванович некоторые победы отдавал ведомому, потому что за победы награждали и платили деньги. За один сбитый самолет – тысячу рублей. Иногда он даже специально сам подводил ведомого, чтобы тот сбил самолет. Своими тактическими находками он охотно делился, и его опыт быстро распространялся в войсках. И многие асы считали себя его учениками. Если бы А.И. Покрышкин не обучал других летчиков, у нас, возможно, не было бы трижды героя СССР Ивана Никитовича Кожедуба, который считал себя учеником А.И. Покрышкина; дважды героев СССР Григория Андреевича Речкалова, который сбил 65 самолетов противника, и Александра Федоровича Клубова, который входил в десятку лучших летчиков-истребителей Второй мировой войны, и многих других.

Точно так же, если бы наш знаменитый снайпер Василий Григорьевич Зайцев не делился своими тактическими находками, у нас не было бы плеяды знаменитых снайперов. Он написал два учебника для снайперов. Разработал прием снайперской охоты, когда три пары (стрелок и наблюдатель) перекрывали зону обстрела, из которой невозможно было никому выйти живым. За два месяца под Сталинградом он с товарищами уничтожил более 6000 солдат и офицеров противника, в том числе и немецкого суперснайпера майора Кёнига. И, возможно, если бы наши герои не делились своим опытом, не было бы нашей Великой Победы, которая складывалась из малых побед героев и их учеников. Другой бы сказал: «Зачем же я буду делиться?» А настоящий герой не боится отдавать. Он не в себе полагает источник побед.

По стаду и пастух, по ватаге и атаман

– Раньше вообще всю славу Богу возвращали: Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу (Пс. 113: 9). Эта строчка псалма была выгравирована и на медалях за войну 1812 года. В качестве воздаяния славы Богу за победу над Наполеоном также был построен и первый храм Христа Спасителя. Когда он был взорван в 1931 году, именно в это время в Германии решался вопрос о приходе Гитлера к власти…

– Да, Гитлер в качестве бича Божиего был попущен стране за богоотступничество.

Мы все единый русский народ. А разногласия – это искушения, которые мы должны сообща преодолеть

– Так же, как и наши правители-тираны XX века? У нас до сих пор общество дробиться из-за разницы в восприятии недавнего советского прошлого…

– Мы все единый русский народ. От нашего единства зависит наше настоящее и будущее. Мы можем быть друг с другом не согласны в оценке политических деятелей, ситуации в стране и т.д., но это не должно разделять нас. Мы должны понять, что есть нечто более важное – наше единство. Преподобный Викентий Лиринский говорил: «В главном единство, во второстепенном – свобода, и над всем – любовь». А разногласия – это, считаю, искушения, которые мы должны сообща преодолеть.

– А как преодолеть?

– Любовью. Мы можем симпатизировать разным политическим лидерам, болеть за разные спортивные клубы или команды, но это не должно мешать нашим добрым взаимоотношениям. У любого политического деятеля есть и плюсы, и минусы, как и у любого человека: у вас, у меня, у тех, кто спорит, или у тех, кто категорически не согласен или всецело «за». Смиренный всегда тих и мирен, он с терпением несет немощи окружающих, любовью покрывая их недостатки, – вот к чему надо стремиться. Два разбойника одесную и ошуюю Креста Спасителя – это образ всего человечества. Вся разница в том, что один смирился, покаялся, признал свою вину и сказал, что мы достойное по делам своим приемлем (ср.: Лк. 23: 41), а другой не покаялся.

– Отец Валериан Кречетов говорит: сейчас у него есть уже достоверные сведения о том, что его духовник старец протоиерей Сергий Орлов (в постриге иеромонах Серафим) причащал Сталина в какие-то последние годы, незадолго до смерти.

– Русская пословица гласит: «По стаду и пастух, по ватаге и атаман».

Часто можно слышать: Сталин – тиран. Да, были у него негативные стороны. Значит, мы заработали такого правителя. Мы его ругаем, а себя нет. Так же и сейчас: недовольны то одним руководителем, то другим. А на себя посмотрели? Исправления надо начинать с самого себя. А падшая человеческая природа толкает нас к суду над другими.

Вавилонский царь Навуходоносор, который разрушил Иерусалим, сравняв его с землей, отвел в плен еврейский народ, многих из них убив, ограбил единственный тогда на земле Храм Божий, в Библии назван не больше не меньше как рабом Божиим (см.: Иер. 25: 9). Это как? Раб исполняет волю своего господина, значит, и этот агрессор исполнил волю Божию. Значит, и наши обидчики исполняют волю Божию. К сожалению, мы не всегда осознаём это и ропщем, подобно распятому ошуюю разбойнику, раздражая Бога, теряя свою награду за посланное нам искушение, которое мы должны с терпением, без ропота перенести и этим сделать шаг к Богу.

Кто определяет меру царей?

– Что сегодня способствует, а что, наоборот, препятствует консолидации нашего общества?

– Разделяет всегда грех. Святые были мирны и едины. Они были довольны тем, что имели. Хоть и говорят про якобы «спор», например, святых Иосифа Волоцкого и Нила Сорского, но между ними самими, я уверен, не было никакого раздора. Каждый высказал свою позицию и сам жил в соответствие с ней, а друг другу они уступали, честью больше друг друга творили (см.: Фил. 2: 3). Спор – это когда кто-то пытается доказать свою правоту, встав над кем-то, указать другому: «Я прав!» Это та самая борьба за первенство, за лидерство. У святых этого и в помине не было. Святителя Игнатия при изучении святых отцов всегда поражало как раз прежде всего их царственное согласие. В философии каждый философ считает, что именно он нашел истину, хотя философов много, а Истина одна. Философы могут спорить, а святые нет. Поэтому и разнообразие позиций указанных святых нельзя назвать спором.

– Вы в своем докладе подчеркнули, что потом даже реформы Екатерины II не смогли разорить уклад и традиции скита, основанного преподобным Нилом Сорским на реке Сурке. Чего все-таки не скажешь о последователях позиции святого Иосифа Волоцкого…

– Да, в этом проявилась сила следования примеру, образу жизни святых отцов. Некоторые ученики святого Иосифа Волоцкого и приходили к святому Нилу Сорскому, совершенно органично становясь его учениками. Если бы их учителя были врагами, то и ученики бы рассуждали так: «Идти к врагу моего учителя? Никогда!» Но образ жизни и подвигов сделали скит преподобного Нила Сорского более прочным к внешним переменам.

– Позиции этих святых различались в вопросе стяжания/нестяжания. Кстати, в соответствии с позицией святого Иосифа Волоцкого у той же Вологодской епархии были бы средства на содержание просветительского духовного центра на родине святителя Игнатия, что и для общества в целом было бы благом. Почему именно имущественное расслоение сегодня часто называют одним из определяющих факторов разделения современного российского общества?

– Это всего лишь повод. Какой вопрос ни возьми: территориальный, национальный, материальный, – это только поводы посеять и выказать злобу и вражду. Врагу рода человеческого надо разделять людей, чтобы властвовать над ними. Грех, гнездящийся в каждом из нас, – вот главная причина разделений.

– Про действие «тайны беззакония» святитель Игнатий еще даже до того, как был взят из среды удерживающий теперь (2 Фес. 2: 7) – каковым, по многим толкованиям, является православный царь, – писал: «Остерегись, желая спасти ближнего, чтоб он не увлек тебя в погибельную пропасть. Последнее случается ежечасно. Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам – и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его»…

– Надо посмотреть, кому были адресованы эти слова святителя.

– Всем читателям – так он обращается к ним в заключении своего Отечника. Что сегодня требуется от христиан: указанная святителем интровертность или противодействие тем подчас чудовищным подменам, которые иными могут превозноситься как образцы современного искусства или достижения в правах и свободах?

– В акафисте святителю Николаю, епископу Мирликийскому, чьи мощи сейчас привезены в нашу страну, есть такие слова: «Спасти хотя душу, плоть твою духови покорил еси воистину, отче наш Николае: молчаньми бо прежде и бореньми с помыслы, деянию богомыслие приложил еси, богомыслием же разум совершен стяжал еси» (Кондак 10). Так он в пустыне, в борьбе с помыслами подготовил себя к служению людям. Пахомий Великий о новоначальных иноках говорил: «Это молодые растения, не достигшие еще той меры, чтобы служить другим». Каждому духовному возрасту свой подвиг и свое дело.

Мы знаем, что люди высокого духовного уровня совершали смелые поступки, обличая других, по совету преподобного Феодосия Печерского: «Нам подобает обличать и говорить то, что спасительно для души». Они предпринимали весьма решительные действия, когда того требовали обстоятельства. Достаточно вспомнить Ивана Грозного, который потопил в крови Новгород и пришел в Псков, чтобы и там устроить то же самое. А тут ему навстречу выходит псковский юродивый Никола, который спас город тем, что, грозно обратившись к Грозному царю, сказал: если он не уйдет отсюда, то сдохнет так же, как сдохла его любимая лошадь, – и тут же царю сообщили, что его любимая лошадь пала. Иван Грозный не дерзнул причинить какого-либо зла псковичам. Каждому своя мера.

[1] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви // Игнатий (Брянчанинов), святитель. Полное собрание творений. Т. 3. М.: Паломник, 2002. С. 518–530.

[2] Эмилиан (Вафидис), архимандрит. Толкование на подвижнические слова аввы Исаии. М., 2014. СС. 53, 71.

[3] Об этом пишет один из первых биографов святителя Игнатия Леонид Соколов. См.: Соколов Л. Епископ Игнатий (Брянчанинов). Жизнь, личность и морально-аскетические воззрения. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2003. С. 46.

[4] Замечательно, что и в наши дни эта традиция брать благословение перед сложными боевыми заданиями возрождается. См.: Генерал-лейтенант Владимир Сергеевич Ивановский: «Надо осознавать величие своей Родины и изучать ее славную героическую историю» // http://www.pravoslavie.ru/103058.html.

[5] Сажнев Иван. Шестая рота: «за други своя» // http://pravoslavie.ru/59951.html.

[6] Ианнуарий (Недачин), архимандрит. Все хорошо, что Бог устраивает // http://pokrov.pro/vse-xorosho-chto-bog-ustraivaet/.

[7] Андрей (Конанос), архимандрит. Не бойся радоваться! М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2017. С. 236.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Умираю, но не сдаюсь!» «Умираю, но не сдаюсь!»
Диак. Владимир Василик
«Умираю, но не сдаюсь!» «Умираю, но не сдаюсь!»
О героизме советских воинов в первые месяцы Великой Отечественной войны
Диакон Владимир Василик
Многочисленные факты героизма советских воинов опровергают либеральные теории о том, что неудачи Красной армии в первые месяцы войны якобы связаны с отсутствием боевого духа в ней.
Неизвестные герои Неизвестные герои
Архим. Тихон (Шевкунов)
Неизвестные герои Неизвестные герои
Архимандрит Тихон (Шевкунов)
Народ не формулирует национальную идею, но безошибочно определяет ее носителей.
Два святителя – как три святителя Два святителя – как три святителя
О свтт. Игнатии и Феофане
Два святителя – как три святителя Два святителя – как три святителя
Диакон Павел Сержантов
Наши предпочтения… Ну, как без них обойтись? Они относятся и к бытовой стороне жизни, и к самой возвышенной стороне – религиозной. За последние годы приходится все чаще слышать, что святитель Игнатий Брянчанинов для православных предпочтительнее святителя Феофана Затворника. В степени предпочтения есть варианты. Наиболее радикальный: святителя Феофана вообще игнорируют, а святителя Игнатия объявляют «необходимым и достаточным» выразителем для всей святоотеческой традиции. Более умеренные варианты святителю Игнатию дают статус учителя, а святителю Феофану – ученика.
Комментарии
Марина19 июня 2017, 12:51
Вы правы, батюшка, растить нужно героев, а не лидеров. Хотя "лидер" и приравнивается к "герою", но в лидере нет самопожертвования. Это такой западный "концепт", который хорошо приживается у нас и, прежде всего, в воспитании детей. Недавно открыла для себя легенды о рыцарях (Песнь о Роланде, Сид-Компеадор) - это достаточно редкая литература. Вот, что следовало бы читать мальчикам! Да и девочкам;)
Валерий Ивкин16 июня 2017, 20:54
Не надо только про Сталина и намек на Богобоязненность Грозного. Они тираны и убийцы русского народа. Причем, лучших ее представителей. Во всем остальном статья актуальна и очень полезна. И, да, что касается Феофана Затворника. Я наконецто понял, что это православный психоаналитик, произведения которого очень полезны для людей, работающих с людьми: священников, психологов, педагогов, врачей... Его произведения не для широкой публики, Игнатий здесь превосходит его, это для специалистов, которые хотят дойти до самой сути с целью поставить правильный конкретный диагноз человеку, чтобы его "прооперировать" от страсти или страстей. Спасибо автору за статью-интервью.
Георгий15 июня 2017, 22:40
Прошу прощения у автора статьи, если предыдущим комментарием как-то обидел Вас. Простите меня, Ольга. Позвольте, пожалуйста, по-братски порассуждать на некоторые затронутые Вами темы. О удерживающем православном царе. В этом утверждении, как мне кажется, кроется прямое противоречие исторической реальности. Если допустить, что удерживающий - это православный царь, тогда кто был удерживающим во времена св. пророка Моисея и ранее? а во времена от Рождества Господа нашего Иисуса Христа и до первого православного императора Константина Великого (целых 300 лет)? или последние 99 лет от убиения свв. царя-мученика Николая II и его семьи?
Галина Игл.15 июня 2017, 20:33
Спасибо за интервью. 1."Преподобный Викентий Лиринский говорил: «В главном единство, во второстепенном – свобода, и над всем – любовь». Простите, он просто повторил это известное изречение, принадлежащее, по мнению многих,св. Августину. 2.Довольно распространенная тема- о любви к ближнему, неосуждении и пр. Недавно я ушла с работы, столкнувшись просто с вопиющей некомпетентностью, халатностью и безответственностью руководящих лиц, совсем не чуждых лжи и очковтирательства. Когда мне практически сорвали ответственное мероприятие, подала заявление директору. В ответ от разгневанных директора и его зама услышала лекцию о необходимости любви и прощения. Вот уж поистине тьму мешают со светом.
Алексей15 июня 2017, 19:49
Господи! Вразуми и приведи нас к покаянию!!!
р.Б.ольга15 июня 2017, 17:23
Георгий, а Патриарха тогда не было а про соборную полноту воинствующей Церкви как раз и есть последний вопрос с замечательным исчерпывающим и рассудительным ответом Владыки Максимилиана Спаси, Господи, за замечание
Георгий15 июня 2017, 14:37
Огромное спасибо владыке Максимилиану за исчерпывающие и рассудительные ответы! Вызвала легкое недоумение напористостая утвердительность (почти безапеляционность) некоторых утверждений р.Б. Ольги, например, вот это: "взят из среды удерживающий теперь (2 Фес. 2: 7) – каковым, по многим толкованиям, является православный царь". А почему не православный патриарх, например? Или соборная полнота воинствующей Церкви? Ответьте, пожалуйста.
Анна Резе15 июня 2017, 05:59
Слава Богу за всё. Низкий поклон за статью. Глубокая. О любви к Родине. О любви вообще. Принимаю все слова о Сталине. О великой отечественной войне, о подвиге каждого героя. Ради жизни на земле. Спасибо.
Дмитрий15 июня 2017, 05:03
Спасибо.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×