Взгляд со стороны: чем живут деревни

Заметка городской деревенщины

Гармония. Дмитрий Лёвин Гармония. Дмитрий Лёвин

Родилась я в шестисоттысячном городе и добрые 26 лет прожила в самом его центре, в двух шагах от храма XIX века в честь Покрова Божией Матери. Как правило, приходила в церковь в субботу на всенощную и в воскресенье на Литургию. Там я знала всех священников, расписание служб. Радовалась, что мой дом стоит рядом с духовным убежищем, куда я пряталась и где спасалась от суетного мира…

Не помню, кто предложил переехать в деревню – я, мама или папа, но решение дали все разом – согласились. Вдруг спокойная и тихая жизнь в небольшом домике с огородом, хозпостройками и подсобным хозяйством показалась нам самой желанной. Ни секунду не сомневаясь, решили променять городскую жизнь на сельскую.

С Божией помощью продали квартиру, купили дом. Село это самое обычное, правда, на его территории функционировал завод – редкое явление для деревень. Завод был единственным местом работы для жителей нашего села и нескольких близлежащих. Однако в штате трудилась лишь сотня человек. Очередь на любую должность – не менее трех лет. Но оттуда увольнялись разве что по болезни, а так держатся люди до последнего за единственный заработок. Подсчитала, что завод смог устроить только 10% населения из трех совокупных деревень. Но и остальных 90% Господь питает, одевает и на детей дает в отсутствии работы.

В тот день, когда перевозили вещи в деревню, спросила у прежней хозяйки дома: «А где у вас тут храм?» Она рассказала, что храма в самой деревне нет, но в двух соседних селах есть – оба в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Мне подумалось: «Надо же! И в городе жила рядом с Покровом

Переезжали во время Великого поста, и когда уже более-менее устроились, приблизилась Пасха. Решила идти в ближайшую церковь, что в пяти километрах от дома. Так совпало, что моя первая служба в новом храме – пасхальная!

Вышла из дома поздно вечером и пошла потихоньку по асфальтированной дороге. Считала себя опытной прихожанкой, уже много лет ходившей в городской храм. Знаю службу, тропари, кондаки, стихиры, что и зачем идет. Шла и думала, что сейчас вольюсь сразу в число прихожан и покажу себя уже «бывалой»: все знаю, все умею и сама буду для всех примером.

Пока размышляла об этом, возле меня остановилась машина, и кто-то предложил подвезти до церкви. Я отказалась, оправдавшись тем, что хочу пройтись пешком в эту пасхальную ночь. Машина уехала, а я думала: «Где на мне написано, что иду в церковь? Меня здесь никто не знает, по моему виду не скажешь, что я направляюсь именно туда: выгляжу обычно. И вообще мало ли куда я шла, может быть, к знакомым…» Этот случай повторялся не раз, пока я дошла до церкви.

Вошла в храм и ужаснулась: где же мне встать? Все было забито людьми. Конечно, в моем городском храме такого не наблюдалось, там люди как-то равномерно разделялись по церквам и было посвободнее. А здесь – единственный храм. Понимаю. Протиснулась вперед и увидела длинную очередь исповедников. Огляделась по сторонам в поисках второго священника и, не найдя, встала в эту единственную очередь.

Батюшка никуда не торопился. Он спокойно говорил со мной о спасении – как до этого с каждым

Мне было все странно: почему люди не торопятся зачитывать свои грехи, почему так долго держат батюшку, ведь ему еще служить! Роптала. Когда настала моя очередь, ответ пришел сразу: это не люди держат батюшку, а батюшка держит людей. Когда я принялась тараторить свою записку с грехами, он вдруг начал спокойно мне говорить, из-за чего бывает этот грех, что нужно сделать, чтобы не было вот этой страсти, как победить этот недуг. Он спокойно, в полном умиротворении, стоя на своих очевидно уже усталых ногах, говорил со мной о спасении. Он никуда не торопился. Остановилась и я. В тот момент уловила, что батюшка искренне желает моего спасения о Господе, чтобы мне утвердиться на тесном пути прямо здесь и сейчас. Этот молодой и единственный на весь приход священник будто отключил колесо, в котором я по инерции крутилась…

После исповеди я заметила, что очередь к батюшке удлинилась, и, подсчитав, сколько у меня еще времени, пошла к свечному ящику. Тут тоже очередь была внушительная, и скоро я поняла причину: каждый подходивший диктовал имена на проскомидию и обедню. Кто по 40 имен, кто по 30. Я попыталась представить, что сейчас думают свечницы, записывая мириады имен, и опять ответ не заставил себя долго ждать. Когда подошла моя очередь, немолодая труженица храма приветствовала меня словами: «С наступающей Пасхой!» Она улыбнулась неподдельно и смотрела мне прямо в глаза, ожидая первого имени. Я уложилась в 15 имен, которые она спокойно и без раздражения записала, подсчитав на старых деревянных счетах, сколько я должна. Мне было удивительно видеть, как такая большая нагрузка ничуть не искушает ее…

Отойдя от свечного ящика, я встала в укромном местечке, где было немного свободнее, и начала размышлять об этих двух случаях – признаться, они меня сильно поразили. Я ожидала увидеть все что угодно, но только не это и не так. Мне стало стыдно за свои мысли, которые приходили мне по дороге в храм. Кого я здесь собралась учить своим примером?

В храме воцарилась благоговейная тишина!

Началась служба. Меня сразу что-то смутило, но я не могла понять, что именно. Я прислушалась раз, прислушалась другой и поняла: я слышу, как на другом конце храма кто-то шмыгает носом. Я это услышала, потому что в храме воцарилась абсолютная тишина! Никто ни с кем не говорил даже шепотом. Тишина прерывалась лишь батюшкиными возгласами, молениями и певчими. Ни в одном храме я не испытывала подобного. Это тронуло мою душу, и подступили слезы… Эти простые люди, в простой одежде, занимающиеся тяжелым сельским трудом, хранят тишину и не смеют заговорить! Чему я собралась их учить? – опять задала я себе вопрос. Прости меня, Господи…

Служба кончилась, и батюшка пошел кропить всех прихожан святой водой, заодно освящая пасхальные угощения, принесенные сельчанами. В аккурат к этому времени храм стал заполняться еще, и выражение «как селедки в бочке» уже казалось реально ощутимым. Это пришли мужья и сыновья с огромными корзинами, пакетами, сумками, в которых было полно крашеных яиц, конфет, куличей и пр. и пр. Все это принесли для освящения. Батюшка вновь никуда не торопился, подходил к каждому со словами «Христос воскресе!» и кропил водой самого человека и все, что было у него в пакетах. А за священником шла хиленькая труженица с большой корзиной, куда по желанию люди опускали кто яичко, кто шоколадку. Пока все это длилось, певчие вместе с прихожанами слаженно пели Пасхальный тропарь на все распевы…

Пришла домой я очень уставшей, но была счастлива и благодарила Бога за такую милость: за все, что увидела своими глазами и что услышала, за то, частью какого прихода стала. Я поняла, что сельский приход научит меня, городскую деревенщину, чему-то очень тайному и бесценному, чего нельзя изречь словами. Слава Тебе, Господи! Слава Тебе!

Анна Ткачева

26 апреля 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Озимые свиньи отца Анатолия как ступень к Небу Озимые свиньи отца Анатолия как ступень к Небу
Петр Давыдов
Озимые свиньи отца Анатолия как ступень к Небу Озимые свиньи отца Анатолия как ступень к Небу
Священник Анатолий Савчук, отец девятерых детей, о стереотипах и честном труде, доброй шутке и улыбке
Улыбка, шутка для христианина естественны. А в селе да с большой семьей не соскучишься. И юмор очень помогает – у нас он прописан постоянно.
Деревенский дауншифтинг: выбор чудаков или задача государственной важности? Деревенский дауншифтинг: выбор чудаков или задача государственной важности?
Священник Александр Позов
Деревенский дауншифтинг: выбор чудаков или задача государственной важности? Деревенский дауншифтинг: выбор чудаков или задача государственной важности?
Священник Александр Позов
Возможно, мы находимся в начале эпохи, когда навыки сельской жизни будут не менее ценны, чем профессиональные навыки жителей крупных городов.
«Лезла баба на печь» «Лезла баба на печь»
Протоиерей Алексий Новиков
«Лезла баба на печь» «Лезла баба на печь»
Откровенный разговор с прихожанкой, уехавшей из мегаполиса в глухую деревню
Протоиерей Алексий Новиков
«Это разные галактики. Не о чем поговорить, а больше – не о чем помолчать» – правдивый рассказ «понаехавшей» о неидиллических сторонах деревенской жизни.
Комментарии
Светлана29 апреля 2018, 22:14
Я очень люблю храм, куда хожу и настоятель у нас замечательный ( прошу молитв о бол. прот. Дамиане) и священники. А все же захотелось побывать на такой службе. Правда понимаю , как это тяжело выстоять в очереди, а потом и службу.
рб Марина27 апреля 2018, 17:19
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!!СПАСИ БОГ АННА ЗА СТАТЬЮ!!!ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО!!!ПОМОЩИ БОЖИЕЙ В ТРУДАХ!!!
Михаил26 апреля 2018, 16:21
Это у героини рассказа и её родителей достаточно сил любить окружающий мир!!!!
Андрей26 апреля 2018, 15:37
Если православный человек решил провести оставшуюся часть жизни в тишине и покое на удалении от суеты большого города и даже изыскал возможность реализации, то за такого можно было бы и порадоваться, вот только возникает вопрос: почему наличие храма не было поставлено под номером 1 в перечне критериев выбора нового места жительства?
евгений26 апреля 2018, 14:58
Спаси,Бог,автора! Так захотелось оказаться в этом Храме на этой Службе,в плотном окружении этих людей. Христос Воскресе++++++++++++++
Сергей26 апреля 2018, 13:56
Прямо сказка! Чаще всего картина ровно противоположная. В большом, но почти пустом сельском храме,стоит на службе стойкая микрообщина, состоящая из бабушек. Любой новый человек (особенно мужчина) окружён вниманием. Чудо какое - новенький! Свечи и записки,часто без ценников - кто сколько может пожертвовать. Это отрадно. Ну а грехи своего прихода священник, почти выучил наизусть. А вот торопливость может присутствовать. Часто священник приезжает служить издалека.
Юлия26 апреля 2018, 11:06
Похожая история была у меня. В первую свою Пасху попала в храм в Закарпатье. Батюшка благословил причаститься в Великую Субботу, а исповедал меня накануне. Одну! Хотя мог и вместе со всеми, в субботу... Сразу возникла мысль: "Вот к кому бы идти на первую исповедь!" В субботу на службе было все точь-в-точь, как у автора статьи: каждому уделялось столько времени, сколько надо было. А служил отец Петр один, вот так и делил время между исповедниками и алтарем... Уже потом я узнала, что за двадцать лет его служения в храм пришло почти все село. Это из девяностых годов, в глубинке-то, где алкоголизм цвел буйным цветом! А сейчас батюшку все любят и никто не даст в обиду.
Наталья26 апреля 2018, 10:14
Прекрасный рассказ, только мужья с сыновьями как всегда подкачали, после службы "по делу" только явились:)
Тамара26 апреля 2018, 09:44
Спасибо Вам, Анна! Где такая деревня, где же храм такой, и где такие счастливые люди проживают?
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×