«За други своя»: Портреты архиереев-победителей

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Фото: patriarchia.ru/www.globallookpress.com Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Фото: patriarchia.ru/www.globallookpress.com
    

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя...»

Евангелие от Иоанна, 15:13

22 июня 1941 года. Один из самых страшных дней в русской истории. И в то же время – большой церковный праздник: Собор всех святых, в Земле Российской просиявших. Тогда, без малого восемь десятилетий назад, об этой дате православного календаря не задумывались ни коммунистические вожди, впервые столкнувшиеся с по-настоящему сильным противником, ни германские нацисты, уверенные в своем победоносном блицкриге и скорой победе.

И только русские православные люди, в большинстве своем не отрекшиеся от веры, несмотря на два десятилетия жесточайших гонений, осознавали: Господь не оставит Русскую землю и дарует ей победу. По молитвам многотысячного сонма русских святых. Именно об этом были первые слова Предстоятеля Русской Церкви того времени – Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Московского и Коломенского Сергия (Страгородского), который обратился к верующим именно в тот самый день – 22 июня 1941-го:

Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой. <…> Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью, и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины. Господь нам дарует победу...»

Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский). Фото: patriarchia.ru Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский). Фото: patriarchia.ru
    

Исторические сравнения очень точны. Не хватает разве что наших польско-литовских «западных партнеров», в начале XVII века также попытавшихся не только захватить столь вожделенную территорию Государства Российского, но и лишить русских людей не только их политического суверенитета, обретенного относительно недавно, но основы самой русскости – православной веры. Те, кто хотя бы немного знаком с историей Смутного времени, знает: одним из ключевых его эпизодов была героическая оборона одной из главных русских святынь – Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, главного монастыря Московской Руси, обители духовного отца преподобного Сергия Радонежского.

Троицкая осада длилась с 1608 по 1610 год и стала самым ярким примером воинского героизма русского духовенства. Согласно церковным правилам, клирики не должны брать в руки оружие, но этим каноническим правилом пришлось пренебречь ради евангельского принципа «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» и для защиты самого Православия, против которого ополчились польско-литовские захватчики. Архимандрит Иоасаф, наместник Троице-Сергиевой обители, бесстрашно ответил на предложение сдаться, подчеркнув, что главным для защитников Лавры является вера Православная и верность «Государю, который на Москве будет» (то есть не самозванцу Лжедмитрию II, а законному монарху). Крестом и огнем, силой православной молитвы и русского оружия инокам-воинам удалось отстоять не только святую обитель, но и своим примером поднять многие тысячи русских людей на освобождение родной земли.

Также и в годы Великой Отечественной войны немало священнослужителей встали на защиту своей Родины, которая, несмотря на захват власти воинствующими безбожниками, оставалась все той же исторической Россией. Той самой, что выстояла и перед ордынцами, и перед лицемерными «крестоносцами», и перед лжедмитриями и прочими наполеонами. Было бы очень важно создать галерею этих людей, чей гражданский героизм вплотную соприкасался с духовным подвигом, в рамках же этого материала хотелось бы предложить рассказ о четверых из них: тех, кто, пройдя фронтовые дороги, стал не просто служителем Церкви, но ее архипастырями.

* * *

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (1910-1990 гг)

Этого человека, Предстоятеля Русской Православной Церкви в 1971-1990 годах, помнят многие. И то, как он служил в московском патриаршем Богоявленском соборе в Елохове, и его проникновенное чтение великопостного Канона святого Андрея Критского, и конечно, последние выступления по Центральному телевидению. Еще советскому, но уже не безбожному. Именно при Патриархе Пимене началось Второе Крещение Руси, по времени совпавшее с тысячелетием Крещения Первого.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Фото: Неизвестный автор, архив Издательского Совета РПЦ/ patriarchia.ru Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Фото: Неизвестный автор, архив Издательского Совета РПЦ/ patriarchia.ru
    

Патриарх Пимен ушел в вечность 3 мая 1990 года, в канун 45-летия Великой Победы, не оставив воспоминаний. Но его многолетнему помощнику архимандриту Дионисию (Шишигину), недавно также отошедшему ко Господу, удалось составить максимально подробное и чрезвычайно интересное жизнеописание Святителя, вышедшее под названием «Былое пролетает... Патриарх Пимен и его время».

К июню 1941 года будущий Патриарх Пимен (в миру – Сергей Михайлович Извеков) уже был молодым священнослужителем – иеромонахом. Но, как и многие пострадавшие в годы репрессий пастыри, в эти годы он не служил, а находился в ссылке в Узбекистане, откуда и был призван в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии. Окончил пехотное училище, получил офицерское звание, был несколько раз контужен и ранен.

Подобно многим другим ветеранам Великой Отечественной, Патриарх Пимен не любил рассказывать о своих ратных подвигах, но от ранений и контузий страдал всю оставшуюся жизнь. Жизнь, которая не раз могла прерваться в те годы, и которой Святейший считал себя обязанным Пресвятой Богородице. Вот как об этом написал в жизнеописании Патриарха архимандрит Дионисий:

С конца 50-х годов прошлого века и почти до самой смерти Святейший Патриарх Пимен совершал благодарное акафистное пение перед чудотворным образом иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в московском храме во имя пророка Илии, что в Обыденском переулке. Тогда никто не сомневался, что Патриарх молился в благодарность за спасение на войне».

* * *

Митрополит Тверской и Кашинский Алексий (1910-1988 гг)

Ровесник Святейшего Патриарха Пимена, владыка Алексий во многом пересекался с приснопамятным Предстоятелем и в церковном служении, и в жизни. Также как и Патриарх, будущий митрополит немало претерпел в 1920-30-х годах, служил псаломщиком, был лишен избирательных прав, прошел тюрьмы и Свирские лагеря, и наконец, в октябре 1941-го, оказался на фронте. Тоже был неоднократно ранен, а однажды, в 1944-м, несмотря на тяжелое ранение, продолжил выполнять задание командования, за что был награжден медалью «За боевые заслуги».

Митрополит Тверской и Кашинский Алексий (Коноплев). Фото: Сенцов Александр/Фотохроника ТАСС Митрополит Тверской и Кашинский Алексий (Коноплев). Фото: Сенцов Александр/Фотохроника ТАСС
    

День Победы будущий архипастырь встретил в звании старшины, а при увольнении в запас удостоился грамоты с благодарственной записью Маршала Советского Союза Л. А. Говорова. И уже вскоре после демобилизации будущий владыка вернулся к церковному служению: в 1948-м был рукоположен в сан диакона, в 1951-м – священника, а в 1956-м стал епископом, прослужив в архипастырском сане 32 года. Один из самых ярких и авторитетных архиереев Русской Церкви, митрополит Алексий до самых последних своих дней оставался на удивление простым в личном общении человеком, о чем свидетельствуют воспоминания одного из его духовных чад – протоиерея Валерия Ильина:

Очень даровитый человек, труженик. Никогда на месте не сидел: ноты писал, в столярке строгал, золотом вышивал, облачения и подрясники себе шил, иконы писал и реставрировал. Поспеет рябина — говорит: «Надо вина сделать», и я рвал ягоды, выжимал сок. Он настойки делал — на хрене и на шишках. Помидоры в теплице выращивал. В огороде копался с больной ногой: она у него черная, раненая. Я говорю: «Не надо», он отнекивается: мол, я потихоньку».

* * *

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (1924-2001 гг)

Один из самых ярких архиереев в новейшей церковной истории, владыка Николай нередко вызывал противоречивые отношения в церковной среде. Очень строгий и бескомпромиссный, особенно в вопросах веры, митрополит Николай почти четверть века управлял одной из крупнейших епархий Русской Православной Церкви.

Число открытых приходов за годы его служения увеличилось почти в 10 раз, не считая монастырей, в том числе знаменитой Дивеевской обители. И в то же время его политическая позиция (митрополит Николай был убежденным советским патриотом, крайне критично относился к Русской Зарубежной Церкви и последнему Государю) не принималась многими православными людьми.

Войну будущий архипастырь встретил старшеклассником. Сразу после школьного выпускного юный Коля Кутепов поступил в Тульское пулемётное училище, откуда был направлен на один из самых страшных участков фронта – под Сталинград. В октябре – декабре 1942-го в составе 38-й гвардейской стрелковой дивизии будущий владыка воевал на Сталинградском фронте. Был контужен, получил тяжелое ранение и сильное обморожение ног. Ему были частично ампутированы обе ступни, после чего владыка Николай всю оставшуюся жизнь страдал от этих ранений.

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов). Фото: pravoslavie.ru Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов). Фото: pravoslavie.ru
    

По рассказам близким митрополиту Николаю людей и сослужителей, когда после долгих богослужений владыка снимал сапоги, его ноги часто бывали в крови. И, тем не менее, он до последнего сам совершал все церковные службы. По сути, всей своей земной жизнью митрополит Николай оправдал свои же слова, произнесенные в далеком 1961-м, в день своей архиерейской хиротонии:

Епископское служение — служение высокое, почетное, ответственное, полное скорбей и трудностей. Оно, говоря словами святителя Григория Богослова, «завидная и опасная высота».

* * *

Архиепископ Ярославский и Ростовский Михей (1921-2005 гг.)

Владыка Михей. Удивительно колоритный дедушка, возглавивший древнюю Ярославскую и Ростовскую кафедру на склоне своих земных лет, став архиереем в 72 года. Без малого 10 лет архиепископ Михей управлял этой епархией, после чего находился на покое. Автор этих строк прекрасно помнит, с какой любовью к владыке, в последние годы передвигавшемуся на инвалидной коляске, приходили его многочисленные духовные чада. Как светились глаза верующих, и как ласково старец-архиерей, которого часто именовали просто «Владыченькой», благословлял их.

Когда началась Великая Отечественная война, будущий архипастырь был студентом медицинского института. Уйдя на фронт, он всю войну служил радиотелеграфистом: участвовал в снятии блокады Ленинграда, освобождал Эстонию и Чехословакию, дошел до Берлина. Был награждён медалями «За оборону Ленинграда» и «За взятие Берлина», а после демобилизации в 1946 году сразу стал послушником Троице-Сергиевой Лавры. И уже в 1947-м, в неполные 26 лет, молодой ветеран Александр Хархаров принял монашеский постриг с именем в честь ветхозаветного пророка Михея.

Архиепископ Ярославский и Ростовский Михей (Хархаров). Фото: pravoslavie.ru Архиепископ Ярославский и Ростовский Михей (Хархаров). Фото: pravoslavie.ru
    

По воспоминаниям епископа Переяславского и Угличского Феодора (Казанова), в молодости на протяжении многих лет бывшего личным секретарем и келейником архиепископа Михея, владыка всегда был очень добр к другим и строг к себе:

Когда владыка Кирилл (преемник архиепископа Михея – ред.) приехал на кафедру, он был, можно сказать, шокирован теми условиями, в которых проживал владыка Михей. Старая коммуналка, все ветхое — все предельно просто и небогато. А к себе он относился очень строго. К людям — всегда с любовью, к себе — всегда предельно строго».

* * *

Конечно, представленные портреты воинов-архипастырей – это только малая часть священнослужителей-победителей. И конечно, в их числе прославленный в лике святых святитель Лука (Войно-Ясенецкий), который не был на передовой, но, будучи главным хирургом эвакогоспиталя, спас жизни многих бойцов Красной армии, а также многие-многие другие православные архипастыри и пастыри, внесшие свой вклад в нашу Великую Победу. И сегодня, 22 июня, каждый год Русская Церковь во всех храмах возносит заупокойные молитвы обо всех почивших воинах Великой Отечественной войны!

Вечная память!

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
рб Марина24 июня 2018, 21:25
УПОКОЙ ГОСПОДИ ВСЕХ ПОЧИВШИХ ВОИНОВ ВОВ И СОТВОРИ ИМ ВЕЧНУЮ ПАМЯТЬ!!! ПРОСТИ И ПОМИЛУЙ!!!СПАСИ ГОСПОДИ МИХАИЛ ЗА СТАТЬЮ!!!ПОМОЩИ ВАМ БОЖИЕЙ В ТРУДАХ!!!
Марина22 июня 2018, 21:51
Вечная память! Спасибо.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×