Хороший ответ/Una buona risposta

Священник Николай Ткачук Священник Николай Ткачук
Жизнь и служение в далеком северном приходе послужили, по его словам, вдохновением и поводом не только для занятий музыкой, но и для самостоятельного изготовления струнных инструментов. Есть много «плюсов» в этом деле: например, занятость молодежи и созерцание. Есть и еще несколько…

Отец Николай выслушал мое пение молитвы перед едой и сочувственно спросил: «Тебя линчевать не хотели никогда?» – «Было дело. В походе. Братья-православные озверели. Костер горит, суп в котле кипит, а у них после моего пения явно не те мысли в глазах читаются. А еще друзья!» – «Хорошие друзья! Ты, это, лучше читай молитвы, ладно? Слух-то у тебя вроде есть, так ты больше слушай» – «Чего? Поет мотивно, а слушать противно, да?» – «Молодец!»

Мы можем позволить себе такие переклички: знакомы давненько, юмор у обоих, похоже, на одинаковом уровне. Не то что голос. Ему-то хорошо, отцу Николаю – и поет тебе, и на гитаре играет. А тут еще нарядился гитары со скрипками делать. В Амати со Страдивари подался. По секрету скажу, что имена мастеров услышал впервые, когда смотрел фильм «Визит к Минотавру», тогда же их и увидел. На этом мое музыкальное образование заканчивается.

Убийца нескольких зайцев

Отец Николай решил попробовать себя в качестве лютье – мастера струнных инструментов

Шутки шутками, но повод для встречи с батюшкой из Северодвинска серьезный: отец Николай Ткачук после долгих раздумий, кровавых мозолей на пальцах, экзаменов и прочих нервов решил не только попробовать себя в качестве лютье – мастера струнных инструментов, – но и устроить в воскресной школе своего прихода занятия по игре на гитаре. Боевой офицер, протоиерей Николай убивает несколько «зайцев» таким образом: знакомство молодых с миром музыки не может не сказаться положительно на их образе мыслей и, следовательно, действий во внеурочное время. В условиях Севера, где дети, да и взрослые не избалованы повышенным вниманием структур, призванных повышать их культурный уровень, начинание, согласитесь, как нужное, так и нелегкое. Дай Бог, получится: занятие у ребят есть; с музыкой уже не на «вы»; подростковой преступности меньше; уважения к Церкви больше, отчужденности нет. Хорошее же дело, если вдуматься.

Священник рассказывает: «У меня отец играл на гитаре простенькие аккомпанементы и еще любил губную гармошку, на ней он мог подобрать любую мелодию, представляешь? Помню, однажды в деревне на свадьбе (тогда всё вживую ведь было, никаких магнитофонов-диджеев не было) его попросили повеселить свадьбу музыкой. Он, понятное дело, согласился и весь вечер радовал гостей, за это нас просто задарили всякими подарками в знак благодарности. Мне тоже нравилась музыка, но на губной гармошке сложно научиться играть».

Находчивые прихожане

Не будучи Моцартом, юноша все-таки тянулся к музыке. За месяц перед отправкой в армию, это были 1980-е годы, на празднике какой-то парень на гитаре играл красивые мелодии и пел песни. Тут призывника взяла добрая зависть: очень захотелось научиться играть не хуже, а то и лучше. Но увы: за тот месяц перед отправкой он успел выучить только «Белый снег, серый лед» Виктора Цоя – тогда все его песни пели.

На войне было не до песен, и только ближе к «дембелю» появилась возможность продолжить обучение: «В разведке парень хорошо играл – я выучил много песен и одну мелодию из ‟Металлики”. На ‟гражданке” я уже мог петь и играть, но это меня уже мало привлекало, практически одни и те же простые аккорды. И десять лет гитару в руки не брал, подзабылось все основательно, конечно». Но три года назад прихожане, которым оказалось не все равно, зароет ли священник свой музыкальный талант в архангельскую землю или порадует ее чистыми мелодиями, подарили ему на день рождения гитару. Так желание учиться возникло опять.

Чудеса в дневнике

«Оптимизация», поводов для оптимизма не оставляющая. Русский Север – не исключение. Как найти хорошего педагога? Оказывается, можно. Очень благодарен своим учителям – прежним и нынешним. Рассказал такие истории:

– Господь свел меня с тремя местными учителями. У первого дома за стенкой были странные звуки: как будто кто-то мерзко хихикал. Это было страшновато, честное слово. Нечеловеческие звуки. Однажды спросил: «Что это у вас там?» Оказалось, это была его мама, лютеранка, очень старая, и, как говорят у нас, «уже не видела этого берега», поэтому ее не выпускали – лежала в своей комнате. Тут мой учитель попросил присоединить ее к Православной Церкви через Миропомазание. Сын взял на себя ответственность за немощную мать, которая практически ничего не соображала, была как ребенок. Священноначалие благословило меня, мы совершили таинство Миропомазания, и женщина пришла в сознание. Потом, причастившись Святых Христовых Тайн, спокойно и в разуме тихо отошла ко Господу.

Затем мой первый учитель устроился на работу и уже не смог учить меня дальше. Что делать, нашел второго. У него, как только он узнал, что перед ним священник, тоже появилось много вопросов к Богу, и мы вместе постарались получить ответы. Бог не оставляет тех, кто ищет Его искренне: все разрешилось лучшим для ищущего образом.

А третий учитель был уже в возрасте и очень строг. Очень. До сих пор боюсь. Каждый урок был просто-напросто битвой за гитару. Он постоянно ругал меня и, не обращая никакого внимания на священный сан несчастного ученика, орал: «Коля!!! Ты как играешь ноты, почему не соблюдаешь длительности?! Начали снова: и – раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре… Как руку ставишь?!» Так-то он хороший учитель, просто привык со всеми строго обращаться. Мы его любили. Пусть орет, он хороший.

Но однажды он мне позвонил и грустно спросил: «Отец Николай, можно вас попросить об одной вещи?» Чувствую, что дело очень серьезное и шуткам не место: «Разумеется, – отвечаю. – Всё, что могу». Тут он рассказал, что врачи поставили ему диагноз: рак. Он попросил научить его, как обратиться к Господу. Мы с ним долгое время разговаривали на наших встречах. Учитель стал ходить на Соловецкое подворье в Архангельске, исповедовался, причащался. Одновременно проходил курс лечения в больнице. Страшная штука: рак предстательной железы.

На Крещение поехали вместе на «иордань». Мне самому-то страшно, хоть вроде и привычка имеется, а учителю и подавно. В «иордань» смог зайти только по пояс: «Дальше, – орет, – только топить можешь! Вытаскивай, отец Николай!» Ну, я как мог его утешил: сказал, что больное место вы уже освятили. Гм. Затем у матушки Раисы в Радово, где была каждый год «иордань», пили чай. И учитель всё говорил, что такого спокойствия не чувствовал давно. Мы и рады. И у села название хорошее.

А в конце учебного года он рассказал, что рак исчез. Всё. Нет его. Как и не было. Смотрит на меня, ученика своего, и всё говорит: «Я не верю, я не верю»… Так ладно сам, но и врач, его лечивший, долго не мог в это поверить. Проктолог, главное, шепчет сзади дурным шепотом: «Нет болячки! Чудо какое-то просто!» Тут учитель, человек северный, суровый, говорит: «Это всё прекрасно, я тоже счастлив, конечно. Только палец вынь из больного места, будь другом». Север, брат ты мой, а сколько поводов для смеха и радости все-таки!

С учителем мы крепко подружились, и сейчас мои дети у него учатся игре на гитаре. А он всё так же прихожанин Соловецкого подворья.

Паша-рокер и остальные Амати

Отец Николай Ткачук за работой Отец Николай Ткачук за работой

Друзья дали дельный совет: что мешает отцу Николаю, продолжая служение в Северодвинске, учиться заочно в Челябинской академии культуры и искусств? Ничего не мешает, как выяснил священник, и через два года учебы уже хорошо играл на гитаре по нотам. Даже прилично, по мнению педагогов.

Для приличной музыки необходим и хороший инструмент: то, что продавалось в музыкальных магазинах Архангельска или Северодвинска, совсем не удовлетворяло музыкальному взыскательному вкусу. «Фанерные гитары издавали звуки тусклые, да и вообще на них играть было неинтересно», – жалуется придирчивый священник-фронтовик. Однажды протоиерей услышал, как звучит настоящий мастеровой инструмент, гитара, сделанная мастером-лютье, и тут все перевернулось. «Это было необыкновенное, божественное звучание. Мои друзья подарили мне инструмент питерского мастера Михаила Федченко, и на нем я был готов заниматься и заниматься.

Поделился своим наблюдением с педагогами. Они уверенно сказали, что все подобные инструменты особенные: даже если их сделал один и тот же мастер, они, как и люди, как каждый человек, имеют свой особенный голос». Вот так и отцу Николаю захотелось сделать свой собственный инструмент. Не без претензий, конечно, но цель оправдывает средства, – решил он: почему бы не проводить в воскресной школе на своем бедном приходе занятия по игре на гитаре? «Но – как сделать, если я не плотник, и даже гвоздя не мог заколотить в стену? Терпение и труд протоиерея перетрут: положился на волю Божию и начал собирать книги и инструменты – вот те и весь сказ».

Просторы Северной Двины ничуть не чураются мелодий с просторов южных

В начинании очень помог архангельский мастер Паша-рокер: вообще-то он делал электрогитары, но смирился и с начинанием отца Николая – опекал и давал дельные советы. Конечно, священник-лютье – это для некоторых непривычно. И Паша-рокер смотрел и удивлялся: у него на глазах ломался стереотип пузатого небожителя с тарелкой на голове. Паша просто увидел, наверное, простого человека – такого же, как и он сам. Без тарелки, хоть и не рокера. Работают по вечерам в мастерской, где над станками и инструментами висит редкая икона Святого Семейства: там изображено, как плотничает Господь. Считают, все еще впереди: может, и до скрипок руки дойдут. С Божией помощью, легко. Когда сделали первую гитару, устроили праздник на приходе: отец Николай демонстрировал ее и свои, разумеется, музыкальные способности.

«Кино», «Металлика» и прочие давно уступили место творениям Баха, Барриоса, Лео Брауэра, других композиторов. Священник уединяется в мастерской, открывает окна: просторы Северной Двины, оказывается, ничуть не чураются мелодий с просторов южных. Вот только осень начинается, так что окна скоро придется законопатить. Потом холодина будет лютая. «Ничего, – говорит, – хорошая музыка и творчество победят любой холод. Особенно душевный».

Вот так некоторые северодвинские батюшки отвечают синьорам Амати, Страдивари, Гварнери и иже с ними. Хороший ответ. Творческий. Buona risposta, как говорят у них.

Петр Давыдов

Книги Давыдова Петра в интернет-магазине "Сретение"

18 сентября 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Для христиан любое время должно восприниматься как последнее» «Для христиан любое время должно восприниматься как последнее»
Владимир Мартынов
«Для христиан любое время должно восприниматься как последнее» Композитор Владимир Мартынов: «Для христиан любое время должно восприниматься как последнее»
«Мы как никогда близко подошли к определенной черте, которая отделяет нас от кончины мира».
«Живем в лесу, молимся колесу» «Живем в лесу, молимся колесу»
Свящ. Алексий Новиков
«Живем в лесу, молимся колесу» «Живем в лесу, молимся колесу»
(из опыта работы деревенского священника с «внешними» людьми)
Священник Алексий Новиков
Священник имеет возможность просвещать окружающих светом Христовым всей своей жизнью: внешним видом, поведением, словами, делами.
Как найти радость в этом мире Как найти радость в этом мире
Миссионерка Мария Пронько
Как найти радость в этом мире Как найти радость в этом мире
Беседа с православной миссионеркой Марией Пронько
О своем служении в миссионерском стане в Тыве, особенностях «женской миссии», опыте «борьбы» с призраком – рассказ Марии Пронько, психолога из Кривого Рога.
Комментарии
Михаил24 сентября 2018, 17:55
Когда делаешь-творишь руками, легче обращаться к Богу!!!!
Макс Чернов22 сентября 2018, 13:51
Ай да батюшка! Не зря на Русском Севере служит, не зря... Тут все такие. Лютье? - Господь поможет, буду лютье. :) А Петру Михайловичу - огромное спасибо за пластичность образов батюшек, от них, этих образов, чем-то родным веет и свет исходит, тихий и искренний.
Иван Мень18 сентября 2018, 18:04
Ну, Пётр Михайлович!.. Чисто православная разведка: на "Севере диком" отыскиваете таких сказочных людей! И дай Вам Бог ещё успехов в обогащении нас, читателей, новыми знакомствами с духовно богатыми северянами!
Елена Цыганова18 сентября 2018, 12:04
О, мой покойный муж тоже был лютье, только он делал электрогитары. Чем-то таким родным повеяло.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×