Николай Чудотворец с Таганки

Москва. Таганская площадь. Художник: Владимир Герасимов Москва. Таганская площадь. Художник: Владимир Герасимов

Таганская площадь в Москве – место непростое. Впору запутаться и москвичу. Шутка ли – на нее выходят ни много ни мало десять улиц!

И сам Таганский район – заковыристый. Приведи, скажем, деревенского человека на Таганку – что с ним будет? Непременно растеряется и заблудится.

Отец Сергий жил на Таганке недавно и до сих пор еще ошибался в ее улицах, переулках, домах. Особенно зимой, когда серебристый снежный ковер прячет все привычные глазу детали.

Вот и сегодня, в день святителя Николая, священник чуть не прошел нужный поворот по дороге в храм. Раннее, полутемное утро, все белым-бело от метели. Снежинки лепятся на очки, и мудрено разобрать, где дорога, а где укрытый зимним одеялом двор.

Подходя к церкви, батюшка краем глаза различил в рассветной мгле женскую фигуру. Неужто прихожанка? Вроде рано еще… Да, какая-то пожилая женщина, явно не городская. Закутана в теплые платки, как капуста. Рядом с ней – большая сумка. Женщина топталась возле углового дома, растерянно озираясь по сторонам. В правой руке она держала помятую бумажку. Очевидно, там был указан нужный ей адрес.

Вообще-то отец Сергий спешил на службу, но человеку явно нужна была помощь.

Вообще-то отец Сергий спешил на службу, но человеку явно нужна была помощь

Священник остановился, затем подошел к незнакомке. Женщина поначалу испугалась, увидев перед собой мужчину. Но, поняв его доброе намерение, сама шагнула к нему. Батюшка встретился глазами с ее взглядом, полным беспомощности.

– Доброе утро. Вам что-то подсказать?

– Ой, да, спасибо! Мне клинику нужно найти.

Женщина протянула бумажный лист с адресом. Отец Сергий не знал этого дома, но он точно находился в совсем другой части района. Священник принялся было объяснять, куда следует идти… Селянка кивала… Но батюшка быстро понял, что женщина ничего не найдет.

Что же с ней делать? Отец Сергий глянул на часы: уже 7:50. Вообще-то ему нужно было быть в храме в 8 часов, готовить все к богослужению. Но приготовление может сделать и другой священник. Правда, это вряд ли понравится настоятелю… Батюшка снова посмотрел на женщину в платках. Нет, она точно сама ничего не найдет. Надо ее провести.

– Пойдемте, я покажу вам.

– Спасибо вам большое!

Они двинулись через Таганскую площадь, вышли на улицу Большие Каменщики, затем углубились в переулки. Метель начала утихать, день потихоньку прояснялся. По дороге священник и женщина разговорились.

Юлия Валентиновна (так звали попутчицу) приехала в Москву сегодня утром на поезде. Добиралась из глухой провинции, из какого-то отдаленного уголка Нижегородской области. В столице она то ли третий, то ли четвертый раз в жизни. Последний раз была еще в молодости, лет 20 назад. Причина настоящего приезда невеселая – женщину направили в московскую клинику с подозрением на рак.

Она совсем не ориентировалась в столице. Перед отъездом соседский сын по Интернету посмотрел адрес клиники, сказал, что в Москве ей нужно на Таганскую площадь. Прибыв на железнодорожный вокзал, она сразу пошла в метрополитен. И вот, очутилась ранним снежным утром на станции метро Таганская, не понимая, куда идти дальше.

Отец Сергий расспрашивал Юлию Валентиновну о деревенской жизни, присматривался к ней. В своей пастырской практике он часто сталкивался с раковыми больными, особенно во время служения в больничном храме. На интуитивном уровне он даже научился определять, на какой стадии рак. То ли это было дело опыта, то ли Бог дал ему такой навык – но ошибался священник в своей диагностике крайне редко. Приглядевшись теперь к лицу своей собеседницы, заглянув ей в глаза, послушав ее голос, он как-то почувствовал, что болезнь ее серьезная.

А Юлия Валентиновна, обрадовавшись внимательному слушателю, говорила и говорила… Рассказывала про трудные деревенские будни, про больного мужа и непутевого сына, про неурожай, гибель пчел на пасеке, скудную пенсию, дорогие лекарства…

Отец Сергий слушал ее – и вспоминал свою родную деревню и таких же, как эта Юлия Валентиновна, родственников и знакомых

Отец Сергий слушал ее – и вспоминал свою родную деревню и таких же, как вот эта Юлия Валентиновна, родственников и знакомых. Вспоминал всех тех страдальцев и тружеников, простых и безвестных русских людей, которых он когда-то исповедовал, причащал, венчал, соборовал, хоронил... Эта бедная женщина, тяжелобольная, отозвалась в его душе. Словно целая Русь в ее лице пришла к нему, со всеми ее бедными, несчастными, калеками, нищими, брошенными всеми и никому не нужными, кроме Господа Бога…

– А что, – спросил священник женщину, – храм-то в деревне есть?

– Да где! За 30 километров на Пасху едем куличи святить. Нету храма, да и не для кого строить. В деревне 50 человек если будет, и больше старики. И не каждый-то и верует.

– А вы…веруете?

– Верую. Да только что наша вера – ни храма, ни батюшки у нас. Ничего не знаю, ничего не соблюдаю. Так, верую, да и все. Уж и не знаю даже, правильная ли вера у меня.

Отец Сергий перешел на другую тему, но заметил, что после вопроса о храме и вере Юлия Валентиновна как-то странно начала смотреть на него. Как будто бы ей пришла в голову какая-то особая мысль. Может быть, поэтому она стала отвечать более кратко, почти неохотно, а потом и совсем замолчала. Только продолжала время от времени поглядывать на священника все тем же странным взглядом.

В молчании они принялись разыскивать нужный дом. Снег запорошил таблички с адресами, прочитать номер издалека было очень трудно. Походив от здания к зданию, они подошли, наконец, к большому бежевому дому, на котором нашли вывеску: «Онкологическая клиника». Открывалась клиника через полчаса, в девять.

Остановились. Отец Сергий поставил на снег большую сумку женщины, которую до сих пор нес в руках.

– Пришли. Только придется вам подождать.

– Подожду, подожду. Сколько ехала – уж как не подождать!

– Вы ждите, а я, пожалуй, пойду. Прошу прощения, дела.

– Ой, спасибо вам! Уж и не знаю, как вас благодарить! А… вас как зовут?

– Сергей.

– Сергей, спасибо вам большое! Дай Бог вам здоровья!

– И вам, Юлия Валентиновна! Всего вам доброго!

– До свидания! Огромное, огромное вам спасибо!

– До свидания.

Прощаясь с собеседницей, отец Сергий все так же продолжал чувствовать на себе тот самый, особый ее взгляд. Словно какая-то идея не давала женщине покоя. Священник повернулся и уже отошел на несколько шагов, как вдруг услышал:

– Подождите!

Он обернулся. Юлия Валентиновна смотрела на него все тем же загадочным взглядом. Ее руки были прижаты к груди – так, как их обычно складывают прихожане в храме перед Причащением. Плечи немного сжались, все тело как бы выдавалось вперед. Было видно, что она волнуется и хочет сказать что-то очень важное.

– Да?

– Сергей, а скажите…

От волнения она сбилась. Священник стоял и ждал. Юлия Валентиновна снова набрала воздуха и выдохнула, смотря на него исподлобья:

– Скажите… Вы – не Николай Чудотворец?

– Скажите… Вы – не Николай Чудотворец?

Отец Сергий оторопел. Глаза Юлии Валентиновны сверкнули каким-то особым светом, который придал ее интонации истовость и силу. Несомненно, женщина верила в то, что говорила. И если бы священник ответил: «Да» – она бы наверняка упала перед ним на колени.

Конечно, протоиерею в жизни приходилось отвечать на многие вопросы, самые что ни на есть разные. И детские, и взрослые. Но на такой вопрос – никогда.

Откуда у нее такая мысль? Во время их предыдущего разговора отец Сергий не говорил Юлии Валентиновне, что он в сане. Не очень-то он был похож на святого Николая и внешне. Очки, короткая черная бородка, аккуратная стрижка. Одет «по гражданке», к тому же еще и в джинсах… И вдруг: «Николай Чудотворец!»

Теперь-то стал понятен этот особый взгляд и молчание после того, как священник упомянул про храм в деревне. Так, значит, она подумала, что…

Женщина стояла и смотрела на него. Надо было что-то отвечать.

Отец Сергий весело улыбнулся и сказал:

– Почти.

Он повернулся и зашагал обратно, по направлению к Таганской площади. Женщина мелко перекрестилась и продолжала смотреть ему вслед.

Отец Сергий шел, пряча подбородок в воротник, и все улыбался. Ему отчего-то сделалось очень хорошо, тепло, как-то по-детски весело – хотя протоиерею, в общем-то, было уже за сорок.

И эта детская радость была сильнее того расстройства, которое он испытал, узнав о болезни Юлии Валентиновны. Почему? Наверное, потому, что когда есть вера, тогда… Нет, конечно, болезни не обязательно исцеляются. И вообще не обязательны чудеса. Просто там, где вера – там тепло…

А в воздухе снова начинал кружиться снег. Играя в лучах восходящего солнца, снежинки, будто бы в каком-то танце, опускались на землю и быстро заметали следы, которые оставлял за собой отец Сергий, спешащий в церковь.

Таганка постепенно наполнялась людьми, бегущими по своим утренним делам. Сигналили машины, звонили мобильные телефоны, переплетались звуки человеческих голосов. Город проснулся, день входил в силу.

Загудели басом колокола Новоспасского монастыря, к ним сразу приладились тонкие колокольные голоса приходских московских храмов. Начиналась праздничная литургия – было уже 9 часов утра.

Сергей Комаров

Книги святителя Николая Чудотворца в интернет-магазине "Сретение"

19 декабря 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Кто мой ближний? Кто мой ближний?
Ирина Тихомирова
Кто мой ближний? Кто мой ближний?
Как исполнять заповедь о любви к ближнему в повседневной жизни
Ирина Тихомирова
Все переживают свои тяготы жизни, и если мы смогли своим отношением сделать жизнь другого человека чуточку легче, то мы исполнили заповедь Спасителя о любви, по слову апостола Павла: «Носите тяготы друг друга».
Как стяжать любовь к... ближним? Как стяжать любовь к... ближним?
Ответы пастырей
Как стяжать любовь к... ближним? Как стяжать любовь к... ближним?
Ответы пастырей
Настоящая любовь – это не эмоции, а действие, волевое действие. Дела любви – то, с помощью чего можно вернуть любовь. Надо служить другому человеку. И работать над собой, преодолевать в себе страсти.
Тихий батюшка из Рени Тихий батюшка из Рени
Олег Карпенко
Тихий батюшка из Рени Тихий батюшка из Рени
Олег Карпенко
Протоиерей Олег Влаев чувствует на себе Божий Промысл. Он тяжело болен, но Господь укрепляет священника. «Каждый день есть за что благодарить Бога, – говорит отец Олег. – Не раз убеждался в Его чудесах».
Комментарии
Екатерина 20 декабря 2019, 20:37
Ну что тут скажешь! Просто плачу...
евгений20 декабря 2019, 19:45
Спасибо автору!!! Когда вижу в заглавии Ваше имя,обязательно читаю.И ни разу еще не пожалел.Пишите еще,пожалуйста+++++++++++++
Татьяна19 декабря 2019, 20:55
Всегда с интересом читаю рассказы и статьи этого автора, неизменно глубокие, призывающие к размышлению. Последний тронул до глубины души (плакала). Спасибо вам большое!
Екатерина 19 декабря 2019, 12:42
Спасибо за светлый рассказ! Тронул до слез!
Валерий19 декабря 2019, 08:29
Спасибо, Сергей за замечательный добрый рассказ. Пишите ещё.С Богом!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×