«Бен-Гур»: трудный путь к прощению

Заметки о христианском кино

Иуда Бен-Гур (Джек Хьюстон) Иуда Бен-Гур (Джек Хьюстон) Подростки не терпят назидательности. Лучший способ поговорить с подростком о серьезных вещах – обсудить книгу или фильм (скорее, фильм, поскольку очень немногие 13–15-летние любят читать). Какой же фильм позволит коснуться таких важных для всякого подростка вопросов, как первое предательство, обида и прощение?

Я бы выбрала «Бен-Гур» (режиссер: Тимур Бекмамбетов, сценаристы: Кит Р. Кларк и Джон Ридли, в ролях: Джек Хьюстон, Тоби Кеббелл, Родриго Санторо, Назанин Бониади, Морган Фримен и др.) – самую, на мой взгляд, удачную экранизацию одноименного исторического романа Лью Уоллеса.

Роман затянут и скучноват, несмотря на обилие приключений, и относится к числу тех толстых книг, которые хочется сесть и переписать заново, отжав «воду». Потому что сюжет замечательный, герои интересные, а все остальное просто ужасно. Именно сюжет и «цепляет», поэтому авторы экранизаций так или иначе его всякий раз до- и перерабатывают. Но Бекмамбетов – лучший: его трактовка приключений иудейского князя Иуды Бен-Гура особенно греет душу.

В романе антагонист главного героя, римлянин Мессала Северус, – «злодей, злодействующий злодейски», из шкурно-карьерных соображений погубивший своего названого брата и его семью. В фильме все сложнее: он – воспитанник в знатной иудейской семье, причем приемный отец умер, а мать его недолюбливает, подчеркивая разницу в отношении к нему и к родным детям. А человек, которого облагодетельствовали не любя, да еще и попрекают своими благодеяниями, имеет определенное моральное право не быть благодарным.

Сценаристы убрали сюжетное ответвление с римским полководцем, спасенным главным героем в морском сражении, – на мой взгляд, история от этого только выиграла, стала более сжатой и упругой.

Финал: в книге покалеченный на гонках Мессала умирает где-то «за кадром», непрощенный и нераскаявшийся. В фильме – Иуда Бен-Гур прощает его после того, как видел казнь Иисуса. А тот никогда не переставал любить своего названого брата и ненавидеть себя за то, что сделал с ним, его матерью, его сестрой, в которую был тайно влюблен. «Фильм индийский про любовь, плачет весь четвертый ряд».

Я смотрела этот фильм в кинотеатре трижды – это мой персональный рекорд. Мне самой было интересно разобраться в том, почему кино с таким количеством спелой «клюквы» до такой степени меня трогает. В юности я пугала влюбленных молодых людей, со смехом объясняя им после просмотра «исторического» фильма, что рыцари Первого Крестового похода не носили топхельмов[1], а готический доспех – вообще преимущественно турнирное (т.е. спортивное) изобретение.

Но где мои семнадцать лет. Я давно переросла стадию юношеского максимализма и считаю, что заострять внимание на матчасти в ущерб идее – в корне неправильно. В конце концов, в Средние века Александра Македонского изображали в рыцарских доспехах, и это никого не шокировало.

Произведение, которое задевает за живое, не может не быть фактом искусства. Фильм глубоко трогает – значит, состоялся

Произведение, которое, при всех своих «узких местах», задевает за живое, не может не быть фактом искусства. Фильм глубоко трогает – значит, состоялся. Дюма-пер тоже к матчасти и исторической достоверности относился легко.

В наше время, когда в тренде – истории страшной мести с финальной пляской положительного (?) героя на костях антагонистов, рассказать историю о прощении, примирении и победе любви над ненавистью – это поступок. Кстати, меня просто поразила волна агрессивной критики, которая обрушилась на режиссера за то, что он снял не очередной триллер о кровавой вендетте, а нечто более сложное (как оказалось, слишком сложное для части критиков).

Есть ли у фильма недостатки? Конечно. Неубедителен Родриго Санторо в роли Христа (лучше бы авторам фильма, как в булгаковской драме «Пушкин», ограничиться минус-приемом[2]). Тем не менее эпизод, когда избитого Иуду римские солдаты тащат в гавань, чтобы присоединить к партии галерных рабов, и Иисус дает ему напиться, производит сильное впечатление. Как и ответная попытка Иуды напоить водой Иисуса, упавшего под тяжестью креста (именно в тот момент в заскорузлой от горя и ненависти, ожесточенной душе мстителя пробуждается доброта).

Гонки колесниц Гонки колесниц

Многовато «клюквы»: первую половину сеанса я кусала невкусный шарфик, чтобы не смеяться вслух над древними иудейками, ведущими себя как героини Джейн Остин. Голливуд есть Голливуд: история? – нет, не слышали.

Вторую половину – хлюпала носом в тот же шарфик, в унисон с дюжиной подростков обоего пола, забывших про пакеты с попкорном. «Фильм индийский про любовь – слезы капают из глаз».

Так или иначе, за несколько лет это первый фильм, который стал для меня событием. И на то есть причины.

Мессала Северус (Тоби Кеббелл) Мессала Северус (Тоби Кеббелл) Во-первых, «цепляет» зрителя становление главного героя – молодого иудейского князя Иуды Бен-Гура. Это путь по спирали: от прекраснодушного юноши, полного иллюзий, – к безжалостному мстителю, от мстителя – к зрелому и великодушному взрослому мужчине. Герой меняется на протяжении фильма. Вначале он все-таки мальчик-мажор – очень добрый, очень обаятельный, но избалованный и легкомысленный. А в конце на смену иллюзиям приходит чувство ответственности.

Во-вторых, «Бен-Гур» – повод поразмышлять самому и поговорить с подростком о пагубном действии страстей. Страсти ослепляют человека, и он нередко не просто делает неверный выбор, но вообще не осознает выбора, перед которым стоит. И это хорошо показано в фильме – в эпизоде, когда жена Иуды Эсфирь приходит к Мессале, чтобы убедить его отказаться от участия в гонках колесниц. А тот и хотел бы не доводить их с братом противостояние до смертельного исхода, но одна мысль о позоре (он, чемпион, публично спасует перед противником?!) для него невыносима. То есть Мессала видит выбор не там, где он есть: ущерб собственной репутации для него страшнее, чем смертельная схватка с когда-то близким и родным человеком.

А во время гонок, когда Иуда падает с колесницы, Мессала уже не помнит, как был потрясен известием о гибели галеры «Астрея» (а значит, и гребцов, один из которых – Иуда): он хочет взять верх, победить любой ценой. И снова смерть названого брата для него ничто по сравнению с собственным поражением.

Вражда и ненависть – это так же банально, как пьянство, блуд и другие пороки. Уникальна добродетель

Мудрые слова произносит арабский шейх (Морган Фримен), обращаясь к Иуде: «Твоя история не уникальна». Действительно, ни в потере благосостояния, ни в предательстве друга, ни в разлуке с близкими нет ничего уникального, с этой горькой стороной жизни так или иначе встречаются все. Каков ответ человека на эти вызовы – вот в чем суть. Жажда мести, желание расправиться с врагом тоже не уникальны: откройте любую скандинавскую сагу – там таких мстителей на дюжину тринадцать, и каждый мнит себя правым. Вражда и ненависть – это так же банально, как пьянство, сквернословие, блуд и другие пороки. Уникальна добродетель, уникален человек, ставший господином своих страстей.

Братья Братья В-третьих, держит в напряжении и не отпускает (разрешаясь в финале подлинным катарсисом) история дружбы названых братьев, предательства Мессалы Северуса и мести Иуды – мести, от которой он в финале отказывается, совершая подвиг прощения.

Чтобы простить, нужно понять некую ограниченность собственной правоты. Герою казалось, что вот он жил себе, жил, никому ничего плохого не делал, и вдруг человек, которому он доверял, разрушил его мир. А потом пришло понимание, что определенная мера ответственности за случившееся лежит и на нем. Ведь это он, глава семьи, так плохо управлял домом, что позволил сестре связаться с зилотами. Мало того – он скрывал в своем доме юного убийцу-зилота, который и устроил покушение на жизнь Пилата. А Мессала три года отсутствовал, он не имел реального представления о том, что происходит в Иерусалиме, и преувеличивал влияние знатных и состоятельных семей на экстремистов (в действительности это влияние отсутствовало: Иуду зилоты чуть не зарезали в собственном доме). Лишь осознав всё это, он нашел в себе силы простить. Потому что сытый голодного не разумеет: воображая себя праведником, трудно проявить милосердие к грешнику.

Прощение – это еще и разделение чувств: пока Иуда считал, что Мессала Северус просто бессовестный негодяй, пока видел только свою правоту и его вину, – он жаждал мести. А потом увидел его боль, его стыд.

Мера раскаяния – изменение в характере: человек как бы пересоздает себя заново, – это конструктивный, творческий процесс

В-четвертых, фильм предлагает поразмышлять о том, что же такое раскаяние и чем оно отличается от бесплодного чувства вины. Мера раскаяния – изменение в характере: человек меняется, пересматривает свои ценности, как бы пересоздает себя заново, – это конструктивный, творческий процесс. А чувство вины разрушительно, оно просто разъедает, как кислота. Мессала Северус все эти годы жил с чувством вины – это особенно заметно в эпизоде, когда ему докладывают о гибели галеры «Астрея», и в момент встречи с Иудой в заброшенном доме. А Иуде перейти от самообвинений к раскаянию помогает его жена Эсфирь (прекрасная актерская работа Назанин Бониади).

Финал Финал В фильме есть момент, когда Эсфирь уходит от Иуды – уходит из-за того, что не узнает в этом страшном, ожесточенном человеке своего любимого мужа. И она же помогает ему перейти от чувства вины к стремлению все исправить. Не просто рыдать: «Я потерял своего брата», а действовать. Если Мессала мертв – похоронить его как члена семьи, если жив – позаботиться о нем.

В-пятых, финал фильма вселяет надежду. Герои нашли смысл в том, что им пришлось пережить. И сам Иуда, пять лет бывший рабом на галерах, и Мессала Северус, покалеченный на гонках колесниц, и мать и сестра Иуды, заболевшие проказой и чудесно исцеленные кровью Спасителя, капли которой упали с креста на решетку подземной тюрьмы. Все они ранены пережитым, но ранен – не значит убит. Они сумели простить друг друга, сумели предпочесть вражде и ненависти любовь и мир.

И в этом – настоящая победа, одержать которую потруднее, чем в состязаниях колесниц.

Елена Цыганова

3 апреля 2020 г.

[1] Топхельм – рыцарский шлем, изобретенный в конце XII века. Представлял собой стальной цилиндр с плоским верхом, который полностью покрывал голову, оставляя лишь узкие отверстия для глаз и рта. До XII в рыцари носили простые шлемы-шишаки.

[2] Минус-прием – отсутствие чего-то ожидаемого читателем/зрителем (например, в пьесе М.Булгакова «Пушкин. Последние дни» Пушкин находится «за кадром»: о нем говорят другие персонажи, его голос доносится из прихожей, но на сцене он так и не появляется).

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Отверженные»: буйство экранизаций, редукция христианских смыслов «Отверженные»: буйство экранизаций, редукция христианских смыслов
Елена Цыганова
«Отверженные»: буйство экранизаций, редукция христианских смыслов «Отверженные»: буйство экранизаций, редукция христианских смыслов
Елена Цыганова
В современных экранизациях литературной классики торжествуют подмены, сведение мотивов героя к примитивным побуждениям и намеренное выхолащивание христианских смыслов произведения.
Нужно ли нам православное кино? Нужно ли нам православное кино?
Александр Богатырев
Нужно ли нам православное кино? Нужно ли нам православное кино?
Александр Богатырев
Православные фильмы и телепрограммы заставляют думать. Так почему же этому кино так сложно пробиться к широкому зрителю, на телеканалы?!
О кинорежиссере Георгии (Данелия) и его «Кин-дза-дзе» О кинорежиссере Георгии (Данелия) и его «Кин-дза-дзе»
Диакон Павел Сержантов
О кинорежиссере Георгии (Данелия) и его «Кин-дза-дзе» Дойти до конца и остаться человеком
О кинорежиссере Георгии (Данелия) и его «Кин-дза-дзе»
Диакон Павел Сержантов
Фильм про то, как домой вернуться и себя по дороге не потерять.
Комментарии
Александр Монин 8 апреля 2020, 01:31
"Бен-Гур" Уильяма Уайлера 1959 года - это настоящий шедевр (у него 11 Оскаров и рейтинг на IMDB 8.1), а фильм Бекмамбетова с ним смешно даже сравнивать. Бекмамбетов набрал дорогущих актеров, в том числе поднявшихся на "Игре престолов", потратил 100 миллионов долларов, и на выходе получился полный пшик. Фильм полностью провалился в прокате, собрав денег меньше, чем потрачено на его производство, рейтинг на IMDB - 5.7 (это, грубо говоря, между двойкой и тройкой по привычной нам пятибалльной системе). Во-первых, зачем смотреть плохую копию, если можно посмотреть оригинал, а во-вторых, с христианской точки зрения, уж не лучше ли было потратить эти 100 миллионов как-то более по-христиански?
Евгений 7 апреля 2020, 21:22
Тимур Бекмамбетов талантливый, конечно, режиссер... Но фильм 59 года на 2 порядка круче. Фактически, всю христианскую тематику, Тимур пропустил сквозь пальцы. И остался просто боевик. Мне его фильм понравился бы, если бы я раньше не видел эпический кинофильм режиссёра Уильяма Уайлера 1959 года. И зрелищно (а ведь 60 лет прошло), и смысл передан намного круче. Совсем другое кино.
Александр Логвиненко 5 апреля 2020, 13:17
Нельзя писать такие длинные рецензии. Этот сайт не научная площадка, и информационное православное поле. Но сам литературный язык автора очень хорош.
Алексей л. 5 апреля 2020, 04:19
Ирине:спасибо Вам за хороший вкус.Меня тоже в новом концовка покоробила,все как то наигранно, неестественно.
Катерина 4 апреля 2020, 14:33
Алексей Л. 4 апреля 2020, 04:10 - уверяю Вас, на них подействовало, девочки плакали, а потом все подростки дружно обсуждали этот фильм между собой и в семьях. Меня привлекли в качестве эксперта по рклигиозным вопросам. Это уже зерно брошенное. А уж как оно прорастет - это сокрыто. А фильмы я тоже своего поколения предпочитаю.
Ирина 4 апреля 2020, 06:03
Совершенно согласна с Алексеем Л. Спасибо ему за комментарий. Фильм 1959 г. значительно глубже. Финал риммейка фальшив до приторности и напоминает сцену из глупого 6 серийного сериала "Война и Мир" когда князь Андрей и Анатоль Курагин, раненные на Бородинском поле, пожимают друг другу руки. Если вспомнить финал фильма 1959 г., то драгоценная Кровь Христа слилась с водой и потекла реками, символизируя христианство и увидев смерть Спасителя Бен-Гур, вернувшись домой, сказал, что у него меч выпал из рук. Мессала, между прочем, умирая, разбил Бен -Гуру сердце, таким образом отомстив.
Алексей Л. 4 апреля 2020, 04:10
Катерине:да пожалуй так,соглашусь с Вами.Лучше уж пусть хоть этот фильм молодые посмотрят.Я же лучше старый пересмотрю.
Дмитрий П. 3 апреля 2020, 23:20
Либо автор статьи просто не смотрел вариант 59-го года, либо... Уж что-что,а на лучшую экранизацию фильм Бекмамбетова явно не тянет.
Анна Шер 3 апреля 2020, 16:55
Большое спасибо автору за прекрасный разбор хорошего фильма! Именно так: покаяние, как и прощение, - это конструктивный, творческий процесс. Страсти же ослепляют человека, не дают ему творчески меняться и расти над собой. Как говорит святитель Иоанн Златоуст: "При старании мы укрощаем слонов и диких коней, значит, можем укрощать и свои страсти". Как нельзя более верно для человека, управляющего конями в колеснице. В фильме оба главных героя - и Мессала, и Иуда, - сумели обуздать свои страсти, многое переосмыслить и измениться. Сумели простить друг друга, принять прощение и снова стать семьей, друзьями. Я совершенно согласна с автором статьи: в этом - самая трудная, самая главная победа!
Юлия 3 апреля 2020, 15:04
Искреннее спасибо Автору! "воображая себя праведником, трудно проявить милосердие к грешнику" - вечная тема. Отличный разбор. Взяла бы как основу для урока в воскресной школе у старших подростков.
Катерина 3 апреля 2020, 12:08
Класс нашей дочери должен был пойти на этот фильм в добровольно-обязательном порядке (частная католичечкая школа). Многие плакали... Алексей Л. -- мне тоже нравятся фильмы на биьлейские темы, снятые американцами в названный Вами период времени. Но... я человек старомодный, а молодежь не будет смотреть старые фильмы, снятые другим, несовременным им кинематографическим способом. Нравится нам это или нет.. в конце концов и мы не всегда предпочитаем черно-белые фильмы 20-30х годов 20го века или классику "немого" кино современным нашему поколению.
Игорь М. 3 апреля 2020, 08:58
Если бы не эта статья, то на римейк "Бен-Гура" просто никто не обратил бы внимания. Хестон -- это таки Хестон.
Алексей Л. 3 апреля 2020, 06:06
Фильм 1959 года гораздо лучше.Не такой попсовый как новый.Да и в новом сильно сюжет книги исказили.И старый фильм душевнее гораздо,как и вообще многие старые фильмы.В то время в Голливуде снимались очень хорошие христианские фильмы.Вспомнился также"Крест римского центуриона".
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×