Подвиг на Соборовском поле

Отец не любил рассказывать о войне, даже на парад не надевал свои ордена и медали. Задумчивый и молчаливый, видимо, он хотел вычеркнуть из жизни военные годы, хотя о них постоянно напоминали ему осколки мины, навсегда врезавшиеся в берцовую кость. И фильмы о войне он не любил смотреть, поскольку они не отражали и сотой доли правды.

Только однажды, когда на телеэкраны вышел совместный советско-американский проект «Освобождение», он посмотрел документальный фильм о сражении на Орлово-Курской дуге, который и спровоцировал его на воспоминания…

***

Николай Филиппович Ужанков Николай Филиппович Ужанков О боях 12–16 июля 1943 года и танковом сражении на Прохоровском поле, о нашей победе на Орловско-Курской дуге, которая внесла перелом в ход Великой Отечественной войны, знают практически все.

Однако мало кто слышал, что ей предшествовала удивительная по стойкости и выносливости советского солдата битва 5–10 июля 1943 года на Соборовском поле – северном фасе Курской дуги, сдержавшая натиск фашистских войск и сорвавшая немецкую наступательную операцию «Цитадель» на Восточном фронте.

По своей значимости это сражение сравнимо с исторически судьбоносными битвами на поле Куликовом и Бородинском поле. Официальное ее название «Оборонительная операция на Орловско-Курском направлении 5–11 июля 1943 года»[1]. И она, заняв свое достойное место в нашей истории, должна сохраняться и в нашей памяти.

В этом шестидневном сражении Красная Армия впервые с начала войны имела военное превосходство над немецкими войсками и «использовала тактику преднамеренной обороны»[2], чтобы измотать противника и подготовить контрнаступление советских войск Центрального фронта, которым командовал генерал армии К.К. Рокоссовский.

В этом месте немцы наступали 9-й полевой армией, ее поддерживал 1-й воздушный флот. С нашей стороны им противостояла 13-я армия Н.П. Пухова, с воздуха ее прикрывала 16-я армия С.И. Руденко.

Соборовское поле, расположенное в Понырском районе Курской области, относительно небольшое: всего по 10 км в ширину и глубину, а в его центре располагалась деревня Соборовка. Поле постепенно поднималось в сторону села Ольховатка, откуда просматривалось пространство почти до самого Курска. Овладение этим плато на северном фасе Орловско-Курской дуги было стратегически важным, поэтому немцы сосредоточили здесь 6 танковых и 16 пехотных дивизий.

Овладеть этим плато было стратегически важным: отсюда просматривалось пространство почти до самого Курска

Первый и основной удар был нанесен немцами в направлении Соборовка – Ольховатка.

Сражение началось 5 июля. Зная о готовящемся наступлении и желая его упредить, наша артиллерия в 2 ч. 20 мин. предприняла артобстрел противника, но это не нарушило его планы. В 4 ч. 30 мин. немцы начали свою артиллерийскую подготовку, а с воздуха наши позиции бомбили около 300 бомбардировщиков. Повторный удар нашей артиллерии (около тысячи орудий и минометов) также не смог остановить немцев.

В 5 ч. 30 мин. 6 пехотных и 4 танковые дивизии вермахта начали наступление. В направлении Соборовки двигались две танковые дивизии. В воздухе их постоянно поддерживали до 100 самолетов. Только 5 июля ими было сделано более 2500 вылетов.

По свидетельству представителя Ставки Главнокомандующего на Центральном фронте Г.К. Жукова, «в течение всего дня 5 июля немцы провели пять яростных атак, пытаясь ворваться в расположение наших войск»[3]. Несмотря на героическую оборону красноармейцев, немцам все же удалось продвинуться на 3–6 км в направлении Ольховатки, но деревню они захватить не сумели.

Командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский о боевых действиях 5–6 июля писал:

«В первый день сражения на нашем фронте определилось направление главного удара противника… не вдоль железной дороги… а несколько западнее на Ольховатку. В этой обстановке решено было как можно скорее нанести короткий, но сильный контрудар по вклинившимся в нашу оборону немцам, использовав для этого 17-й гвардейский стрелковый корпус, 16-й танковый корпус 2-й танковой армии и 19-й танковый корпус из резерва фронта.

На рассвете 6 июля наша артиллерия и авиация нанесли удар по фашистским войскам… Контрудар сначала имел успех, и части 17-го корпуса продвинулись на 2 км. В дальнейшем их наступление было остановлено. Гитлеровцы ввели свежие силы – 250 немецких танков и большое количество пехоты атаковали позиции корпуса и заставили его отойти в исходное положение. Однако этот контрудар в целом содействовал срыву намерений врага развить наступление с целью прорыва второй полосы обороны 13-й армии на ольховатском направлении»[4].

Среди бойцов 17-го гвардейского стрелкового корпуса был и мой отец – гвардии младший сержант Ужанков Николай Филиппович, снайпер 4-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 10-го гвардейского стрелкового полка 6-й гвардейской стрелковой дивизии.

На Северный флот, в морскую пехоту, он был призван в феврале 1940 года. Когда началась Отечественная война и немцы блокировали Балтийское море и Ленинград, поставки по ленд-лизу союзники направляли через северные порты – Архангельск и Мурманск. Отцу приходилось участвовать во встрече и конвоях судов союзников. Когда немцы дошли уже до Волги, морскую пехоту отправили на сухопутный фронт и перебрасывали туда, где было наиболее трудно. И моряки не подводили. Немцы их жутко боялись и называли «черной смертью», поскольку моряки воевали в черных бушлатах. Так отец и оказался сначала под Сталинградом, где был тяжело ранен, а после госпиталя – и на Орловско-Курской дуге.

В Красную Армию североморских моряков вместе с отцом, судя по его документам, перевели в октябре 1942 года, но они еще долго воевали в бушлатах и тельняшках, о чем свидетельствует и фотография отца, сделанная в июле 1943 года после описываемых событий. И в атаки они ходили в бескозырках…

Отец рассказывал, что он насчитывал до 600 немецких самолетов в небе!

Силы противника были велики. 6 июля с 4 до 8 часов утра – четыре часа (!) – немецкие самолеты бомбили передний край (всего за день – 5 раз!), а затем и тыл нашей обороны.

Отец рассказывал, что он насчитывал до 600 немецких самолетов в небе! Ночью и днем к нашим приходило подкрепление, но, по словам отца, они даже не знакомились, поскольку после налета вражеских самолетов и 3–4 часов боя в живых оставались единицы. Тогда и узнавали имена друг друга.

В наступлении немцев принимали участие 6 пехотных дивизий и уже 5 танковых. Сначала 40 танков с полком солдат наступали в направлении Самодуровки, а 60 танков тоже с полком пехоты – на село Гнилец. Несмотря на обстрел нашей артиллерии и сопротивление бойцов, танкам удалось прорваться к нашим траншеям, и они стали утюжить их и пулеметные гнезда. Однако к 11 часам все атаки врага были отбиты. Тогда немцы бросили в бой на село Гнилец еще 50 танков, и красноармейцам пришлось оставить село. В нескольких километрах правее на поселок Дегтярный наступали еще 100 танков с тремя полками пехоты. А к концу дня еще 150 танков и два полка пехоты немцы направили из района Соборовки в направлении Теплое. Однако и эти наступления немцев были остановлены.

«Корпус генерала И.Д. Васильева, 79-я, 202-я танковые бригады контратаковали фашистов в общем направлении на хутор Бобрик. Зажатый в клещи противник, потеряв два десятка танков и большое количество живой силы, откатился назад. В это же время наши основные порядки подверглись удару более сотни самолетов. Гитлеровцы попытались снова перейти в наступление, но безуспешно»[5].

По подсчетам военных историков, на 12-километровом участке Соборовского поля с обеих сторон в боях «участвовало около 3 тысяч орудий и минометов, более 5 тысяч пулеметов и около тысячи танков»[6].

Получается, на каждые 10–12 метров приходится 1 танк, 3 орудия или миномета и 5 пулеметов!

Получается, на каждые 10–12 метров приходился 1 танк, 3 орудия или миномета и 5 пулеметов!

Такое вот было сражение, о котором мы почти ничего не слышали.

По оценке К.К. Рокоссовского, это сражение 6 июля 1943 года на Соборовском поле «предопределило провал наступления орловской группировки»[7] вермахта.

7 июля на фронте в 10 км между д. Поныри-2 и с. Гнилец немцы начали новое наступление 4 танковыми дивизиями и 4 пехотными. Их фланги прикрывали 6 пехотных дивизий. Основным направлением удара была Ольховатка. Против 17-го гвардейского стрелкового корпуса немцы бросили около 250 танков. По соседству, у деревни Красавка, красноармейцы отбили в течение дня восемь танковых атак и втрое превосходящей пехоты, четырежды контратаковали сами, подбив 22 танка.

За этот день немцы потеряли ранеными и убитыми почти 2800 солдат и офицеров, более 100 танков и 12 самолетов[8].

В эту «копилку» есть вклад и моего отца, о котором известно из его наградного листа к приказу 17-го гвардейского стрелкового корпуса № 016/н от 18.7.43 г.: «В боях за дер. Соборовку Понырского р-на Курской области 5, 6 и 7 июля 1943 года т. УЖАНКОВ как комсорг 4 роты личным примером воодушевлял бойцов на отражение атак противника. Немцы 3 раза атаковали 4 стр. роту и при поддержке танков стремились прорвать оборону, но каждый раз беспощадно уничтожались и отходили назад. Тов. УЖАНКОВ из снайперской винтовки и из автомата уничтожил 16 немцев. Противотанковой гранатой подбил 2 средних танка противника…»[9].

8 июля немцы усилили свою группировку и атаковали уже 9 пехотными дивизиями и 5 танковыми в направлении Поныри-2 – Ольховатка, захватили село Теплое, располагавшееся немного западнее Ольховатки, но и тогда им не удалось взломать второй эшелон обороны 13-й армии.

Тяжелые бои продолжались 9 и 10 июля. Немецкое командование армий «Центр» и «Юг» стремилось прорвать оборону Красной Армии и захватить Курск. Перегруппировав свои силы, 10 июля они бросили в бой на 10-километровом участке Поныри-2 – Теплое 6 танковых дивизий, усиленных подразделениями из «тигров» и «фердинандов», 2 моторизованные и 5 пехотных дивизий, обеспечив их массированной артиллерийской и воздушной поддержкой.

Но и эта сила была сокрушена мужеством наших воинов. С 8:00 до 16:00 немцы трижды атаковали 17-й гвардейский стрелковый корпус усиленной пехотной дивизией и 250 танками, 130 из которых были уничтожены нашими бойцами.

Взвесив свои потери (немцы за сутки недосчитались 2 танковых и почти 2 пехотных дивизий), так и не добившись успеха, 11 июля они прекратили наступление и перешли к повсеместной обороне.

Оценивая результаты боев 5–10 июля 1943 года, К.К. Рокоссовский писал: «За шесть дней непрерывных атак им удалось вклиниться в нашу оборону всего на 8–12 км. Таким образом, войска Центрального фронта выполнили поставленную Ставкой Верховного Главнокомандования задачу: упорным сопротивлением истощили врага и остановили его наступление»[10]. Имелась в виду наступательная операция вермахта под кодовым названием «Цитадель». Немцам не удалось вскрыть даже вторую полосу обороны Центрального фронта, а их было шесть.

Соборовское поле оказалось местом основного удара немецких войск. Из 50 сосредоточенных против Центрального фронта дивизий на поле шириной лишь 10–12 км были развернуты 16 пехотных и 6 танковых дивизий[11]. Плотность огня противника на каждую наступающую пехотную или танковую дивизию была менее 2 км, что в 3–4 раза превышало оперативные нормы[12].

Всего за 5–12 июля 1943 года в боях Центральный фронт потерял 33 897 бойцов. Значительная часть из них приходится на Соборовское сражение[13].

70-й армией, куда входил и 17-й гвардейский стрелковый корпус, в боях 5–11 июля на Соборовском поле был нанесен противнику значительный урон. Он потерял: до 20 000 солдат и офицеров, 572 танка, из которых 60 «тигров», 70 самолетов[14].

О стойкости и мужестве советских солдат, проявленных ими в боях на Соборовском поле, свидетельствует еще один красноречивый факт.

За шесть дней боев с 5 по 10 июля на Соборовском поле 33 бойца Красной Армии были удостоены звания Героя Советского Союза, большинство – посмертно. Всего же это высокое звание получили за бои 5–16 июля, включая и последовавшее контрнаступление в этом районе, 35 бойцов – 25 артиллеристов, 4 летчика, 4 пехотинца, 2 танкиста[15].

Годом ранее Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1942 года был учрежден орден Отечественной войны I и II степени[16]. Он высоко ценился на войне.

Согласно орденского статута, орденом Отечественной войны I степени награждались те, кто лично уничтожил 2 тяжелых или средних танка, или 3 легких танка противника; или в составе орудийного расчета уничтожил 3 тяжелых или средних танка, или 5 легких танков (бронемашин) противника; танкист, уничтоживший 4 танка или 4 орудия; кто захватил ДЗОТ (ДОТ или блиндаж) противника; кто захватил батарею противника…

Обычно сначала награждали медалью, а уже затем орденом, но не в случае Соборовского сражения.

Приказом № 016/н от 18.7.1943 г. по 17-му гвардейскому стрелковому корпусу за проявленные доблесть и мужество мой 23-летний отец – морской пехотинец, гвардии младший сержант Ужанков Николай Филиппович – был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Его фото сделано в июле 1943 года.

Он прошел всю войну, был много раз ранен, но остался жив. Берегла его молитва, которую его мама Феодосия, отправляя на фронт, зашила ему в поясок – 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго…».

Берегла отца молитва: его мама зашила ему в поясок 90-й псалом

Он и потом носил эту молитву при себе в трудных ситуациях, будучи офицером. Когда бумага ветшала, переписывал заново. Давал переписать и другим.

***

Как-то на зимних каникулах, когда я был еще в первом или втором классе, мы играли с ребятами на улице в «войнушку». Я забежал домой, чтобы попить воды. В это время на обед пришел отец. Он заметил на моем пальто, подпоясанном его офицерским ремнем, круг медали «За победу над Германией». Не помню, кто мне дал ее поносить. Колодка медали была утрачена, и я прикрепил медаль к пальто с помощью старого комсомольского значка.

Отец сурово посмотрел на меня и сказал:

– Сними и никогда не носи, если не заслужил! Садись обедать.

Раздосадованный, что не смогу больше щеголять перед друзьями с медалью, я лениво ковырял ложкой суп, а потом вдруг спросил отца:

– Пап, а ты на войне хотя бы одного фрица убил?

– Не знаю, – после паузы, не глядя на меня, ответил он. – Может, и убил…

Мне как-то стало стыдно за него: я так им гордился перед ребятами, он единственный среди отцов моих друзей воевал, а выясняется, что он даже ни одного фашиста не уничтожил. А мы на улице их всегда побеждали!

Только когда отца уже не стало, перебирая его документы, из его наградного листа я и узнал, что он был снайпером…

Александр Ужанков,
профессор, доктор филологических наук

6 июля 2020 г.

[1] Гуркин В.В. Стратегические и фронтовые операции Красной Армии // Военно-исторический журнал. 1998. № 2. С.18.

[2] Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле // Ученые записки Орловского государственного университета. 2014. № 5 (61). С. 21. Эта статья легла в основу нашего очерка.

[3] Жуков Г.К. На Курской дуге // Курская битва. М., 1970. С. 52.

[4] Рокоссовский К.К. На Центральном фронте // Курская битва. М., 1970. С. 95–96.

[5] Агошков В.И. Тросна. Орел, 1994. С. 109.

[6] Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле. С. 24; Маркин И.И. На Курском направлении. М., 1961. С. 34.

[7] Рокоссовский К.К. На Центральном фронте. С. 96.

[8] Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле. С. 24.

[9] ЦАМО СССР. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 1495. Л. 161. Выписка приведена с полным соблюдением текста оригинала.

[10] Рокоссовский К.К. На Центральном фронте. С. 97.

[11] Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле. С. 21.

[12] Маркин И.И. На Курской дуге. М., 1961. С. 551; Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле. С. 24.

[13] Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле. С. 25.

[14] https://www.sites.google.com/site/kurskbitva/70-armia/itogi-boev-70a.

[15] Воробьева В.Я. Оборонительное сражение на Соборовском поле. С. 21, 25.

[16] Ведомости Верховного Совета СССР. 1942. № 19.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
К 75-летию Курской битвы К 75-летию Курской битвы
Протодиакон Владимир Василик
К 75-летию Курской битвы «Одна мысль: пока жив – бей врага»
К 75-летию Курской битвы
Протодиакон Владимир Василик
50-дневная Курская битва завершилась победой советских войск. Соотношение сил коренным образом изменилось в пользу Красной Армии. Наступательная стратегия вермахта потерпела полный крах.
Над бело-розовым морем. Рассказ Над бело-розовым морем. Рассказ
Свящ. Алексий Лисняк
Над бело-розовым морем. Рассказ Над бело-розовым морем
Рассказ
Священник Алексий Лисняк
— Дед, тебе военрук привет передаёт. Он что, твой друг? — Да как тебе сказать… Бежали вместе.
Курская дуга как суд Божий Курская дуга как суд Божий
Диак. Владимир Василик
Курская дуга как суд Божий Курская дуга как суд Божий
Диакон Владимир Василик
«Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… От выстрелов в упор сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня, взрывались танки».
Комментарии
Георгий 26 июля 2020, 13:16
Царствие Небесное всем воинам погибшим защищавших нашу Родину во всех войнах и за всех предстоящих перед Господам нашим Иисусом Христом особенно за тех кто пропал без вести, как мои оба деда...Господи спаси и сохрани своей благодати...
Михаил24 июля 2020, 09:22
Вот Спасибо!!! Я и не знал про этот бой! Была у меня книга, еще советского издания (по моему 70-х), "Вов 41-45г.г.", но там ничего про это не было (по крайней мере я не помню)...
Анатолий14 июля 2020, 19:56
Слава героям.Участники июльских боёв 1943г измотали отборные войска вермахта. В этой череде героев был и Ужанков Николай Филипович.Вечная память.
Олегъ 8 июля 2020, 00:06
Спасибо за подробный рассказ о той битве, Царствие Небесное Вашему отцу Николаю Филипповичу!
Панкратова 6 июля 2020, 17:03
Спасибо большое , что поделились с нами своей сыновьей любовью, воспоминаниями об отце. Прочла с замиранием сердца, невозможно себе представить какой ценой далась нам Победа! Чарствие Небесное рабу Божьем Николаю.
р.Б.Сергий 6 июля 2020, 16:17
СпасиБо автору за описание этой малоизвестной,к сожалению, страницы Великой Отечественной войны.
Наталья 6 июля 2020, 15:56
Верно, без Соборовского поля не было бы и победы на Курской дуге. Мне казалось, что про эту неделю боев в обороне всем известно... а оказывается, нет.
Андрей 6 июля 2020, 08:20
Между прочим, в битве на Орловско-Курской дуге принимали участие и ВВС РККА, при чём их вклад в общую победу был очень и очень весомым.
Екатерина 6 июля 2020, 03:41
Спасибо большое, Александр Николаевич, что делитесь воспоминаниями и лекциями на сайте! С благодарностью вспоминаю Ваши лекции на канале «Культура». Царствия Небесного Вашему отцу рабу Божьему Николаю.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×