«Потребность образованной части нашего общества в диалоге с Церковью очень высока»

Беседа с заместителем главного редактора журнала «Эксперт» Павлом Быковым

– Издания холдинга «Эксперт» преимущественно деловой тематики. Кто ваши основные читатели?

– Менеджеры, политики, управленцы, студенты – все те, кто интересуется экономикой и политической жизнью страны. В основе своей это люди, принимающие решения, которые во многом определяют будущее России.

– На страницах журнала «Эксперт» нечасто, но появляются публикации на религиозную тематику. Насколько это интересно читателям?

– Я этот интерес ощущаю. И нашим читателям нравится, когда в журнале появляются материалы, затрагивающие темы, не соприкасающиеся с их повседневной деловой жизнью – о вере, о духовной жизни. Более того, можно сказать, что для думающей молодежи, несмотря на то, что она стремиться к сугубо практическим вещам – финансовому успеху, карьере, очень важен поиск смысла жизни. Наш журнал вообще ориентирован на тех, кто стремиться понять подлинный смысл того, что происходит вокруг, улавливать тенденции и делать долгосрочные прогнозы. Для этого необходимо объемное видение мира, и мировоззренческие вопросы являются здесь очень значимыми.

Важно и то, что темы, связанные с религией, с вопросами веры выявляют новых авторов с очень интересными взглядами. Понятие «новый» в данном случае условно, оно обозначает тех, кого наши читатели в повседневной профессиональной деятельности, как правило, не встречают. Знакомство с этими авторами позволяет соприкоснуться с другим, иным видением жизни. Например, у нас публиковалась статья протоиерея Всеволода Чаплина, изложившего православный взгляд на государственное устройство. Было интервью с диаконом Андреем Кураевым. Интересно, что его взяли наши уральские коллеги для издания «Эксперт-Урал», но потом текст перепечатали в основном издании «Эксперт» именно потому, что это была очень увлекательная беседа. Внимание к этой теме в регионах, думаю, очень показательно. Были статьи, в которых мировоззренческие вопросы поднимались в контексте основной темы, например, в публикации о Пушкине и русской литературе XIX века. У нас также появлялись интервью с известными экономистами, философами, писателями, которые затрагивали религиозную тематику

– Насколько близка эта тема лично вам?

– Я вырос в обычной советской семье. Родителей в детстве по традиции крестили, но в полной мере верующими на тот момент они не были, хотя и не чурались иной раз поставить свечку. Были относительно дальние родственники, бабушки, которые при случае рассказывали что-то о вере, разные истории и случаи из жизни.Крестился самостоятельно, уже будучи взрослым человеком, примерно семь лет назад, хотя задумываться об этом начал много раньше. К сознательному принятию крещения шел постепенно, шаг за шагом.

Сама жизнь вынуждает определиться, какими критериями ты руководствуешься, как оцениваешь те или иные события. Сейчас много различных возможностей приобретения знаний о духовной жизни, но, к сожалению, невсе они ведут в нужную сторону. В молодости хочется попробовать все. Когда я был школьником, затем студентом, очень интересовался восточными духовными практиками, буддизмом. Это увлекало, поскольку присутствовал элемент экзотики. Но потом понял, что это – не мое.

Слава Богу, нашлись люди, которые помогли мне сделать выбор в пользу Православия, за что я им очень благодарен. Шаг за шагом в течение двух-трех лет регулярного общения с ними я начал понимать, в чем смысл христианства, его нравственная ценность и глубина. Тогда же пришел к выводу: что же еще искать, когда свое родное – самое лучшее.

Считать себя воцерковленным человеком, увы, не могу. Сказать, что я регулярно хожу в церковь, нашел своего духовного отца – этого нет, приходится признать. Пытаюсь соблюдать посты, ведь пост – широкое понятие, он подразумевает не только ограничение в пище, но и работу над собой, над своим нравственным состоянием. Считаю себя православным человеком и жизнь воспринимаю с этих позиций. Мировоззрение, безусловно, накладывает отпечаток на мои публикации, о чем бы я ни писал: об экономике, политике, бизнесе.

– В апреле этого года вы посетили Святую Землю в составе делегации фонда Андрея Первозванного. Каково самое сильное впечатление от этого паломничества?

– Я впервые попал на Святую Землю. Впечатлений много, и они очень сильные. Особенно запомнилось пребывание в базилике Рождества Христова в Вифлееме. Глядя на звезду, обозначающую место рождения Христа, я с особой силой ощутил, что именно здесь все это происходило, что мы, паломники, соприкасаемся сейчас с тайной, с чудом пришествия Бога на землю. Это одно из самых сильных впечатлений.

Хотя я никогда не читал Новый Завет «от корки до корки», но, попав на Святую Землю, понял, что, оказывается, представлял себе все именно таким. В этом смысле наше паломничество было уникальным опытом приобщения к евангельской истории. На Святой Земле все, о чем ты давно знаешь и много раз слышал, можно увидеть воочию и потрогать руками. Реально попадаешь в иное, сакральное пространство, над которым не властны ни люди, ни время.

Похожее ощущение у меня было после просмотра фильма «Страсти Христовы». Удивительно: смотришь на экран, где говорят на непонятном тебе языке, и все совершенно ясно от начала и до конца. Понятно, что сейчас происходит, что будет дальше, какой смысл во всем этом, что именно хочет сказать режиссер. Остается только повторить фразу, приписываемую папе Иоанну Павлу II, который сразу после просмотра фильма сказал: «Все так и было». Мои впечатления от поездки на Святую Землю можно свести к этой фразе.

Очень благодарен сопровождавшему нас экскурсоводу Роману Гультяеву, ученому секретарю Иерусалимского отделения Императорского православного палестинского общества, который увлекательно и живо рассказывал о том, как велись раскопки в святых местах, какие существовали географические трактовки евангельских событий, как они пересматривались в зависимости от новых археологических находок, как потом выстраивалась взаимосвязь между ними. Чего стоит одна история о том, как русские миссионеры нашли Судные врата! Подчеркну, что исторические обоснования евангельских событий, безусловно, важны, но в конечном итоге все это остается вопросом веры. Невозможно до конца доказать ничего, можно лишь показать, но верить или нет – это каждый должен решать для себя сам.

Очень запомнилось посещение Старого города в Иерусалиме, Крестный путь. Когда идешь лабиринтом узких средневековых улиц – вокруг тебя проносятся мотоциклисты, проезжают машины, проходят люди, мусор какой-то под ногами валяется – и понимаешь, что этим же путем две тысячи лет назад шел Спаситель на смерть, то это непросто вместить в себя. Я для себя сделал вывод, что жить в Иерусалиме, пожалуй, не смог бы.

– Даже так?

– Здесь любые действия воспринимаются и оцениваются с духовной точки зрения, и это накладывает очень серьезную ответственность. Повседневная причастность к этому гигантскому духовному пласту пугает. Я понимаю, что к этому не готов.

Еще для меня было открытием то, насколько широко Россия представлена на Святой Земле. До поездки я знал, что там есть несколько русских храмов и монастырей юрисдикции РПЦ и РПЦЗ, и, собственно, все. Какое на деле в Палестине количество святых мест, которые принадлежали русским, храмов, где служат на русском языке, было сложно себе представить. Оказалось, что Русская Палестина – очень мощное и масштабное явление.

– Наверное, непросто было возвращаться в обыденную жизнь?

– Возврат произошел как раз легко. Скорее наоборот – лишь возвращаясь в обычную жизнь, оцениваешь масштабность произошедших с тобой событий. Пока ты находишься там – а у нас была очень напряженная программа, – времени посмотреть на все со стороны не хватает. А уже дома начинаешь понимать, что происходило и как это изменило лично тебя. В этом смысле я могу сказать, что Святая Земля не отпускает до сих пор, хотя прошло уже много времени.

– Следите ли вы за современной православной прессой?

– Увы, регулярно не слежу – времени не хватает. Иногда при случае, когда вижу какие-то материалы о Церкви в интернете, в газетах или журналах, читаю, зачастую с большим интересом. На мой взгляд, диалог Церкви с миром, в основном, ведется «своим языком для своих», а остальных людей это не затрагивает, потому что они просто этого языка не понимают. Более того, полагают, что, не зная этого особого языка, не стоит соваться туда, где на нем говорят, со своими проблемами и вопросами, потому что там их тоже не поймут!

Православие зачастую ошибочно воспринимается в бытовом контексте. Для большинства людей это, в первую очередь, образ жизни, возможно несколько архаичный, подразумевающий очень тесное вовлечение в жизнь приходской общины, постоянное общение с конкретным священником-духовником, что очень сложно. Тем более человеку молодому, динамичному, вовлеченному в современную деловую жизнь. Проблема еще и в том, где найти батюшку, с которым можно говорить совершенно свободно. Очень важно, насколько этот батюшка сам близок современной жизни, насколько он понимает ее сложности и готов дать ответ вопрошающим.

Потребность современной образованной части нашего общества в адекватном диалоге с Церковью очень высока, и интерес к духовной жизни весьма значителен. Наглядное свидетельство тому фильм «Остров», который, не будучи ориентирован на массовую аудиторию, вызвал огромный интерес. В обществе существует запрос на православное осмысление современности. На мой взгляд, было бы очень здорово, если бы в Церкви получала оперативную оценку любая светская интеллектуальная деятельность. Нужно православное прочтение современности во всем многообразии ее аспектов – науки, литературы, искусства, нужна постоянная интеллектуальная работа в диалоге с миром. Общее ощущение, что этого очень не хватает.

Как у «потребителя», у меня есть интерес к интеллектуальной православной деятельности. Хочется больше интересного, обязательно глубокого и серьезного анализа всего того, что происходит в мире вокруг нас. Пусть даже анализ будет критическим, но только чтобы эта критика по отношению к нам, мирянам, не переходила в нравоучительный менторский тон. Люди очень настороженно к этому относятся. Больший отклик у них вызовет дружеский участливый подход. В этом смысле я могу сказать, что регулярные выступления митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (с 6 декабря с.г. – Местоблюститель патриаршего престола. – Ред.) – это вполне правильный формат. Иногда по утрам я смотрю «Слово пастыря» и восхищаюсь тем, как живо, увлекательно и интересно владыка говорит, затрагивая при этом важные вопросы. Иногда даже не планирую смотреть эту передачу, а просто переключая каналы, попадаю на нее и невольно на ней остаюсь.

Безусловно, высоко оцениваю деятельность диакона Андрея Кураева – блестящего православного публициста. Этого человека всегда очень интересно слушать. Он тонко чувствует процессы, идущие в современном обществе, дает им адекватную оценку и понимает, как правильно донести свою точку зрения до конкретного слушателя. Это очень большое умение. У отца Андрея есть нужный набор аргументов, и он умеет их выстраивать так, чтобы другой воспринял их. И при этом отец Андрей не идет на поводу у аудитории. Этим навыком он блестяще владеет. Думаю, что его миссионерская работа – одна из эффективнейших моделей диалога Церкви и мира. Безусловно, форма осуществления миссии Церкви в мире XXI века – сложная тема, которая заслуживает отдельного разговора, но этот разговор необходим.

Беседовала Ольга Кирьянова

18 декабря 2008 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×