Во что верит российский студент?

Социологические опросы в среде молодежи в последнее время не редкость. Из них мы можем почерпнуть немало любопытной информации – начиная с политических взглядов юношества и заканчивая их сексуальной ориентацией. А вот опросы по религиозной тематике проводятся куда реже – и причем зачастую по весьма примитивной методике.

Между тем вопрос о том, во что верит сегодня российский студент, малоинтересным не назовешь. Не назовешь его и риторическим. Если не в столь отдаленном прошлом атеизм, казалось, господствовал, то сегодня каждый студент имеет возможность выбрать религию по себе. Уличных проповедников у стен вузов встретить можно чуть ли не в любое время дня и ночи: хочешь — присоединяйся к мунитам, хочешь – иди в Московскую церковь Христа (МЦХ), хочешь – жуй прасад с кришнаитами... Внутрь вузов их сейчас, правда, почти не пускают; а вот лекциями православных священников в университетских аудиториях уже мало кого удивишь.

На тех, кто учится в Московском университете, это религиозное окружение давит куда сильнее. Не секрет, что многие из сект уделяют вербовке новых членов в МГУ особое внимание (раньше была особенно заметна МЦХ, а в последние годы их сменили муниты: вряд ли вам удастся найти хоть одного студента непервокурсника, к которому они не успели пристать со своими вопросами). Впрочем, Русская Православная Церковь тоже не обделяет университет своим вниманием: это и визиты иерархов, и богословские конференции, и спецкурс Андрея Кураева на философском факультете (куда, нередко создавая аншлаг, ходят и биологи, и математики, и историки).

Свой социологический опрос мы провели среди студентов двух факультетов МГУ – исторического и филологического. Опрос проводился методом собеседования, количество опрошенных – 159 человек. Безусловно, экстраполировать на все российское студенчество его результаты было бы совсем неправомерно, но, тем не менее, они могут сказать о многом.

Как правило, в подобных опросах респонденту предлагается выбрать свое вероисповедание из довольно узкого списка: атеист, православный, мусульманин, иудей, представитель другой конфессии. Количество православных по результатам таких опросов доходит до 80 % (из чего порой делаются далеко идущие выводы). Почти всегда вопрос о том, в чем выражается «православность» опрошенного — в том, что он раз год заходит в церковь свечку поставить, или просто в факте его крещения — вообще не ставится. Ограниченность анкеты, составленной таким образом, заключается в неверной, на мой взгляд, посылке – что человек, не являющийся ни атеистом, ни верующим другой конфессии, обязательно православный верующий (а не «этнографический православный»). Тот факт, что религиозные взгляды очень значительной части современного российского общества находятся в стадии становления, и нередко весьма синкретичны, вообще не учитывается. И получается – неважно, что человек Символа веры не знает, в храме бывает только полчаса в году на Пасху, но зато верит в переселение душ и лечит свои болячки у экстрасенса.

Поэтому, чтобы избавиться от такой синонимичности слов «православный» и «крещеный», в ходе собеседования респонденту было предложено выбрать свое вероисповедание из довольно широкого списка, где, кроме вышеперечисленных вариантов, были и такие, как «симпатизирующий православию», «агностик», «Бог у меня в душе», а также «теист» (человек, который считает, что Бог есть, но затрудняется выбрать какой-нибудь из перечисленных вариантов).

Оказалось, что религиозные воззрения студентов этих факультетов весьма разнообразны. Среди опрошенных были мусульмане, католики, монофизиты, баптисты, члены МЦХ, староверы, язычники, сатанисты. К православным себя отнесли 24% историков и 30% филологов. К симпатизирующим Православию – 13% (историки) и 25% (филологи). Атеистов оказалось 11% на истфаке и всего 4% на филфаке. Наконец, очень значительным оказалось число «теистов» и с «Богом в душе» – в совокупности 24% на истфаке и аж 35% на филфаке.

В бессмертную душу верят соответственно 67% и 77%. Причем направленность этой веры все же христианская — ведь в воскресение Христово верят 62% и 63%. А вот в такой член Символа веры, как воскресение мертвых перед Страшным судом — в два раза меньше: 30% и 35%.

Итак, убежденных (а не «этнографических») православных оказалось 24-30%. Однако о степени их воцерковления говорит тот факт, что более 40% из них никогда не причащались. Пожалуй, одним из важнейших «формальных» признаков воцерковления является частота исповеди: считается, что человек, не исповедующийся хотя бы раз в год, отпадает от Церкви. В этом случае «не отпавшие» составляют 10% от общего числа студентов. Однако и это еще не говорит о реальной церковности человека. Ведь многие из таких христиан вспоминают о своем Православии, как правило, только в Великий пост, который они худо-бедно соблюдают, на Пасху причащаются, а затем... «отдыхают» до следующей Четыредесятницы. Пожалуй, действительно воцерковленными можно назвать лишь тех, кто исповедуется регулярно (допустим, четыре раза в год). Таких оказалось 6%. И именно эта цифра — а не 30% — является реальным числом воцерковленных христиан. Характерно, что если среди назвавших себя православными курящих лишь на 30-50% меньше, чем в среднем по университету, то среди регулярно исповедующихся курящих практически нет. Кроме того, среди отнесших себя к православным вера часто соединяется с суеверием – число верящих в приметы среди них нередко выше среднего. А вот воцерковленные в приметы не верят.

В целом опрос показывает, что среди студентов Московского университета наибольший отклик находит православная проповедь. Особенно ярко это выражается в том факте, что большинство из них воцерковилось именно в годы учебы в МГУ (в меньшей степени это относится к филологам, в большей — к историкам).

В то же время стоит учесть, что сегодня эти 6% — своеобразный «потолок». Филфак, истфак и философский факультет традиционно считаются «лидерами» по количеству православных христиан (с одной стороны, православные выказывают больший интерес к этим факультетам; с другой — изучение этих наук дает студенту больше возможностей узнать о Православии: многие приходят в Церковь именно через свой искусствоведческий, исторический или философский интерес). На других факультетах их меньше (хотя, опять-таки, никто не знает, насколько). Во-вторых, Москва – это православная столица мира. Здесь есть православный театр, православное кино и даже православные клубы экстремальных видов спорта. Наконец, здесь есть возможность выбрать храм, выбрать духовника – благо, церквей несколько сотен. Есть ли такая возможность у молодежи других городов? Чаще всего нет. И число православных там, естественно, куда меньше.

Стоит учесть и то, что МГУ – элитный вуз, и эта – еще одна возможная причина повышенной религиозности его студентов (опросы в других вузах мы не проводили, но по нашим ощущениям это именно так; да и не случайно каждый десятый священник в Москве – выпускник МГУ).

К сожалению, небольшой масштаб опроса не позволил выяснить, касается ли эта повышенная религиозность и представителей других конфессий (мусульман, иудеев). Но и полученные результаты дают серьезные основания предположить: завтра Россия будет не менее религиозной, чем сегодня.

Владимир Трухин

аспирант исторического факультета МГУ
Специально для Православие.Ru

12 сентября 2005 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×