Была ли русская автокефалия XV века незаконной?

Со стороны анафематствованного «патриарха всея Украины-Руси» Филарета Денисенко и его присных нередко слышится такой аргумент в пользу провозглашения «Киевского патриархата»: Москва, мол, тоже в свое время самочинно провозгласила свою автокефалию и целых полтора века ждала ее признания со стороны Константинополя. Можно, де, и нам подождать… Кроме того, аргументом в пользу создания самосвятской УПЦ КП выдвигается факт обретения Украиной государственной независимости в 1991 году. Подобные обоснования, конечно, подтверждают лишь невысокий уровень канонической самооценки украинских самосвятов. Но, кроме этого, вызывает большие сомнения и историческая аргументация филаретовцев.

Грамота Константинопольского собора о даровании автокефалии Русской Церкви
Грамота Константинопольского собора о даровании автокефалии Русской Церкви
Русь никогда не была политически зависима от Византии, однако почти пять веков была митрополией Константинопольского Патриархата, митрополит обычно присылался из Нового Рима и был этническим греком. Лишь дважды – в 1051 и 1147 годах – митрополит всея Руси избирался собором местных епископов. Вопрос о русской автокефалии возник лишь тогда, когда в 1439 году на «Вселенском» соборе во Флоренции между Римом и Константинополем была заключена церковная уния. И в Московском княжестве, и в Литве в это время в самом разгаре был острейший политический кризис. В 1437 году московское войско Великого князя Василия Темного было разгромлено татарами под Белёвым. Русские земли подвергались частым набегам только что основанного Казанского ханства. Москве было совсем не до борьбы за церковную независимость…

В 1441 году в Москву прибыл подписавший унию митрополит всея Руси Исидор. По инициативе Великого князя он был арестован, хотя потом ему дали бежать (впоследствии Исидор умер в Риме, будучи кардиналом). В 1442 году в Литву также был прислан из Константинополя митрополит-униат Григорий, но и там он принят не был. Только в 1448 году после длительного ожидания собор епископов в Москве избрал митрополитом Рязанского епископа Иону. Подробности происходивших в Византии событий на Москве известны не были. В Царьград к императору было отправлено послание, в котором говорилось: «И церковь наша Русская святейшия митропльи Русскиа, святыя Божия вселенския сборныя апостольския церкве Премудрости Божия святыя София Цареградския благословения требует и ищет, и во всем по древнему благочестию повинуется; и тот наш отец Иона, Митрополит всеа Руси, по томуж, всячески требует оттоле благословения и соединения, развее нынешних новоявльшихся разгласий. И молим святое ти царство, да будеш о всем к тому нашему отцю Ионе Митрополиту добрыи воли, и то нам от святаго ти царства велми любо. <…> Хотехом же убо о сих всех делех о церковных <…> писать и к святейшему Вселенскому Патриарху православному свои грамоты <…> но не вемы, аще уже есть <…> святейший Патриарх, или несть…» Ответа не последовало. Через четыре года в византийскую столицу было направлено еще одно послание. В Москве могли только гадать, сохраняет ли Константинополь верность унии или нет. Ответа из Царьграда опять не было, однако польско-литовский король Казимир признал Иону митрополитом всея Руси, что означало восстановление единства Русской митрополии.

Несмотря на неприятие народа и монашества, уния так или иначе продержалась в Константинополе вплоть до его взятия турками в 1453 году. За полгода до падения Города она была официально подтверждена последним императором Константином XI Драгашем. После установления османской власти султан Мехмед Фатих разрешил избрать нового патриарха, которым стал Геннадий Схоларий, во Флоренции отстаивавший унию, но позднее ставший ее противником. Однако Геннадий был патриархом всего два года. Позднее возникла легенда о созыве при нем церковного собора, осудившего унию, но на самом деле никакой возможности сделать это не было. Вплоть до начала XVI века положение Константинопольского патриаршего престола было крайне тяжелым: те или иные лица сменялись слишком часто, будучи заложниками османской власти и враждующих греческих кланов. Кроме того, в течение всей второй половины XV века на Балканах и в Причерноморье происходили бурные события, в ходе турецкого погрома все суверенные православные государства прекратили свое существование. Последний оплот византийцев – крымское княжество Феодоро (Мангуп) – пало под турецким напором в 1475 году. Связей у Москвы с Константинополем не было никаких. В Москве, не имея никаких сведений, Константинопольского патриарха считали не только возможным сторонником унии, но и лишенным всякой самостоятельности пленником султана-мусульманина (последнее соответствовало действительности).

В 1458 году бежавший в Рим бывший Константинопольский патриарх-униат Григорий Мамма поставил на Киевскую кафедру митрополита Григория Болгарина, который вскоре прибыл в Вильну. Одновременно в Риме были подтверждены полномочия митрополита Исидора в отношении Москвы. Однако в 1464 году Григорий Болгарин вошел в общение с Константинополем и прекратил общение с Римом. В 1467 году Константинопольский патриарх Дионисий I потребовал признания Григория от всех русских епархий. Но собор епископов в Москве в 1470 году его не признал, по-прежнему считая патриарха униатом. В 1475 году в Константинополе митрополитом всея Руси был поставлен Спиридон (по прозванию Сатана), однако он не был признан ни в Москве, ни в Литве. В 1477 году в Вильне стараниями Великого князя Литовского, католика, наконец утверждается самостоятельная митрополия, которой подчиняются все епархии Западной Руси, однако теперь митрополит уже не присылался из Константинополя, а избирался местными епископами и лишь получал утверждение патриарха через присылаемых представителей.

В 1484 году в Константинополе состоялся церковный собор с участием представителей всех восточных патриархов, на котором уния была осуждена. Собрать подобный собор было непросто, учитывая тот факт, что Сирия, Палестина и Египет входили в состав Государства мамлюков, отношения с которым у Османов к тому времени были весьма обостренными (лишь в 1517 году турки захватили Египет – и все восточные патриархи оказались под контролем османских султанов). Только с этого времени можно было говорить об окончательном, официальном и однозначном расторжении унии со стороны Константинополя.

В 1494 году по русско-литовскому мирному договору Москва признала самостоятельность Виленских митрополитов, хотя и подозревала их в тайном униатстве (имея сведения, что в 1500 году Виленский православный митрополит Иосиф пытался уговорить Великую княгиню Литовскую Елену – дочь московского государя Ивана III – перейти в католичество). В 1503–1507 годах Виленскую кафедру по инициативе Елены Иоанновны занимал прибывший с ней из Москвы ее духовник Иона. В 1535 году выходец из Москвы Виленский митрополит Макарий перенес свою резиденцию из Вильны в Киев (к тому времени Киев уже более двух веков за редким исключением был митрополичьей кафедрой лишь формально). Однако после его смерти в 1555 году Киевскую кафедру вплоть до ее падения в результате Брестской унии 1596 года обычно занимали выходцы из магнатских кланов – люди, по своим качествам мало этого достойные.

В 1497/1498 году было восстановлено церковное общение Москвы с Афоном, Москва возобновила финансовую помощь Святой горе. Наконец, в 1514 году произошло установление дипломатических отношений Москвы с Османами. Была возобновлена переписка Москвы с патриархией, в Константинополь отправлены подарки и список предков Великого князя Московского для церковного поминания. В 1518 году в Москву прибыло большое патриаршее посольство во главе с митрополитом Григорием. Таким образом, церковное общение было окончательно восстановлено. Греки попытались склонить Москву к ликвидации автокефалии, на что Москва не отреагировала, и вопрос был снят. В последующее время Москва была для Константинополя самым значительным источником дохода. В 1589 году по соглашению с греками состоялось провозглашение Московского патриаршества. Константинопольские соборы 1590 и 1593 годов признали Московскую патриархию.

Итак, оформление московской автокефалии обуславливалось не обретением Московской Русью политической независимости. Оно было напрямую связано с уклонением Константинопольского патриархата в унию с Римом. Церковь-мать потеряла основания для сохранения своей власти на Руси. Вопрос унии в Константинополе был окончательно решен только в 1484 году. Москва прервала общение с Литовской митрополией в 1458 году также из-за ее уклонения в унию и восстановила общение с ней в 1494 году. Отношения с Константинополем были восстановлены между 1497 и 1518 годами (изначально – косвенно, через посредство Афона).

Иными словами, при всей сложности ситуации московскую автокефалию или патриаршество «самосвятскими» считать никак нельзя. Этого совершенно нельзя сказать о «Киевском патриархате», не только самочинно провозглашенном, но и в силу своих прежних связей с украинскими автокефалистами утерявшем благодать апостольского преемства.

Федор Гайда

25 января 2013 г.

Литература:

  • Занемонец А. Геннадий Схоларий, патриарх Константинопольский (1454–1456). М., 2010.
  • Лебедев А.П. История Греко-Восточной Церкви под властью турок. От падения Константинополя (в 1453 году) до настоящего времени. М., 2004.
  • Синицына Н.В. Третий Рим. М., 1997.
  • Хорошкевич А.Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV – начала XVI в. М., 1980.
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Как на Москве патриарха ставили Как на Москве патриарха ставили
М. Емельянов-Лукьянчиков
Как на Москве патриарха ставили Сорок тысяч на Царьград и полтора миллиона в казну,
или Как на Москве патриарха ставили

+Аудио
Максим Емельянов-Лукьянчиков
Сабуровы и Годуновы так плотно стояли вокруг русского престола, что не удивляет та оперативность и слаженность действий, которые были предприняты ими после смерти Ивана Грозного для предотвращения попыток захвата власти: Годуновы сразу же закрыли ворота Кремля, расставили стражу и опечатали казну.
Царьград, который перестал царствовать. Часть 3 Царьград, который перестал царствовать. Часть 3
Из истории отношений Русской Православной Церкви и Константинопольского Патриархата
Аркадий Тарасов
У кормила Константинопольского Патриархата во второй половине XV века стояли сторонники Флорентийской унии, и в этих условиях на Руси все более крепла мысль о создании самостоятельной церковной организации, не нуждавшейся в санкции Константинополя. Русская Православная Церковь оказалась перед необходимостью дальнейшего самостоятельного определения своего пути, что подразумевало автокефалию.
О подготавливаемом Ватиканом соединении Православной и Римско-католической церквей О подготавливаемом Ватиканом соединении Православной и Римско-католической церквей
Архим. Георгий (Капсанис)
О подготавливаемом Ватиканом соединении Православной и Римско-католической церквей О подготавливаемом Ватиканом соединении Православной и Римско-католической церквей
Архимандрит Георгий (Капсанис)
Каждый, кто внимательно изучит стадии, что прошли отношения православных и римо-католиков, заметит, что у Ватикана есть план, который будет постепенно осуществляться, пока не случится «объединение». Митрополит Перистерионский Хризостом уточняет, о каком объединении идет речь: «Братья-католики прямо или косвенно дают понять, что Православная Церковь может объединиться с Римско-Католической посредством консолидации, подобной и параллельной тем процессам, которые существуют между ней и униатами».
Установление Патриаршества в Русской Церкви. Святой Патриарх Иов Установление Патриаршества в Русской Церкви. Святой Патриарх Иов Установление Патриаршества в Русской Церкви. Святой Патриарх Иов Установление Патриаршества в Русской Церкви. Святой Патриарх Иов
Владислав Петрушко
Возникновение идеи Московского Патриаршества тесно связано с установлением автокефалии Русской Церкви.
Православие и католичество на Западной Украине Православие и католичество на Западной Украине
Владислав Петрушко
Католичество издавна пытается утвердиться на Западной Украине, многие века большинство жителей Галичины сохраняли верность Православию. В настоящее время католическая экспансия захватывает и Восток Украины. Недавно первоиерарх УГКЦ кардинал Гузар недавно заявил о том, что Украинская греко-католическая церковь, как следует из ее названия, является не каким-то там локальным исповеданием галичан, а церковью всей Украины.
Комментарии
Димитрий 4 февраля 2013, 10:33
Во всех рассуждениях о судьбах и положении т.н. "украинской" церки, что канонической, что разбойнической филаретовской не учитывается, не берётся во внимание главный, основной момент всей этой истории,а именно: государство под названием "Украина", как и "украинцы", как и "украинский" язык понятия придуманные, сочинённые совсем недавно с определёнными целями нарпавлеными на раскол единого русского мира, единого русского народа т единой земли русской. Авторы всех этих химер известны, но об этом почти никто и нигде не говорит, какое то табу на эту тему. Поэтому все посылы относительно причин таких уродливых явлений какие имеют место сегодня на Украине без учёта этих вышеописанных факторов изачально неверны и ошибочны, как со стороны защитников единства русского мира, так и со стороны врагов такого единства.
Иван28 января 2013, 16:58
Отец диакон, а есть ли у Вас ответ на тот вопрос, на который нет ответа в этой статье?
диакон Александр Занемонец26 января 2013, 16:06
Интересная статья д-ра Федора Гайды. Однако и в ней нет ответа на актуальный вопрос, какой же принцип дарования автокефалии? Согласие поместных церквей или же добрая воля церкви-матери? В русском примере, получается, не было изначально ни того, ни другого.
Дает ли отпадение церкви-матери в ересь или раскол право одной из ее митрополий на автокефалию? Нет. Хотя дает право на фактическое самоуправление.
В чем все-таки разница между русскими событиями 15-16 в. и украинской ситуацией? Ни одна поместная церковь не соглашается просто так на автокефалию какой-либо своей митрополии. Это печальный факт. Тут скорее дело не в административных вопросах, а в сохранении евхаристического общения между церквами. Американская автокефалия не всеми признана, но и у кого не возникает сомнений в ее каноничности как церкви. Так же было с Финской церковью в 20 столетии.
Украинская церковь может быть митрополией одной из поместных церквей, может быть автономной или автокефальной, но она останется Церковью только при сохранении общения с другими православными церквами. С "филаретовской церковью" ни у кого из православных нет общения: их духовенство не служит ни в Константинополе, ни в Иерусалиме, ни на Афоне. А "экклезиологический провинциализм", когда евхаристическое общение и не кажется нужным, с подлинной автокефалией несовместим.
Александр Иценко26 января 2013, 14:31
Прекрасная статья, Федор Александрович! Очень подробно расставили акценты на тех важнейших событиях и фактах, которые полностью раскрывают проблему (особенно параллели с УПЦ КП, что у Петрушко, по-моему, не получилось).
Игорь Киев25 января 2013, 22:44

Единство Русской Церкви постоянная забота всех нас - от Святейшего Патриарха до мирянина.Все мы дети нашей Святой Руси.Слава Богу несмотря на козни врагов единство сохранено.Самосвяты действуют нагло и напористо. Есть и "пятая колонна" их поддержки и в УПЦ МП.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×