«Общество в состоянии предотвратить рецидив»

О программе адаптации заключенных и ее авторе Ларисе Василенко

Почти двадцать лет основательница фонда «Возвращение», создавшая программу адаптации «Освобождаясь – не возвращаюсь», несет тюремное служение, однако сегодня ей труднее, чем в начале 90-х – кроме пенсионерок Ларисе Василенко почти никто не помогает.

В тюрьме В тюрьме
    

Она родилась на Западной Украине. Росла без родителей, воспитывалась бабушкой. Когда Ларисе исполнилось шесть лет, бабушка привела её в православный храм, и там она увидела Человека на Кресте, истекавшего кровью.

Она подумала, что это очень благородный Человек, и заплакала. В эти минуты и определился весь смысл её дальнейшей жизни. Тогда у нее зародилась мысль стать врачом, залечить Ему раны и послужить людям, за которых Он эти раны получил. В тот же день она приняла Таинство Крещения. А по приходе домой бабушка сняла с нее крестик, сказав: «Нельзя его носить тебе в первый класс идти надо». Таково было советское атеистическое время.

На Украине вообще сложилась тяжелая ситуация из-за того, что перед войной были присоединены западные районы. Если на советских землях, особенно на территории РСФСР, подавляющая часть церквей уже была уничтожено, то с верующими Западной Украины разобраться не успели – началась Великая Отечественная. А во время войны политика в отношении Церкви поменялась: храмы, наоборот, стали открывать.

Так что на Украине оставалось много действующих храмов, что, конечно, беспокоило власти, пытавшиеся насаждать государственный атеизм. Но война кончилась, и наступило хрущевское время – пришлось принимать меры к церковникам.

Была закрыта Киево-Печерская лавра, начались гонения на монахов в Почаеве. Один мой знакомый украинец рассказывал, как, придя на исповедь в храм, был поражен, что настоятель не хочет его исповедовать: пришло соответствующее распоряжение в местный совет по делам религий. Так что о том, Кто был этот Человек на Кресте, Лариса Петровна узнала только в 26 лет. Но со дня крещения она училась помогать другим в беде и горе, к 14-ти годам своей жизни изучила технику массажа, чтобы облегчать боль руками. Так она училась служить Ему.

По окончании десятого класса средней школы устроилась на работу в операционную, работала в реанимации военного госпиталя. «Я была еще девочкой и много слез пролила, видя умирающих солдат. Там я многому научилась еще до поступления в медицинское училище», – рассказывала она потом. Заработав на дорогу, поехала в Ленинград – поступить в медицинское училище.

Приехала. Сошла с поезда. Незнакомый город – ни друзей, ни каких-то адресов. Она приехала на Васильевский остров – в приемный покой больницы на Второй линии. Был уже вечер, но в больнице её приняли, накормили ужином и разрешили переночевать. Потом она поступила в училище, и пришлось работать ночами. По его окончании стала работать на скорой помощи. Тут она увидела жизнь во всех ее экстремальных проявлениях.

Празднование тысячелетия Крещения Руси в 1988 году разбудило от атеистической спячки советское общество. Безбожному мировоззрению был нанесен серьёзный удар. Многие люди в то время начали поиск новых путей в жизни. Порой они оказывались весьма непростыми.

Лариса Петровна вспоминает: «Начало 90-х было очень трудным временем. Помогли выстоять горячая вера и желание послужить Богу, послужить делом». Три года Лариса Петровна молилась у могилы Серафима Вырицкого, чтобы Бог открыл ей, что делать. В одну из трудных минут ей случайно попалось на глаза объявление в газете о том, что православной общине заключенных в колонии строгого режима требуется православная литература и крестики. И в 1995 году она приехала в эту колонию, встретилась с заключенными из православной общины и почувствовала, что помощь «во узам сущим» и есть ее предназначение.

На перекличке. По статистике, 30% освобожденных вскоре возвратятся обратно в колонию На перекличке. По статистике, 30% освобожденных вскоре возвратятся обратно в колонию
«В то время рушилась старая система исполнения наказаний, и мне удалось поучаствовать в становлении новой. После долгого периода атеизма никто не знал, как и что делать. Мы учились все вместе: и сотрудники, и заключенные, и миряне, которые откликались на наш призыв. Но таковых было мало. Многие боялись сталкиваться с криминогенной средой», – рассказывает Лариса Петровна.

В 1996 году по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира Ларисой Петровной был создан Фонд «Возвращение». В попечительский Совет фонда входят священнослужители, которые активно занимаются тюремным служением. Название фонда – «Возвращение» – и его эмблема – «Возвращение блудного сына» – символизируют покаяние, возвращение в общество. «Предупредить преступление общество не в состоянии, но оно в состоянии предотвратить рецидив. Легко сунуть в протянутую руку деньги, проходя мимо. А когда дело касается преступника? Как отвратить его от преступления? Попробовать остановить такого, увидеть человека братом себе, только пропадающим. Можно порассказать ужасы, привести статистику преступности, живописать, как сидят и за что. Но главное, согласитесь, не в этом. Основные наши цели – изменить мировоззрение осужденных, подготовить к Таинству Исповеди, к Таинству Крещения, разрешить социальные проблемы, снизить рецидивную преступность».

Свою авторскую программу «Освобождаясь – не возвращаюсь» Фонд осуществил на практике еще в 2007 году на базе женской исправительной колонии. В 2009 году провели обучающие семинары для социальных работников государственных социальных служб районов Санкт-Петербурга.

И вот впервые специалисты социальных служб стали посещать осужденных еще до их освобождения из колонии. А затем встречать, чтобы продолжить работу по реадаптации. Таким образом, отбывшие наказание лишением свободы находятся в поле зрения специалистов столько времени, сколько необходимо для их индивидуальной адаптации. Согласитесь, такой подход к проблеме значительно снижает рецидивную преступность.

Модель программы «Освобождаясь – не возвращаюсь» создавалась в течение 13 лет работы в местах лишения свободы. Все эти годы Лариса Петровна горячо переживала за женщин, с которыми работала в следственном изоляторе и исправительной колонии Санкт-Петербурга. Около 1800 человек было подготовлено ею к Таинству Исповеди, к осознанному покаянию и принятию Святого Крещения. Но, увы, есть женщины, вместе с которыми при очередном их освобождении в чью-то жизнь приходит горе, несчастье, страдание. Второй, третий и четвертый раз преступая порог исправительного учреждения, они прячут глаза, встречаясь с Ларисой Петровной. Они знают, сколько Василенко положила на них сил. Это было напрасно?

«Мне было больно не только потому, что своим служением пыталась вложить в их души глаголы вечного спасения и нравственное мировоззрение и тратила на это свои силы, здоровье. Но еще и потому, что их жизнь, молодость проходили в неволе, а у большинства их детей – в детских домах, без материнской ласки и заботы».

Эта боль серьезно подтолкнула Ларису Петровну задуматься о земных проблемах рецидивисток и тех закономерностях, которые вновь и вновь приводят их на скамью подсудимых. Чтобы серьезно заняться проблемами осужденных женщин, она закончила Академию государственной службы, и ее дипломная работа не «легла под сукно», а сразу была передана в Комитет по социальной политике Правительства Санкт-Петербурга.

Программа подразумевает самую главную мысль: освобождение бывших осужденных женщин в некотором смысле не будет заканчиваться с концом срока, – оно будет продолжаться, но уже в рамках другого государственного учреждения.

Раньше такой формы работы не было. Пока человек находился в местах лишения свободы, им занималась система УФСИН. Когда его выпускали «на свободу», он уже относился к городским социальным службам.

Осужденные женщины, когда собирали подписи о создании реабилитационного Центра для обращения к вице-губернатору, с трудом ей верили, говорили: чтобы пробить броню бюрократии, прорваться в структуры власти, понадобится года три.

Подопечные Ларисы. В женской колонии Подопечные Ларисы. В женской колонии
    

У нее на это ушло четыре года – и десять лет на написание самой программы. И вот между УФСИН Ленинградской области и Комитетом по социальной политике Правительства Санкт-Петербурга заключено соглашение. На его основании найдены специалисты, – психологи, юристы, социальные работники, – которые еженедельно приходят в колонию и готовят осужденных к освобождению.

В колонии не всегда успевают восстановить паспорт, – уж слишком запущенными бывают социальные ситуации осужденных. Нужно оформить медицинские справки, помочь в трудоустройстве. А пока освободившиеся ждут оформления своих справок, их и приятели навестят, предложат «надомную работу»: деньги подделывать, – или «план» установят: пять краж в день (были и такие случаи). И вот человек опять социально опасен, а через некоторое время – снова на скамье подсудимых. Из вновь прибывших в колонию – 30 процентов рецидивистов.

Создана прекрасная программа, ставшая, можно сказать, государственной. Только вот, как это у нас часто случается, сама Лариса Петровна оказалась не у дел. Закрутилось колесо, потекли средства… и больше она уже не нужна. Конечно, обидно: работала, не жалея сил, над программой, не просила ничего для себя. А теперь кто-то пользуется ее трудом. И авторства жалко.

«Тщеславие? – размышляет Лариса Петровна, – думаю, нет. Просто чувствую, что время идет. И я ощущаю себя стрекозой, которая, как известно, «лето красное пропела»… Дети [у Василенко сын, дочь. Есть уже и внук – прим. автора] спросят: “Мама, а что ты делала? У нас в детстве ничего не было!”. А я: “Попрыгуньей работала”».

Но Лариса Петровна – не такой человек, чтобы унывать. Недавно она получила образование психолога – это ее второе высшее. Сегодня в тюрьме без знания психологии делать нечего. Когда Лариса приезжала в Москву на Рождественские чтения, сотрудники Синодального отдела по тюремному служению показали ей небольшую выставку работ заключенных. Оказывается, именно картины или «иконы» (хотя по канонам Православной Церкви их такими не всегда можно считать) могут лучше всего рассказать о внутреннем мире заключенного. По рисунку можно поставить и диагноз.

Лариса Петровна считает, что и на приходе священнику должен помогать психолог. Он часть работы возьмет на себя, поможет заведомо больным людям. Сегодня она работает в «Крестах» психологом-консультантом. Там принимает участие и в комиссии по УДО и, конечно, просматривает дела. И такая страшная закономерность: почти в каждом деле 162 ст. (разбой) или 228 ст. (распространение наркотиков). То есть вся преступность вертится вокруг наркотиков и разбоя как средства раздобыть дозу. А женские преступления сегодня поражают своей жестокостью. Вот, одна не только деньги отобрала, но и двенадцать раз ножом ударила. «Зачем бить ножом, когда уже деньги отобрала?» – недоумевает Лариса Петровна. И, скорее всего, и на этот вопрос можно дать ответ, если глубже проникнуть в психологию преступника.

«Если в 90-е мы приходили в места лишения свободы по простоте души, то сейчас обстоятельства таковы, что нужна профессиональная подготовка: юридические, психологические, социальные знания». Но знания могут диагностировать болезнь, а окончательно вылечить преступника можно только покаянием, переменой ума. «Поэтому хотелось бы, чтобы нам помогали приходы храмов. Например, если осужденная отбыла срок и направилась домой, то хорошо было бы, чтобы ее принял церковный приход по месту жительства. Не просто так: свечку поставить и уйти из храма, – а чтобы ее приняло ядро прихода».

Женщины требуют особого внимания к себе. В отличие от мужчин среди них больше распространены сплетни, зависть, уныние, отчаяние.

Что касается религиозных знаний, осужденным женщинам требуется в основном самое простое: разъяснить, для чего нужна Церковь, вера в Бога, Исповедь и Святое Причастие, рассказать о православных праздниках. Многие интересуются сектами, приметами, гаданием. Надо разъяснить церковный взгляд на эти вещи. Очень редко кто пытается изучить историю Церкви или другие церковные дисциплины.

Не так давно вышла в свет книга Ларисы Василенко «В помощь тюремному миссионеру». На протяжении последних двадцати лет Русская Православная Церковь накопила свой опыт служения в тюрьмах. В книге описаны методы работы с осужденными. Дана классификация осужденных и рекомендации по практическому подходу к ним. Отмечены психологические особенности, их перемены в условиях несвободы. Есть советы и как правильно создать общину в исправительной колонии, как привлечь осужденных. Эта книга – одна из первых, где изложен практический материал, помогающий миссионеру достойно и грамотно нести свое служение в местах лишения свободы.

Готовила Лариса и переиздание книги о тюремных храмах Петербурга, да книга уже на стадии макета остановилась – благодетель отказался сотрудничать.

Заключенные читают газету «Сестры», которую для них издает Лариса Заключенные читают газету «Сестры», которую для них издает Лариса
    

Сегодня Лариса Петровна, кроме всего прочего, издает газету «Сестры» и готовит радиопередачи для тюрьмы. Чтобы заниматься такого рода деятельностью, надо хорошо знать, к кому ты обращаешься, – тех, кто находится по ту сторону проволоки.

Знать, что они будут читать, а что нет, что станут слушать, что и как воспримут. Этому, конечно, нельзя научиться в академиях. На это нужны десятилетия тяжелого подвижнического труда. Лариса Петровна более пятнадцати лет работает в тюрьме, и только не так давно у нее появился ноутбук и факс. Четыре книги она написала, практически сидя в тюрьме, потому что там разрешали пользоваться компьютером. Всякое христианское служение трудно... Но речь – о том, что если бы было необходимое, работа шла бы быстрее…

«Теперь вы знаете, сколько можно сделать без средств к существованию, но с помощью Божией. Если кто и поддерживает мою деятельность, то это пенсионерки. Помогают рассылать почту по тюрьмам России. Вот было мое выступление на православном радио. Я оставила свой телефон: необходима оплата звукорежиссера, так как я веду радиопередачи в тюрьме. Я и сама пытаюсь освоить звукозапись, но на это нужно время. Так сегодня мне позвонили три старушки, хотят участвовать в переписке с заключенными», – говорит мне Лариса Петровна.

«Я благодарна Богу и простым пенсионерам. Трудности сделали меня сильнее, счастливей. Я получила радость от жизни, потому что знаю Бога, потому что счастье – это жизнь с тихой, спокойной совестью. Но деньги нужны для реализации планов, проектов. Я уже прямо прошу у Бога, чтобы послал мне такую работу, чтобы, наконец, получать хоть небольшие деньги».

Работа вскоре нашлась. Настоятель храма в «Крестах» священник Георгий Сычев, уговорил ее стать казначеем в храме в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», возведенном в 2003 г. на Лесном проспекте на территории мемориального комплекса при 11 пожарной части. Не знаю, насколько прибавило это Ларисе Петровне достатка (хотя предполагаю, что он остался почти на том же уровне), но забот ей заметно прибавилось.

Ну, что же, ей не привыкать, трудности для нее, видимо, естественные условия жизни.

Диакон Петр Пахомов

2 октября 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Где должен быть поп? Где должен быть поп?
Петр Давыдов
Где должен быть поп? Где должен быть поп?
Петр Давыдов
Должно ли служение священника ограничиваться исключительно пределами церкви, или же его деятельность может простираться за пределы храма?
«Он рассказывал мне, как убивал их» «Он рассказывал мне, как убивал их»
Письмо матушки N
«Он рассказывал мне, как убивал их» «Он рассказывал мне, как убивал их»
Письмо матушки N
Это – реальная история, произошедшая в наши дни: в одной из российских зон несет служение простая инокиня N., встретившая в окормляемой ею исправительной колонии человека, зверски убившего ее дедушку и бабушку. Инокиня N. рассказала об этом в письме к своему другу, которое мы с ее разрешения и публикуем.
По ту сторону свободы. Ч. 1 По ту сторону свободы. Ч. 1
Алексей Величко
По ту сторону свободы. Ч. 1 По ту сторону свободы. Часть 1
Беседа с заместителем директора Федеральной службы исполнения наказаний России Алексеем Величко
«В русском народе запас святости сохраняется на генетическом уровне», – убежден государственный советник юстиции Алексей Величко, по долгу службы знающий как о проблемах духовного окормления заключенных, так и о том, насколько востребовано и необходимо сегодня это служение.
Торжество Православия: взгляд из тюрьмы Торжество Православия: взгляд из тюрьмы
Писатель Николай Блохин
Торжество Православия: взгляд из тюрьмы Торжество Православия: взгляд из тюрьмы
Беседа с писателем Николаем Блохиным
В нас же всегда просыпается самое лучшее, когда Господь рядом. А Он с нами рядом всегда – мы от него все время далеко. И чтобы мы что-то стали понимать, нам нужны узы. Я молиться начал по-настоящему только в тюрьме. Сколько раз на воле читал Евангелие – а здесь оказалось, что помню его наизусть. И молитва моя в тюрьме была самая горячая.
Почему нужно посещать заключенных в тюрьмах? Почему нужно посещать заключенных в тюрьмах?
Иеромонах Иов (Гумеров)
Почему нужно посещать заключенных в тюрьмах?
Покров в Бутырках Покров в Бутырках
Свящ. Константин Кобелев
Покров в Бутырках Покров в Бутырках
Священник Константин Кобелев
1/14 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, в Москве, уже в пятый раз, пройдет День милосердия и сострадания ко всем, во узах и темницах пребывающим. В этот деть праздничные Божественные литургии будут отслужены во всех московских СИЗО. Центром празднования станет, по традиции, храм Покрова Пресвятой Богородицы, что в Бутырском тюремном замке (при СИЗО № 2 г. Москвы).
Комментарии
д. Петр17 октября 2013, 14:55
Лариса Василенко
У вас вообще сложно. Показали письмо из украинской колонии. Священник к ним не ходит несколько месяцев. Болеет вроде и заключенный по почти отправил свои грехи письмом любому православному священнику. Если до нас доходит весть, что в какую-то колонию в России не ходит священник.Бьем трвогу.
Ирина 2 октября 2013, 20:39
Уважаемый о.Петр.С большой заинтересованностью и вниманием прочитала Вашу статью.Все, что касается реабилитации женщин после заключения- тема болезненная, о которой молчат все или вздыхают многозначительно...Нет ни правдивой статистики по поводу реабилитации, ни реальных программ реабилитации...есть только навязшая на зубах тема социальных сирот...с констатацией факта стабильного увеличения их числа, а причины не исследуются, а главное, никак не стимулируется желание работать в направлении реабилитации женщин из числа осужденных... нет и продуманной государственной политики адаптации...Я живу в Украине.Юрист.Много лет имею отношение к общественной организации, ориентированной в основном на женщин.Очень хочу ближе познакомиться с опытом работы Ларисы Петровны.Сообщите ее координаты: адрес или электронную почту.Буду очень признательна.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×