Там, где правильные пчелы

Неспешная беседа с игуменом Павло-Обнорского монастыря

Есть в тихих и бедных наших обителях свое скромное, но очень сильное достоинство. Оно вызвано, наверное, осознанием своей нужности, спасительности. Нет, не раздраженным провинциальным высокомерием в отношении «всяких городских», а добрым пониманием мудрого седого человека: «Что, брат, измаялся? Так заходи – отогрейся». И ведь греют – светлой улыбкой, словом, тактичным оставлением в одиночестве в храме. Еще могут меду дать, с хлебом. Сидишь у печки в монастырской трапезной, поедаешь мед, чувствуешь себя Винни Пухом – и ведь не стыдно: ты – дома. У Христа за пазухой, в общем.

Павло-Обнорский монастырь Павло-Обнорский монастырь
    

Оказывается, у Христа пазуха широкая: бедных обителей в наших краях всё больше. И слава Богу – золото куполов, оно, конечно, может, и хорошо, но тянет иногда со страшной силой подальше – туда, где Винни Пухом побыть можно. Туда, где «правильные пчелы». Имена у них еще интересные.

Мы беседуем с игуменом Амфилохием (Кузнецовым), настоятелем Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря Вологодской епархии. Добраться до обители больших трудов не составляет – пару километров на север с трассы М-8 «Москва–Архангельск», не доезжая Грязовца. Осенью название городка может соответствовать состоянию проселочной дороги, но для любознательных отец Амфилохий пояснил: Грязовец – это от речки Грязовица, а не от грязищи. И вообще, считает он, главное место, где грязи быть не должно вообще, – это сердце. Тогда и на улице чисто будет. Так и сказал.

Игумен Амфилохий (Кузнецов), настоятель Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыряИгумен Амфилохий (Кузнецов), настоятель Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря
– Отец Амфилохий, расскажите, пожалуйста, немного об основателе монастыря преподобном Павле Обнорском и о самой обители.

– Рассказывать можно долго. Дам, пожалуй, основные сведения. Преподобный Павел Обнорский – один из столпов нашей великой Северной Фиваиды, ученик и последователь преподобного Сергия, несший свет Христов для просвещения северных пределов Руси. Годы его жизни – 1317–1429, он прожил больше 100 лет. Он родом из Москвы. С юности посвятив себя служению Христу, преподобный Павел принял иноческий постриг в возрасте 22 лет. Сначала он жил в обители преподобного Сергия Радонежского. Потом по благословению преподобного Сергия 15 лет пробыл в затворе. После 15-летнего затвора пошел на Север – также по благословению Преподобного, как и все его ученики. Но он шел долго сюда, лет 20, наверное: где-то останавливался, откуда-то его прогоняли, и он уходил. Во время своего долгого пути он основал Макариево-Писемскую обитель – она была до революции подворьем нашего монастыря, сейчас это действующий женский монастырь, находится в Костромской области, рядом с городом Буй. Позже он основал Свято-Троицкую обитель, в которой мы и находимся сейчас. Ученики преподобного Сергия стремились называть основанные ими монастыри в честь Святой Троицы, чтобы, наверное, подчеркнуть важность направления как своего служения, так и всей человеческой жизни – во славу Единого Бога.

– Преподобный Павел сюда пришел, жил где-то в районе нынешнего городка Грязовец, на речке Грязовица (кстати, «Грязовец» образовалось от названия речки, а некоторые неверно думают, что от слова «грязь»), и поселился в дупле, в липе. В 1414 году преподобный получил благословение на основание монастыря на этом месте, но категорически не хотел быть начальствующим: оставив во главе обители одного из учеников, Павел поселился неподалеку. Он отошел ко Господу 10 января 1429 года.

Часть липы, в дупле которой жил прп. Павел Обнорский Часть липы, в дупле которой жил прп. Павел Обнорский
– Святой жил в липе? В дупле?

– Да, по одним сведениям – три с половиной года, по другим – три года. Ну, тут и неделю-то пожить – можно с ума сойти! Или один день – по нашим-то нынешним силенкам. Представьте себе только: мороз под 30, а человек не только живет в дупле дерева, но и молится – и счастлив. Хотя бы денек такой жизни представить сложно. Вот, кстати, часть той самой липы, где жил преподобный, – она у нас в храме хранится. Она была в музее, потом ее передали в приходской храм, а в монастырь перенесли лет десять назад.

– Если не ошибаюсь, то монастырь никогда ведь не был таким… популярным, что ли, известным?

– Что вы! Наоборот, он был очень известным. Знаменит был монастырь, почитался и царственными особами: сюда приезжали и Василий III, и Иван Грозный, щедро жертвовавшие на обитель. Последней царственной гостьей здесь была великая княгиня Елисавета, преподобномученица, – в 1912 году, после того, как вся Россия собирала средства на восстановление обители после разрушительного пожара.

Чудеса? – Спокойствие, только спокойствие!

– Конечно, в монастырь приходило много людей во все времена, и здесь по молитвам преподобного Павла происходило много чудесного. Это фиксировали раньше, мы-то сейчас не фиксируем, потому что сами чудеса, так сказать, нас не очень-то волнуют, если честно.

– Почему?

– Да потому, что есть и возможность утверждения веры в этих чудесах, а есть какой-то кусочек, может, даже и прелести. Поясню: если человек будет всегда искать чудес, то он может и от Бога отступить, потому что это должно «подпитываться», эта жажда чудес постоянных. По такой логике, раз чудес нет – значит, и Бога нет, получается…

– То есть чудо в жизни христианина – это естественное явление?

Чудеса нас ежедневно окружают – мы и относимся к ним с почтением, с благодарностью Господу и Его святым. Вот только «бегать за чудесами» не стоит.

– Да, оно естественно. И не нужно никакого ажиотажа – пусть чудо будет себе спокойным чудом. Они же нас ежедневно окружают – мы и относимся к ним с почтением, с благодарностью Господу и Его святым, но «бегать за чудесами» не стоит. Вот, недалеко в лесу у нас есть чистый источник, родник, вода в нем чудотворная. Рядом с тем родником, у камня, преподобный Павел молился. Там, на камне, мы специально установили крест: архиепископ Максимилиан, управлявший до недавнего времени Вологодской епархией, настоял на том, чтобы у источника обязательно был крест. Иначе, говорит, люди могут камню поклоняться, в язычество впасть. Нужен крест, чтобы напоминать о Том, Кто создал эту красоту, о Спасителе. Место там намоленное. Есть предположение, что там впервые святого Павла увидел преподобный Сергий Нуромский: они встретились, когда преподобный Павел на этом камне молился.

Преподобный Павел Обнорский Преподобный Павел Обнорский
– Наверное, это было величественно: встреча двух отшельников-безмолвников у огромного камня на берегу реки в диком северном лесу…

– У нас икона написана об этой встрече. Преподобный стоит, а вокруг него звери всякие – лисы, медведи. Как в его житии написано: «Блаженная жизнь Павла была подобна жизни первого человека в Раю: птицы и звери, даже хищные, паслись возле его жилища, утешая (или утешаясь) его незлобием. К нему приходил заяц вместе с лисицею, принимая пищу из рук святого старца. Вились птицы, являлся медведь и смирно ждал себе пищи». Вот так и застал инока Павла Обнорского другой инок – Сергий Нуромский, делатель молитвы Иисусовой. Преподобный Павел не был священником, он был простым монахом, и когда образовался монастырь, он стать игуменом попросил другого инока – первым игуменом стал Алексий, тоже ученик преподобного Сергия.

– А почему преподобный Павел не имел священного сана?

– Просто отказался, потому что у него и возраст был уже под 90. Он прожил 112 лет, монастырь образовался в 1414 году, а успение преподобного было в 1429-м. Вот и считайте: 15 лет он жил в монастыре; когда обитель основывал, ему, получается, уже 97 лет было…

– Но как же он монастырь основал?

– Для этого он пешочком сходил в Москву, 90-летний старец! У митрополита Фотия благословился; тот сначала ему отказал, но потом, видимо, Фотию явление какое-то было, он попросил разыскать Павла, его нашли в каком-то монастыре, и Фотий ему всё подписал, антиминс дал, рукоположил его ученика, одежду ему дал, которую он тут же кому-то отдал.

Игумен Амфилохий (Кузнецов), настоятель Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря Игумен Амфилохий (Кузнецов), настоятель Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря
    

Причина гибели России: качество христиан

Люди ползли до обители на коленочках. Километра два ползли… Представляете, какое ощущение благодати здесь было!

– Преподобный Павел – могучий святой. Люди очень часто обращались сюда. Я не знаю, где проходила дорога раньше: по некоторым сказаниям, люди ползли по ней на коленочках. Километра два ползли… Представляете, какое ощущение благодати здесь, видимо, было! И я ее застал, эту благодать, она и сейчас существует, и люди даже в советское время чувствовали эту благодать здесь.

– Тогда скажите, пожалуйста: как же так получилось, что тот самый благочестивый народ, который строил монастыри и храмы, почитал святых и Бога, ходил на молитву на коленочках, ровно 100 лет назад начал и монастыри рушить, и христиан убивать? Почему он отвернулся от той благодати, которая, по вашим словам, не переставала никогда чувствоваться?

– Сейчас события на Украине показывают похожую ситуацию: люди православные, такие же крещенные, зверствуют, убивают друг друга, таких же по духу, по крови, братьев своих, детей, женщин, стариков. Тут, во-первых, не без попущения Божиего; во-вторых, это, естественно, происки врага человеческого, диавола. Ну, и еще в наше время, как говорят, можно зомбировать какими-то техническими средствами, но в те времена не было таких средств! Естественно, что это всё диавол, потому что было Богом попущено так. Хотя была православная Русь и люди были многие крещенные, но отступление всё равно происходило.

– То есть называться православным можно сколько угодно, но если ты не искренне православный, если не подтверждаешь всей жизнью свое звание и призвание, то это только внешнее?

– Да, как, в принципе, сейчас это и происходит. Первое время, когда все ринулись в Церковь, вера была такая сильная, и Господь дал особенность какую-то тому времени – началу 1990-х годов. Открывались монастыри, храмы… Такой подъем был, а сейчас как-то всё затихает.

Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь до революции Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь до революции
    

– А может быть, в наши дни имеет смысл вести речь о том, о чем владыка Максимилиан еще говорил: если раньше было важным количество крещаемых, то сейчас главное – качество христиан: чтобы вера укоренялась – шла вглубь души?

– Наверное, это так. Сейчас люди обращаются, просят покрестить, но особого рвения в вере не показывают. Недавно один местный житель попросил меня окрестить его ребенка, но до сих пор его даже не причастил.

– Это говорит о формальном подходе?

– Я объяснял ему, рассказывал… но всё мимо ушей пропускается. Считается, что покрестил – и всё, можно руки опускать. Так нельзя: если ты крещенный, ты должен всё-таки соблюдать правила своей веры, посещать храм хотя бы раз в неделю, если есть возможность. Уже и так послабление идет, икономия такая! А мы себя всё время оправдываем. Не можем мы жить так, как жили наши отцы, те поколения…

– Не требуется жить в дупле, как преподобный Павел, но тем не менее…

– Да всё мы можем! Просто мы ленимся. Я не загоняю православных в дупло, нет – это только для великих подвижников, к числу которых мы не относимся. Но я говорю о разумном и ревностном присутствии на богослужении, посильном исполнении требований церковного Устава. Что, сложно земные поклоны сделать? Попоститься пару дней в неделю? Отказаться от телевизора или курева? – Нет, не сложно ничуть. Лень, достаток – это все-таки влияет на дух. Интересно получается: достаток материальный плохо отражается на столь нам необходимой нищете духовной. В начале прошлого века Россия жила богато, а во что превратилась из-за того, что стала богатство больше всего почитать и с ухмылкой поглядывать на Церковь? Кто-то говорит, что до революции даже в монастырях нравы уже такие были, что и чай пили, и кушали по кельям. Говорят, драки даже были на клиросе, и винопитие! Мы, кстати, запретили напрочь пить вино, это мы соблюдаем очень строго, беспрекословно. Раз в год, в Великую субботу, положено освящать вино: мы ставим на столы сто грамм вина, и всё. На Афоне я был, там на столах стоит вино, 6–7 градусов, приятно для аппетита выпить. Но у нас никакого вина не бывает – слишком всё это для русского человека опасно.

    

Напугали обитель санкциями

– Может, последние события помогут нам стать чуть более духовными? Я о санкциях, объявленных «цивилизованным человечеством» в отношении России. Так вот, о санкциях: стоит ли бояться того, что нам не будут поставлять всяческое продовольствие? и вообще чего стоит бояться России?

– Общаясь с прихожанами, с паломниками, приезжающими в наш монастырь, я убеждаюсь: наш народ, который пережил не только начало 1990-х, но и войны, и советское время, и голод в Поволжье, и революции, напугать сложно. Наших людей так просто не испуг не возьмешь. Другое дело – насколько ты «наш человек», свой для Христа. Если не свой, то, конечно, испугаешься всякой всячины.

– А опасно ли для христианина, что его лишат, допустим, мяса карпаччо и устриц? Даже не в пост, а в скоромный, карпачный день?

– Не знаю, никогда не пробовал. И не хочу. Те, которые шуршат купюрами, может, и будут расстраиваться, но я не считаю, что они относятся, хотя и крещенные, к Православию. Мы говорили, что надо своей жизнью доказывать, что ты христианин.

А все эти «санкции» – это не из-за Украины. Украина здесь ни при чем. Всё потому, что Россия становится сильной, уже стала, а это всегда волновало Запад, во все века.

    

– Но сильна Россия благодаря своей верности Христу?

– Обязательно! Без этого как же? Если бы после падения Советского Союза не открылись храмы, не открылись монастыри, мы бы до сих пор существовали, скажем так, не очень прекрасно. И даже в советское время храмы были открыты, особенно во время войны. И, опять же, Россия была как империя (Советский Союз я имею в виду) тоже за счет Православия. Везде Бог всё равно присутствует, хотя Его пытались убрать, не заметить. Вот я еду по нашей округе – до сих пор названия: Игуменцево, Дьяконово. В советское время все говорили друг другу «спасибо», что значит «спаси Бог». Убрать невозможно то, что было нашими предками утверждено, и Россию нельзя снести, пока мы поклоняемся Христу, своему Богу.

Настоящие украинцы – добрые христиане!

– Получается, что это довольно опасно – верность Христу сводить только ко внешнему. Вы дали понять, что это одна из причин, которые позволили России в прошлом веке впасть в эту страшную беду 1917 года.

– Было отступление, которое и сейчас начинает наблюдаться среди людей: леность, самооправдание. А это было в больших масштабах. Бог ведь не какой-нибудь там дяденька, добрый или не добрый, хороший или не хороший, Он видит обстоятельства, видит сердца человеческие, попускает или, наоборот, заступается за Россию. Возможно, будет опять что-то попущено, потому что война точно случится. Любой мало-мальски понимающий человек видит оскал такой с Запада, из Америки, это же не просто так. Еще Александр III говорил своему сыну, что у России нет друзей, а есть только два союзника – русская армия и русский флот. Друзей на Западе не было и нет. Почему мы мечтаем, что кто-то нас полюбит там, на Западе? Я никогда об этом даже не думал. Зачем мне их любовь? Вот Украина меня расстраивает. Я там жил – в Николаеве. Такие люди прекрасные, замечательные, добрейшие люди. Особенно в деревнях, в селах – тебя, чужого, примут, напоят и накормят.

Чисто славянский народ, очень гостеприимный. Они знают тебя, кто ты есть. Я еще застал такие времена. И вдруг украинцы становятся врагами русских! Это какой-то абсурд, самый натуральный!

    

– Это как в свое время стали врагами сербы и хорваты или сербы и боснийцы – вроде бы один народ…

– Да, похожий сценарий: не знаешь, что и думать! Как не знаешь, что думать, почему произошел вдруг в 1917 году такой переворот в душах у людей. Я думаю, что была горстка – вот как сейчас горстка на Украине этих бандеровцев – так и тогда была горстка большевиков, радикальных таких, которые начали рушить храмы, расстреливать священников, убивать всех подряд. Горстка была, остальные просто боялись. Но было и сопротивление, иначе не было бы Православие пронесено через этот страшный период. Я помню, и яйца на Пасху красили, хотя храмы разрушены были в большинстве своем. Это соблюдалось всё равно. Бабушки молились истово, дома иконы стояли.

А в разных районах нашей России сильно зверствовали революционеры-комиссары.

Разруха – в душе и на земле

– Ну, у вас хоть что-то оставили…

– У нас здесь очень зверствовали, кстати, – это заметно. Только Никольских храмов здесь в округе было семь, наверное, – и все разрушены. А сколько десятков других! Было здесь девять монастырей – что осталось-то?

– Это только в Грязовецком уезде и в округе?

– Да, я сейчас могу перечислить: наш монастырь, Комельский, Никольский монастырь на озере, монастырь Арсения, Иннокентиева пустынь – ну вот, я пять уже насчитал. Три мужских и два женских, другие подзабыл, простите. И храмов было очень много у нас – десятки, сотни.

– То есть чем славнее, крепче в Православии земля, тем более страшный наносился по ней удар безбожников? Здесь – Северная Фиваида, край преподобных, заволжских старцев-нестяжателей – значит, нужно разрушить ее до основания?

– Да. И наш монастырь очень пострадал, был разрушен весь. У нас Успенский храм сохранился, и то потому, что это здание нужно было: сначала кино тут крутили, потом спортзал был, даже была квартира одно время, потом сделали склад какой-то. Вот такое происходило. Но не взрывали. Троицкий собор разобрали на дорогу. И мы ездим по Троицкому собору сейчас.

– Как храм Христа Спасителя в Москве на строительство метро пошел?

– Да, и здесь – почти то же самое. Храм Христа Спасителя взорвали, а здесь просто разбирали потихонечку. Даже детей в качестве наказания заставляли – сначала изнутри отбивать фрески, а потом и кирпичи таскать и прочее.

Мощи преподобного Павла Обнорского Мощи преподобного Павла Обнорского
    

«Тут преподобный заходил недавно»

– Но на самом деле то поколение детей – хорошее поколение. Я, конечно, из другого поколения, чуть моложе, но те хорошие люди всё-таки получились: видимо, дома установка всё равно была православная, христианская. За всех не буду говорить, но я общаюсь с теми людьми, которые в детстве здесь учились, – и скажу: очень много хороших. Может, влияла обстановка. Я познакомился с одним парнем, он здесь жил с детства, и он однажды увидел преподобного. Ну, он-то не знал, что это преподобный: видит, какой-то старец ходит, весь в белом… Прибежал к бабушке, а бабушка говорит: «Да это преподобный здесь ходит», – так вот обыденно. Сейчас он очень верующий человек, посещает храм… Молодой, ему лет 40.

И у меня тоже от бабушки всё. Родители только не очень-то склонны были к вере, хотя сейчас мама – она жива – очень верующий человек. А в те времена, при советской власти, нельзя было…

А я вот еще в детстве выпиливал себе крестики, хотя некрещенный был. Выпилю крестик, повешу на шею, потеряю его, повешу опять. Господь забирал, наверное. Из ложек всяких алюминиевых выпиливал. Раньше ведь тяжело было купить крестик. Я надевал и ничего не боялся. В школе, помню, пионерство, октябрятство – всё это воспринималось как символы какие-то.

– Как коллективная романтика?

– Да.

– Вот вы сказали про наказание детей – сбивать фрески в соборе. Не так давно я разговаривал в Кириллове со священником – отцом Алексием Фомичёвым, он говорит: ни один кирпич, украденный из церкви, без следа не останется – всегда будут последствия, причем очень печальные, для виновника. Что ж мы удивляемся, что жизнь-то никак наладиться не может…

– А мы кирпичи возвращаем в храм, по назначению! Я застал здесь свинарник, весь кирпич наш я забрал из него. Кстати, так легко отдавался этот кирпич!

– Даже свинарник тут, в монастыре, был построен?

– Да, часть его была построена из нашего кирпича, монастырского, а часть – из советского. Советский кирпич кувалда не брала, а наш так просто отковыривался – это потому, что он пропитан известью, а известь с цементом не соединялась. Еще колокольня была высокая; ее разобрали и построили какой-то маслозавод – сейчас он заброшен. То, что построено из монастырского, всё заброшено, потому что, действительно, ничего из Церкви брать нельзя.

Один мужчина (не помню уже, как его зовут, он давно у меня не бывал), художник, принес как-то кусочек от сени над ракой преподобного – мраморный кусочек. Принес и сказал такие слова замечательные: мол, столько лет этот кусок грузом – до такой степени тяжелым грузом – на моей душе лежал!

– Это – из похищенного из монастыря?

– Да. И когда принес, то, говорит, сразу легче стало. Часть раки была под памятником Ленину – вся рака кувалдой разбита, склеить ведь невозможно. Сень из белого мрамора была, она вся разбита кувалдой. Я застал женщину – она, кстати, мать этого парня (она умерла уже) – так вот, она рассказывала, что тот, кто разбивал эту сень, милиционер, умер чуть ли не на следующий день после этого. Вскрытие сделали: сердце всё в дырках! Я потом узнал, есть такая болезнь: сердце, как губка, становится. Так что сразу наказание пришло, моментальное. А она сама – дочь той бабушки, которая так спокойно говорила про преподобного. Сейчас местных таких не осталось.

    

Странные дачники

– Кстати, хотел спросить, почему так получается, что большинство прихожан вашего монастыря – из Вологды, Череповца, а местных мало?

– Из Москвы еще приезжают, из Питера. А здесь дачники в основном. Из местных ходила бабушка одна, умерла на Пасху года два назад или три. Сейчас еще одна бабушка приезжает на лето жить здесь, ей уже 84–85 лет, ходит иногда в храм… А та у нас хорошая прихожанка была, советовалась, причащалась, мы ей помогали. Две-три семьи живут, но они не ходят в храм , у них свое «занятие» – алкоголизм… Я не знаю, почему дачники такие какие-то странные: покупают за огромные деньги участки – здесь участки очень дорого стоят, – а сами в храм не ходят. Цены-то из-за того, что здесь монастырь, естественно, огромные. Раньше тут земля почти ничего не стоила.

Строят дома очень многие.

– Может, окажутся среди них настоящие прихожане.

– Дай Бог, конечно!

– Но, по крайней мере, нет уже косых взглядов людей, считающих себя «цивилизованными»?

– Явной неприязни не наблюдается, но скрытая всё равно есть. Был случай год назад: один сказал, что, пока не было Амфилохия, всё было хорошо. Якобы «приехал, растревожил, свет отключают из-за него». Неправда это: у нас генератор стоит. Зимой мы очень зависим от света: у нас все котлы и насосы электрические.

– А сколько сейчас народу в монастыре?

– Народ меняется полностью, особенно трудники. Сейчас ребята с Украины работают, кстати. Очень мы ими довольны – спаси их, Господь, за труд! А братия у нас – пять человек.

    

– Но в священном сане только вы?

– Иеромонахов двое, есть еще диакон, монах и послушник. Еще парень должен прийти.

– То есть уже шестым будет?

– Да. Думаю, задерживать его не буду, сразу приму в братию – он давно посещает монастырь.

– Из трудников?

– Трудники меняются; у меня один трудник обязанности эконома исполняет, сейчас в отпуск поехал.

– Тоже разные и отовсюду? Или больше из Вологды?

– Да, вологодские, с севера, из Архангельска один, один из Коми – они давненько тут живут уже: Володя уже три года живет, Петр – год.

– А в трапезной?

– В трапезной послушники. Послушник Николай и Николай помощник. У меня три Николая в монастыре! Послушник Николай – будущий монах, он в возрасте, старше меня, он уже четыре года в монастыре, в послушники я его принял в прошлом году.

– Каков устав, порядок жизни в Павло-Обнорском монастыре?

– Дело в том, что у нас уставы только юридические пока, а по внутреннему уставу сейчас только из Патриархии пришло положение о монашествующих – его уже раз принимали, но мы дали много замечаний, его переделали; возможно, больше исправлений не будет. А были там вещи и неприемлемые для нас.

– Например, какие?

– Например, не отпевать монаха, который ушел в мир.

– Вообще не отпевать?

– Да, вообще не отпевать. Но сейчас принято: отпевать мирским чином. Он христианином ведь всё равно остается. Было в положении всё как-то грубовато сделано. А внутренний устав – это тоже прописано – должны сами в монастыре утверждать, но тот внутренний устав, который был у нас в обители – преподобного Павла, – конечно, очень жёсток для нас. Дело в том, что там среди прочего запрещено даже пить воду в келье. Ну, пищу мы не принимаем в келье, это однозначно, и чай не пьем, а воду все-таки разрешаем, потому что, например, ночью захотел пить – надо спускаться в трапезную: тяжеловато, мы на втором этаже живем, а трапезная внизу. Я думаю, ничего: преподобный в этом случае не накажет, хотя за стойкое несоблюдение его правил он наказывал, уже будучи на небе, – кого расслаблением, кого прозаическим поносом.

– Еще вопрос. Сколько раз уже замечал, что как только в монастырь заходишь, то меняется даже сама земля: красиво всё, очень прибрано, строгая дисциплина, причем такая естественная, вовсе не искусственная, не вымученная, а всё как-то по уму получается. Выходишь за монастырь – грязь кругом, неустройство, мусор. Почему так? Ведь вроде бы везде люди с головой, везде живут русские люди. Почему в монастыре или у церкви всегда всё чисто, прибрано на загляденье, а как выходишь в мир, так сразу и стыдобища получается?

– Не знаю, я как-то не сосредотачивался на этом… Как-то естественно всё получается, мне кажется. Во-первых, это постоянная молитва, соединенная с трудом. Нас двое священников, мы служим каждый день Литургию уже много лет. Я даже когда был один, делал такие потуги, но каждый день не получалось – а я всё равно служил как можно чаще, потом стали уже ежедневно Литургии служить. На самом деле служить – нагрузки нет никакой, больше нагрузки в восстановлении монастыря, например. Надо что-то купить, а денег нет, ну и слава Богу, что нет, потому что когда много денег – оно всё равно настраивает человека на шаги непонятные. А чистота – не знаю… может быть, сейчас и буду обращать внимание. Вот, валяется какой-нибудь кусок доски – уже сердце болит: не на месте валяется. Рабочих заставляю прибираться за собой. Не знаю… Мне кажется, когда в душе чисто, должно и внешне всё быть чисто. Это не какая-то показуха, у нас даже в мыслях этого нет. Прихожане за клумбой, за цветами ухаживают. Когда восстанавливаем облик монастыря, просто хочется, чтобы он красиво выглядел, он же был такой жемчужиной! На фотографии – такой красавец стоит, весь белый, в зелени, ворота, стена, кругом башни. Башню мы построили, не можем пока крышу сделать. У нас, кстати, колодец внутри, обеспечивает водой весь монастырь, а еще один колодец сейчас – на баню. А вода замечательная!

    

– А отопление только печное?

– Нет, у нас котлы на дровах: самое дешевое топливо для нашей местности.

– Я думал, газовики чем-нибудь помогают.

– С газовиками был разговор, хотели всё сделать, но это очень дорого: в наших помещениях не разрешат котлы ставить, надо покупать отдельную котельную – на эти деньги можно купить дров на десять лет, хотя мы сейчас не покупаем, помогают нам, мы только их распиливаем и раскалываем. А первые годы ездили в лес сами.

– То есть люди всё-таки помогают монастырю?

– Да, кто-то привозит, кого-то просим, с нами оба директора леспромхоза в дружбе, и если предприниматель не помогает, они просят. Принуждение к добру, так сказать.

В прошлом году мы построили дровяник красивый, а так у нас дрова были по разным местам раскиданы.

– В каком году начал восстанавливаться монастырь?

– Монастырь был возвращен Церкви 1 января 1995 года. Сначала он был подворьем Спасо-Прилуцкой Димитриевой обители – до 2004 года, а потом стал отдельным монастырем. Активные восстановительные работы начались здесь с 2006-го. А до этого интересно получалось: сначала мы привозили дрова из Прилуцкого монастыря, из города! Можете представить: дрова оттуда привозили в лес, к нам! Ну, вы понимаете, чем занимались монахи, если им дрова привозили?

– А чем они занимались?

– Наверное, молились! Первое время мы дрова заготавливали, у нас был транспорт – лошадь. Это очень тяжелое занятие: лошадь в лес не заходит, потому что снега много, и надо все чурки вынести на своем горбу. Но у нас не было большой потребности в дровах: у нас была трапезная, две кельи, где мы жили, остальные здания были заброшены. Но храм восстановили в 1999 году. Храм находился в алтаре когда-то большой церкви Успения Божией Матери. А потом уже остальные здания начали в пристойный вид приводить – они были в очень страшном виде, конечно, изнутри и снаружи. Там всё такое советское валялось, сейф какой-то, пионер был нарисован, а всё равно через это – века, какое-то такое дыхание древности… сердце щемило.

Были удивительные случаи. Утром просыпаемся – стоят мешки с пищей: сахар, мука, макароны. Кто привез? Откуда привез? Никто не знает, даже собака не лаяла! Это не чудеса, что ли? Или, например, денег нет совсем, а надо заплатить за свет, за всё – раз, откуда-то перевод какой-то, чуть ли не из Владивостока или из-за границы. А потом уж появились такие люди, которым понравился этот монастырь: посетили, начали помогать, началось масштабное восстановление, сразу откопали все до одного здания, начали с крыши и с низа. Фундаменты залили, починили цоколь полностью. Дренаж провели.

Еще магазин здесь стоял, советского такого типа, – они до сих пор стоят по деревням, такие магазины. От этого заброшенного магазина я тоже всё использовал.

– Кассу не взяли в качестве компенсации?

– Нет, не взял. А говорят, тогда, когда магазин действовал, продавцы боялись: кто-то ходил у них по подсобке. Потому что подсобка находилась как раз в храме Предтечи. Наверное, Иоанн Предтеча приходил. Боялись работать. Магазин мало проработал – построили его где-то в конце 1970-х. Кстати, строили то ли с Западной Украины ребята, то ли из Молдавии. Это более богобоязненный народ, очень православный. Бульдозер что-то разгребал и выкопал мощи иеромонаха Николая. И они где-то похоронили его, собрали все косточки. А вообще все памятники были вывезены в неизвестном направлении. Зачем они понадобились? За 600 лет было очень много могил, очень много архимандритов похоронено, были у нас и архиепископы похоронены. Сейчас пытаемся восстановить кладбище. Что-то получается, слава Богу.

– Пожелаете что-нибудь нашим читателям?

– Не паниковать, не искать чудес и прощать друг друга. Вот оно, чудо – суметь простить обидчика! Меду хотите? Мы свой делаем – пчел у нас много. Пчелы настоящие, правильные. Читали «Луг духовный»? Будете мед есть – перечитайте, ладно? Вот, возьмите – семье привет передавайте. Приезжайте к нам еще.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Другая страна Другая страна
Миссионерские записки
Другая страна Другая страна
Миссионерские записки
Иеромонах Ириней (Пиковский)
Никто не знает, сколько проживут те деревни, в которых трудилась приезжающая из Москвы молодежь. Но храмы остаются, и сейчас в них начинается новая жизнь.
Cевер и сопричастные Cевер и сопричастные
Екатерина Соловьева
Cевер и сопричастные Cевер и сопричастные
Екатерина Соловьева
О Русском Севере и о людях, живущих там, написано и сказано много сильных, но иногда и банальных слов. Городские романтики, возвращаясь с «северов», часто изрекают одни восторги и восклицательные знаки. Сами же «северные» не считают себя и свою жизнь какой-то особенной. От объективов смущенно отворачиваются, на вопросы о жизни машут рукой и зовут скорее обедать и пить чай.
Сердце Северной Фиваиды. Сердце Северной Фиваиды.
ФОТОВЫСТАВКА архиеп. Максимилиана
Сердце Северной Фиваиды. «Сердце Северной Фиваиды».
Фотовыставка архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана

В начале этого года в Москве прошла фотовыставка архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана «Сердце Северной Фиваиды», на которой было представлено более 160 работ владыки, остро чувствующего красоту творения Божия и талантливо передающего свою любовь к святой Вологодской земле.
Комментарии
диакон Александр Васильев17 декабря 2015, 00:08
Тщетно пытаюсь найти в Интернете достойную доверия ссылку на помять прмчч. Обнорских 1538 года Ефрема, Герасима, Иеронима, Исаакия, Дионисия и Митрофана. На тульском сайте о некрополях о них упомянуто; в двух англоязычный православных календарях - глухо: "Ефрем и 6 нетленных монахов". И только на русских православных сайтах - нет подтверждения! Помогите, пожалуйста, кто может! Мой e-mail: oleks[sobaka]rambler.ru
Метелица валентин 1 ноября 2015, 22:24
5 лет назад уехали в Беларусь,а душой в Павло-обнорском.Если есть на земле сказка-это там.С трепетом прочитали слова любимого Батюшки.Всех благ!Семья Метелиц
Вячеслав15 ноября 2014, 17:46
На протяжении 25км небольшой российской речки Обноры было выстроено 12 монастырей,святые и намоленные места.Храни Вас Господь!
Елена12 ноября 2014, 17:25
Спасибо автору за замечательную статью!Я живу в Николаеве, где довелось пожить и игумену Амфилохию.Вот уж действительно не узнал бы этот город, сколько агрессии и ненависти к русскому народу... Спаси и сохрани Господи! Неужели по попущению Божию? Словно 1917 год. Или церковный раскол на Украине сказывается? Все русское шельмуется, и это не малая часть западенцев делает, они ждали этого часа семьдесят лет... Люди добрые, молите Бога,чтоб Украина не отпала от России! Спасибо за глоток свежего воздуха. Спаси всех вас и братию монастыря и сохрани, Господи!
людмила серая28 октября 2014, 00:38
Спасибо за напоминание:ПРОЩАТЬ!
Павло-Обнорский монастырь27 октября 2014, 15:44
Реквизиты монастыря:
Православная религиозная организация
Свято-Троицкий Павло-Обнорский мужской
епархиальный монастырь с.Юношеское
Грязовецкого района Вологодской области
Вологодской Епархии Русской Православной Церкви
(Московский Патриархат)
162011 Вологодская область, Грязовецкий район,
п/о Ростилово, с.Юношеское
ИНН 3509007011 КПП 350901001
Банк Отделение №8638 Сбербанка России г.Вологда
БИК 041909644
р/с 40703810412090100138
к/с 30101810900000000644
тел./факс монастыря (81755) 54-2-71
Настоятель монастыря - Игумен Амфилохий (Кузнецов)
e-mail: pavlo_obnorskiy.2014@inbox.ru
В платежном поручении в назначении платежа указать «…на уставную деятельность »
Ольга26 октября 2014, 13:55
Спасибо большое, хотелось бы видеть больше статей о таких мало известных святых обителях
владимир26 октября 2014, 13:31
СЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ!!!
Наталья26 октября 2014, 12:30
Спаси Господи наши монастыри и их подвижников! Помоги им, Господи, а наши молитвы и благодарность всегда будут с ними.
Сергей26 октября 2014, 04:41
Из икон, оставшихся от моих бабушек (моя бабушка всю жизнь прожила вместе с сестрой) была одна икона, которая оставалась для всех загадкой. На ней был изображен неизвестный старец на фоне какого-то монастыря. Надпись, на которой было имя святого, разобрать было практически невозможно. Много лет мы пытались это выяснить. И вот, я задался этой целью и после долгих лет поисков я все-таки нашел в интернете имя этого святого - Павел Обнорский. И моя мама сказала, что был у нас родственник по имени Павел. Он был директором какого то завода и во время войны этот завод был эвакуирован в Горький. И вот однажды мой прадед поехал на обед, а в это время завод был атакован вражеской авиацией и много народа погибло. Он мгновенно приехал с обеда и на месте от увиденного у него не выдержало сердце. И вот моя прабабушка все время прожила с моими бабушками в доме, где родился и я. Кстати, после их смерти дом сгорел и остался нетронутым только один угол - где находились иконы. Мы их позже отреставрировали.
Вот такая небольшая история.
С тех пор я много узнал о Павле Обнорском и мы почитаем этого святого.
Мои предки были настоятелями церкви в селе Высоком ныне Жирятинского района Брянской области. И непонятно, откуда взялась эта редкая икона Павла Обнорского.
р.Б.Алла25 октября 2014, 18:03
Где-то 12-13 лет назад духовный отец подарил мне икону с изображением на ней прпп.Павла Обнорского и Макария Писемского и благословил найти и прочитать их жития.В интернете нашла лишь краткое жизнеописание великих подвижников,учеников прп.Сергия Радонежского и тропари им,кои читаю еженедельно.И вот через столько лет Господь дозволил узнать, как подвизался прп.Павел.Удивительный святой!И с какой добротой и любовью говорит о нем игумен.Сколько полезного для спасения души в данной статье.Спаси Бог!
Иулиания25 октября 2014, 16:44
Спаси Господи за тепло! Такое светлое и нужное нам всем интервью с батюшкой, особенно последние слова отца Амфилохия...
Светлана24 октября 2014, 23:40
Даже запах листвы почувствовала, так легко стало! Спасибо!
Александра24 октября 2014, 22:40
Уважаемая Редакция,

спасибо за статью и за утешение :-)

Дайте, пожалуйста, реквизиты монастыря, спасибо!!!

р.Б. Александра
Лариса24 октября 2014, 20:55
Елена, западные украинцы, которые сейчас в России, не убивают восточных украинцев на Украине (физически не могут быть в двух местах).
У нас в России тоже немало маньяков, что же, говорить о том, что все русские - убийцы?
Статья очень понравилась.
елена24 октября 2014, 14:24
Да статья замечательная,только вот насчет ребят с Западной Украины-Богобоязненных и православных,те которые сейчас убивают ребят на Востоке Украины ,ведь добровольцами идут на войну-убивать только с Западной Украины и отличаются особой ненавистью к русским и восточным украинцам
татиана24 октября 2014, 14:06
Чудо, что за беседа! Так все ясно и ни одного штампа. Спасибо, Петр.
Наталья24 октября 2014, 14:02
Была в паломничестве по Вологодской епархии шесть лет назад, были в Обнорском монастыре. Тихая и уединённая благодатная обитель, бедный монастырь, что очень по- русски, и не снуют паломнические толпы, что тоже неплохо для монашеской молитвы. Спаси Господь игумена Амфилохия с братией!
Юлия24 октября 2014, 13:26
Спаси Вас,Господи за чудесную и увлекательную статью.Здравия Вам и сил,а также помощи Божьей!
ТаняСем24 октября 2014, 13:16
Очень светлая статья и наредкость легко прочитана!А пожелания читателям в самом конце от игумена Амфилохия(Кузнецова)для меня прям наставление,как жить по Божески в миру!Огромная благодарность и автору,и батюшке за доставленное радостное вразумление!!!
раба Божья Светлана24 октября 2014, 11:18
Ах, какая замечательная статья! Спсибо автору. Мне, жительнице азиатской стороны, удалось почувствать это чудное дыхание русского севера, его святости, изумительной красоты душевной людей, населяющую Святую Обитель.... Как жаль, что не смогу посетить...
.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×