Как научиться дружить и общаться

Редакция РravLife с епископом Бердянским и Приморским Ефремом (Ярынко) и прихожанами Редакция РravLife с епископом Бердянским и Приморским Ефремом (Ярынко) и прихожанами
    

– У нас была чудесная возможность пообщаться с некоторыми священниками Вашей епархии, отличительная черта которой – ощущение одной семьи. Священники не замыкаются в себе, своих приходах и проектах, а обмениваются информацией, переживают друг за друга, участвуют в совместных мероприятиях…. И говорят, что это все – благодаря архиерею, его настрою, что Ваше неравнодушное участие во всех делах их вдохновляет. Часто в церковной среде бывает ситуация, как в басне «Лебедь, рак и щука», а у Вас – единая большая семья. Как Вам это удается?

– Если священники Вам об этом сказали, я очень рад. Мы ставим перед собой цель объединить церковнослужителей. По моему мнению, священники должны дружить, потому, что у всех нас общие цели и задачи. Мы должны друг другу помогать! А как можно помогать, если священники редко общаются друг с другом и встречаемся только на общих собраниях?! Поэтому мы часто приглашаем благочинных на службы. У нас также есть правило: после каждого епархиального заседания мы остаемся и продолжаем обсуждение тех официальных вопросов, по которым были приняты решения, приходим к тому, как лучше воплотить в жизнь наше решение. Слава Богу!

Меня радует, что священники поняли: мы не должны закрываться, а напротив – нам следует раскрыть свой потенциал, который для кого-то будет полезен. В первую очередь это касается руководителей епархиальных отделов. Их деятельность взаимосвязана – молодежный отдел нуждается в социальной помощи, социальным работникам требуется просвещение, то есть сотрудничество с миссионерским отделом и т. д. Священники в нашей епархии хорошие, без амбиций, они знают, какова наша задача – все делается ради Церкви, ради тех людей, которые ждут от нас помощи.

– Когда слышишь от Ваших священников, как они помогают ближним, понимаешь, что это люди, которые действительно готовы отдать последнюю рубашку.

– Наш социальный отдел возглавляет священник, который воспитывался при митрополите Херсонском Иоанне. Он вдохновлен своей работой настолько, что несколько месяцев может не брать себе зарплату, а в зимнее время старается помочь нуждающимся, при храме раздают горячие обеды нищим, лишенным крова людям.

Священники понимают, что их задача – служение. В Евангелии читаем: «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:45). И к людям, которые, возможно, и не задумывались над религиозными вопросами, увидевшим труд священника, его заботу, его внимание, придет мысль: а что движет этим человеком? Может, его вера им движет? Что такого прекрасного в его вере, что он забывает о себе и готов все отдавать другим? А потом может произойти и встреча этого человека с Богом. Это именно то, о чем говорит Новый Завет: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16). Такова наша задача – чтобы люди увидели в нас служителей Божьих.

– Действительно, это очень важно, и главное – это у Вас получается.

– Мы еще учимся, но очень стараемся. Слава Богу, некоторые проекты успешны.

– Это заметно. На сегодняшний день более дружной епархии, в которой помогают один другому, мы не встречали.

– Иногда меня спрашивают: «Представители других конфессий и сектанты ходят по домам, проповедуют. Почему ваши священники не ходят?» Меня долго этот вопрос волновал. А потом я пришел к такой мысли: это ведь не пасторы ходят, это ходят их адепты по домам и проповедуют. Сейчас мы стараемся научить мирян проповедовать слово Божье. Местные и районные управления помогают нам организовывать встречи со священниками на местах. В каждом районе мы назначили ответственного священника, который общается непосредственно с руководителем района. Приятно, что и чиновники не остаются равнодушными, понимают важность церковного служения и оказывают священнику посильную помощь.

Начинаем с того, что священник поздравляет с праздником, приглашает подойти и пообщаться тех, кто хотел бы причаститься или собороваться. Возможно, нужно, чтобы священник пришел к кому-то домой. Потому что у многих есть психологический барьер: человек себя убеждает, что он еще не готов прийти в храм. Знакомство со священником, дружба помогут преодолеть этот барьер и, наконец, переступить порог храма.

На воскресном молебне у иконы Богородицы «Троеручица «Бердянская» На воскресном молебне у иконы Богородицы «Троеручица «Бердянская»
    

– Владыко, если говорить о личности епископа, имеет ли значение для развития епархии происхождение правящего архиерея? Как известно, Вы родом из Закарпатья. Совсем недавно наша редакция побывала там. Мы увидели, как дружно живут в этом регионе люди. К тому же там множество различных конфессий и представителей разных народов. Не повлияло ли Ваше происхождение на Вас и Ваше служение?

– Я думаю, что Закарпатье и его культурные традиции как раз и дали мне такое воспитание и понимание веры. То, какой личностью является священник, будет к нему располагать или напротив – отталкивать людей. Закарпатье во время революции 1917 года, когда начались гонения за веру, не входило в состав Советского Союза, поэтому там искоренение религии началось позже – в конце 1950-х. Соответственно, все это время сохранялись те древние добрые традиции, которые нам передало духовенство «старой генерации». Еще живы люди, которые помнят былой уклад церковной жизни. И, несмотря на то, что продолжались гонения на прихожан, храмы были открыты. Люди посещали церкви, и это семейное общение прихожан сохранилось: когда весь храм поет, когда т. н. церковная двадцатка (люди, на плечах которых держится вся работа по храму, ремонты, даже содержание священника) объединена трудами на благо Церкви.

У Православной церкви нет десятины, и, с одной стороны, это плохо, потому что не на что содержать храм. Но с другой стороны, это хорошо, потому что мы живем не во времена закона, а во времена Благодати – когда именно Благодать должна формировать в человеке чувство милосердия. Поэтому православные должны брать на себя ответственность за содержание храма, церковного причта. И в Закарпатье это есть. Я это видел, я там вырос, и, конечно же, хотелось так устроить все и здесь, в Бердянске. Потому, что здесь священник воспринимается не просто как священнослужитель, но и как строитель, и бухгалтер, он должен и ремонтом храма заниматься, и деньги искать на этот ремонт. Есть люди считающие, что их дело – прийти, помолиться, не включаясь в жизнь прихода, а мы стараемся потихоньку этот устоявшийся уклад изменять.

Сначала надо провести большую работу со священником, чтобы он понимал: ему не следует одному всем этим заниматься, он должен людей воспитывать в этом духе.

Пример дружбы в нашей епархии, наверное, берет начало из моего детства в Закарпатье. Когда случался престольный праздник в храме соседнего села, мы брали хоругви и всем приходом шли туда пешком. Не несколько человек, а все село. Все вместе молимся в храме, а потом каждый по прихожанам-соседям. То есть дружат даже не одно село, а целые районы.

Эту традицию мы стараемся и здесь внедрить. Мы совершаем соборные службы, приглашаем всех священников, они привозят своих прихожан, такая соборная служба дает священнослужителю и людям понимание, что они не оторваны от большой «семьи», являются ее членами.

Поэтому священник должен постоянно быть открытым, показывать жизнь своей семьи, по возможности жить на приходе, если он все время на месте, то многому могут научить.

Традиция такой общности, наверное, идет из древности, от первых христиан, так же исходит и от нашего Предстоятеля, который нам являет христианский пример любви. Церкви нашей присуще единение и мы, христиане, должны быть одной семьей.

Епископ Бердянский и Приморский Ефрем (Ярынко) Епископ Бердянский и Приморский Ефрем (Ярынко)
    

– А не было ли тяжело епископу из Закарпатья управлять епархией в совершенно ином регионе, где у людей другой менталитет, другой язык общения?

– Вначале было тяжело, потому, что у меня было свое представление о церковной жизни в регионах. Легко было тем, что я – человек церковный, я – архиерей и я – среди верующих, а они, и там и тут стараются являть собой достойный образ православного христианина. Наверное, если служил в какой-то светской организации, то мне было бы очень тяжело, но, Господь меня миловал, тем не менее, везде нужны подходы к людям, они очень ранимые, поэтому каждое мое слово не может быть грубым ни на йоту. Если на Закарпатье можно строго «поставити на місце», там каждый знает свое место, – и все село будет за священника, то здесь люди, в большинстве, занимают позицию «моя хата с краю», и подружить население, тем более в большом городе, – задача не излегких. Поэтому мы постепенно привлекаем верующих к участию в жизни прихода, к благоустройству территории храма и т. д.

Но чтобы найти контакт, Церкви нужно приложить немало усилий и затратить много времени. Потому что есть люди, которые жертвуют на храм, но никогда даже не переступали его порог. Я, признаюсь, этого не понимаю: вы выделяете огромную сумму на строительство храма и даже не видите, что на эти деньги строят? Я занимался строительством монастыря на Закарпатье, и обычно людей интересовало, на что они жертвуют средства. Здесь же я столкнулся с тем, что, на пожертвование человека практически отстроили храм, а он даже ни разу не был на его территории. То есть благотворитель доверяет священнику и не касается этих вопросов.

В Бердянске церковная жизнь некоторыми воспринимается исключительно как культурная среда. И это очень плохо. Поэтому люди собираются в церкви только по большим праздникам, когда есть, скажем, культурная программа – что-то освящают, что-то раздают и т. п. Поход в храм воспринимается как дань каким-то древним, добрым традициям, и очень тяжело научить человека живой вере, чтобы он брал ответственность, был настоящим прихожанином. Человек, наверное, из-за долгих лет безбожной власти, еще не ощутил той радости единения с Господом. Запорожская область была показательной в плане искоренения веры в советские годы, поэтому людям, сегодня, нелегко найти свою дорогу к храму, но многие наши священники помогают это исправить. Там, где священник на своем месте, где он с любовью реализует свое призвание, там и прихожан больше. Где же священник не находит в себе ревности к делу, то там прихожане это чувствуют, не видят горящих верой глаз – соответственно, их и не влечет за этим священником.

– Владыко, сейчас время гражданских нестроений, это вылилось в то, что во многих регионах Украины происходят захваты наших, православных, храмов. Какова ситуация в Вашей епархии?

– Печально говорить, но эта беда коснулась и нас. Один меценат, который построил великолепный храм в своем родном селе Строгановка (Приазовский район), после событий на Майдане заявил, что наша Церковь – агрессор. Даже вернул орден Святого князя Владимира, которым был награжден за строительство. Настоятель храма очень рассудительный и не давал повода для такой реакции, старался поговорить с этим меценатом. И я с ним лично говорил. Но в какой-то момент меценат выгнал священника, заявив, что храм – его собственность.

Бывает очень сложно, когда Церковь становится инструментом власти, потому что потом вся ненависть к имущим выплескивается на Церковь. Есть такие люди, которых умы поколебались. Некоторые предприниматели очень тепло относились к Православной церкви, но после лживых телепередач стали более благосклонны к Киевскому патриархату. Это либо нежелание знать правду, либо упоение от ощущения «теперь я патриот». При этом люди не понимают самой сути слова «патриот», о чем в своем интервью говорил наш Блаженнейший. И тогда предприниматели начинают финансировать раскол. Мы говорим о единстве, а они ратуют за раскол.

Поэтому нам нужно работать над тем, чтобы люди стали понимать, что такое Церковь, какая в ней иерархия, почему на богослужении поминают Патриарха, Блаженнейшего и других иерархов.

– О чем Вы мечтаете, Владыко?

– Не думал никогда над этим вопросом. Я привык реально оценивать ситуацию. В первую очередь хотелось бы, чтобы народ наш был воцерковленным, чтобы священники жили за счет прихода и думали только о том, как спасать души. Многие священнослужители живут только за счет своих пенсий, у нас очень большой процент священников-пенсионеров. Мечтаю, чтобы мы, хоть в малой степени, возродили прежнюю духовность в людях и прежнее благолепие храмов. Хотелось бы восстановить храмы, которые сохранились, а где не сохранились – начать их строительство.

Буквально на прошлой неделе заложили камень в селе Константиновка Пологовского района, где никогда раньше храмов не было. Это село образовалось вокруг колхоза в 1923 году. Все жители собрались, для них это новость и большая радость, что в их селе теперь будет храм. Один из жителей взял на себя ответственность построить храм, небольшой, примерно на 50 человек. Пришли даже бабушки с костылями, когда мы освящали место под строительство. Сказали, что обязательно дождутся дня, когда мы будем освящать храм.

    

Иногда наши желания не совпадают с нашими возможностями. Нельзя сказать, что мы мечтаем. Мы реально оцениваем ситуацию, понимаем, что все зависит от нас. Нам следует работать, а Бог даст – и все будет. В этом году Господь послал урожай. Бог не оставляет нас, даже когда в стране такая беда. Люди смогли заготовки сделать, получили возможность продать что-то, что бы пережить грядущую зиму. Я настраиваю людей: «А чего нам бояться? Времена могут быть еще тяжелее, и что делать? Сложить руки и ждать? Нет!» Мы должны трудиться и тем самым подвигнем народ к труду. Как поднимется экономика, если народ опустит руки, и ничего не будет делать? Как будет развиваться село? Все начнет рушиться – заборы, дома, потому что никто ничего не хочет делать, ждут смерти, дефолта и отсутствия куска хлеба. Мы настраиваем людей, что надо работать. Если священник трудится, то находятся и люди, и средства. Священник подкрепляет прихожан своей верой, и они идут за таким священником. Мы должны делать то, для чего призваны, а там – как Бог даст.

– Мы общались с руководителем Епархиального катехизаторского миссионерско-просветительского отдела протоиереем Сергием Илющенко. И он рассказал, что Вы начинаете активно сотрудничать с преподавателями светских учебных заведений, планируете проводить с ними беседы на тему патриотизма в связи с нынешней тяжелой обстановкой в стране.

– У нас очень теплые отношения с вузами, школами. В прошлом и в этом году мы готовили специальное архиерейское послание учащимся. Меня, как архиерея, постоянно приглашают в учебные заведения. Это очень радует, и печалит только то, что из-за отсутствия времени я не могу везде быть. Так, уже с 1 сентября мы включаемся в работу.

Для учащихся вузов мы разработали цикл познавательных лекций о жизни Церкви. Это очень важно, тем более что есть студенты, которые приезжают из далеких сел, где нет ни храма, ни молитвенной комнаты. Когда молодые люди будут видеть священника, то поймут: православный священнослужитель – это не пережитки прошлого века. Перед ними священник, который живет в современном мире, может дать ответы на вопросы, волнующие подрастающее поколение. Очень приятно, что инициативу епархии поддерживают ректоры, в частности Бердянского педагогического университета и Университета менеджмента и бизнеса.

В наше время очень важно воспитывать патриотизм и объяснять, кто такой настоящий гражданин земного отечества. Это, конечно же, христианин. И для того, чтобы быть гражданином небесного отечества, надо вначале быть примерным гражданином отечества земного.

– Если бы власти города предложили Вам разместить на билбордах какое-то обращение к жителям Бердянска, что бы Вы написали?

– Наверное, слова о любви, которые нам завещал Господь. Сейчас этого очень не хватает…. Думаю, эти слова не исправили бы вмиг человека, но он хотя бы задумался. Нынешняя тяжелая ситуация в нашей стране – из-за отсутствия любви. Потеря любви приводит к войне.

Мы видим ежедневно множество билбордов с надписями о том, к чему приводит сепаратизм. Но надо найти причину, которая является источником сепаратизма или войны. Нужно говорить не о результатах войны, а о том, что к ней ведет, и работать над искоренением причины войны, а не ее следствий. Потому что война – это уже результат утраты любви, когда человек хочет доказать свою правоту и не слышит другого. Нужно каждому учиться слушать и слышать.

В нашем кафедральном соборе с недавнего времени мы организовали беседы священников с людьми. Среди прочих часто приходят невоцерковленные горожане, многие их которых после таких бесед принимают крещение, впервые исповедуются и причащаются.

–Это замечательная инициатива! Священник должен быть доступен, чтобы люди всегда могли задать волнующие вопросы и получить на них ответы.

– Это не достижение, это необходимость.

Однажды во время прямого телеэфира мне задали такой вопрос: «А не кажется ли Вам, что у нас слишком много храмов для такого маленького Бердянска?» Я ответил: «Давайте просто посчитаем. Сколько человек проживает в Бердянске? Примерно сто двадцать тысяч. Сколько у нас храмов? Одиннадцать. Делите 120 тысяч на 11. Итого: 10909. Какой храм вместит такое количество людей?!» Я всегда стараюсь мыслить глобально: все люди должны ходить в храм. И мы стремимся, чтобы «храмы шаговой доступности» стали реальностью. Это важно.

– Содержать храм сейчас так дорого.

– В наше время роста цен, это действительно трудно, надо жалование священникам и трудникам собора выдать, сам храм содержать в благолепии и порядке. Поэтому я сторонник небольших храмов, во всех районах города, пример, район Восьмого марта, где мы оформили землю и вскоре начинаем строительство храма в честь мученицы Татианы. К слову, инициатор этого строительства – ректор университета менеджмента и бизнеса.

Когда проводилась реконструкция бульвара Гайдара, мы попросили, чтобы в план включили храм. Пусть небольшой, но чтобы в каждом районе города был свой, мимо которого, возможно, человек просто уже не сможет пройти.

Да, нынче тяжелые времена, но храмы должны строиться. Как известно, ни один священник в блокаду Ленинграда с голоду не помер, а в современном мире, если он будет трудиться, служить Богу и людям - все у него будет. Тем более, что люди хотят слышать о вере и Евангелии. Уже прошла мода на магию «приворожу-отворожу». Человеку нужны не просто ответы, но и реальная духовная помощь, а это в этом священник и может помочь.

К нам до сих пор приезжают переселенцы. Когда уже не к кому идти, люди спешат в церковь, к священнику. То есть храм – как последний оплот. Подходит как-то одна женщина и говорит: «Владыко, я, наверное, грех совершаю. Потому, что мне какие то сектанты помогали, когда мы переселились, и я считаю, что я им должна…. Даже как то ходила к ним на собрания». Я говорю: «Вы за чечевичную похлебку хотите веру поменять? Если они хотят помогать, то пусть помогают. Это не обязывает Вас идти на их собрания. Если у Вас есть нужда, готовы и мы вам помочь. Зачем Вам для этого веру менять? Мы же с Вами христиане, православные».

Сейчас для всех нас время испытаний и мы должны максимально проявить свою христианскую любовь к людям, помочь обрести Христа, прийти в Церковь и в ней остаться.

Беседовали Наталия Горошкова и Дмитрий Марченко

Фото: pravlife.org

Источник: Портал «Православная жизнь»

6 октября 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×