Мир без святых людей не бывает

О почитании святых, старце Гаврииле и о том, как святые объединяют православных верующих – митрополит Антоний (Паканич) и архиепископ Стефан (Калаиджишвили)

Митрополит Антоний (Паканич): «Святые Киевских духовных школ объединяют православных»

Митрополит Антоний (Паканич) Митрополит Антоний (Паканич)
    

– Владыко, 400-летие Киевских духовных школ состоялось. Юбилей прошел, а что останется «долгой памятью» после торжеств?

– Безусловно, самый драгоценный подарок, который Киевская академия дала Православной церкви, – это многочисленные святые, объединяющие православных христиан по всему миру. На иконе Собора святых нашей академии мы видим тех, кто начинал свой жизненный путь тут, в Киевских школах. А ныне они находятся в славе Невечернего Света, в Царствии Небесном.

Нам известны имена около 50 святых, чей жизненный путь связан с Киевской академией. Наша школа явила православному миру: священномученика Владимира (Богоявленского), святителя Феофана Затворника, святителя Павла (Конюскевича), митрополита Тобольского и Сибирского, святителя Иоасафа (Горленко), епископа Белгородского и Обоянского, святителя Филарета (Амфитеатрова), митрополита Киевского и Галицкого, и многих других молитвенников и защитников Православия.

В последние годы в Академии тщательно изучают биографии всех преподавателей и выпускников.

Архиепископ Цагерский и Лентехский Стефан (Калаиджишвили). Через живое отношение к Богу

Архиепископ Цагерский и Лентехский Стефан (Калаиджишвили) Архиепископ Цагерский и Лентехский Стефан (Калаиджишвили)
    

– Вы приняли участие в праздновании 400-летия духовных школ, но ведь Грузия тоже имеет свою очень древнюю историю. Духовные академии в ней возникли намного раньше, еще в XII веке. Чему мы можем научиться друг у друга? И что нас объединяет?

– Мы благодарны КДА за окормление наших деятелей. Когда у нас не было автокефалии, священники получали высшее образование в Петербурге, в Москве и в Киеве. Среди очень известных людей Грузинской Церкви, деятелей XIX–XX веков, которые, например, стали католикосами-патриархами Грузии: Кирилл II, Диомид (Алкроперидзе), Калистрат (Цинцадзе) тоже учился в КДА, священномученик митрополит Назарий (Лежава), великий ученый, академик Корнелий Кекелидзе –воспитанник Киевских духовных школ. Как видите, образование в вашей и других странах дало Грузии очень известных духовных людей.

Это, а также наши святые-молитвенники объединяют нас. Помощь святых, их покровительство важны для христиан. Слава Богу, прославляются новые святые. В Грузии в прошлом году был прославлен старец Гавриил (Ургебадзе).

– Мы были на могилке о. Гавриила буквально за несколько недель до его прославления, видели, сколько людей приходит, сколько исцеляется…

– Да, это так. Но к о. Гавриилу по-разному относились. Он не вызывал равнодушия, стараясь создать своеобразный, как сейчас говорят, имидж, чтобы коммунистическое правительство, созерцая его «выходки», думало, что он не в себе.

– Юродивый.

– Да. Он, в принципе, и среди людей мог что-то такое сделать или сказать. Если человек духовный, то очень много можно взять из его слов. А если речи исходят от разума или, например, от суждения, тогда, конечно, в первую очередь бросается в глаза несуразица. Но о. Гавриил никогда такого не делал, ведь это было бы неправильным по отношению к Богу. Очень многие видели в нем чистоту, святость. Гавриил очень много сделал для того, чтобы в Грузии в тяжелые времена отношение к Богу было более живое. Через него такое общение с Богом получалось у духовных людей. Гавриил был очень серьезным и глубоким, но иногда мы не понимали, чего он хочет. Хотя сам он руководствовался повелением Господа.

Синод недавно постановил, чтобы его причислили к лику святых. До его прославления на могиле все время происходили чудеса, от лампадного масла очень многие исцелялись. Фактически вся Грузия шла поклониться ему днем и ночью в течение нескольких месяцев. Телевидение при Патриархии организовало прямое вещание, сбоку был кадр для просмотра, что происходит на могилке. Иногда этот кадр увеличивали. Ни на минуту не останавливался поток людей. И такое только Бог мог сделать. Он показал миру, насколько Ему мил этот человек и насколько он был нужен народу. И, знаете, случилось некоторое послабление. Для многих, кто не почитал Церковь, это было холодным душем. Те, кто сначала сомневался, потом сами пришли поклониться. Я знаю такие случаи. За последнее время это было самое очевидное Божественное послание – прославление человека, который очень много пострадал во имя Господа.

Гавриил строил церкви у себя во дворе, нашел портрет Ленина, содрал его, сжег и притворился сумасшедшим.

– Это происходило в советское время?

– Да. И его посадили в психушку. И такое случалось не единожды. У Гавриила был белый билет – освобождение от армии. Его считали сумасшедшим и потом уже особо не преследовали. Среди людей говорили, что он умалишенный и пьющий. А он делал вид, что пьет, а сам не пил. Запах можно сделать, если хочешь. Гавриил в мгновение «трезвел» и говорил то, что нужно, вдруг опять преображался и высказывался непонятно. Бывало, что люди боялись к нему прийти: вдруг он с ними как-то себя не так поведет. К Гавриилу постоянно приходили с опаской, но он делал все во благо. Сейчас много написано о нем. Умер Гавриил в 1995 году.

– Вы встречались со свидетелями, кто его видел?

– Я сам его видел.

– Расскажите о вашей встрече.

– А я не хочу (смеется). Я такой человек, который не ищет кумиров. Не могу я кому-то поклоняться, так устроен. К Гавриилу я относился с большим уважением, но фанатом его не был. Сейчас тоже поклоняюсь иконе, но не фанатично, это что-то между фанатичным поклонением и почитанием. Для меня это серьезная разница. Поклоняться потому, что все поклоняются, я не могу. Люди часто говорят, что виделись с тем-то, общались с тем-то, в основном все для рекламы. Не желаю пользоваться именем Гавриила. Поэтому я расскажу только то, что прославит его.

Я издавал неформальную церковную газету. Тогда я был против коммунистов и веровал, потому что они не веровали. В знак протеста я ходил в церковь, но не знал, что это такое. Я считал, что туда нужно ходить потому, что они запрещают. Зря в церковь никто не приходит. Я с протестантским настроем пришел туда, но Церковь меня немного «причесала». Имея какой-то опыт в издании газеты, решил за свой счет выпускать церковную газету, помочь епархии. Архиереем у нас был владыка Сергий. Я ему сказал о своем желании, он меня благословил. Так и начали издавать газету «Сафара». Я сам выпускал и сам распространял. У нас тогда было 3 газеты. Одна центральная при патриархате «მადლი» (madli; в переводе на русский «Благодать»), а также несколько (3-4 шт.) небольших епархиальных газет. Не скажу, что наша газета была одна из последних. Спрос на нее был не только в нашей епархии. Я ходил по тбилисским храмам и раздавал ее, потом распространял по церковным магазинам.

Редакция портала с архиепископом Цагерским и Лентехским Стефаном (Калаиджишвили) Редакция портала с архиепископом Цагерским и Лентехским Стефаном (Калаиджишвили)
    

Гавриил (юродивый) был в Мцхете в Самтаврском монастыре. Жил в колокольне, болел, и за ним требовался уход. Патриарх приютил его в женском монастыре. Он жил, конечно, отдельно, в колокольне. Я пришел с газетами и пошел к игуменье, чтобы взять благословение на продажу их в монастыре. Там и увидел на лежанке приболевшего отца Гавриила. В то время я еще был мирянином, но стал на колени и взял у него благословение. Я не разговаривал с ним, он тоже ничего не сказал. Выходя от игуменьи, матушка Параскева, которая была при нем, подбежала и сказала, что отец Гавриил зовет меня в келью.

Я пошел, думал, что сейчас мне достанется. У него была очень интересная келья, в ней везде были иконы, и лежали, и висели, разные, даже самые простые из газет. Зашел я, а он говорит: «Подойди ко мне, ближний». Я послушался. Он посадил меня рядом и молчал. Мне было страшно. Потом он повернулся ко мне и сказал: «Ты приходи иногда». Я сказал, что с радостью. У меня на то время были проблемы с газетой. Старец мне сказал не бояться и продолжать свое дело, а искушения пройдут.   

– Он повлиял как-то на ваш выбор жизненного пути?

– Нет. Я на тот момент уже хотел быть священнослужителем. У меня был выбор –быть монахом или мирским священником, но в этом случае на меня больше повлиял отец Наум из Троице-Сергиевой лавры. Он мне дал четки и велел идти молиться. Я знал, что четки – это в монахи, и сказал, что не хочу брать их.

Сейчас я не все хочу говорить. Возможно, расскажу, когда доживу до старости, когда это уже будет ничего не значить. А так можно для гордыни сделать небольшой подарочек.

Я знаю, что отец Гавриил – святой человек, и я никогда не сомневаюсь в его святости. Разное о нем говорили, но я ни к какому лагерю не присоединялся, лично хотел с ним пообщаться, но не испытывающим глазом, так сказать. Я знаю, что он прозорлив был, очень помогал. В моей жизни случается много разных событий, когда отец Гавриил появляется. Иногда я даже неправильно себя веду, а потом вспоминаю, что надо было действовать иначе. Каюсь перед ним. Я повел себя так, а он хотел, чтоб по-другому. Проходит время, потом осознаешь и начинаешь думать.

– Мы подошли к теме старчества и духовничества. Из-за того, что в советское время преемственность была утеряна, мы сегодня страдаем из-за такого наследия. У нас нет правильного понимания, какое оно должно быть. Возможно ли возродить старчество?

– Во-первых, мир без святых людей не бывает. Во-вторых, может оказаться старцем тот, кто в какой-то момент говорит вам что-то от Бога. Раньше все делали по благословению старцев. Сейчас такое трудно осуществить. Возможно, в каких-то только монастырях.

– Нужно иметь определенный настрой сердца, чтобы в каждом увидеть старца. Человек должен быть настроен на то, что Господь ему может сказать свое слово через этого человека.

– Вот я часто говорю, а позже только понимаю. И то хорошо. Лучше позже, чем никогда. Потом оказывается, что так было бы лучше. Наш старец – Патриарх. Он очень мудрый и боговдохновенный. У него много разных дел, поэтому каждое его слово фактически надо ловить и брать из него что-то для души, духа.

– Пребывая в Грузии, мы почувствовали, как вы его любите. Обязательно произносите тост за вашего Патриарха.

– Мы из него кумира не делаем. Мы просто его любим, как дети. Мы знаем, что он наш отец и правду нам говорит. Иногда он так скажет, что чувствуешь свою неправоту, бывает, и похвалит – тогда вверх летишь на крыльях. К его слову надо внимательно прислушиваться.

– У нас такое же отношение к Блаженнейшему Онуфрию. Мы тоже его считаем старцем и почитаем. Буквально каждое его слово ловим.

Вот это нас и объединяет!

Беседовала Наталья Горошкова

Источник: Портал «Православная жизнь»

17 ноября 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×