До жути реальная мистика Гоголя

«Опусти глаза, замри и молись. Бойся взгляда Вия – древнего бога, который пребывает в вечном мраке подземелья. Его веки проросли корнями сквозь землю. Если человек взглянет ему в глаза, то тут же умрёт. Так говорят старики. Так говорили их предки. С начала времён, когда Земля была ещё молодой, а боги были юными, живёт это древнее предание в душах славян, давно уже принявших Христову веру», – такими словами начинается фильм «Вий», поставленный в 2014-м году режиссёром Олегом Степченко.

Поиски Вия в мифах и сказаниях народов мира ведутся уже не одно столетие, а подвигла к такой исследовательской работе мистическая одноимённая повесть Н.В.Гоголя, впервые опубликованная в сборнике «Миргород» в 1835-м году. Согласитесь, трудно найти в мировой классике персонаж, более впечатляющий своей жуткой мощью.

Кто он – Вий?

Если мы обратимся к мифологии и фольклору народов мира, то Вия как такового там нет, но достаточно часто встречаются мистические образы, совпадающие с гоголевским описанием. В индийских преданиях и древней мифологии иранцев есть рассказы о боге Вайю, с которым можно найти некоторое сходство в произношении имён. Но Вайю, неся людям смерть и разрушения, считался повелителем ураганов. Вполне возможно, что со временем он мог «трансформироваться» в повелителя мертвецов и даже поменять имя. Но это – предположение. В Древней Руси обитателей потустороннего мира, враждебных всему живому, называли навиями. Одна из миниатюр Радзивилловской летописи 1092 года изображает половчан, прячущихся в домах от навий. А где же Вий? В русских фантастических повестях 1820–30-x годов, где нередко встречаются герои, пришедшие к славянам из германских преданий, подземного гнома Вия тоже нет. Прототипом Вия, как предполагают исследователи, мог бы быть скифский бог Вей – владыка смерти и ураганов, которого у славян звали Велесом. С принятием христианства образ языческого бога Велеса разделился на две ипостаси: положительную (Святой Власий, покровитель скота) и отрицательную (злобный дух, хозяйничающий в преисподней). А вот что пишет о своём мистическом герое сам Гоголь:

«Вий – есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чём изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал».

Персонаж с таким именем в славянском фольклоре так и не был обнаружен

Подвергнуть сомнению слова писателя до сих пор никто не решился, но персонаж с таким именем в славянском фольклоре так и не был обнаружен. Есть все основания считать, что Н.В.Гоголь нашёл Вия не в «простонародном воображении», а в своей авторской фантазии, слепив его из множества демонических образов:

« – ‟Приведите Вия! Ступайте за Вием!” – раздались слова мертвеца. И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завыванье, и скоро раздались тяжёлые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь был он в черной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его засыпанные землёю ноги и руки. Тяжело ступал он, поминутно оступаясь, длинные веки опущены были до самой земли…».

То, что персонаж весь в чёрной земле, а его появление предваряется волчьим воем – признак, указывающий на загробное происхождение Вия. А главное – он видит то, что недоступно зрению обычной нечисти. Демонические глаза Вия закрыты длинными ресницами. Он не может поднять тяжёлые веки без посторонней помощи. В связи именно с этой его особенностью некоторые исследователи связывают имя Вий с украинским словом «вии» – «ресницы». В русском фольклоре такие демонические глаза называются «волчьими».

Почему погиб Хома Брут?

Заметим, однако, что не страшный «волчий взгляд» Вия стал смертельным для героя повести – Хомы Брута: «Бездыханный грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха». А что же?! «А я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся. А если бы не боялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать», – пояснил причину гибели философа товарищ Хомы. Кто «побоялся» нечистой силы – семинарист духовного училища киевского Братского монастыря?! Как же так?! Ведь назначение духовной семинарии – готовить крепких духом проповедников православной веры. Но, как говорится, верить в Бога и вещать о Боге – две разные вещи. Христианское богословие немыслимо без глубинной веры и сосредоточенной молитвы. А вспомните, как относится к молитве Хома? Окружённый в храме со всех сторон нечистью, он «читал как попало молитвы». «Как попало» – значит, без твёрдой веры в спасительную силу молитвенного слова! Философ Хома не только не молитвенник, но, чуждый аскетизма и молитвенного труда, он никогда не отказывал себе в удовольствии изрядно покутить и побалагурить, абсолютно не стремясь быть образцом добродетели. Он всегда готов поживиться тем, что плохо лежит, постоянно лжёт, чревоугодничает, сквернословит. Для таких людей, как Хома Брут, молитва равна заклятью.

Верить в Бога и вещать о Боге – две разные вещи. Для таких людей, как Хома Брут, молитва равна заклятью

Вспомните ночную скачку ведьмы (дочери сотника, оседлавшей Хому). Тогда семинарист лихорадочно перебирал в памяти все заклятья и молитвы против духов. И ведь именно молитвы ослабили нечисть, поэтому бурсак и смог ведьму скинуть с себя! Можно вспомнить и другой пример, когда в церкви, во время отпевания панночки, можно сказать, на Хому половина ада напала, и обратись наш герой к Спасителю: «Господи, помилуй и защити!», то и был бы спасён. А он, вместо того чтобы призвать на помощь Господа, поправшего ад, успокаивает себя напоминанием, что он – «казак», что ему стыдно «бояться»... Поверивший в свою силу и усомнившийся в силе Бога – погибнет!

Символика круга

Магический круг, который Хома Брут вполне осмысленно очерчивает вокруг себя, чтобы защититься от ведьмы, ассоциируется у нас с силами добра. Кажется, что круг стал непреодолимой преградой для нечистой силы: демоны «глядели на него, искали и не могли увидеть его, окружённого таинственным кругом», ведьма не имела сил переступить за магическую черту, чёрный гроб панночки, летавший над головой Хомы, не мог его зацепить… Но стоит заметить, что в Православии нет обычая очерчивать вокруг себя круг – это, скорее, магический обряд. Хома же, не веруя в спасительную силу молитвы, прибегнул к услугам магии, то есть попытался бороться с бесовщиной посредством той же самой бесовщины.

Страх там, где нет Бога!

Духовный смысл этой повести часто ускользает от читателей. А ведь с первых же строк можно понять, что разговор Гоголь ведёт о духовном – о человеке и его вере в Бога. Меня всегда, например, поражало, как же нечисть смогла ворваться в Божий храм? «Вихрь поднялся по церкви, попадали на землю иконы... двери сорвались с петель... Страшный шум от крыл и царапанья когтей наполнил всю церковь...».

Разговор Гоголь ведёт о духовном – о человеке и его вере в Бога

Почему именно церковь Гоголь избрал тем самым местом, где должны случиться ключевые события: здесь сошлись основные персонажи, здесь же погиб главный герой – семинарист Хома Брут. Наверняка при чтении повести вы обратили внимание на местоположение и внешний вид сельской церкви, в которой должно было пройти отпевание панночки. Унылый образ почерневшего храма, стоящего на краю села и поросшего зелёным мхом, откровенно пугает:

«Они приблизились к церкви и вступили под её ветхие деревянные своды, показавшие, как мало заботился владетель поместья о Боге и о душе своей».

Церковь показала общее состояние христианской веры и подлинное отношение людей к Богу. Совершенно очевидно, что образ церкви в повести глубоко символичен. Жуткий мрак в храме, который не могут разогнать даже зажжённые перед образами свечи, имеет не только физический характер, но и метафизический – он указывает на состояние душ тех людей, которые забыли дорогу к Богу: «…страх загорался… вместе с тьмою». А страх зарождается в тех душах, в которых нет крепкой веры в Бога.

Вся мистика, о которой рассказывает повесть «Вий», до жути реальна. И сегодня Вий ждёт своего часа, чтобы испытать твёрдость нашего духа и крепость веры. И страшен не сам Вий, а его «волчий» взгляд: стоит лишь посмотреть ему в глаза, как все страсти, гнездящиеся в душе человека, бросятся на несчастного...

Демон, погубивший героя повести, явился не столько из дьявольского подземелья, сколько из тёмных бездн человеческой души, поражённой тяжёлым недугом. Отход от христианских идеалов и привел человека к гибели. В статье «Религиозное сознание Гоголя» (1934) С. Франк писал, что Гоголь, «содрогаясь, как на краю пропасти, чувствовал всем своим сердцем, что век, который отвернулся от Бога, движется к катастрофе». Список катастроф не исчерпан...

Ольга Майер

5 июля 2022 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Лекция 9. Духовная лестница Н.В. Гоголя (+ВИДЕО) Лекция 9. Духовная лестница Н.В. Гоголя (+ВИДЕО)
Александр Ужанков
Лекция 9. Духовная лестница Н.В. Гоголя (+ВИДЕО) Лекция 9. Духовная лестница Н.В. Гоголя (+ВИДЕО)
Православные просветительские курсы. Цикл «Духовные основы русской литературы»
Александр Ужанков
23 ноября 2020 года прошла 9-я лекция курса «Духовные основы русской литературы» на тему «Духовная лестница Н.В. Гоголя: “Ревизор”, “Мертвые души”, “Выбранные места из переписки с друзьями”».
Сокровенный Гоголь Сокровенный Гоголь
Александр Моторин
Сокровенный Гоголь Сокровенный Гоголь: призвание писателя
Александр Моторин
Кто заключил в себе талант, тот чище всех должен быть душою. Другому простится многое, но ему не простится.
Чарующий морок обмана Чарующий морок обмана
Мария Городова
Чарующий морок обмана Чарующий морок обмана
Мария Городова
Давайте подумаем, почему гениальный Гоголь назвал свою повесть "Вий", хотя по сюжету логичнее - "Панночка и Хома" или "Три ночи в заброшенной церкви"? У вас, Андрей, могут быть свои версии, а я считаю, что Вий - этот жуткий символ зла и нежити, неизбежно становится хозяином нашей жизни, если мы ему сами сдаемся, если мы уклоняемся от борьбы с ним.
Комментарии
Геннадий11 июля 2022, 07:53
Спасибо за очень интересную статью!
Николай 9 июля 2022, 08:09
Образ нечисти у Гоголя больше походит на образ грехов человеческих. В частности, Хома в начале повести отправляется из семинарии (духовная жизнь) на каникулы с однокурсниками. Они заблудились (потеря духовного ориентира) и попросились на ночлег к старухе, которая укладывает Хому в хлеву (образ грязи, нечистых помыслов). Старуха седлает Хому (образ грехопадения), но ему удаëтся отбиться от греха. Но тень греха настигает героя, когда парочка требует, чтобы не отпевал Хома Брут. Здесь все ужасы идут из глубины души героя, который, вместо противостояния или пьëт, или пытается бежать. По сути, дневные гуляния Хомы и ночные страсти - это параллели. А глаза Вия - это осознание своих проступков.
Наталья 8 июля 2022, 16:31
Спасибо за статью. Прекрасно написано!
Максим М. 5 июля 2022, 08:38
Спасибо за статью. Я бы еще обратил внимание на состояние храма в этом поселении (согласно кинофильму). Храм заброшен, везде паутина и пыль. Это образ человеческих душ, лишенных Божией благодати, в котором живут пороки и всякая нечистота. Конечно, Хома относился к молитве как к ритуалу, поскольку ему так проще было жить, ведь серьезное отношение предполагает изменение себя и своего образа жизни, чего он не хотел делать.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×