Вопрос:

На меня произвело тяжелое впечатление «дело Егора Бычкова»: на глазах у всего общества органы правопорядка встали на защиту интересов торговцев наркотиками и осудили человека, который боролся с ними. Находятся люди, которые говорят, что Егор Бычков нарушил свободу и права наркоманов, поэтому, мол, неправ. Можно ли дать духовно-богословскую оценку этой проблемы?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Ни одним словом не злоупотребляют так часто, как словом «свобода». Люди с политизированным сознанием строят свои утверждения на примитивных понятиях о свободе, не зная, что есть не только внешняя свобода, но и внутренняя. Наружно человек может быть свободен, даже власть иметь над другими, но внутренне быть пленником. Классический пример – одержимость, то есть вселение в человека демона (одного или многих), полное подчинение им мыслей, чувств и воли этого человека. Воля, как одна из сил души, у такого человека направляется часто во зло ему самому и другим людям. Лунатик, которого привел отец к Иисусу Христу, часто бросался в огонь и воду (см.: Мф. 17: 15). Еще более тяжелый случай полного отсутствия внутренней свободы в человеке – гадаринский бесноватый: «Всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни» (Мк. 5: 5). Его многократно сковывали оковами и цепями, но он разрывал цепи и разбивал оковы (см.: Мк. 5: 4). Вряд ли кто-нибудь станет утверждать, что люди, пытавшиеся сковать его цепями, покушались на личную свободу и права одержимого.

Наркоман – человек, потерявший внутреннюю свободу. Слово «наркомания» образовано от двух греческих слов: rke – «оцепенение, онемение» и mania – от mainomai – «быть сумасшедшим». Употребляющий наркотики находится в тройном плену: физиологическом, психическом и демоническом.

Больной наркоманией имеет неудержимое физиологическое влечение к наркотикам, которое полностью деформирует его сознание и поведение. Потребность эта становится его внутренним тираном. Для получения наркотика он не останавливается даже перед криминальными действиями, хотя и получил дома нормальное воспитание.

Психическая зависимость: наркоман не может владеть своими психическими функциями без действия наркотика. У наркомана формируется аддикция (англ. addiction – «зависимость»). Он становится рабом предмета влечения (наркотика). Зависимость эта начинает управлять его жизнью, калечит его психику, разрушает все социальные связи (даже с самыми близкими людьми).

Третий вид рабства наркомана – полная власть над ним злых духов. Наркоман – человек одержимый (от церк.-слав. одержу – «крепко держу, стесняю, мучаю»). Наркотики целенаправленно разрушают тело, которое является естественной защитной оболочкой души. После этого злые духи легко устанавливают полный контроль над наркоманом. Одержимость отличается от физической и психической зависимости, имеет свои особенности. При первых двух видах зависимости аморальное и криминальное поведение имеет свою мотивацию: нужны деньги для очередной дозы. Одержимый же под влиянием демонов причиняет людям немотивированное зло. Например, он стремится научить других (чаще всего это самые близкие ему люди) употреблять наркотики. Горе захватывает других. За 20 лет священства мне неоднократно приходилось общаться и с наркоманами, и с их несчастными родителями, бабушками и другими членами семьи. Знаю семьи, в которых отцы приучили к наркотикам своих юных сыновей. Один из отцов после того, как сын попал в тяжелую форму зависимости, пытался покончить с собой, но жена ему помешала.

Хотя воля наркомана пленена, а вся духовная и душевная жизнь болезненно извращена, каждый из них сохраняет образ Божий, хотя и искаженный. Им надо сострадать, проявлять к ним терпение и любовь (насколько у близких на это может хватить сил), но отстаивать их свободу – значит дать им полное право на деградацию и смерть.

Есть три категории людей, которые отстаивают мнимую свободу наркоманов. Во-первых, это люди, которые находятся в плену политико-идеологических доктрин и никогда не соприкасались с этим человеческим горем. Они не видели, каким кошмаром для родителей и близких является поведение «свободного» наркомана. Другая категория людей, восстающих против принудительного лечения наркоманов, – это равнодушные люди. Равнодушие легко переходит в бездушие. «Сегодняшнее поколение – это поколение равнодушия!» (Паисий Святогорец, старец. Слова. М., 1999. Т. 2. С. 38). В-третьих, есть люди, которые наживаются на наркомании, то есть на горе и смерти людей.

Законодательство в нашей стране имеет серьезные изъяны. Но даже если бы оно было более совершенным, оно не могло бы охватить все разнообразие жизни. Приведу пример. Насилие над человеком карается законом. А как быть в такой ситуации, когда человек видит, что его родственник, сильно выпив, пытается выйти из дома и поехать на машине к другу? Здравый смысл и желание предотвратить несчастье подсказывает только одно решение – если пьяный не слушает увещеваний, позвать на помощь, связать его и продержать взаперти, пока он не станет вменяемым. Я решил привести этот пример, потому что некоторое время назад мне пришлось иметь несколько бесед с человеком, который в пьяном виде сел за руль и задавил девочку. Если бы нашлись у него настоящие друзья, которые применили бы к нему «насилие» и продержали его связанным, то жива была бы девочка и сам виновный не стал надломленным человеком на всю жизнь.

Еще возможный случай. Двое в общежитии входят в комнату и видят, как человек готовится покончить с собой. Они силой препятствуют этому, связывают его и держат связанным до того времени, пока не пройдет бесовский аффект. Что дальше? В первом и втором случаях дело может дойти до суда, если «пострадавшие» останутся недовольными и найдут свидетелей. Если прокурор и судья любят деньги, то спасшие жизнь человеку могут получить срок.

Подобное произошло в Нижнем Тагиле. В своем последнем слове на суде Егор Бычков сказал: «Ситуация с разгромом ребцентра напомнила мне о спасении утопающих. Когда утопающего вытаскивают из воды, его же за волосы тянут. Если спроецировать на нашу ситуацию, получается следующее. Человека спасают от неминуемой гибели единственно возможным способом. Появляется прокуратура и говорит: “Мы вас посадим”. – “За что? Мы же его спасали!” – “Да, но вы же его за волосы тянули!”». Для честных судей в таких ситуациях нет никаких затруднений. Надо обратить внимание на мотивы поступка обвиняемого и последствия его действий. Ни прокурор, ни судья этого не сделали. Мотивы деятельности Егора Бычкова юристы не рассматривали. Не обратили никакого внимания на то, что многие родители наркоманов приходили к Егору и со слезами просили спасти их детей. Прокурору и судье было совершенно не интересно, что за полгода работы реабилитационного центра в Нижнем Тагиле вернулись к нормальной жизни около 40 наркоманов.

Судьи, принимающие неправедные решения, забывают, что приговор, даже прошедший все кассационные инстанции, неокончательный.

Иль вы не помните, в ожесточенье тверды,
Что Вышний справедлив, а вы немилосерды?
Иль вы не верите, что Бог неправду мстит
И вам стенание невинных отплатит?
Иль вы забыли то, что время скоротечно
И что и на земли нам счастие не вечно?
Неправду видит Бог и внемлет бедных стон,
Что вы ни мыслите, о всем известен Он,
А что творите вы, так то и люди знают,
Которые от вас отчаянно стонают.

(А.П. Сумароков. К неправедным судьям)

Наркомания в нашей стране стала раковой опухолью. В 2003 году Госдума отменила принудительное лечение наркоманов, после чего смертность от передозировки наркотиков в Москве возросла более чем в 5,5 раз – от 150 до 825 человек за год. Население нашей страны составляет 2,5% мирового населения, и при этом жители России потребляют 20% производимого в мире героина. Мы в 8 раз превосходим средний мировой уровень потребления героина. Ежегодно в России от употребления наркотиков умирает около 70 тысяч человек. Почему страна дошла до такой трагедии? С кого Господь взыщет на Страшном суде за сотни тысяч юных жизней, погубленных в последние годы?

По оценкам экспертов Всемирной организации здравоохранения, если в стране наркозависимых более 7% от всего населения, то это означает вырождение нации и деградацию народа. Мы не можем сказать, насколько мы к этому рубежу уже приблизились, потому что нет точной статистики по всей стране. И есть тенденция занижать показатели. Но жители Нижнего Тагила эту черту прошли (там – более 8%). На 375 тысяч населения приходится 30 тысяч наркоманов, то есть каждый 12-й – наркоман.

«Время нашей земной жизни бесценно: в это время мы решаем нашу вечную участь» (святитель Игнатий (Брянчанинов).

28 октября 2010 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту