«Я верю Богу»

Семейная жизнь ветхозаветных патриархов. Беседа 7-я

Чего испугался Аврам? Сомневались ли праведники в Боге? С кого Бог спрашивает строже всего? Кто настоящий Потомок Аврама? Чем вера в Бога отличается от веры Богу? — Продолжаем читать Книгу Бытия с протоиереем Олегом Стеняевым.

Авраам и Сара Авраам и Сара
    

Последний раз мы говорили с вами о битве царей и о том, как Аврам освободил от пленения своего племянника Лота. И сегодня мы начинаем беседу с 15-й главы, где сказано:

После сих происшествий было слово Господа к Авраму в видении [ночью], и сказано: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя [будет] весьма велика (Быт. 15, 1).

Здесь очень интересным является слово «видение». Аврам именно в видении переживает встречу с Господом. И это слово означает, что пророк — это человек, который видит, который проницает сквозь ткань реальности материального мира и видит мир духовный. Здесь мы встречаемся с первым определением в Библии особенности пророческого служения.

Почему Господь говорит: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя весьма велика? Истолковывая это обстоятельство, древние говорили, что Аврам испугался, что он потерял всю свою награду, и ему могло показаться, что дело освобождения племянника Лота было столь важным событием в его жизни, что он как бы исчерпал, если так можно сказать, лимит Божьей милости.

Никогда не испытывая сомнения в Боге, они всегда сомневались сами в себе

Надо сказать, что патриархи — и в этом их особенность, — даже когда Господь им говорил, что «будет вам благословение», «вы наследуете землю», «будут потомки», очень часто потом если и не высказывают сомнения по поводу Божьих обетований, то уж точно проявляют некий страх. И не надо думать, что это — страх сомнений. Им могло казаться, что малейшее нарушение Божественных принципов, Божественной воли с их стороны может поменять благословение на наказание или даже проклятие! То есть, никогда не испытывая сомнения в Боге, они всегда сомневались сами в себе.

Дело в том, что со Своих, близких к Себе людей, таких как пророки, Господь Бог спрашивает всегда намного строже, чем, собственно говоря, с обычных людей. И вы знаете, как окончилось служение Аарона, едва начавшись, как заживо сгорели его сыновья, как Мариам, сестра Моисея, была покрыта проказой. И как сам Моисей — трудно уловить из текста Пятикнижия, в чем заключались его сомнения, но они были! — был наказан Богом и не вошел в землю обетованную.

То есть со Своих избранников Господь спрашивает очень строго. Поэтому патриархи — и Авраам, и Исаак, и особенно Иаков — высказывали часто какие-то сомнения, проявляли страх.

Например, Иакову было сказано: выйди из земли сей и возвратись в землю родины твоей [и Я буду с тобою] (Быт. 31, 13). Так он буквально трясся весь от страха, переживал, когда его брат Исав вышел ему навстречу при его (Иакова) возвращении в землю Обетованную!

Казалось бы, есть обетование Божие, и есть вера в это обетование. Но не были эти люди уверены в себе, потому что они очень строго спрашивали с себя. То есть они никогда не сомневались в Господе Боге, но, не имея духа самоуверенности в своих сердцах, сомневались в самих себе: а достойны ли они всего обетованного? Возможно, за это Бог и любил их. Сказано: Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: «до ревности любит дух, живущий в нас»? Но тем большую дает благодать; посему и сказано: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4, 5–6).

И Аврам мог, например, предположить, что, так как он участвовал в войне, может быть, его людьми или им самим мог быть умерщвлен какой-нибудь праведный или благочестивый человек. Нам трудно говорить о сомнениях Аврама, но Господь приходит к нему и говорит: Не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя весьма велика.

Тем более что в начале этой главы мы прочитали: «После сих происшествий», где слово «после», по-еврейски ахар, устанавливает причинно-следственную связь событий, изложенных ранее и теперь. А если бы стояло слово ахарей, то оно означало бы «по прошествии некоторого времени», и тогда причинно-следственная связь не устанавливалась бы.

Опять же, за что Господь дает Авраму великую награду? Когда мы говорили о призвании Аврама, мы с вами тогда так и не смогли выяснить причину, почему именно он, именно Аврам. Это — Божьи тайны. Потому что Господь — Сердцеведец, Он Сам знает, кого избирает, кого не избирает!

Но ответ на этот вопрос в данном случае все же существует.

Аврам сказал: Владыка Господи! что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска (Быт. 15, 2).

Иными словами, Аврам говорит: «Да, Боже, я понимаю, что Ты заботишься обо мне, но я бездетный! И если я умру, то Елиезер, мой раб, распорядитель моим имуществом, человек из Дамаска, то есть даже не принадлежащий к моему сродству, наследует все то, чем Ты меня можешь обогатить».

И сказал Аврам: вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой. И было слово Господа к нему, и сказано: не будет он твоим наследником, но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником (Быт. 15, 3, 4).

Здесь мы видим, что подлинным благословением Бога в понимании Аврама являются дети, потомки, которым можно передать свою веру, как некое главнейшее наследство! Позже Бог Сам и объяснит, что Он и избрал Аврама, потому что знал наперед, что он создаст крепкую в религиозных основаниях семью. От Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли, ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд; и исполнит Господь над Авраамом, что сказал о нем (Быт. 18, 18, 19).

Сам закон Божий и есть главное наследство, которое надо оставить своим сыновьям

То есть в понимании древних сам закон Божий и есть то главное наследство, которое и надо оставить своим сыновьям, внукам и правнукам (дому своему после себя)! Не золото или серебро, но — Закон Божий! И если золото и серебро ценны в глазах людей, потому что на них можно что-то приобрести, то награда и великое благословение для изучающего святой закон и есть сама возможность его изучать!

И еще большее благословение и награда дается за исполнение заповедей — сама возможность их исполнять!

Повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи. Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни истина, все праведны; они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота (Пс. 18, 9-11). — И если наши родители ничего нам не оставили, кроме собственной ВЕРЫ, то это уже и есть то, что может сделать нас совершенно счастливыми, ибо истины нашей ВЕРЫ — они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота.

Позаботимся и мы, сохраняя наследие ВЕРЫ, передать ее последующим поколениям. Закон дал нам Моисей, наследие (т. е. подлинное наследство — О. С.) обществу Иакова (Втор. 33, 4).

«Авраам не искал вознаграждения от человека, поэтому получил его от Бога, как мы читаем в Писании, потому что после этих слов было слово Господа к Аврааму в видении: не бойся, Аврам; Я защищу тебя; награда твоя будет весьма велика. Господь не медлит с тирадой, быстро обещает и щедро одаряет... Он вознаграждает с такой щедростью, которая словно приносит еще и прибыль, чтобы обильно воздать тому, кто не соблазнился предложением видимого»[1].

Другие святые отцы, которые разбирали этот отрывок, говорят, что, подобно другим праведникам, Аврам стремится быть отпущенным в бесконечную жизнь. То есть человек, который говорит о потомке или о наследнике — это человек, который живет уже интересами другой жизни, он как бы уже определился для себя, где более ценная для него форма существования. ...ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий (Иак. 4, 14).

Этот мир он (Аврам) оставляет, оставляет религиозную общину, которую он создал вместе со своей супругой Сарой — и кому же все это достанется? Как будет продолжаться его дело, кем будет продолжаться дело проповеди Единобожия, веры в единого Бога?

И мы читаем ниже:

И вывел его вон (Господь, — О. С.) и сказал [ему]: посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков (Быт. 15, 5).

На самом деле из текста оригинала (вывел его вон) может следовать и то, что Господь превознес Аврама в этот миг над всем мирским и заземленным. Дело в том, что с земли можно попытаться сосчитать звезды, но если ты вознесен в мир звезд и видишь их повсюду вокруг себя — ты не можешь их сосчитать! То есть это было какое-то чудесное видение. Наподобие: Я был в духе в день воскресный... (Отк. 1, 10).

Авраам называется отцом всех верующих, апостол Павел пишет об Аврааме: … который есть отец всем нам как написано: Я поставил тебя отцом многих народов пред Богом… (Рим. 4, 16, 17).

Итак, какое же звездное небо, состоящее из звезд-потомков, видел Аврам? Он видел именно духовное звездное небо! Он видел всех тех людей, которые будут следовать его вере, по вере потомков Авраама (Рим. 4, 16).

«Павел обуздал надменность иудеев, назвав семенем Авраама тех, кто подражал его вере, даже если они по роду иноплеменники. Если же закон наказывает преступников, а благодать дарует прощение грехов, то она подтверждает обещание Божие, даруя благословение язычникам»[2].

А эта хлопотливость Аврама о потомке, о наследнике на самом деле, по истолкованию святых отцов, — это и его чаяния о грядущем Мессии (Христе), который должен прийти от его чресл, это чаяние ОДНОГО! Сказано: Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: и потомкам, как бы о многих, но как об одном: и семени твоему, которое есть Христос (Гал. 3, 16).

«Обетовал же Бог всяческих благословить народы семенем Авраама; а это семя есть Сам Владыка Христос. Ибо обетование это Им (Христом) приведено в исполнение, и народы приняли благословение (т. е. через проповедь апостолов — О.С.). Все же прочие, даже достигшие самой высокой добродетели: Моисей, Самуил, Илья, одним словом, все ведущие род от Израиля по естеству, — хотя и называются семенем Авраамовым, однако же не суть Семя, принесшее источник благословения народам. Ибо это говорит божественный апостол: Не сказано: и потомкам, как бы о многих, но как об одном: и семени твоему, которое есть Христос. Следовательно, не потому, что и они ведут род от Авраама, именуются семенем Авраамовым, но потому, что Христос в собственном смысле имеет это наименование, как единственный, имевший по обетованию даровать благословение народам»[3].

И действительно, только в формате Христовой Церкви благословение пришло ко всем народам, когда уже и богослужение некогда единого Иерусалимского храма распространилось среди всех земель и народов. Лучше кто-нибудь из вас запер бы двери, чтобы напрасно не держали огня на жертвеннике Моем (т. е. в Иерусалимском храме — О. С.). Нет Моего благоволения к вам (т. е. иудеям — О. С.), говорит Господь Саваоф, и приношение из рук ваших неблагоугодно Мне (т. е. жертвы животных — О. С.). Ибо от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами (т. е. в распространении Церкви Христа — О. С.), и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву (Тела и Крови Сына Божия — О. С.); велико будет имя Мое между народами (т. е. всеми народами — О. С.), говорит Господь Саваоф (Мал. 1, 10, 11).

«Малахия, пророчествуя о Церкви, которую мы видим распространенною через Христа, говорит от лица Божьего, обращаясь очевиднейшим образом к иудеям... Когда мы видим, что это жертвоприношение совершается уже священством Христа по чину Мелхиседекову (т. е. минуя чин Аарона — О. С.) на всяком месте от востока солнца до запада, а жертвоприношения иудеев, которым сказано: нет Моего благоволения к вам, говорит Господь Саваоф, и приношение из рук ваших неблагоугодно Мне, — прекратились, чего они сами не могут отрицать, — то почем-же они ждут еще доселе другого помазанника?»[4].

И действительно, как мы уже касались этого вопроса, — если об Аврааме неоднократно сказано, что в семени его благословение народам, то определенно мы можем сказать, что здесь речь идет не обо всех его потомках, но об одном — о Христе!

Сами иудеи и поныне сохраняют молчание по отношению к народам мира...

И, напротив, во Христе и чрез Христа, как чрез Искупителя, вся вселенная узнала закон Божий и писания Пророков. И мы не просто узнали все это, но почтили и с благоговением приняли. Что сделаю тебе, Иаков? Не хотел ты повиноваться, Иуда. Переселюсь к другим народам и дам им имя Мое, чтобы соблюдали законы Мои. Так как вы Меня оставили, то и Я оставлю вас… (3 Езд. 1, 24, 25); и еще: …а когда такое исходит из рук ваших, то может ли Он милостиво принимать вас? говорит Господь Саваоф. Лучше кто-нибудь из вас запер бы двери (то есть двери Иерусалимского храма, — О. С.), чтобы напрасно не держали огня на жертвеннике Моем. Нет Моего благоволения к вам, говорит Господь Саваоф, и приношение из рук ваших неблагоугодно Мне (Мал. 1, 9–10).

Настоящая радость приходит в мир только с рождением Христа Спасителя

И действительно, Господь наш Иисус Христос по плоти — потомок Авраама (Мф. 1, 1). А Исаак (יצחק Ицхак) — сын обетования Авраама и символизирует собой Христа. И само имя «Исаак» означает радость в будущем времени: возрадуются[5]. То есть настоящая радость приходит в мир только с рождением Христа Спасителя! Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой (т. е. Христа — О. С.); и увидел и возрадовался. На это сказали Ему Иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама? Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь (Ин. 8, 56–58).

И в этом смысле Ветхий Завет по отношению к Новому Завету — это именно икона. Многие события, которые происходили в ветхозаветные времена, — это икона новозаветных событий, это прообразы, которые указывали на первообразы. Все это происходило с ними (т. е. с ветхозаветными людьми — О. С.), [как] образы; а описано в наставление нам (т. е. христианам — О. С.), достигшим последних веков (1 Кор. 10, 11).

И далее произносятся слова, которые очень известны в христианском мире:

Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность (Быт. 15, 6).

Он (т. е. Аврам — О. С.), сверх надежды, поверил с надеждою, через что сделался отцом многих народов, по сказанному: «так [многочисленно] будет семя твое». И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное. Потому и вменилось ему в праведность (Рим. 4, 18–22).

«Итак, научимся и мы от праотца веровать словам Божиим и уповать на Его обетования, не исследовать их по собственным соображениям, а показывать благодушие (т. е. доверие — О. С.). Это может нас и праведными сделать, и скорее предуготовить к получению обещанного от Бога. Аврааму Бог обещал, что от семени его (т. е. во Христе — О. С.) произойдет великое множество потомков (т. е. верующих во Христа — О. С.), и обещание это было выше естества и порядка человеческих дел, почему вера и доставила ему оправдание перед Богом. Но нам, если будем внимательны, обещано гораздо большее — такое, что может далеко превзойти всякое человеческое понятие. Только будем веровать в силу Обещающего (т. е. Бога — О. С.), чтобы и оправдание приобрести от веры (т. е. от веры во Всемогущего — О. С.), и получить обещанные блага. То, что нам в особенности обещано, превышает всякий человеческий разум и превосходит всякое рассуждение. Настолько велики обетования»[6].

И здесь очень важно исследовать отличие веры в Бога (то есть в Его существование) от веры Самому Богу (то есть полного доверия Ему). Для этого достаточно сопоставить два известных текста:

1) Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут (Иак. 2, 19);

2) Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано (Деян. 27, 25).

В первом случае мы наблюдаем веру, которая ни к чему не обязывает «верующего», веру только в существование Бога. Как некоторые говорят: «Да! Там что-то есть!».

Но когда кто-то, подобно апостолу Павлу, заявляет: а «я верю Богу» (не в Его существование только, но и Ему Самому), то здесь мы наблюдаем веру и как покорность и как всецелое доверие. Это и есть вера, меняющая жизнь, преображающая и побеждающая (сверх надежды, поверил с надеждою, через что сделался отцом многих народов)!

И сила такой веры исходит от ее же объекта, то есть Бога (вера — как дар Божий!), о Котором (Боге) мы знаем, что мы Им живем и движемся и существуем (Деян. 17, 28).

То есть вера как дар Божий, превознесенная над так называемой субъективной, «личной верою»! Вера — как ответ на призыв, берущая начало в Самом Призывающем!

Такую веру имел Аврам, и такая вера и сделала его Авраамом, «отцом множества»! Возвысив и его над самим собою...

Имейте веру Божию... (Мк.11, 23)!

[1] См.: Амвросий Медиоланский. Об Аврааме.

[2] См.: Феодорит Кирскийблаж. Толкования на Послания святого апостола Павла.

[3] Там же.

[4] См.: Августин Иппонскийблаж. О граде Божием.

[5] В буквальном переводе с иврита: «Тот, который будет смеяться».

[6] См.: Иоанн Златоуст, свт. Гомилии на Книгу Бытия.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Сборник великопостных пророчеств Сборник великопостных пророчеств
Диак. Павел Сержантов
Сборник великопостных пророчеств Сборник великопостных пророчеств
Диакон Павел Сержантов
Почему так жестко выражается пророк Исаия? Потому что иначе его не услышат.
Центральная фигура Ветхого Завета Центральная фигура Ветхого Завета
Александр Моисеенков
Авраам жил в обществе, где человек никогда не мыслился творцом своей судьбы. Лишь христианство утвердило в мировой культуре идеал свободной личности, а во времена древности человек был безликой шестеренкой сложного социального механизма. Если ты по какой-то причине порывал со своей старой средой, то автоматически становился бесправным изгоем, и никакие законы не в силах были тебя защитить. Но Авраам сознательно рвет все связи и идет за Богом. И тут очень важно понять движущие мотивы этого человека.
Аскетические наставления на страницах Ветхого Завета Аскетические наставления на страницах Ветхого Завета
Диакон Павел Сержантов
В Притчах Соломоновых мы не отыщем проповеди постнического жития – Книга Притчей посвящена аскезе семейных людей. И это делает ее весьма близкой для прихожан. Книга Притчей заботится об исполнении заповедей Божиих. А разве не стремление исполнять заповеди Божии породило борьбу со страстями? Ведь именно страсти мешают человеку жить по-Божьи. Борьба со страстями оказывается оборотной стороной исполнения заповедей.
Комментарии
Любовь Н.27 марта 2017, 20:00
Спасибо, отец Олег, за такое хорошее объяснение. Благослови вас Господь!.
Татьяна27 марта 2017, 17:00
Я верю Богу! Это для меня открытие! Я теперь по-другому буду относиться к пониманию своей веры в Бога.Нужно исцелиться от субъективности своей веры в Бога. Нет! Я верю Богу! Благодарю Вас о. Олег за вразумление.
София27 марта 2017, 05:00
Спаси Вас Господь, отец Олег.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

×