Праведник дядя Ваня

Умер дядя Ваня... Лет тридцать я встречался с ним время от времени, общался, разговаривал, и всегда это получалось как-то само собой, не нарочно, в силу стечения обстоятельств. Но всегда, с самого начала нашего общения с ним, он казался мне примером настоящего, живого праведника, как бы пафосно это ни звучало – и мне радостно было от того, что я общаюсь с таким замечательным человеком. Сколько я помню его – он всегда находился при храме, казалось, жил там. Ещё с тех времен, когда в Симферопольском Свято-Троицком соборе полы были деревянные, а стены беленые, без росписей, и во дворе, в постройках, некогда принадлежавших храму, жили люди, далекие от Церкви, и в палисадниках на растяжках сушилось белье, а из окон доносился шум житейского моря и стлался кухонный чад...

Как я уже сказал, дядя Ваня всегда был при храме. Я его нигде больше и не видел, собственно, и всё наше общение так или иначе связано с храмом. И первое, что вспоминается о нём – это то, что он ходил с подносом и собирал подаяние. Но даже и это собирание денег на нужды храма (которое больше всего смущает сознание юных пономарей) в исполнении дяди Вани выглядело естественно и просто. И, конечно, само это собирание многолетнее свидетельствовало о полном и безупречном доверии к дяде Ване со стороны всех периодически и постоянно сменяющихся клирошан. Часто его можно было видеть и в «неурочное» время, когда в храме царит благоговейно-пустынная тишина и только два-три человека сосредоточенно молятся у возженных свечей, да немногие сотрудники занимаются своими делами. Дядя Ваня тоже постоянно был чем-то занят, но притом он не был сотрудником храма в собственном смысле, насколько я знаю. То есть денег и какого-то пособия он не получал из епархиальной казны, а просто по силам, доброхотно помогал чем мог в повседневных и многочисленных нуждах храма.

Сколько я его помню, дядя Ваня был сутул, жилист, в седой жидковатой бороденке, в какой-то простой рубахе с длинным рукавом, всегда, даже в жару, и в таких же незатейливых парусиновых штанах. Словом, он был простец. Но во всём, что касалось церковного – он был благоговейно собран и даже строг местами, но не ожесточен (что тоже встречается иногда у церковных «ревнителей»). Помня и всегда нося его в сердце, как образ праведника, я вдруг поймал себя на том, что о нем, собственно, и рассказывать особенно нечего. Да он и сам не стремился чем-нибудь выделиться или запомниться... И мне подумалось, что в наше время, когда каждый мнит, что должен в первую очередь как-то себя проявить, «реализовать» и выделиться – может быть, вот это черта простейшей и смиренной неприметности, причем неприметности не нарочитой, а исходящей от самой природы – и есть первая и драгоценнейшая черта подлинной праведности. Когда человек воистину «не ищет своего», не спешит кому-то что-то доказать, а просто служит Богу и людям, делая что можно доброго не напоказ и не «разово», а повседневно, просто и неприметно, день за днем, месяц за месяцем, год за годом... Вот такой был и дядя Ваня, и таким, я думаю, он запомнился большинству знавших его людей.

Важнее любых знаний – исполнение самой жизнью заповедей Спасителя

Вообще, как важно, чтобы в каждой епархии были такие живые свидетели подлинной церковной жизни, свидетели, верность которых проверена не годами даже, а десятилетиями со всем разнообразием их веяний, ветров и бурь. Это относится как к священству, так и к мирянам, простым людям, которые приходящую в храм молодежь самим своим присутствием, постоянством и кротостью могут научить едва ли не большему, чем все учебники по догматике, литургике и церковному праву... Мне вспомнилось, как я исповедовал древнюю старушку и, изумляясь её радостной чистоте, «природному» благочестию, стал допытываться, из какой она вышла среды. Как и следовало ожидать, воспитывалась она в многодетной крестьянской семье, но вот что удивительно. Отец её был вовсе неграмотным, то есть настолько, что даже расписаться не мог, но притом хранил в семье добрый порядок боголюбивой и благочестивой жизни. Бабушка эта со слезами вспоминала о том, как, при всей простоте и скудости жизни, при необходимости много и постоянно трудиться – в семье царила теплая и дружная атмосфера взаимной любви, заботы и взаимопомощи... Царила, пока власти предержащие не решили, что всё это враждебное проявление «старого мира», который, как мы помним, нужно было непременно зачем-то разрушить... Ох-ох... Но это отдельная тема, я сейчас о другом. О подлинном благочестии, которое оказывается возможным даже без наличия светской образованности. Конечно, это вовсе не означает, что знания не нужны. Нужны и полезны, спасительны даже, но при одном непременном условии. При глубоком и ясном понимании, что важнее любых знаний – исполнение самой жизнью заповедей Спасителя. Помните, как апостол Иаков говорил: Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя (Иак. 1, 22). Вот этого нам и не хватает порой за всем нашим преизбытствующим «многознанием», которое к тому же подмывает многих становиться учителями там, где самим неплохо бы было ещё подучиться смирению и простоте. Вот дядя Ваня – да, он учил, но не словами только... Какими были его слова? Да самые простецкие, незатейливые. Начинаешь ему жаловаться на жизнь: и то у тебя не так, и это... Слушает дядя Ваня, слушает, вздохнет сокрушенно, да и выдаст на малоросский манер, с доброй иронией: «Да нэ кажи, кума, у самой муж пьяница...». И всё. Но понятно как-то сразу становится, что нет таких бед, несчастий и трудностей, которые с помощью Божией нельзя было бы пережить христианину. И как-то становится отраднее и радостнее на душе...

Дядя Ваня совсем почти не рассказывал о себе, и не потому, что был как-то особенно замкнут

О жизни его за пределами храма я, как оказалось, тоже совсем ничего не знаю, хоть мы и общались с ним довольно много, особенно в 1993-м году, когда я работал сторожем сначала в Свято-Троицком соборе, а потом – в восстанавливающемся храме Петра и Павла. И вот мне подумалось сейчас, что и в этом, может быть, заключена ещё одна существенная черта той самой праведности, о которой я говорю: дядя Ваня совсем почти не рассказывал о себе, и не потому, что был как-то особенно замкнут, а потому, я думаю, что он вообще мало собой интересовался, и не казалось ему, что собственная его персона – повод для какого-то важного и содержательного разговора. Всё, что мне удалось узнать от него, – это то, что до пенсии он работал водителем троллейбуса. Всё. Но хоть он о жизни своей и не рассказывал ничего, но я уверен, что родом он был из семьи православной, церковной. Просто всё его поведение: и образ мыслей, и речь, и поступки – всё свидетельствовало о причастности к устоявшейся православной традиции... К «устоявшейся», то есть без тех новомодных чудачеств, «откровений» и нововведений, которые часто происходят не от подлинного благочестия, а именно что от ума. Причем от ума новоначального, не обученного ещё послушанию, смирению и кротости, постоянству в молитве и доброделании...

Самый яркий эпизод нашего с дядей Ваней общения связан с совместным копанием могилки для почившего настоятеля Петропавловского собора – отца Симеона Хивренко. Это было тихим и теплым сентябрьским днем 1993-го года. Причем, опять-таки – эпизод этот яркий, но и рассказать о нем особенно нечего, потому что все те неспешные и задушевные разговоры, которые мы вели с дядей Ваней весь день, пока копали по очереди эту могилку за северным приделом храма, – из этих разговоров я совсем ничего не запомнил. А запомнилась, точнее, запечатлелась, легла светлым чувством на душу и в сердце сама атмосфера. Простой, однообразно-неторопливый труд, ясный теплый день, тонкая и светлая грусть по почившем настоятеле, и вместе с тем – какая-то неизреченная тихая радость на сердце... Почему-то запомнилось, как вечером уже, после работы, поднесли нам по стакану молодого, пенящегося вина. И как дядя Ваня, перекрестившись и прочтя молитву, выпил неторопливо и чинно этот стакан до дна. И вот почему-то даже в этом простейшем действии была запечатлена какая-то простая и глубокая правда... Правда простеца, труженика, доброго, любящего Бога христианина, совершающего сознательно и мирно свой земной путь на пути в Небесное Царствие.

Жив праведник, и за нас ещё, может быть, замолвит словечко пред Богом

Последний раз я увидел дядю Ваню недавно, может быть, месяц или чуть больше того назад. Было какое-то большое торжество, кажется, день памяти святителя Луки, множество людей в самом храме Свято-Троицком и вокруг него, множество радостных улыбок, встреч, оживленных бесед, пестрых праздничных одежд. И вот, во всей этой доброй и радостной многоголосице и суете, во дворе церковном я встретил дядю Ваню. До этого я его уже несколько лет не видел. Он сильно постарел, сдал, но всё так же держался молодцом. Мы обнялись с ним, перемолвились парой каких-то совершенно не значащих, но теплых и простых слов и... всё.

А на днях мимоходом в телефонном разговоре редактор нашего православного издательства «Родное Слово» Володя обмолвился: «Ты знаешь, дядя Ваня-то умер. И похоронили уже...».

Да как же умер? Ладно, плотью, конечно, как всем нам положено, умер, почил, упокоился с миром, но душою, духом... Не умирают такие люди! Жив праведник, и за нас ещё, может быть, замолвит словечко пред Богом.

Священник Димитрий Шишкин

7 сентября 2017 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Река жизни Река жизни
Свящ. Димитрий Шишкин
Река жизни Река жизни
Священник Димитрий Шишкин
Когда братов в Германию угнали, папа говорит: «Чего ж у нас хата пустая стоит, давайте батюшку к себе возьмем жить». И вот он у нас жил, голодал, в нищете, как и все мы, вместе с нами.
Шесть историй о таинстве смерти Шесть историй о таинстве смерти
Нина Павлова
Шесть историй о таинстве смерти «Трижды бывает дивен человек»
Шесть историй о таинстве смерти
Нина Павлова
Умерла Степанида в 106 лет – во сне с улыбкой на устах. Я рассказала батюшке о ее блаженной кончине, а он велел записывать истории о смерти разных людей. Вот и записываю.
«Желание имею разрешитися» «Желание имею разрешитися»
Митр. Николай Месогейский
«Желание имею разрешитися» «Желание имею разрешитися»
Об успении неизвестного миру святого
Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай
Эти благодатные изменения состояний были редчайшим опытом в нашей духовной жизни. Он уже живет в вечности и только лишь временами прикасается к реальности. Но владеет языками двух миров безупречно. В последние моменты своей жизни.
Жизнь по Христу. День христианина Жизнь по Христу. День христианина
Евгений Поселянин
Когда мы будем проходить мимо церквей, не надо забывать снимать пред ними шапку и полагать на себе крестное знамение, чтобы не заслужить себе упрека на Страшном Суде в том, что мы стыдились на земле Сына Человеческого.
Комментарии
Анна 8 сентября 2017, 21:13
Спасибо! Снова и снова спасибо вам батюшка, за такие тёплые и важные статьи!
Надежда 8 сентября 2017, 16:05
Царствие Небесное р.Б.Иоанну!О.Димитрий,благодарю за возможность и мне узнать о таком чудесном человеке,который жил в столь любимом мною Крыме,дай Бог Вам сил в служении и добрых делах!Спасибо сайту за такие статьи - теплые и заставляющие задуматься о том,какой же след оставит на земле моя жизнь?Дядя Ваня,помолись о России Господу нашему Иисусу Христу и Пресвятой Богородице!
иером. Авраам 7 сентября 2017, 22:20
Вспомнил его где-то ко второму абзацу. Прямо вот, как образ его перед глазами. Действительно очень добрый, незаметный и простой человек. Спасибо, что написали, отец Димитрий! Непременно буду теперь его на Проскомидии поминать вместе с алтарницей Ириной. Её Вы, наверное, тоже помните.
Ирина 7 сентября 2017, 15:43
Царство Небесное рабу Божию Иоанну,прости ему Господи все его прегрешения вольные и невольные и со святыми упокой!Аминь!
Евдокия 7 сентября 2017, 15:38
Царство Небесное дяде Ване! Почил с миром, а нам - примером доброделания и смирения останется!
Маргарита 7 сентября 2017, 10:23
Царство Небесное дяде Ване!Господи, упокой душу усопшего раба Твоего!
Екатерина 7 сентября 2017, 10:19
в светлых рассказах о. Дмитрия "запечатлена какая-то простая и глубокая правда".
Lobo . 7 сентября 2017, 09:57
Царство Небесное дяде Ване!Таких людей много в храмах только они не выделяются и прячутся тихо молясь ...но присмотревшись ты всегда их увидишь!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×