Это не защита прав ребёнка, а преступление

Совсем недавно английские СМИ сообщили об осуждении и заключении в тюрьму бывшего консультанта ЮНИСЕФ Питера Ньюэлла, который, как оказалось, в 1960-х годах неоднократно насиловал мальчика. Подвох тут еще в том, что так называемый консультант был ключевой и ведущей фигурой в создании международных стандартов в области «защиты детства». Мы попросили прокомментировать разразившийся скандал Павла Парфентьева, председателя межрегиональной общественной организации «За права семьи», члена Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской Православной Церкви.

– Павел, как вы считаете, о чем говорит случай с Питером Ньюэллом?

– Случай с Питером Ньюэллом, на мой взгляд, говорит, прежде всего, о том, что международная система, определяющая судьбы многих людей и законодательство многих государств, оказалась незащищенной от фактического взлома. Произошло то, что можно назвать социальным хакерством. А именно, один конкретный человек, обладая хорошим финансированием и пользуясь рядом организаций, которыми он руководил и которые он контролировал, создал фактически из ничего целую квазиюридическую систему в международном масштабе. Он, манипулируя международными структурами уровня ООН и Совета Европы, добивался своих целей и диктовал целым государствам, что они должны запрещать родителям, а что нет, без каких-либо на то международных правовых оснований.

Фактически из воздуха был создан международный «стандарт»

Фактически из воздуха был создан международный «стандарт», требующий, чтобы государства запрещали родителям использовать в воспитании телесные наказания. Однако ни в одном международном обязывающем документе или договоре нет таких норм, которые накладывали бы на государства обязанность запрещать своим взрослым гражданам шлепать своих детей.

– А как вы думаете, с какими целями им все это делалось?

– Тут мы можем только догадываться. Но тот факт, что вся эта история в начале своем была связана с педофильской организацией из Великобритании «Обмен информацией по педофилии» (Paedophile Information Exchange, PIE), а впоследствии то, что и Ньюэлл оказался осужденным за педофилию, вызывает определенные вопросы.

Так или иначе, с моей точки зрения, произошла масштабная афера, которая показывает, что международная бюрократия уровня ООН не защищена от взлома. Из ничего были созданы принципы, которые потом выдавались за норму и навязывались разным государствам мира.

Будучи введена в пространство бюрократической системы, информация начинает воспроизводиться

– Как ему это вообще удалось – взломать целую систему международной бюрократии?

– В целом, если мы внимательно посмотрим на те негативные антисемейные тенденции, которые возникают сегодня на международном уровне – продвижение абортов, однополых отношений, контрацепции, гендерной идеологии, – то везде мы увидим применение одних и тех же социальных технологий. Это то, что я и называю социальным взломом или социальным хакерством. А моя бельгийская коллега Маргарет Питерс называет это «захватом структур и власти неизбранными людьми». Это как угон самолета. То есть конкретные лоббистские организации, имеющие ресурсы, тщательно изучают, как устроена система и как работает ее бюрократическая, процедурная и техническая часть. И потом они искусно пользуются слабыми местами этой системы. Если им удается ввести какие-то свои нововведения, то дальше они начинают легко копироваться уже внутри системы, потому что бюрократ в принципе склонен к тому, чтобы брать и копировать уже имеющееся, уже готовые клише. Мы это, кстати, видим сейчас на практике и в России, когда наши чиновники начинают повторять штампы на тему домашнего и семейного насилия. В целом, будучи введена в пространство бюрократической системы, информация начинает воспроизводиться.

Кроме того, Питер Ньюэлл действовал как эксперт во многих международных структурах: он был советником европейской сети детских омбудсменов, действующей в странах Европейского Союза. Также он был экспертом ЮНИСЕФ, сидел в консультативном комитете по детским правам в соросовской организации Human Rights Watch, выступал в ПАСЕ и тесно сотрудничал с высокими структурами Совета Европы. Тут работает следующий механизм: когда человек «пробирается» в одну из таких структур, то дальше за счет приобретенного статуса он начинает проникать и в другие подобные организации.

Питер Ньюэлл Питер Ньюэлл

– Все эти организации в своей деятельности базируются на понятии прав человека, прежде всего. Это их главный идеологический и теоретический фундамент.

– Это очень большой, широкий и сложный вопрос. Мы должны здесь, наверно, разделить две вещи. Во-первых, это чисто правовая сторона вопроса, и, во-вторых, сторона философская, более широкая. На уровне юридическом в определенный исторический момент была создана международная система прав человека, которая раньше существовала в разных странах лишь на национальном уровне. А именно, после Второй мировой войны было решено, что ужасы нацизма не должны повториться, и надо разработать какой-то механизм, при помощи которого одни государства смогут вмешиваться в дела других государств, но не по своему произволу, а в случае вопиющих преступлений, когда национальный суверенитет уже не может быть абсолютным. В свете этого и была выработана концепция, что существуют неотъемлемые права человека – право на жизнь, на свободное выражение своих убеждений, на свободу вероисповедания, – которые должны соблюдаться всеми. А если эти права нарушаются, то становится оправданным вмешательство на международном уровне.

Это, так сказать, первое поколение международной системы прав человека включало в себя такие права, без которых человек не может существовать и быть собой в высоком, ценностном смысле. Среди этих прав были и право на брак между мужчиной и женщиной, которое есть во Всеобщей декларации прав человека, признание семьи как основной ячейки общества и так далее.

Второе поколение прав человека, которое появилось следом за этим, было совокупностью социальных прав: право на образование, на здравоохранение, на определенный уровень заработной платы и т.д. С этими правами уже есть некоторые серьезные проблемы, потому что если, например, государство бедное и не может обеспечить своим гражданам определенный уровень жизни, то оно невольно оказывается нарушителем прав человека. И тогда возникают ситуации, как, например, в случае с Никарагуа, когда международная помощь начинает оказываться на определенных условиях, таких как легализация абортов. И оказывается, что или государство должно легализовать аборты, или оно становится нарушителем прав человека.

Под видом борьбы за права человека проводится уничтожение традиционных ценностей

Но есть еще и третий уровень, или третья волна прав человека. Вот она, на мой взгляд, и является откровенным злом и социальным хакерством. Это попытка под видом прав человека внедрить в общество постулаты каких-то определенных разрушительных идеологий, например, радикального феминизма. Здесь под видом борьбы за права человека проводится фактически уничтожение традиционных ценностей и традиционных взглядов на отношения между полами. Это и так называемые однополые «браки», и широко понимаемые права ребенка, которые сводятся фактически к свободе ребенка от взрослых, от семьи и родителей, от их власти.

Их, в отличие от первых двух видов, никто не принимал официально. Они вводятся в международные документы с помощью социальной инженерии, манипулятивными, хакерскими способами – через взлом системы, что и продемонстрировал Питер Ньюэлл.

– По-вашему, выражение «права человека» не имеет права на существование? Это какая-то странная конструкция?

– Оно имеет право на существование, если мы под ним понимаем те права человека, которые изначально были признаны в первом поколении, на самом начальном уровне.

– А что вы думаете по поводу выражения «права детей»? Что за ним стоит и насколько оно имеет право на существование?

– Это отдельная тема. У нее, как мне кажется, два уровня или измерения. Сначала идея об особых правах детей возникла в Европе где-то в конце XIX – начале ХХ века. Это были гуманистические представления о том, что дети не должны умирать без медицинской помощи и от голода, что у каждого ребенка должна быть крыша над головой и так далее. Именно эти права, которые, в общем и целом, относятся к социальным правам человека, стали основой первых деклараций о правах детей. Фактически, это не какие-то особые права ребенка, а те же права человека, но с учетом того, что дети более беззащитны.

Но вот уже вторая волна «особых прав детей» началась, в том числе, с деятельности указанной английской педофильской организации, о чем мы пишем в докладе Аналитического центра «Семейная политика» http://www.familypolicy.ru/rep/int-18-070.pdf. Их главная идея – освобождение детей от родительской власти и семейного воспитания. То есть это идеология, родственная идеологии радикального феминизма. В радикальном феминизме женщины воспринимаются как угнетенный класс, который поработили мужчины. Их надо освободить, устроив некую «социальную революцию». Точно так же в этой идеологии и дети воспринимаются как порабощённый класс, который находится под властью взрослых, семьи и родителей, и их надо освободить, сбросив с них эти «узы».

Права ребёнка здесь понимаются очень широко. Подразумевается, что ребенок может делать все что угодно, независимо от того, согласны с этим его родители или нет. Даже идея о том, что ребёнок имеет право на сексуальные отношения, сейчас активно продвигается на международном уровне под вывеской права детей на сексуальное образование.

К примеру, в «Конвенции о правах ребёнка» говорится о принятии решений внутри семьи или государством относительно конкретных детей. Там сказано, что ребёнок имеет право на то, чтобы его мнение, касающееся его лично, было учтено. И вот из этого абсолютно на ровном месте, «из воздуха», была создана идея о том, что у ребёнка есть право на участие в государственном управлении. То есть поскольку государственные решения касаются детей, как класса, то и дети, как класс, должны иметь право выразить о них свое мнение. На этой волне появляются все эти детские советы, детские парламенты, но они не имеют никаких оснований в каких-либо международных конвенциях и договорах. В целом сама идея о том, чтобы детей, как класс, противопоставить взрослым и родителям, как раз и является типичным признаком этой радикальной идеологии.

– Скажите, а насколько это международное движение мощное в мире, и каковы его основные субъекты?

– Движение это достаточно мощное, с точки зрения тех ресурсов, которыми оно располагает. Оно захватило целый ряд старых, респектабельных детских организаций. Например, этой волной была фактически захвачена давно существующая международная организация Save the Children – «Спасите детей». Если тут провести параллель со «взрослыми» организациями, то, например, «Международная амнистия», которая исходно занималась защитой прав заключённых, сейчас занимается, прежде всего, продвижением абортов, интересов «сексменьшинств» и феминизма.

С точки зрения масштабов, это движение представляет собой довольно небольшую совокупность лоббистских групп. Но их влияние очень серьёзно, за счёт используемых ими ресурсов, в том числе финансовых. Кредо этих организаций в том виде, в котором оно существует сейчас, противоречит интересам подавляющего большинства людей, потому что оно отвергает традиционные и общие для всех народов мира семейные ценности, представления о том, что семья – это папа, мама и дети. Что дети имеют право на воспитание папой и мамой на основе определённых ценностей и так далее.

Полная семья, с мамой и папой, – это и есть самая безопасная среда для ребёнка

– Скажите, на ваш взгляд, а дети все-таки нуждаются в какой-то особой защите? Они ведь слабые существа, гораздо слабее взрослых.

– Первое, что здесь нужно отметить. Статистика и исследования показывают, что ребёнок в наибольшей степени защищен от всех видов преступлений, когда он растёт в полной родной семье. Полная семья, с мамой и папой, – это и есть самая безопасная среда для ребёнка. И поэтому, прежде всего, ребёнок нуждается в защите своей семьи. Наша позиция, которую мы выражаем в общественном поле, состоит в том, что воспитывать и защищать ребёнка – это дело родителей и семьи, а дело государства – это, в первую очередь, защищать семью и защищать права родителей. Защита ребёнка осуществляется через защиту прав родителей. Когда у родителя хорошо защищены семейные права, тогда он может надежно защитить своего ребёнка.

В остальных вопросах, конечно, ребёнок нуждается в защите закона, как и любой другой гражданин. Конечно же, никому и в голову не придет говорить, что детей можно калечить и убивать. Когда случаются такие вещи, государство вмешивается в обычном уголовно-правовом порядке. Но когда разговор о защите ребёнка превращается в разговор о возможности по любому поводу вторгаться в жизнь семьи и контролировать родителей, тем более забирать детей, если семья попала в сложное положение, то это недопустимо. Это уже не защита прав ребёнка, а их прямое нарушение и преступление. Прежде всего, это для ребёнка противоестественно, ненормально и травматично, когда кто-то посторонний вмешивается в его семейное существование и начинает командовать им, а также его папой и мамой командовать. Эта травма уж куда серьезнее, чем возможность быть наказанным, которую и травмой-то назвать трудно.

Павел Парфентьев Павел Парфентьев
– Но ведь есть же действительно жестокие родители-самодуры, которые истязают своих детей? Об этом, например, еще Достоевский писал в своем «Дневнике писателя», реагируя на уголовную хронику в газетах того времени.

– В ситуации, когда родители совершают в отношении ребенка реальное преступление, а не просто наказали его за плохое поведение, государство, конечно, должно вмешиваться. Но это должно происходить тогда, когда ребёнку угрожает очевидная и чётко доказанная опасность. То есть когда его калечат, когда наносят вред его здоровью – все это должно преследоваться в обычном уголовно-правовом порядке. Но для этого не нужно создавать какие-то специальные разветвлённые системы с целой армией чиновников и проверяющих, которые разведывательными методами вынюхивают, что происходит в семьях, и совершают то, что на языке социальных работников называется недвусмысленным словом «интервенция». Это ненормальная ситуация, когда семья оказывается как бы под стеклянным колпаком, это полностью противоречит человеческой природе.

– А на ваш взгляд, насколько и в какой мере допустимы телесные наказания детей? Сейчас многие считают, что детей вообще даже пальцем трогать нельзя ни при каких обстоятельствах, что это унижение их личности.

– В этой проблеме есть несколько составляющих. Во-первых, люди, считающие себя христианами и говорящие, что физическое наказание – это зло, приписывают зло Богу, потому что в Священном Писании четко говорится, что родители имеют право, а иногда даже и должны прибегать к такому методу воспитания. Можно по-разному относиться к тому, следует ли сейчас этим методом пользоваться современным родителям, но обвинить Бога во зле мне кажется несовместимым с христианской верой, кощунственным.

Это право родителей – решать, как они воспитывают ребёнка

С правовой точки зрения, с точки зрения того, как должна быть защищена семья в государстве, я скажу, что это право у родителей должно быть, и оно должно быть защищено законом совершенно независимо от того, собираются родители им пользоваться или нет. Потому что когда у родителей это право забирается – это первый шаг, который ведёт к постепенному уничтожению вообще родительских прав как таковых и их власти в отношении детей. Не только власти наказывать, но и любого влияния на детей. Оно в целом начинает размываться и уничтожаться. Это всё равно что у государства забрать право, например, вводить уголовные нормы и уголовный кодекс. Причем в результате таких процессов незащищенными оказываются именно дети, потому что их семья становится бессильной.

У требования запрета физических наказаний и утверждений, что они не могут использоваться, что это вредно для ребёнка, нет никаких серьезных научных или правовых оснований. То есть, по моему убеждению, эта позиция продиктована чисто идеологическими соображениями, причем недоброкачественными.

Я держусь той точки зрения, что это право родителей – решать, как они воспитывают ребёнка, если они не причиняют ему при этом вреда. Вмешиваться в этой ситуации можно только, если речь идёт об угрозе для жизни или доказанной угрозе для здоровья.

Важно: подпишите обращение http://www.citizengo.org/ru/fm/157683-trebuem-otkazatsya-ot-mezhdunarodnogo-naslediya-pedofila-pitera-nyuella за очищение России и ООН от «наследия» Питера Ньюэлла!

С Павлом Парфентьевым
беседовал Юрий Пущаев

7 марта 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Английский педофил десятилетиями создавал международные «стандарты» в области защиты детства Английский педофил десятилетиями создавал международные «стандарты» в области защиты детства Английский педофил десятилетиями создавал международные «стандарты» в области защиты детства Английский педофил десятилетиями создавал международные «стандарты» в области защиты детства
Осужденный за изнасилование ребенка Питер Ньюэлл был не просто консультантом ЮНИСЕФ. Он был ключевой и ведущей фигурой в создании международных стандартов в области «защиты детства».
Семь богатырей против семи гномов Семь богатырей против семи гномов
Анна Александрова
Семь богатырей против семи гномов Семь богатырей против семи гномов
Анна Александрова
Героиня пушкинской сказки не столько красива, сколько мила, постигшее ее несчастье ? следствие ее милосердия, а не легкомыслия, а торжество над врагиней свободно от жестоких и кровавых подробностей.
«Лучшая защита для ребенка – это его семья» «Лучшая защита для ребенка – это его семья»
Прот. Дмитрий Смирнов о ювенальной юстиции и правах ребенка
«Лучшая защита для ребенка – это его семья» «Лучшая защита для ребенка – это его семья»
Протоиерей Димитрий Смирнов о ювенальной юстиции, правах ребенка и правах семьи
Никита Филатов
Зачем вновь и вновь предпринимаются попытки внедрить ювенальную юстицию? Можно ли противостоять изъятию детей из семьи? Как конкретно помочь проблемным семьям?
Комментарии
Геннадий11 июля 2018, 04:35
"Павел З. 8 марта 2018, 00:48" Еще в Домострое отмечено - нельзя бить во злобе. Да, нагородили и ввели в законы (органы опеки, ювенальная юстиция) много противоречащего нормам нравственности и традициям не защищающих семью и детей. Обращает на себя внимание правовой вакуум в понятии "нравственные страдания". Оказывается "моральный ущерб" и "нравственные страдания" это не одно и тоже в понимании юристов. Практически нет в России защиты детей от жестокого психологического, нравственного насилия от родителя. На глазах у ребенка отец схватил её бабушку за горло, чем привел обеих в негативное шоковое состояние, а для юристов этого не достаточно для лишения родительских прав отца.
11 июня 2018, 22:56
О физических наказаниях детей говорится в книгах Ветхого завета. Но мы же христиане, и живем согласно Новому завету. В Ветхом Завете было предписано и "око за око, зуб за зуб" и т.п. То что Павел Парфентьев говорит в отношении телесных наказаний скорее соответствуют по духу фундаменталистским американским сектам (основанном на буквалистском понимании книг Библии), чем отношению к этой проблеме в Православной Церкви.
Сергей 9 марта 2018, 17:48
Здесь ничего такого нет, когда наказывают ребёнка. Другое дело, он долже чувствовать и понимать, что за дело,, получил". Друг рассказывал, что в памяти осталось от детства, что когда мама ,, порола" ремнём, то говорила:,, Больно?!!!" Он говорил:,, Да!!" Мама отвечала :,, И матери больно"!Он сейчас благодарен маме за воспитание, всегда чувствовал ее любовь, но до него доходило все только так, через ремень! Строгость нужна, но с любовью. . Со временем понимаешь, что тебя любили, поэтому и наказывали. У меня папа был строгим, а мама все разрешала, из-за этого и ссорились . Но теперь я понимаю, что папа своей строгостью держал меня в ,, узах". Обидно было тогда, а теперь прошу прощения!
Ольга 9 марта 2018, 00:49
Бить ребёнка это унизительно, как для ребёнка так и для родителя. Бить того кто заведомо слабее -низость, и не важно кто это ребёнок,старик или бессловесное животное.
Катерина 9 марта 2018, 00:38
Павел З. 8 марта 2018, 00:48 - на мой взгляд, женщина, бьющая свое дитя по голове, это патология среди женщин. Антиженщина. Если уж и вправду надо наказать неслуха, то можно шлепнуть по мягкому месту рукой. В конце концов выпороть крапивой. Больно, обидно, в духе Домостроя, но совершенно безопасно для здоровья. А по маленькой голове... там же висок. Там мозг. Можно же покалечить или даже стать детоубийцей! Мы, женщины, призваны давать жизнь! Спасать, защищать, пусть даже иногда ценою собственной жизни. Но не калечить нравственно и физически.
Екатерина 8 марта 2018, 02:29
На самом деле, какие бы родители не были бы, они самые родные и близкие. И дети никому не нужны так, как их родителям.
Катерина 8 марта 2018, 01:48
На одном из сайтов практикующих детских психотерапевтов я нашла ответ на вопрос о причинах поведенческих проблем у детей: "70%-родительско-детские отношения, остальные % психиатрия". Наблюдая многих детей рядом с их родителями и сравнивая их реакции, я пришла к выводу, что физически наказывать надо прежде всего самих родителей. Именно они прививают (пусть и бессознательно) свою жизненную философию детям. За что ж пороть тогда детей? За то, что их психологически значимые воспитатели научили их этому? И кто будет пороть и как... такие же бестолковцы. Только взрослые. Известная пощечина Макаренко не вписывается сюда вообще. Там совсем иная ситуация была.
Павел З. 8 марта 2018, 00:48
Подписываю в своей почте все петиции Павла Парфентьева. Вроде никогда у меня вопросов к нему не было, целиком и полностью поддерживал его действия по защите семейных ценностей. Но при прочтении этой статьи вкралась давно назревшая мысль - почему же, если меня самого в детстве били и дед (он мне был за отца), и мама, я деда полюбил, а маму возненавидел? Может, дело в том, с любовью наказывают родители или нет? Дед никогда не выражал злобы своим наказанием, хотя мог ударить наотмашь по лицу, но мама - увы, выражала. Я никак не был защищен от маминой злобы, так хотелось, чтобы хоть кто-то посторонний узнал, как она со мной обращается...
Наталья Богоявленская 7 марта 2018, 20:49
Наталии (7 марта 2018, 16:42). Например: "Розга и обличение дают мудрость; но отрок, оставленный в небрежении, делает стыд своей матери" (Прит. 29:15). "Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его" (Прит. 13:25). Если покопаться, можно найти ещё немало таких цитат и во Второзаконии, и в других книгах Писания.

Наталия 7 марта 2018, 16:42
"....в Священном Писании четко говорится, что родители имеют право, а иногда даже и должны прибегать к такому методу воспитания".

Прошу господина Парфентьева привести точную цитату и источник - какой именно из текстов Священного Писания он имел в виду.
Str AnnaYa 7 марта 2018, 06:47
На мой взгляд, все разговоры о безболезненных методах воспитания детей родом из утопий. Всякая утопия основана на том, что, если создать правильные, благоприятные условия для человека, можно будет забыть о его испорченности, о последствиях первородного греха. Но из практики все мы знаем, как греховные страсти растут одновременно с детьми. И только родители в состоянии помочь ребёнку, научить его бороться со страстями.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×