Не хватает любви

Монашествующие – о святости

Святость нам кажется чем-то недостижимым, а она – в любви. О навыках и приемах мастерских святости, коими издревле считались монастыри, мы поговорили в блиц-интервью с современными их насельниками: на Афоне, в русской глубинке и в центре Москвы.

Нам скажут, что святость – редкий дар и что это лишь исключение из общего порядка жизни христиан. А наше время особенно оскудело святыми. И это так. Но не потому, что так должно быть, – просто мы, вопреки дару, не являем собой то, к чему призваны и предназначены… Соединившись верой духовно и благодатно с первым Святым Человеком – Христом, христиане и получают от Него святые силы, чтобы вести святую жизнь. Богочеловек Христос дал тебе власть уподобляться Ему, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – не страшись, слыша это, страшно не быть таковым.

Архиепископ Алексий (Фролов)

«Хорошо собеседовать с Господом в сердце своем»

Схимонах Иларион, игумен кельи святого Харлампия Нового Скита Святой Горы Афон.

Схимонах Иларион. Общение в русской глубинке Схимонах Иларион. Общение в русской глубинке

– Отец Иларион, все мы, христиане, призваны к святости: «Будьте святы, – говорит Господь, – потому что Я свят» (см.: 1 Пет. 1: 16). А как стать святыми?

– Я знаю, что святыми нас делает только Господь. Святой – это тот, который живет по законам Божиим. Когда Господу сказали: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою (Мф. 12: 47), – что ответил Христос? Он показал рукой на учеников Своих! Вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь (Мф. 12: 49–50).

Мы – одна семья с Иисусом, с Матерью Божией, если мы живем по-евангельски. Мы – единокровники Христовы, Им и святы. Евхаристия в центре нашей жизни, а это всегда пасхальный опыт прощения и любви. «Божественную же пия Кровь ко общению, первее примирися тя опечалившим…»

Помню, как наш старец Харлампий, это чадо и ученик старца Иосифа Исихаста, собирал нас всех уже своих воспитанников перед тем, как вынести Чашу. «Давай сегодня устроим Пасху!» – говорил он. «Да, сделаем Пасху», – соглашались мы и все становились на колени. Он открывал завесу, читал нам разрешительную молитву и всех причащал.

– Как сохранить святость после Причастия?

– Если ты причастился, это еще не значит, что ты стал святым. Что мы читаем в молитвах ко Святому Причащению? «Огнь бо есть, недостойныя попаляяй». Когда мы причащаемся, внутри нас является Христос, мы это чувствуем и только таким образом можем быть сопричастны Его святости. Своей «святости», а значит – жизни вечной, у нас нет. Но нам дарована сопричастность, которая зависит от того, насколько мы достойно приобщились. Ты еще только призван уподобляться Христу – тебе дан Его образ в Евангелии, а в Причастии даются для этого силы.

Владыка Марк (Арндт) говорит, что в Причастии мы еще только авансом получаем своего рода задание, которое и должны потом реализовать в общении с ближними.

– В христианстве нет «я», есть «мы». В опыте Евхаристии мы все едины. Тогда-то и проверяется, насколько мы близки друг другу. Когда Господа искушали: кто мой ближний? (Лк. 10: 29), вспомните, что ответил Христос?

Хорошо собеседовать с Господом в сердце своем. Принимать каждого человека как посланного к тебе Христом. Вот ты говоришь с братом или сестрой, насколько ты свое сердце открываешь? Можешь ты хотя бы улыбнуться тому, кто подошел к тебе? Тихо, по-мирному ответить на его вопрошание?

Любовь – и больше нет ничего другого на свете, что могло бы нам показать святость

– Как святость Божия себя являет в наши дни?

– Святых канонизируют в Православной Церкви уже после преставления человека, но безошибочно святость еще при жизни можно определить по любви.

Любовь – и больше нет ничего другого на свете, что могло бы нам показать святость. Если мы действительно имеем святость в наших сердцах, то мы не сможем ранить ближнего.

Господь заповедовал: да любите друг друга; как Я возлюбил вас (Ин. 13: 34).

– Возлюбил-то Он нас любовью крестной – то есть принял раны на Себя…

– И нам говорит: Не бойтесь (этот призыв в Евангелии упоминается чаще всего). Самого Его поносили, бесноватым называли, усмехались над ним, распяли… На Кресте Он молился (см.: Лк. 23: 34). Его слова и наш ответ на все то зло, которое во славу Божию успеют причинить нам.

Иначе что же мы действительно сегодня оставили молитву и занялись карьерой? – как посетовал мне старец Иона в Одессе. Апостолы передавали свою веру и меняли мир не от того, что они были людьми высокообразованными. Никто из этих простых рыболовов не учился в институтах. Они просто жили по заповедям Божиим – вот и все! Исповедовали то, что слышали, видели, осязали (см.: 1 Ин. 1: 1).

Что восклицали язычники, когда видели христиан? Они не говорили: «Сколько же силы в этих страдальцах, идущих на мучения!» Нет, они изумлялись: «Какая же у них любовь!» А любовь – это Бог.

Господь посреде нас…

– …и есть и будет!

– Мы тоже все призваны к апостолату. Пусть не сразу (см.: Лк. 9: 55), но апостолы же научились быть носителями Духа Святаго. А до этого на их просьбу что ответил Христос? В этом же весь смысл жизни христианской: быть сосудами Духа Святаго.


«Святость взращивается в семье»

Игумен Михаил (Семёнов), наместник монастыря «Спаса Нерукотворного пустынь» села Клыково.

Игумен Михаил (Семёнов) Игумен Михаил (Семёнов)

– Отец Михаил, к вам вопрос как к наместнику. Как сегодня приход или монастырь может стать мастерской святости?

– Мастерская святости рождается из духа семьи. Господь мог как угодно явиться в мир, Он даже в отце по плоти не нуждался, но Он воплотился именно в семье и, как сказано, был в повиновении у родителей (Лк. 2: 51).

Так и на Руси дети испокон веков получали нравственное воспитание, начатки святости именно в семье. Паломничая в Грецию, по Кипру, наблюдаешь, как у греков и сейчас традиции очень рачительно передаются из рода в род.

У нас эта преемственность за десятилетия господства безбожной власти, к сожалению, нарушена. Фокус внимания старались сбить с семьи на какие-то более размытые классовые, коллективные начала. Мать изъяли из семьи: пусть, мол, занимается «общественно полезным трудом». Как будто рождение и воспитание детей не есть та самая главная «польза общества»!

Надо возрождать свои традиции. А то нам, русским, точно комплекс неполноценности какой-то навязали: мол, они – это да, а мы-то что?..

– Греки сами уверяют, что после периода мученичества, когда Русская Церковь в XX веке взошла на свою Голгофу, все поменялось: теперь у вас в России, говорят, духовная академия, а у нас, в Греции, семинария…

– Вот именно! Не надо искать святости где-то на стороне. Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17: 21), – говорит Господь.

В Греции как раз и культивируют святость, скажем так, доморощенно: хранят традиции прежде всего в семьях. В монастырь там человек идет, уже имея духовный багаж послушания старшим, знания Священного Писания, заповедей Божиих, чинопоследования служб, имея навык молитвы.

А у нас многие из восстановленных обителей созданы-то на самом деле буквально с чистого листа. От того и дух в них зачастую соответствующий: такое бодрячество активистов.

Был кто-то, допустим, всю жизнь военным, принял постриг, так он же и в обители все свои взаимоотношения продолжает выстраивать по командному принципу! Он просто не умеет иначе. А если иной работал большую часть своей жизни бухгалтером, то он и после произнесения обета нестяжания распространит и на своих послушников этот подотчетнический бухгалтерский настрой…

Вот в чем проблема. А надо самоустраняться, чтобы действовал в Церкви Господь. Жить по-евангельски, и никак иначе. В этом и крест.

Схимонахиня Сепфора, жившая в последние годы в монастыре Спаса Нерукотворного пустынь села Клыково и упокоенная там Схимонахиня Сепфора, жившая в последние годы в монастыре Спаса Нерукотворного пустынь села Клыково и упокоенная там

– Как научиться крестоношению?

– Искать своих носителей традиции.

– Когда в Сретенский монастырь приезжал схиархимандрит Гавриил (Бунге) из Швейцарии, он как раз и отмечал: мол, вы, русские, сетуете, что у вас прервалась традиция, но преемство сохранилось в опыте старцев, которые были и есть в русском народе.

– Да! В свое время меня Господь познакомил со старицей Сепфорой (Шнякиной). Я, пообщавшись с ней, сразу понял, что у меня мозги просто не в ту сторону развернуты. Очень многое пришлось в себе менять.

Помню, схиархимандрит Илий (Ноздрин) над нами, пришедшими тогда, в 1990-е годы, в монастыри, так и шутил: «Ком-со-мольцы!» И сейчас, по-моему, остается такой соблазн. Вместо того чтобы заниматься шлифовкой своего сердца, мы нагнетаем какую-то внешнюю супердеятельность: еще столько-то полей засеяно, школ построено, докладов прочитано… Ну и что, если ты при всем при этом грешить не перестал? Какая польза человеку, – спрашивает Господь, – если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (Мф. 16: 26).

Понастроили сейчас уже монастырей и храмов, поназолотили куполов, дорогих икон накупили, а чувствуют, что чего-то не хватает… Да любви не хватает! Извините, приезжаешь в монастырь – все формально. Как к тебе там относятся? Если ты от кого-то, по чьей-то протекции – тебе поулыбаются. Если тебя не знают, так тебя и встретят: «Там есть, там спать». Как будто ты животное какое-то… Что, разве за этим люди едут в монастыри?! Каждой человеческой душе любовь потребна.

В 1990-е годы, когда все ринулись в обители, искали именно этого родственного теплого чувства христианского братства, любви, общения. Если находили – оставались; нет – шли дальше искать. Потому что этими распорядками-разнорядками: подъем-работа-работа-работа-отбой все еще с комсомольской юности сыты были.

– Владыка Алексий (Фролов) говорил, что сейчас работу – по советской ли еще инерции или подлаживаясь к современному потребительству – в идола превращают. К сожалению, даже внутри церковной ограды.

– Вот этот формальный ко всем и всему подход и активистский дух надо перебарывать, чтобы храмы и монастыри становились кузницами святости. Бывшему советскому или уже современному гражданину, с детства воспитанному вне Церкви, понадобится лет 20 упорного внутреннего труда над собой в обители, чтобы просто хотя бы подрубить основания укоренившихся страстей.

Надо самоукоряться! А без смирения нет и не может быть настоящей христианской любви

– Как эта борьба со страстями происходит, чтобы ты уже мог стяжать любовь?

– «Сердце чисто созижди во мне, Боже…» Стяжание любви – это, во-первых, вопрос очищения сердца. А во-вторых, работы в нашем сердце Духа Божиего: И дух прав обнови во утробе моей (Пс. 50: 12). Очищаемся мы благодатью! А подается она только по смирению. Вывод: уничижать себя надо.

Не восхвалять – чему очень способствуют эти «соцсоревнования»: кто чего сделал, – а самоукоряться. Без смирения нет и не может быть настоящей христианской любви. В любви и святость.

А у нас сейчас огромный дефицит любви…

Господь, творя ангельский и человеческий мир, создавал его не по закону, не по надобности, а исключительно по любви. Вот к этой исключительности жизни ради любви и призваны возвращаться в христианских общинах, будь они приходскими или монастырскими. А иначе, как говорил старец Софроний (Сахаров), какое нам оправдание?!


«Кузница кузницей, но не будем забывать и про бой»

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник московского Донского ставропигиального монастыря.

Иеросхимонах Валентин (Гуревич) Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

– Отец Валентин, вы духовник братии одного из московских монастырей, окормляете и многих мирян. То, что мы все грешники, – это понятно. А как насчет святости?

– Часто сетуют: трудно говорить о святости в условиях городского монастыря. Что уж, мол, заикаться о святости тем более тем, кто живет в миру… Но и в нашей вынужденной суете сегодня, как и прежде, каждый христианин ведет свою внутреннюю брань.

Многие из мира мечтают «уйти в монастырь». А иные и из тех, кто поступил в обитель, как послушаешь их, то и дело помышляют о том, как найти бы «монастырь с налаженной монашеской жизнью».

Но мы призваны Господом каждый туда, где призваны нести свое служение. Надо уповать на милость Божию и трудиться там, где ты поставлен, а все свои планы и соображения отдать на суд Божий.

Конечно, если говорить о монастырях, есть сейчас уже благоустроенные со многой братией и отлаженным исполнением Устава обители, такие как Оптина Пустынь, Валаамский монастырь, Псково-Печерский – особенно времен великих старцев, таких как архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Но и там у братии свои искушения.

То есть дело всегда не в том, где ты подвизаешься, а в том, как ты строгаешь чурбанчик своего ветхого человека.

– Сам строгаешь, или Господь все лишнее отсекает?

– Мы у Господа в подмастерьях. От нас тоже требуются труды: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11: 12).

Господь сказал, что в последние антихристовы времена из-за умножения беззаконий оскудеет любовь многих. В нашей стране репетицией пришествия антихриста были революционные события в начале ХХ века, когда в небывалой степени умножались беззакония. Сейчас мы пожинаем плоды этих плевел.

– Вот как раз отец Михаил только что об этом говорил: нелегко избавляться от последствий советской социнженерии.

– Действительно, даже воцерковляясь, более того – поступая в обители, человек не сразу может освободиться от усвоенных навыков: допустим, то и дело ратовать, считая, что «наше дело правое».

– «Не будь вельми прав», – отец Валериан Кречетов приводит часто как раз еще царских времен присказку…

– Да-да! Иначе легко возможны подмены, как отмечал, например, святой праведный Иоанн Кронштадтский: «Злоба приходит иногда в сердце под предлогом ревности о славе Божией или о благе ближних; не верь и ревности своей в этом случае: она ложь или ревность не по разуму. Всего больше бойтесь подущений злого духа на брата: знает он, что любовь – первая наша добродетель, и знает благотворнейшие плоды ее для христиан – и потому больше всего старается лишить сердца наши любви… Горька как смерть вражда. Да бегаем вражды, как яда змиина. Да держимся любви, ибо сладостна любовь».

Молитва св. Иоанна Кронштадтского: «Господи, всади и утверди во мне чувство искреннего доброжелательства ко всем людям»​

– Архипастыри, пастыри отмечают, что сейчас люди стали очень обидчивыми. Одной из предпосылок и называют советский опыт обобществления всего и вся. Как осекать, допустим, эту страсть?

– Тот же святой праведный Иоанн Кронштадтский, который многое предвидел и предсказывал, предлагает, например, такую молитву: «Господи, всади и утверди во мне чувство искреннего доброжелательства ко всем людям». Вот можно молиться этой молитвой. Или выбрать другую из аскетического арсенала святых отцов.

Главное – всеми силами сохранять в своем сердце любовь. Это главный навык, который требуется от нас самих, в этой Мастерской святости, которой является вся Церковь Христова.

– Хорошо, в Церкви действует прежде всего Господь, трудимся над собою все вместе сообща и мы сами, но ведь и извне тоже давление постоянно ощущается. Как эту кинетическую энергию брать в оборот, обращая на благо?

– Раньше, при том давлении на монастыри, которое оказывала советская власть, монахи были как дикие утки – собранны: постоянная опасность, охотник может подстрелить каждое мгновение… А сейчас стали – как домашние. Что же, мы – расслабимся, ожиреем, разучимся летать да будем ходить вразвалку и кряхтеть у кормушек?

– Владыка Алексий (Фролов) любил по этому поводу приводить анекдот про петуха, который, узрев парящего в небе орла, взобрался на заборчик и, балансируя, помахал крыльями: «Я тоже летаю!»

– Раньше святости было больше. В Лавре еще, можно сказать, вчера какие образцы были просто ювелирной внутренней работы над собой: архимандрит Кирилл (Павлов), архимандрит Наум (Байбородин)… – настоящие воины Христовы! Надо брать по их примеру на вооружение Иисусову молитву, внимательное изучение и запоминание Священного Писания – иначе как же сражаться? Кузница кузницей, но не будем забывать и про бой.

Не надо бы нам дожидаться, пока начавшиеся нападки на Церковь перерастут в полномасштабные гонения и вновь заведутся в нашем море щуки, «чтобы карась не дремал»…

Подготовила Ольга Орлова

14 мая 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Комментарии
Михаил16 мая 2018, 13:15
"Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?
Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:
сия есть первая и наибольшая заповедь;
вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;
на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки."

(Евангелие от Матфея 22:36-40)
ирина16 мая 2018, 08:00
если не хватает любви в сердце к кому-то, можно ли просто начать жалеть хотя бы? понравилась статья,почерпнула советов.спаси Господи
тамара14 мая 2018, 17:32
Да,не хватает нам любви...Спаси всех,Господи...
рб Марина14 мая 2018, 14:14
ХРИСТОС ВОСКЕСЕ!!! СПАСИ ГОСПОДИ батюшки за НАСТАВЛЕНИЯ!!!СПАСИ ГОСПОДИ ОЛЬГА за статью!!!ПОМОЩИ БОЖИЕЙ В СЛУЖЕНИЕ И В ДЕЛАХ!!!ПРОСТИ НАС ГОСПОДИ грешных и ПОМИЛУЙ!!!
Юлия14 мая 2018, 10:36
Очень сильная статья, интересная. Все так и есть, другие храмы стали и монастыри, и люди другие. В детстве с родителями мы ездили к Иоасафу Белгородской, там в храме открывалось окошечко по воскресеньям и все бездомные становились в очередь со своими мисочками за едой. Еще поездки к старцу помню, у него фасоли на поле много росло, и вот приезжающие женщины - паломницы разбирали ее по- цвету между службами. Стояло много тазиков, вокруг садились люди, разламывали стручки и раскидывали фасоль по тазикам, пели при это всякие там церковные песнопения. А на обед и ужин была фасоль, фасоль ... Совместный труд, он людей объединяет, люди сплачиваются, знакомятся- так формировались общины.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×