О русской народной сказке и иллюстрациях Евгения Рачёва

Евгений Михайлович Рачёв в мастерской Евгений Михайлович Рачёв в мастерской

Давайте проведем эксперимент: спросим первого встречного на улице, ну, или человека, который совершенно далек от темы детского чтения: «Что нужно читать детям?» Что они ответят? Скорее всего, скажут: «Сказки». Задаем следующий вопрос: «Какие сказки?» Какой ответ, с большей долей вероятности, получаем? Правильно, «русские народные».

Да, даже в нашем обществе с явными проблемами национальной идентификации (я про настоящую идентификацию, не про набор «водка-самовар-матрешка») понимают, что воспитывать маленьких людей надо на том фольклоре, который создан здесь, на этой земле. Вот итальянцы, например, начинают прикорм младенцев, используя пармезан, а это для них не просто еда, это огромная и важная часть их жизни. Народные сказки – это то самое, что ближе всего нашему мировосприятию, традиции и национальной памяти.

Как-то меня попросили прочитать лекцию о сказке. Я долго готовилась, пришла, вдохновленная словами и строками ученых-фольклористов. Старалась рассказать о том, что поняла сама: народная сказка не учит добру в нашем современном, построенном на европейском гуманизме, понимании. Народная сказка учит жизни. Такой, какая она есть. Учит видеть людей, их недостатки и достоинства, взаимодействовать с ними, жить в их обществе. Плюс к этому – момент сакральный, языческий, граница между мирами живых и мертвых, все дела.

Народная сказка учит жизни – такой, какая она есть

Так вот, прочитала я лекцию, все свои аргументы «на-гора» выдала. А мне из зала: «А я считаю, что русские народные сказки все-таки учат добру». Прощаться со стереотипами очень сложно.

Только вот не для этого мы их детям читаем. Чему хорошему учит «Колобок»? Что хвастаться плохо? А может, тому, как хитростью заполучить желаемое? А «Курочка Ряба»? Или, например, Иван-царевич представляет собой высоконравственный идеал? Особливо после того, как украл жар-птицу, златогривого коня и Василису?

Конечно, и нравственные моменты в народных сказках есть. Например, верность Марьюшки, невесты Финиста-Ясного Сокола, стоптавшей железные сапоги и изгрызшей железные хлеба в пути к любимому. Но их не так много. Гораздо больше хитрых, расторопных, сообразительных людей и зверей, умеющих, что называется, устроиться. Таково народное мышление.

Отсутствие прямого поучения – вовсе не повод отказаться от народных сказок. Потому что всегда остается повод для беседы ребенка и родителя, для разбора ситуации, обсуждения и рефлексии. Сначала мы говорим с трехлетним человеком о поступке лисы, выгнавшей зайчика из лубяного домика, о том, что не так с лисой и журавлем, которые друг к другу в гости ходили, жалеем волка, у которого примерз хвост к проруби. Проходит время, и мы беседуем о Василисе Прекрасной и ее жестокой мачехе, о выборе, который делает Финист-Ясен Сокол между ведьмой, обманом женившей его на себе, и верной Марьюшкой, о причинах предательства братьев Ивана-царевича, жестоко его убивших. Говорим о труде, о возмездии, о том, что ничего не дается даром, о том, как важно держать слово…

Русские народные сказки – это действительно лучшая и абсолютно не устаревающая база для воспитания. Когда мы их читаем малышам, мы развиваем и кругозор, и вкус, и словарный запас, рассказываем им о мире, о жизни в нем и его законах. Правда, есть два условия.

Первое: текст должен быть хорошим. Не нужно искать что-то новое: русские народные сказки уже пересказаны великолепным литературным языком. Все новинки, которые мне попадались (в плане интерпретации), – серенькие, безликие и бесталанные, жиденькие такие тексты, к народной сказке имеющие такое же отношение, как розовая ушанка со звездой, которую втирают туристам, к советской военной форме. Афанасьев и Булатов, Толстой (Алексей) и Ушинский, Карнаухова и Капица – вот фамилии, которые стоят на титульном листе большинства книжек со сказками из нашего детства.

Тексты, хоть и вековой давности (больше!), обладают главным преимуществом классики – она современна. Понятна. Прозрачна. Да, есть отдельные устаревшие слова или понятия (квашня, например, или коромысло). Но в целом – все ясно.

Второе условие – это иллюстрации. Тут есть хитрый момент. Важно соблюсти баланс между несколькими составляющими: картинки должны показывать, что сказки эти именно русские, сохранять и реалистическую составляющую (все-таки лучше показывать зайца в книжке таким, какой он есть, а не делать из него подобие плюшевой игрушки). А еще здорово, если бы сохранялся момент собственно сказочности, волшебства.

Такие иллюстрации есть. И книжка с ними у большинства из нас в детстве была. У кого-то – большая и толстая, а у кого-то – много тоненьких, с одной или двумя сказками. И с узнаваемыми, волшебными, горячо любимыми иллюстрациями Евгения Рачёва.

Всю жизнь он занимался книжной графикой – сначала в «Детгизе», потом в издательстве «Малыш». «Если вы смотрите на мои рисунки и радуетесь занятной сказочной выдумке – значит, получилось у меня, как в сказке. Если вы, глядя на моих птиц и зверей, понимаете, что сказка-то с хитринкой, на людей намекает, – значит, у меня получилось, как в сказках, которые я иллюстрирую», – писал художник.

Иллюстрации Рачёва – это, по-моему, такая художественная галерея для малышей. Часто родители задаются вопросом: когда начинать уже приобщать к великому искусству? Думаю, начинать надобно с хороших иллюстраций.

С чего начинать приобщать детей к искусству? – С хороших иллюстраций

В них есть всё. Тонкие переливы, сложные оттенки цвета, композиционная завершенность, достоверность эмоций, жестов. Достоверность этнографическая: жена художника делала для его работ зарисовки орнаментов, костюмов и предметов, выставленных в музеях. Сам художник, невероятный труженик, фронтовик, большой интеллектуал, создавал иллюстрации не только к русским, но и к сказкам других народов нашей страны. А еще к басням Крылова. Как тут не вспомнить Ивана Андреевича с его «Звери мои за меня говорят»?

Хороших иллюстраций к русским народным сказкам, к счастью, много. Но Евгений Рачёв – это история, мне кажется, в первую очередь про самые «малышовые» сказки. Его животные действительно «говорят» – позами и жестами, мимикой. Они рассказывают нам, как одевались наши предки, из чего они ели, как была устроена изба. А вокруг – до боли в сердце знакомый и любимый северный лес, трепещущие на ветру листья на осине, маленькие крепкие елочки, золотой ковер на земле, кочки, болотце… Все это так «настоящще», как говорят у нас, на северной земле, – просто и мудро, что сложно пожелать и найти чего-то лучшего для своих детей.

Мария Минаева

5 марта 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Богословие детских сказок Богословие детских сказок
Иерей Спиридон Василакос
Богословие детских сказок Богословие детских сказок
Иерей Спиридон Василакос
Когда не стало сказок, которые могли многое рассказать и дать много уроков, тогда холодные экраны стали очаровывать наших детей. И дети остались одни, без истины и тепла, и с экрана стали впитывать не истину и любовь, а холод,
Семь богатырей против семи гномов Семь богатырей против семи гномов
Анна Александрова
Семь богатырей против семи гномов Семь богатырей против семи гномов
Анна Александрова
Героиня пушкинской сказки не столько красива, сколько мила, постигшее ее несчастье ? следствие ее милосердия, а не легкомыслия, а торжество над врагиней свободно от жестоких и кровавых подробностей.
Ганс Христиан Андерсен: сказки для чтения детьми взрослым Ганс Христиан Андерсен: сказки для чтения детьми взрослым
Людмила Кириллова
Ганс Христиан Андерсен: сказки для чтения детьми взрослым Ганс Христиан Андерсен: сказки для чтения детьми взрослым
Людмила Кириллова
Кто такая Снежная королева? Помогла ли Каю таблица умножения? Почему смерть побеждают дети? И о чем, собственно, сказка «Снежная королева», да и вообще все сказки Андерсена?
Комментарии
Яна Харитонова 6 марта 2019, 20:36
Интересно)
Катерина 5 марта 2019, 10:56
Иллюстрациями этого художника я засматривалась в детстве. Изучала их. Он каким-то глубоким художественным чутьем свел в одно анатомические особенности реальных, всамделишних животных (лиса у него лиса, а волк остается волком по своему строению черепа, скелета, пушистых особенностей и т.д.). И в то же время они вполне уютно чувствуют себя в национальном костюме. Ловко, иногда и щеголевато (ох уж эта лиса) носят его. Им уютно и удобно в этой одежде.
Катерина 5 марта 2019, 00:45
Спасибо, автор. Вы напомнили мне. Дочка предпочитала всем другим сказкам сказку про заячью избушку. Невозможно было уговорить на другое. Как я понимаю, из-за петуха. Во время затяжного диалога между лисой и кандидатами в освободители она замирала, а когда подходил петух с косой, начинала вместе со мной восторженно почти выкрикивать это петушиное про-активное: "иду ннна ногаххх в крррассныххх сапогаххх..ПОШЛА ЛИСА С ПЕЧИ". Хорошая сказка. Активная жизненная позиция петуха подкупает. Заяц доверчивый глупыш. Да бывает с каждым такое.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×