Нательные кресты в традиции русского благочестия

Часть 1

Фото Андрея Гутынина Фото Андрея Гутынина   

Нательный крест — особенная, «личная» святыня каждого православного христианина. Процесс изменения его внешнего вида весьма интересно вплетается в ткань отечественной истории. О том, что такое крест-энколпион, как выглядели первые кресты с изображением Распятия и почему некоторые старинные кресты совмещены с полумесяцем, рассказывает настоятель храма в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня г. Вольска протоиерей Михаил Воробьев.

Первые киевские кресты

Крещение Руси имело следствием широкое приобщение ее населения к христианской культуре Византии. «Повесть временных лет» сообщает о большом количестве предметов церковной утвари, вывезенных князем Владимиром из Херсонеса в Киев. Среди них были, несомненно, и первые нательные кресты, ставшие образцом для изготовления их уже на русской земле.

Первое упоминание о нательных крестах содержится в Новгородской летописи и относится к 1071 году. Документ середины XII века «Вопрошания Кирика» позволяет с уверенностью говорить о том, что к этому времени ношение крестов уже было распространено.

Нательные кресты домонгольской Руси были весьма многообразными, притом все эти многочисленные формы укладываются в несколько типологических рядов. Основная масса крестов этого периода, найденных на территории России, изготовлена в Среднем Поднепровье. Художественная восприимчивость и духовная чуткость русских мастеров позволили им в считаные десятилетия освоить искусство работы с металлом и создавать подлинные миниатюрные шедевры. Ученые отмечают, что умельцы Руси, овладевая новыми технологиями, создавали и новую иконографию своих изделий.

Вероятно, самыми первыми крестами-тельниками, появившимися в Киеве, были равносторонние каменные крестики, зачастую обрамленные серебряными обоймицами, именуемые корсунчиками. Их находят на территории всех древнерусских княжеств. Были обнаружены они и при раскопках золотоордынского Увека — на территории современного Саратова.

При всем разнообразии типов русских нательных крестов XI–XIII столетий все они по форме являются четвероконечными и равносторонними. Именно такие кресты воздвигались и на куполах храмов домонгольской эпохи. Шести- и восьмиконечные нательные кресты появляются в Прибалтике — не ранее XIV века. А формирование классического русского восьмиконечного креста, который не очень сведущие люди, вслед за старообрядцами, считают единственно правильной формой православного креста, завершается только к началу XVII столетия.

Что было до князя Владимира?

Археологические раскопки в Старой Ладоге и других поселениях, связанных с Великим Новгородом, позволили обнаружить большое количество христианских древностей, в том числе и нательных крестов, которые могут быть отнесены к IX и X столетиям — времени до Крещения Руси. Заметим, уже Е. Е. Голубинский допускал, что первое приобщение славян к христианской вере могло быть связано с появлением в Новгороде Рюрика и его дружины, в которой могли быть люди, служившие прежде в Константинополе и принявшие там христианство. Кроме того, существует гипотеза, согласно которой Рюрик — это не кто иной, как Рерик Ютландский, который вместе со своим другом Харальдом Вороном в 826 году принял крещение в Ингельгейме. Это предположение позволяет объяснить появление в Новгородской и Киевской Руси значительного числа крестов так называемого скандинавского типа.

Первыми изделиями такого рода стали крестовидные подвески, изготовленные из листового серебра, а точнее, из расплющенных арабских дирхемов. Несколько десятков таких находок было обнаружено в окрестностях столицы Рюрика — города Старая Ладога. Они естественным образом перемежаются с литыми медными крестами, которые могли быть предметом европейского импорта, но, скорее всего, отливались в русских мастерских в подражание скандинавским образцам. Интересно, что именно такая форма креста — с расширяющимися концами — присутствует в граффити, процарапанных на стенах Софийского собора в Новгороде в середине XI столетия.

Наследие святых Кирилла и Мефодия

К крестам скандинавского типа примыкает группа крестов с изображением Распятия. Древнейшие из них имеют слегка расширяющиеся лопасти, фигура Христа облачена в коллобиум — длинное одеяние с большим количеством складок, а маленький четвероконечный крестик, изображаемый над головой Спасителя, вероятнее всего является редуцированным изображением таблички Понтия Пилата. Эти кресты, которые, по мнению А. Е. Мусина, происходят из Новгорода и датируются рубежом X–XI веков, очень близки к изделиям, найденным на территории Северной и Средней Европы.

Известный исследователь новгородских древностей В. В. Седов связывал происхождение этой группы крестов с мастерскими Среднего и Нижнего Подунавья. Опираясь на данное предположение, А. Е. Мусин высказывает версию, что эта форма пришла в древнерусские земли из Великой Моравии и связана с наследием святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. По его мнению, после падения Великой Моравии «кирилло-мефодиевские» кресты, бывшие там крещальными символами местного населения, через посредство Священной Римской империи распространились в Северной Европе, а оттуда вместе с варягами появились на Руси.

Солнце и Луна

Кресты Успенского собора во Владимире. XII век Кресты Успенского собора во Владимире. XII век     

Становление христианской культуры Руси было процессом, растянувшимся на столетия. Среди археологического материала нередко встречаются ожерелья, элементами которых являются как нательные кресты, так и разнообразные языческие подвески. Это является свидетельством о существовании некоторого переходного периода в распространении в русских землях христианской веры, для которого характерен был своеобразный сплав языческого и христианского мировоззрения.

Этот синкретический комплекс языческих верований и начатков христианского мировоззрения особенно ярко проявился в предметах с двойственной символикой, каковыми, в первую очередь, являются солярные подвески и лунницы.

На археологическом материале нетрудно проследить эволюцию солярной подвески, которая постепенно утрачивает свое языческое содержание, превращаясь в подвеску крестовидную, а затем — в настоящий нательный крест. Под влиянием христианства подвески-лунницы также претерпевают значительные метаморфозы. Между «рогов» лунницы появляется небольшое изображение креста. О том, что крест в ту эпоху воспринимался как некое средство духовной защиты, говорит тот факт, что в некоторых лунницах присутствует изображение не одного, а целых трех крестов.

Нательные кресты. XI–XIII века Нательные кресты. XI–XIII века     

Нательные кресты. XI–XIII века Нательные кресты. XI–XIII века     

Нательные кресты. XI–XIII века Нательные кресты. XI–XIII века     

Нательный крест. XI–XIII века Нательный крест. XI–XIII века     

Историки советского времени говорили о двоеверии человека Древней Руси, о «контрабанде» язычества в христианство, о непримиримом антагонизме Церкви и народного самосознания. Безусловно, Церковь боролась с двоеверием, однако эта борьба сочеталась со стремлением к освоению языческого культурного наследия, поскольку христианская проповедь должна была стать понятной языческому миру. Церковь не боялась язычества: использовала для выражения своего богословия терминологию и методологию языческих философов, а в бытовом плане допускала совмещение привычных языческих праздников с новыми христианскими для отвращения недавних язычников от привычных для них разнузданных игрищ. В этом отношении судьба Масленицы и Святок в древнерусском церковном календаре аналогична судьбе римских сатурналий, совмещенных с Рождеством в календаре Древней Церкви. Этот процесс постепенного вытеснения привел к тому, что, как отмечали выдающиеся исследователи новгородских древностей В. Л. Янин и А. А. Зализняк, «не ученые книжники, а сами сельские жители в берестяных грамотах начинают называть себя “хрестианами”, крестьянами».

Кресты-энколпионы

Наиболее интересной и разнообразной группой нательных крестов домонгольской эпохи является группа крестов-энколпионов, получившая широкое распространение в Киевской Руси.

Древнерусские кресты-энколпионы. XI–XIII века Древнерусские кресты-энколпионы. XI–XIII века     

В Византии энколпионом (в переводе с греческого — «коробочкой») называли любой носимый на груди предмет, в который помещалась частица мощей или какой-либо иной святыни. Частным случаем энколпиона являлась панагия, предназначенная для переноса частицы богородичной просфоры. В ставрографии энколпионом называют нательный или наперсный полый двустворчатый крест, предназначенный для хранения святынь.

Древнерусские кресты-энколпионы. XI–XIII века Древнерусские кресты-энколпионы. XI–XIII века     

Кресты-энколпионы впервые появились на рубеже IV–V столетий как символ причастности верующего человека Церкви. Мощи, частицы которых находились в таких крестах, символизировали единство Церкви земной и Небесной. Христиане со всей отчетливостью осознавали, что в совершении Евхаристии принимает участие не только община, находящаяся в храме, но и вся Небесная Церковь, присутствие которой обозначалось могилой мученика, лежащей в основании престола, на котором совершалось таинство. Это единство и соборность Церкви, состоящей не только из живущих на земле людей, но и из прославленных Богом святых, впоследствии воплотилось в антиминсе с вложенной в него частицей мощей, без которого невозможно служение Литургии.

Появление первых крестов-энколпионов было вызвано также обретением в 326 году подлинного Честного и Животворящего Креста Господня. Первыми вложениями в энколпионы были малые, иногда микроскопические частицы Честного Древа. В это время в Палестине и Сирии началось производство литых энколпионов для многочисленных паломников, которое к VI–VII столетию достигло промышленных масштабов. Традиция сохранения и передачи этих святынь существовала и в домонгольской Руси. В одной из новгородских берестяных грамот, датированной рубежом XI–XII столетий, прямо говорится о «честном древе» стоимостью «полупяты гривны».

Цена — «полупяты гривны» — показывает, что в домонгольскую эпоху, особенно после Четвертого Крестового похода, разорившего Константинополь, приобрести энколпион с подлинной или выдаваемой за подлинную частицей Креста Господня мог не только соборный храм или монастырь, но и просто зажиточный новгородец. Однако большое количество древнерусских энколпионов заставляет предположить, что внутри них чаще всего находились «вторичные святыни» — предметы, всего лишь соприкасавшиеся с подлинными святынями. Это могли быть частицы ткани, намоченные маслом из лампады, возжигаемой перед Крестом, кусочки покровов, лежавших на мощах святых, и т. д. Как считает А. А. Пескова, «на Руси, когда фонд мощей собственных святых еще не сложился, а мощи святых Вселенской Церкви были малодоступны, такие “соотнесенные” с источником культа реликвии должны были быть особенно актуальными».

Древнерусские энколпионы изготавливались из медных сплавов. Исключение составляют лишь два серебряных энколпиона, найденных при раскопках древнего Владимира, однако и они являются переливками начала XIII века более древних медных святынь. Это связано не только с дороговизной серебра, которое было привозным, но и с определенной аскетичностью Церкви и глубоким осознанием ценности самого содержимого энколпионов. Еще одну версию того, почему русские нательные кресты изготавливались преимущественно из меди, представляет известный специалист по древнерусскому искусству С. В. Гнутова: «Кресты-тельники должны были быть обязательно медными, так как, по библейскому преданию, пророк Моисей сделал “медного змия” и выставил его на знамя, и когда змей жалил человека, он, взглянув на него, оставался жив (см.: Числ. 21, 8)».

* * *

Киевская Русь была одним из самых просвещенных государств Европы своего времени. Русские мастера быстро осваивали навыки своих коллег по цеху из Византии и Западной Европы. Обилие берестяных грамот и содержание их надписей свидетельствуют о том, что грамотой владели представители всех сословий, а также женщины и дети. Литературные шедевры — такие, как «Слово о законе и благодати» и «Слово о полку Игореве», а также сохранившиеся до нашего времени храмы, иконы и произведения прикладного искусства, включая нательные кресты, по своему художественному уровню стоят вровень с лучшими образцами культуры европейского Средневековья.

Нательный крест прибалтийского происхождения. XIV век Нательный крест прибалтийского происхождения. XIV век     

Крестовидная привеска «скандинавского типа». IX век Крестовидная привеска «скандинавского типа». IX век     

Древнейший крест «скандинавского типа» с Распятием Древнейший крест «скандинавского типа» с Распятием     

Нательные кресты «скандинавского типа». X–XII века Нательные кресты «скандинавского типа». X–XII века     

Нательные кресты «скандинавского типа». X–XII века Нательные кресты «скандинавского типа». X–XII века     

Нательные кресты «скандинавского типа». X–XII века Нательные кресты «скандинавского типа». X–XII века     

Катастрофа монгольского нашествия не прервала, но в большой степени замедлила духовное и культурное развитие русского этноса. Упадок искусств и ремесел в XIV–XV веках проявился и в медной пластике. Исчезли крупные мастерские с развитыми технологиями литья, инкрустирования и эмалирования изделий. Но поскольку без нательного креста русский человек и в эту эпоху не мыслил своей жизни, появилось множество мастеров-одиночек, отливавших кресты по своему собственному вкусу. Помимо того что эти изделия XIV–XV столетий зачастую оказывались технологически несовершенными, с плохо пролитыми и неясными изображениями, их стилистика настолько невнятна, что говорить о какой-то типологии просто невозможно. К тому же при большом количестве иконографических форм этого времени каждая из них, изобретенная кустарным литейщиком, сохранилась в весьма малом числе экземпляров.

Солярные подвески с крестами Солярные подвески с крестами     

Лунницы с крестами Лунницы с крестами     

Впрочем, непокоренным оставался Великий Новгород, где даже в самую темную эпоху продолжалось изготовление великолепно проработанных нательных крестов и энколпионов. Производились разнообразные нательные кресты и в Тверском княжестве, издавна тяготевшем к Новгороду. Недалека была эпоха Русского Возрождения, начавшаяся в искусстве и духовной жизни Руси уже во времена преподобного Сергия Радонежского, задолго до обретения политической независимости и государственного суверенитета…

Часть 2

Газета «Православная вера» № 04 (624)

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Алексей 6 марта 2019, 12:53
В интернете очень много ссылок на древнее правило Василия Великого, которое приводится в Номоканоне: "Всякий, носящий на себе в качестве ладанки какую-либо икону, подвергаться должен отлучению от причастия на три года". Действительно ли есть такое правило?
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×