Любовь, всех вмещающая

Преподобный Амвросий Оптинский

Источник: Журнал "Покров"

    

Особое место среди Оптинских старцев занимает преподобный Амвросий, «старец Амбросим», как его называли в народе. Любовь старца привлекала не только простые сердца богомольцев из народа, с полным доверием относившихся к батюшке. К старцу Амвросию обращались и такие представители русской интеллигенции, как Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, философ В.С. Соловьев, писатель и философ К.Н. Леонтьев. Сестра Толстого Мария Николаевна стала монахиней Шамординского монастыря, основанного отцом Амвросием неподалеку от Оптиной, она окончила свои дни схимницей, была близкой духовной дочерью старца.

«Иди в Оптину – и будешь опытен»

Александр Гренков, будущий отец Амвросий, родился 23 ноября 1812 г., в духовной семье села Большие Липовицы Тамбовской епархии. Окончив духовное училище, он успешно прошел курс в духовной семинарии. Товарищ Александра по семинарии вспоминал: «Бывало, на последние деньги купишь свечку, твердишь, твердишь заданные уроки; он же (Саша Гренков) занимался мало, а придет в класс, станет наставнику отвечать – точно как по писаному, лучше всех». Однако Александр не пошел ни в духовную академию, ни в священники. Некоторое время он был домашним учителем в одной помещичьей семье, а затем преподавателем Липецкого духовного училища. Обладая живым и веселым характером, добротою и остроумием, Александр Михайлович был очень любим своими товарищами и сослуживцами. В последнем классе семинарии ему пришлось перенести опасную болезнь, и он дал обет постричься в монахи, если выздоровеет.

Оптинский старец Амвросий в своей келье Оптинский старец Амвросий в своей келье     

По выздоровлении он не забыл своего обета, но несколько лет откладывал его исполнение. Однако совесть не давала ему покоя. Периоды беззаботного веселья и беспечности сменялись периодами острой тоски и грусти, усиленной молитвы и слез. Дома, уединяясь от любопытных взоров, он пламенно молился Божией Матери с просьбой просветить его ум и направить его волю. Вообще, старец не обладал настойчивой волей и уже в старости говорил своим духовным детям: «Вы должны слушаться меня с первого слова. Я – человек уступчивый. Если будете спорить со мною, я могу уступить вам, но это не будет вам на пользу».

И вот однажды, будучи уже в Липецке, гуляя в лесу, Александр, стоя на берегу ручья, явственно расслышал в его журчании слова: «Хвалите Бога, любите Бога…» Александр Михайлович в столь важном деле, как выбор жизненного пути, решил получить благословение духовно опытного молитвенника – известного в то время подвижника Илариона, проживавшего в Тамбовской епархии, в селе Троекурово. «Иди в Оптину, – сказал ему старец, – и будешь опытен». И прибавил знаменательные слова: «Ты там нужен». Гренков послушался. Осенью 1839 г. он прибыл в Оптину пустынь, где был ласково принят старцем Львом.

Наставник и утешитель многих

В апреле 1840 г. Александр Михайлович Гренков был зачислен в братию монастыря. Работал в монастырской пекарне, варил дрожжи, пек просфоры, хлеб. Некоторое время он был келейником старца Льва и его чтецом. Преподобный Лев особенно любил молодого послушника, ласково называя его Сашей. Но из воспитательных побуждений испытывал при людях его смирение, делая вид, что гневается на него. Другим же про него говорил: «Великий будет человек». В ноябре 1840 г. послушника Александра перевели в Предтеченский скит, где он прожил около 50 лет.

В 1842 г. Александр принял постриг и был наречен Амвросием, в память святителя Медиоланского. В 1843 г. последовало его рукоположение в иеродиаконы, а через три года – в иеромонахи.

Отец Амвросий служил всегда с великим благоговением. Позже старец скажет одному иеродиакону, тяготившемуся отправлением череды священнослужения: «Брат! Не понимаешь дела. Ведь жизни причащаешься!»

Отец Амвросий, окончивший семинарию и знакомый с древними и новыми языками (он знал пять языков), стал одним из ближайших помощников оптинского старца Макария в издании святоотеческой литературы. Под руководством отца Амвросия были изданы «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника, письма и жизнеописание отца Макария и другие книги. Старец Макарий строго воспитывал подвижника, говоря, что «выговоры и замечания монаху – это щеточки, которыми стирается греховная пыль с его души; без сего монах ржавеет».

Скоро после своего рукоположения старец Амвросий заболел. Болезнь навсегда подорвала здоровье преподобного. До самой своей кончины старец не мог совершать литургии и участвовать в длинных монастырских богослужениях.

Постигшая отца Амвросия тяжелая болезнь имела провиденциальное значение. Она умерила живой характер старца, предохранила от развития в нем самомнения и заставила его глубже войти в себя, лучше понять и самого себя, и человеческую природу. Недаром же впоследствии отец Амвросий говорил: «Монаху полезно болеть. И в болезни не надо лечиться, а только подлечиваться!»

Когда старец Макарий скончался, отец Амвросий был поставлен на его место. Отец Амвросий получил благословение на духовное окормление братии в очень молодом по монастырским меркам возрасте – ему не было и 40 лет, но таково было доверие к нему опытных отцов, видевших его редкие дарования.

Старец Амвросий обладал необыкновенно живым, острым, наблюдательным и проницательным умом, просветленным и углубленным постоянной сосредоточенной молитвой, вниманием к себе и знанием подвижнической литературы. По благодати Божией его проницательность переходила в прозорливость. Он глубоко проникал в душу своего собеседника и читал в ней, как в раскрытой книге, не нуждаясь в его признаниях. Лицо его, крестьянина-великоросса, с выдающимися скулами и седой бородой, светилось умными и живыми глазами. Со всеми качествами своей богато одаренной души отец Амвросий соединял неиссякаемую жизнерадостность и умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушающим. А когда ему кто-то сказал: «Вы, батюшка, очень просто говорите», – старец улыбнулся: «Да я 20 лет этой простоты у Бога просил». Вспоминают, что нередко старец заставлял кого-нибудь из посетителей прочитать подходящую басню Крылова, содержание которой касалось того вопроса, о котором шла речь. Крылова отец Амвросий очень любил. Часто на общих приемах слышался вопрос: «Как жить?» Старец благодушно отвечал: «Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, чуть одной точкой касается земли, а остальным стремится вверх; а мы, как заляжем, так и встать не можем». Если он учил духовных чад, то предлагал не свои советы, а непременно деятельное учение святых отцов. Если же старцу жаловались на кого-то, он обыкновенно отвечал: «Надобно укорять себя, смиряться перед братом – и успокоишься». Бывал он взыскательным, строгим и требовательным. Как-то пришел к нему молодой священник, назначенный, по собственному желанию, на самый последний приход в епархии. Не выдержав скудости своего приходского существования, он стал просить старца благословения на перемену места. Увидев его издали, старец закричал: «Иди назад, отец! Он один, а вас двое! Ведь дьявол, который тебя искушает, один, а у тебя помощник – Бог! Иди назад и не бойся ничего; грешно уходить с прихода! Служи каждый день литургию – и все будет хорошо!» Обрадованный священник воспрянул духом и, вернувшись на свой приход, терпеливо повел там пастырскую работу и через много лет прославился как второй старец Амвросий.

Преподобный Амвросий Оптинский Преподобный Амвросий Оптинский     

Снисходительно относился старец к недостаткам людей. Одна из посетительниц сказала ему: «Как это вы, батюшка, не только не гневаетесь на тех, кто о вас нехорошо говорит, но и продолжаете любить их?» Старец много этому смеялся и сказал: «У тебя был маленький сын: сердилась ли ты на него, если он что и не так делал и говорил? Не старалась ли, напротив, как-нибудь покрывать его недостатки?»

Любовью умел батюшка вести людей к исправлению, вселяя в души их веру, что можно при помощи Божией одолеть врага. Когда люди входили к старцу со своими скорбями и невзгодами, душам их становилось вдруг легко и свободно. С особенной любовью отец Амвросий относился к детям, любил поговорить с ними, приласкать, для них всегда были у него наготове сладость или небольшой подарочек, и дети тоже тянулись к старцу.

Отец Амвросий неустанно предупреждал своих духовных чад о вреде самомнения и самолюбия. Одному из посетителей, который имел тщеславный помысл, батюшка рассказал притчу: «Одного пустынника выбрали архиереем, он долго отказывался, но они настояли. Тогда он и подумал: я не знал, что я достоин, верно, есть что-нибудь у меня хорошее. В это время явился ему ангел и говорит: «Рядниче (рядовой монах), что ты возносишься, там люди нагрешили, и им нужно наказание, вот оттого и выбрали, что хуже тебя не нашлось».

Тому, кто жаловался на скорби, старец говорил: «Если солнце всегда будет светить, то в поле все повянет; потому нужен бывает дождь. Если все будет дождить, то все попреет; потому нужен ветер, чтобы продувал. А если ветра недостаточно, то нужна бывает и буря, чтобы все пронесло. Человеку все это в свое время бывает полезно, потому что он изменчив».

День старца начинался часа в четыре–пять утра чтением утреннего правила. После чего старец, оставшись один, предавался молитве и готовился к своему великому дневному служению. С девяти часов начинался прием: сперва монашествующих, затем мирян. Часа в два ему приносили скудную еду. Часто бывало, что беседы с посетителями затягивались, и келейник напоминал об этом. Тогда батюшка снимал шапочку, раскланивался и говорил по обычаю в шутливом тоне: «Очень признателен вам за посещение, отец N говорит, что пора…» Иногда, жалея утомленного старца, келейник говорил: «Батюшка, уж два часа», – а отец Амвросий отвечал: «Ты переведи их назад, и будет час», – и беседа с посетителями продолжалась.

От беспрерывных докладов келейники едва держались на ногах. Сам старец временами лежал почти без чувств.

После вечерни до ночи возобновлялся прием. Старец принимал множество женщин и был их духовным отцом. До отца Амвросия никто из старцев не открывал двери своей кельи женщине.

Часов в 11 совершалось длинное вечернее правило, и не раньше полуночи старец оставался, наконец, один. Отец Амвросий не любил молиться на виду. Келейник, читавший правило, должен был стоять в другой комнате. Однажды один монах нарушил запрещение и вошел в келью старца: он увидел его сидящим на постели с глазами, устремленными в небо, и лицом, осиянным радостью.

Шамординская женская обитель – итог богоугодного служения старца

Так, в течение более 30 лет изо дня в день старец Амвросий совершал свой подвиг. В последние 10 лет своей жизни он взял на себя основание и устройство женской обители в Шамордине, где имелись еще приют и школа для девочек, богадельня и больница. В монастырь, в отличие от других женских обителей того времени, принимали больше неимущих и больных женщин. В Шамординской общине было и много состоятельных, образованных, с высоким общественным положением насельниц.

Старец ежегодно в летнее время приезжал в Шамордино. Эти посещения были для сестер большим праздником.

Монастырь был посвящен Казанской иконе Пресвятой Богородицы, но батюшка благословил написать и освятил еще одну икону Заступницы Усердной, которую назвал «Спорительница хлебов», показав, что Матерь Божия помогает не только в духовных нуждах, но и в земных трудах. Божия Матерь на ней изображена сидящей на облаках, Ее руки подняты в благословляющем движении, внизу – сжатое поле, среди цветов и травы снопы ржи. Изображение Богородицы было заимствовано с иконы «Всех святых» главного храма Болховского монастыря, а поле со снопами написано по благословению старца. Старец очень любил этот образ и заповедал молиться перед ним всем своим духовным чадам. Для акафиста иконе он сам написал припев: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое». Первым чудом по молитве перед иконой стал прекрасный урожай на шамординских полях и в Калужской губернии в голодный для всей России 1891 г.

Одной из своих духовных дочерей старец сказал незадолго до кончины: «Устроить для вас я больше уже ничего не могу; я вас отдал Царице Небесной».

Именно в Шамордине суждено было старцу Амвросию встретить час своей кончины. На Страстной неделе 1891 г. одна близкая духовная дочь отца Амвросия привезла ему образ Спасителя в терновом венце, приобретенный по его указанию. Батюшка с великой радостью принял икону, поцеловал образ, а затем прибавил: «Хорошо быть у Христа Спасителя, но еще много лучше пострадать за Него на этом кресте».

Упокоился отец Амвросий 10 октября 1891 г., 15 октября состоялось погребение святого старца в Оптиной пустыни. Тело старца было предано земле рядом с его учителем иеросхимонахом Макарием.

На мраморном надгробии выгравированы слова апостола Павла: «Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу. Всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор. 9:22). Эти строки точно выражают смысл жизненного подвига старца.

Сразу же после кончины отца Амвросия начали совершаться чудеса по молитвам к нему. Старец, как и при жизни, исцелял, наставлял, посылал утешение. Часовня над его могилой стала местом паломничества со всех концов России. Современник отца Амвросия писал: «Тут, в Оптиной, было сердце, вмещавшее всех, тут были свет, теплота, радость, утешение, помощь, уравновешение ума и сердца, тут была благодать от Христа… тут была любовь, всех вмещающая, тут был старец Амвросий».

Источник: Журнал "Покров"

20 сентября 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Александр21 сентября 2019, 15:24
Преподобный Амвросий Оптинский моли Бога о нас Александра и Елены. Аминь.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×