«Мы возродили литейную промышленность»

Люди дела: Кирилл Колганов

Любое новое дело – это тяжелый, часто неподъемный труд. Особенно когда новое дело возникает в масштабах страны. Кирилл Колганов взялся за такую задачу и вдвоем с партнером возродил целую отрасль, разрушенную в 1990-е годы: литейную промышленность.

Колганов Кирилл Андреевич, 34 года, выпускник экономического факультета МГУ, специальность «управление и менеджмент». Сооснователь Проектно-Инженерной компании и Центра цифровых технологий.

Область деятельности: инновационные технологии.

Кирилл Колганов Кирилл Колганов

– Кирилл, расскажите, пожалуйста, в чем суть вашей работы.

– Суть нашей деятельности – разработка новых продуктов и внедрение новых технологий. Об этом моя магистерская диссертация, сейчас пишу кандидатскую. Наш центр выполняет заказы крупных предприятий по разработке новых видов продукции, где используется литье из алюминия, стали, чугуна и магния. Мы являемся основными поставщиками Казанского авиационного завода и различных предприятий авиационной отрасли. С 2013 года, когда открылся центр, выполнено около 15 проектов по разработке новых видов двигателей, от одного цилиндра до восьми цилиндров. Стараемся реализовывать эти разработки в короткие сроки.

– В России тяжело заниматься инновациями?

– Да.

– С чем связаны основные трудности?

– С бюрократией и отсутствием веры в разработки российских ученых, российской науки. Сегодня те, кто может дать большие деньги на разработки (исключая государство), очень долго принимают решение по каждому проекту. Пока мы придем к согласию, время упущено – где-то эта разработка уже появилась, и проект становится неинтересным.

Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ

– Российские разработки действительно уступают зарубежным?

– Нет! Просто из них не пытаются сделать красивый продукт; подходят примитивно, выжимая из них по максимуму при минимальных вложениях. Никто не вкладывается в маркетинг, в создание бренда, в создание упаковки: хотят быстрее, проще, дешевле, сегодня, сейчас.

– Как при таком недоверии заказчиков удавалось их убедить?

– Перелом произошел в 2014 году, в момент принятия санкций. Крупные предприятия оказались в ситуации, когда не могут закупить иностранное оборудование, не могут работать с иностранными компаниями, где заказывали конструкторскую документацию, разработку технологий. Надо было работать с предприятиями внутри страны, и в своей отрасли мы оказались востребованными. На нас обратили внимание, с нами начали работать, в нас поверили, получив результаты. Начали спрашивать: «Где ж вы были раньше?» Да мы всегда здесь были, просто вы нам не верили!

Нас спрашивали: «Где ж вы были раньше?» Да мы всегда здесь были, просто вы нам не верили!

Наш возраст тоже сыграл свою роль, поскольку люди не привыкли видеть в этой отрасли тридцатилетних. Обычно это мужики пятидесяти лет и старше, которые прошли большой путь. Но у нас же команда: мы сами не льем; мы всё организовываем, собираем людей с единым желанием делать качественный продукт.

– А как вышло, что вы в столь молодом возрасте взялись за такое серьезное дело?

– Начну издалека. В детстве мама брала меня на работу в Научный парк МГУ, где она была финансовым директором. Я видел, как разным высокотехнологичным компаниям Научный парк МГУ помогал развиваться, искать финансирование и размещаться в инфраструктуре МГУ. Позже я сам поступил в Московский университет и еще во время учебы начал работать экспертом в ООН по промышленному развитию, где анализировал различные проекты, когда иностранные компании пытались разместить свое производство на территории РФ. После окончания вуза в 2005 году я поехал в город Орел, где по желанию владельца компании должен был проанализировать финансово-экономическую ситуацию: где много затрат, а где их недостаточно. Потом мне предложили должность заместителя руководителя агентства по управлению особыми экономическими зонами. Два года мы создавали инфраструктуру для заводов, которые хотели производить продукцию на территории Российской Федерации. Мы оформляли и регистрировали предприятия, ездили по регионам, перенимали зарубежный опыт: китайский, сингапурский…

Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ

Когда особые экономические зоны были созданы, стало понятно, что в этой области развиваться уже некуда: контракты подписаны, резиденты начали заходить. Мне захотелось начать высокотехнологичный бизнес, и мы организовали компанию в городе Тольятти – занимались механической обработкой. Поскольку личного опыта ведения такого бизнеса было мало, не могу сказать, что все получалось. Года через два я понял, что это не мое – надо еще опыта набраться.

В этот период меня пригласили в Российский фонд технологического развития на должность советника директора. Фонд занимался выдачей денег на разработки перед дальнейшим внедрением в производство. Тогда же я познакомился с людьми из Национального института авиационных технологий – они открыли мне новые форматы быстрого получения разработок: 3D-печать литейных форм. За 24 часа можно было напечатать бункер, состоящий из форм 1,80 м на 1,80 м. Эта технология применяется в авиации и двигателестроении, где продукция должна быть высокого качества, без каких-либо изъянов и дефектов. В 2013 году мы с моим товарищем решили предложить этот проект Республике Татарстан: мой друг там родился и вырос. Республика приняла проект, и мы поехали в Казань.

Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ

– На данный момент каковы результаты вашей работы?

– Мы практически возродили литейную промышленность, используя современные технологии внутри авиационной отрасли, тем самым позволяя предприятиям довольно быстро ставить на самолеты детали. Помогаем крупным компаниям быстрее проходить испытания двигателей, и в итоге создаются новые виды техники; ведь двигатель – это сердце любой машины. Мой партнер реструктуризировал НИИ нефтепромысловой химии – его возродили, привели в порядок, и сейчас мы внедряем ультразвуковые установки по увеличению отдачи с нефтепласта. Внедрили ультразвуковое оборудование по улучшению структуры металла – повышаем качество своего же литья.

Внедрили ультразвуковое оборудование по улучшению структуры металла – повышаем качество литья

Сейчас пытаемся выйти на рынок и продвинуть эту новую высокотехнологичную установку в промышленной отрасли. Конечно, приходится конкурировать и с китайцами, и с другими иностранными производителями, но надо понимать, что, пока продукт будут мало покупать, он не может быть дешевым. Цена упадет, когда вырастут объемы продаж. Здесь опять приходится говорить о вере крупных предприятий в российские разработки. Многие не верят, считают, что лучше купить что-то иностранное, чем наше, российское.

– Что, помимо санкций, помогает преодолевать сложности?

– Терпение и труд все перетрут. Иногда проекты кладутся в стол – по году, по два ищем инвесторов, фонды – и государственные, и частные. Ищем тех, кому проект может быть интересен, чтобы начать процедуру финансирования. Были проекты, которые два-три года лежали в архивах, а в определенный момент мы их доставали и реализовывали.

Сегодня мы – центральные игроки на рынке; сейчас нам передают еще одно литейное производство внутри большого завода, где мы будем собирать всё литье со всех авиационных заводов европейской части России, будь то Воронежское авиационное предприятие, Нижегородское авиационное предприятие, Таганрог, Иркутск… Наша задача – свести всё в единое производство, оцифровать. Мы создаем структуру, которая внутри объединенной авиастроительной корпорации будет заниматься литьем и последующей механической обработкой, – систему «одного окна».

Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ Фото: youtu.be/XA1w9hc-nzQ

– На вашей работе отражается, что вы – православный христианин?

Без веры невозможно: она позволяет не сомневаться в том, что ты делаешь

– Без веры невозможно. Она позволяет не сомневаться в том, что ты делаешь; в нашей жизни можно рассчитывать только на Бога. Только Он знает, как всё будет в итоге, надо ли тебе это. Если совсем не получается – значит, и не надо. Нужно верить в Бога всем сердцем и душой!

Мне очень помогает моя супруга – оказывает колоссальную эмоциональную поддержку. Наш дом – это маленький храм.

Вообще в любом деле важно верить в идею, и все получится. Если у кого-то, кто хочет начать своё дело, возникнут какие-то вопросы – я всегда готов откликнуться, помочь, проконсультировать, посоветовать.

С Кириллом Колгановым
беседовала Анна Берсенева-Шанкевич

18 декабря 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«В сельское хозяйство идут не за деньгами – это образ жизни» «В сельское хозяйство идут не за деньгами – это образ жизни»
Люди дела: Ярослав Звягин
«В сельское хозяйство идут не за деньгами – это образ жизни» «В сельское хозяйство идут не за деньгами – это образ жизни»
Люди дела: Ярослав Звягин
Ярослав Звягин занимается производством яблочного сока. Он уверен: надо быть готовым к трудностям, тогда все получится. А еще – пробовать новое, ведь сам он переехал из города в деревню совсем не для того, чтобы делать сок.
«Безумству храбрых поём мы песню» «Безумству храбрых поём мы песню»
Люди дела: Иван Соломаха
«Безумству храбрых поём мы песню» «Безумству храбрых поём мы песню»
Люди дела: Иван Соломаха
Мы доработали то, что нам не нравилось в итальянских моделях, и стали делать разливные автоматы здесь. Специалисты не могли поверить, что мы сами, в России сделали такое.
Сто лет без царя Сто лет без царя
Уроки промышленного развития России
Сто лет без царя Сто лет без царя: уроки промышленного развития России
Беседа с историком науки и образования Дмитрием Сапрыкиным
Российская империя вовсе не была «сырьевой» державой. По крупной обрабатывающей промышленности Россия была на уровне Англии и Германии, а вот сырье – ввозила.
Комментарии
Анатолий11 января 2020, 22:04
Отличная статья! Сегодня большая номенклатура запасных частей для строительной техники закупаются в Китае и Корее. Это агрегаты, узлы и детали, не требующие сложных технологий. Гусеничные цепи, катки, агрегаты трансмиссии и др. Производство в России не только значительно снизит стоимость эксплуатации техники, но и обеспечит дополнительные рабочие места. Низкий поклон Кириллу Андреевичу и его коллегам.
Павел21 декабря 2019, 22:43
Лично я твердо уверен, что без возрождения социалистического строя никакое возрождение промышленности (в масштабах хотя бы позднего РСФСР) в России не возможно в принципе. В существующих реалиях мирового рынка роль России определена вполне четко - поставщик сырья и энергоносителей, а также рынок сбыта для западного и китайского ширпотреба. С соответствующими наукой, образованием, промышленностью и этическими ценностями населения. Квалифицированный специалист периферийному капитализму не нужен, а низкоквалифицированный труд можно поручить мигрантам. Тем не менее отрадно читать о таких людях, как герой данной статьи, и хочется пожелать ему успехов.
Антоний19 декабря 2019, 10:20
Промышленность - один из столпов Отчизны. Ее возрождение наряду с возрождением науки, сельского хозяйства и медицины после эпохи Великого предательства 90-х, когда разграбили и растащили все высокотехнологичные производства, когда пустили под нож космос, оборонку, авиацию, электронику, когда мы разучились даже лампочки делать, когда лучшие кадры с высочайшей квалификацией оказались никому не нужны, когда всё, созданное народным Трудом, присвоили те, кто не ведал труда, - ее возрождение после этого лютого периода развала это святое, праведное дело! Каждый, кто вершит его, кто возрождает мощь России, каждый Человек Труда - это герой нашего времени! Время жуликов прошло, пришло время Труда!
Елена18 декабря 2019, 13:45
Как хорошо, что у нас есть такие отзывчивые люди. Побольше бы таких молодых людей для развития производства в России. Спаси Господи!
Алла18 декабря 2019, 10:44
Люблю эту рубрику. Успешный православный - это вдохновляет.
Наталия Ростова18 декабря 2019, 10:27
Отрадно читать эту статью, особенно последний блок. В рассказе присутствуют три главных концепции - образование, труд и вера в Бога. Именно это я периодически напоминаю своим детям. Это как три кита, как три богатыря, кому какое сравнение больше нравится. Но если не будет хоть одной составляющей, то дело рухнет или станет криминальным, преступным бизнесом. Образование, труд и Вера. Молодцы, ребята! Бог вам в помощь.
Павел К18 декабря 2019, 10:14
До боли знакомая тема . Ювелирные предприятия лет 15 назад начали переходить на 3d технологии . За последние 10 лет российский рынок полностью насытился ювелирными украшениями благодаря невероятному ускорению разработки и внедрения продукции . Все средние и крупные предприятия работают на аддитивных технологиях , которые ласково наименовали " растишками" . Увы переживаем ныне кризис перепроизводства .Предприятия не загружены, продукция " не уходит " . Было бы интересно ювелирный опыт по литью , штамповке , фрезеровке , полировке применить для производства другой продукции .В ювелирном кластере Костромской области трудятся порядка 10 тысяч человек . Куда податься бедным ювелирам ?
Лариса18 декабря 2019, 10:10
Спасибо, что рассказываете о таких людях, которые развивают Российское производство вопреки всему, болеют душой за дело, которое делают, и за матушку-Россию. И при этом христиане. Чудеса да и только. Впрочем, по другому и быть не может. Бог в помощь!
wadim18 декабря 2019, 09:48
БОГ в Помощ!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×