Исповедники Енотаевские: хроника подвига

Часть I. Миссионер и чекист

Вера укореняется в нас через благочестие и претерпение испытаний, и если она не породит в тебе дух преданности и жертвенности во имя Христа, знай, что ты ещё далёк от истинной Божественной Веры.

прп. Гавриил (Ургебадзе)

Август 1937

Карьера Владимира Семеновича Балакирева складывалась неплохо. Шел второй месяц, как он назначен начальником райотдела в захолустное астраханское село Енотаевск, стоящее в цепи казачьих станиц, среди песка калмыцких степей, на тракте вдоль берега Волги, в месте легендарной древней столицы Золотой Орды, на полпути от Астрахани к областному центру. На полпути к карьерным высотам был и сам 35-летний Балакирев. В транспортном отделе УНКВД Сталинградской области он 8 месяцев отработал при Ягоде[1] начальником отделения[2], а со сменой наркома и перетряской кадров на 9 месяцев был понижен до оперуполномоченного. При реорганизации транспортных отделов[3] его перевели в Енотаевск начальником райотдела. Попав в поле зрения самого Ежова[4], он сразу сумел отличиться. В находящемся в 10 километрах от райцентра селе Владимировке удалось раскрутить дело о пожаре на колхозном току, который бригадир не сумел потушить. «Замели» 19 человек, включая 60-летнего священника Михаилоархангельской церкви[5] Александра Троицкого. Этот «поп», бывший учитель-народник, вернувшись два года назад после трехлетней отсидки и обнаружив во Владимировке лиц, увильнувших от репрессирования и отправки на «хутор Лещев»[6], сколотил из них «контрреволюционную группу», захватившую все «командные высоты» в колхозе «Октябрьская Революция»[7]. «Диверсии экономические» они сочетали с идеологическими:

«Распространяли среди колхозников провокационные слухи о предстоящей войне и гибели Сов. власти, проводили к/р агитацию по проводимым решениям партии и правительства, выступая в защиту бандитов – Зиновьева, Троцкого, Тухачевского и др., дискредитируя вождя народов»[8].

Использовали трудности в колхозах, где

«имеют место факты опухания, употребления в пищу различных суррогатов и заболевания колхозников от недоедания... колхозники группами отказываются от выхода на работу... ежедневно собираются около зданий правлений и настойчиво требуют выдачи хлеба из семенных фондов... приняло широкие размеры неорганизованное отходничество колхозников в города... случаи самоликвидации колхозов... отмечается распродажа и убой скота...».

Доходит до высказываний типа:

«Надо собраться всем и потребовать хлеба, сейчас только так нужно действовать – всех не пересажают» или «Партия потеряла авторитет среди крестьянства, она сознательно морит народ голодом. Вместо хлеба колхозники получают суррогат, чтобы скорее вымирали»[9].

Это напоминало ситуацию в марте 1930 года, когда Владимировка была центром восстания в районе. 2 марта 1930 года в газете «Правда» вышла статья И. Сталина «Головокружение от успехов», возложившая ответственность за насилие во время коллективизации на местные власти[10]. Словам вождя поверили, и через неделю началось антисоветское брожение в прилегающих к райцентру селах на почве перегибов в колхозном строительстве, переросшее в восстание. Двое суток окруженное окопами село не могли взять бойцы ОГПУ. А руководил восстанием... один из организаторов колхоза, предсельсовета и коммунист. Было проведено собрание и вынесены решения возвратить отобранные у кулаков дома, требовать возврата выселенных уже кулаков, выгнать и «раскулачить» бригадиров, разделить по едокам семенной фонд[11]. 60 партийцев и рабочих, присланных для раскулачивания, против 3000 восставших ничего не могли поделать и бежали, отстреливаясь, побитые, в райцентр. Но и в Енотаевске в связи с арестом ночью 8 кулаков по набату собралась и осадила опергруппу тысячная толпа, требуя освободить кулаков и вернуть им имущество, – пришлось чекистам стрельбой охладить их пыл, уложив одного насмерть. 15 сел одно за другим тогда восстали в районе[12].

См. «Приложение 1»

За участие в восстании был тогда арестован староста енотаевского собора Тихон Мозговой.

До статьи Сталина за такое же восстание в селе Началово под Астраханью к расстрелу с конфискацией имущества был приговорен каждый четырнадцатый житель[13].

См. «Приложение 2»

Теперь пришло время добить затаившихся врагов.

21 августа поп Троицкий признал вину в антиколхозной агитации[14] и признался, что создал к/р организацию[15]. Победные итоги борьбы с подследственным Балакирев резюмировал так:

«Священник ТPОИЦКИЙ, в свою очередь, был тесно связан со священником Енотаевской церкви МОСКАЛЕНКО, посещал его квартирy и полyчал указания о дальнейшей к/p деятельности, ставя своею целью вербовать колхозников в церковные советы для к/p и подрывной работы в колхозах»[16].

Владимиру Семеновичу в его звездный час партия поставила задачу, отлитую в строки секретного приказа НКВД № 00447 (два нуля перед номером приказа означают, что он исходил лично от Сталина), который 30 июля 1937 года был подписан, а 5 августа начал исполняться. От медленного удушения Церкви отказались, когда перепись населения 6 января 1937 г. выявила религиозность 2/3 сельского и 1/3 городского населения страны. В мае-июне 1937 г. высшее руководство СССР по инициативе Г. М. Маленкова и Н. И. Ежова рассматривало возможность окончательного запрета Церкви, с последующим ее уничтожением[17]. Однако не решились, опасаясь ухода Церкви в подполье. Надо было обезглавить вначале церковников, и групповое дело во Владимировке было «в тренде» – удалось зацепить авторитетного среди церковников попа Москаленко из находящегося неподалеку от райотдела Троицкого собора.

Москаленко уже арестовывали в 1932-м году, но тогда посадить не получилось. А надо было – умеет группировать массу вокруг себя и ухитрился сделать так, что весь церковный совет собора – сплошь из колхозников. Личность заметная – на хорошем счету у архиереев. Если удастся получить признательные показания, то нити потянутся к архиерею и всему окрестному духовенству, поскольку Троицкий показал, что приезжают к Москаленко священники даже из станиц Ветлявинской и Замьяловской, а это на 70 километров к северу и югу от Енотавска, и верующие со всего района. За дело областного масштаба – и награды будут соответствующие. Тем более что искать не надо, все имена давно известны – староста Мозговой, ктитор Гуськов, член церковного совета Ковалев, да и ктитор Казанской кладбищенской церкви Шагин часто ходит в собор. Хитро действует Москаленко, через активистов – не дали закрыть Троицкий собор, сумели собрать по селу три сотни подписей. Но признание Троицкого накануне Успения решило судьбу Москаленко:

«Москаленко дал мне задание о вербовке колхозников в члены церковного совета, ‟как это делаю я и другие священники”, – говорил он... при встречах разговоры к/р содержания. Москаленко обычно в резкой форме критиковал колхозы, которые довели крестьян до разорения и нищеты. Работают много, а голодают и ходят раздетые. Говорил также, что ничего ведь нет при Сов. власти, не то что раньше жил народ при царе, всего было вволю и каждый человек был сам себе хозяином[18]».

Арест обоснован: «лично осуществлял веpбовкy к/р настроенных лиц в к/р организацию и проводил к/р вредительскую организацию»[19] – пора. Только после Успения, не в праздник, чтобы не было возмущения в народе (ср. Мк. 14, 2).

Сентябрь 1937

Если скажу вам, вы не поверите;
если же и спрошу вас,
не будете отвечать Мне и не отпустите Меня

(Лк. 22, 67–68)

В среду, 2 сентября, отец Иоанн Москаленко был арестован[20]. Обыск[21] в его доме, произведенный помощником оперуполномоченного Дудкиным, мало что дал следствию – паспорт и выписку из метрической книги, 8 листов переписки. Еще изъяли «4 церковных антиминса с шелковыми ‟элитонами” и разноплановые книги: вопросник А.Раевского «К теории историко-материализма» Н.Бухарина, учебник наставника по Закону Божьему, две Библии с путеводителем, два двухтомника Библейской истории, 4 книги Евангелия, одна Псалтирь и сборник произведений Пушкина старого издания».

Первый допрос[22] в день ареста, проведенный лично Балакиревым, содержал три обвинения и три отказа:

«Вопрос: Вы арестованы за к-р деятельность. Расскажите об этом четко следствию.

Ответ: Контр-революционной деятельностью я не занимался.

Вопрос: Вы говорите неправду, следствие требует о даче правдивых показаний.

Ответ: Я говорю следствию только правду.

Вопрос: Следствие располагает материалами, что вы являлись членом к-р организации и проводили к-р деятельность. Намерены ли вы об этом рассказать?

Ответ: Членом к-р организации я не состоял, и к-р деятельностью я не занимался».

Балакирев в точности, хотя и формально, исполнял четвертый пункт оперативного приказа № 00447[23]. В органах НКВД царила жесткая дисциплина, и если в оперативном приказе сказано, что в деле должен быть один протокол допроса, – он должен был быть. Хотя это чистая формальность.

Руками чекистов коммунисты боролись с Церковью. Но де-факто князь мира сего их руками изгонял Бога из своих владений

Главное не то, о чем говорят протоколы допросов, а то, о чем они умалчивают. Руками чекистов коммунисты боролись с Церковью как общественным конкурентом. Но де-факто князь мира сего их руками отнимал у Церкви священников, совершителей Причастия Христу, уничтожал возможность Евхаристии – изгонял воплотившегося Бога из своих владений. Потомки увидят из оставленных им документов только внешнюю, земную часть страшной битвы слуг сатаны с Божьими служителями. И реабилитация жертв еще более усилит «приземленный» взгляд на это сражение, уравнивая героев и предателей.

В директиве 3 июля нарком предписал подлежащих репрессированию «подразделить на две категории: первую – наиболее враждебные элементы, подлежащие аресту и расстрелу в порядке административного проведения их дел через тройки; вторую – менее активные, но все же враждебные элементы, подлежащие высылке»[24]. Москаленко подлежал «направлению в Астраханскую тюрьму по 1-й категории»[25].

Текст протокола первого допроса о. Иоанна Москаленко Текст протокола первого допроса о. Иоанна Москаленко За отведенную на следствие неделю борьбы поп не сдался – и протокол не подписал. На втором протоколе[26] 10 сентября подпись Дудкина – Балакирев свидетельство своего поражения подписывать не захотел.

«Вопрос: Вам предъявлено обвинение по ст. 58 п. 9, 10 и 11 УК РСФСР, признаете себя виновным в этом?

Ответ: Нет, виновным себя в предъявленном мне обвинении по ст. 58 п. 9, 10 и 11 УК РСФСР я не признаю.

Вопрос: Ваше запирательство бесполезно, следствие требует правдивых показаний!

Ответ: Показать ничего не могу т.к. ничего не знаю.

Вопрос: Вы лжете, следствие требует рассказать правду!

Ответ: Я говорю только правду.

Вопрос: Вы упорно не хотите давать следствию показаний, стараетесь скрыть от следствия известную вам к.р. деятельность. Расскажите честно!

Ответ: Показаний давать не буду, т.к. ни в чем ни виноват.

Вопрос: Вы снова лжете, следствие требует прекратить запирательство и дать чистосердечные и правдивые показания!

Ответ: Показаний не дам, т.к. к.р. деятельностью не занимался.

Москаленко от подписи отказался».

Второй допрос оИМ 10 сентября 1937 года Второй допрос оИМ 10 сентября 1937 года Отказ от подписи – единственный след личности подследственного. Многозначительные восклицательные знаки в этой бумаге заставляют задуматься – что перенес за эту неделю о. Иоанн и почему в деле больше нет его подписей... Его современник и тезка, гораздо более известный в Церкви отец Иоанн [Крестьянкин – прим. ред.], каждый день поминал своего следователя в молитвах: «Он все пальцы мне переломал!» – с каким-то даже удивлением говорил батюшка, поднося к подслеповатым глазам свои искалеченные руки.[27] Сломанными пальцами не подпишешь.

См. «Приложение 3»

«Иди и буди!» – миссия как смысл жизни

Человек, который не видит ничего, кроме своей идеи, и никогда не пытается даже понять точку зрения других, никогда не сможет стать проповедником Евангелия Христова[28].

архим. Ианнуарий (Ивлиев)

Священник Иоанн Москаленко в молодости Священник Иоанн Москаленко в молодости Встречая в подвале Енотаевского РО НКВД свой 57-й день рождения, священник-миссионер Иоанн Москаленко, вероятно, думал о том же, о чем тысячелетием раньше думал Иоанн Предтеча, первый миссионер Христа, в подвале крепости Ирода. Оглядываясь на прожитые годы, хотелось знать, что жил и умирает не зря... Наверняка вспоминалась[29] ему родная соломеннокровельная слобода Владимировка, что растянулась и разбросалась по волжским отмелям, беспорядочно взобралась на пологие холмы, перебросилась через крутые яры. Кроме изб, на берегу везде какие-то бугры, пирамиды, одни буровато-серые, другие – белые как снег. Это Баскучанка: бурые горбы – это прошлогодняя соль, а белые – новая. Когда ее вес определит акцизный чиновник, соль грузят в баржи. Столетие спустя слобода Владимировка превратилась в город военных летчиков Ахтубинск. А в XIX веке подвоз соли на волах от Баскучанского озера к Волге был главным промыслом выходцев с Украины, заселивших Владимировку, напоминающий им чумачество. Крестным для своего новорожденного Иоанна крестьяне слободы Владимировки Андрей Москаленко и его законная жена Татьяна Семенова выбрали крестьянина из Воронежской губернии слободы Бутурлиновки[30], заселенной выходцами из Малороссии. Вероятно, из Воронежских степей род Москаленко не побоялся продолжить кочевой путь в степи астраханские, где летом зной, мошкара и комары, а зимой – сильные морозы с ветрами. Как показала история, дух мужества и решимости предков-первопроходцев не оскудел в братьях Георгии и Иоанне Москаленко.

Пристань Владимировка (соляная) Пристань Владимировка (соляная)

В слободе Владимировке кипела жизнь – там находилось волостное управление, две церкви[31], 2 кирпичных завода, 11 кузниц, пожарный обоз, 4 питейных заведения, 3 хлебных магазина, 140 ветряных мельниц, 3 маслобойных завода. Слобода при 6500 жителей быстро разрасталась[32]. Проводились еженедельные базары. Была библиотека. К волости относились несколько близлежащих сел – Батаевка, Успенка, Петропавловка и Покровка.

Здесь Иван закончил двухклассное миссионерское училище[33], с юности оказавшись среди опекаемых Астраханским миссионерским Братством, формирующим свой кадровый резерв из выпускников миссионерских училищ – лучшие из них становились учителями, а потом вступали в церковный клир. Таким миссионерам не надо было «идти в народ», они сами были частью народа.

Впервые эту идею воплотило в жизнь возникшее по инициативе снизу Вятское миссионерское Братство Святителя и чудотворца Николая[34], успешно используя выпускников миссионерской школы в среде старообрядцев, наглухо закрытой для штатных священников государственной Церкви. Эту же тактику успешно применял впоследствии сам о. Иоанн, когда церковной общине новое безбожное государство противопоставило атеистическую общину – колхоз. Он хорошо понимал дело, будучи сам призван к миссии таким же образом.

8 ноября 1899 года, в 19 лет, Иван венчался с 17-летней Агриппиной Константиновной Краморенко в Михаило-Архангельской церкви[35]. 21 февраля 1902 года в семье молодых родился первенец Федор. Крестным его стал брат Агрипины – учитель Николай. К этому времени у волостного писаря Ивана уже была жизненная стабильность и неплохие перспективы для карьеры. Однако душа его желала больше, чем предлагал провинциальный стандарт времяпрепровождения: карты, водка, сплетни[36].

См. «Приложение 4»

Время от времени прибывали ссыльные из столиц, миссионеры революции. Но Ивану повезло, в юношеский период «бури и натиска» его привлекали совсем иные сильные личности и путь, о которых потомки будут догадываться по скупым сообщениям о деятельности церковных миссионеров на страницах «Астраханских епархиальных Ведомостей»[37].

Астраханское приграничье манило к себе самых разных пророков и проходимцев удаленностью от центра и присущими населению края в целом свободомыслием и радикализмом[38]. Раскольники чувствовали себя уверенно, их организованные религиозные общины имели храмы, молитвенные дома, традиции. В одном из староверческих сел была даже своя богадельня. Были даже подземные катакомбы, напоминавшие пещеры Киевской лавры. Яркими, незаурядными были лидеры раскольников. Им противостояли не менее яркие личности, внедряемые миссионерами в среду сектантов. Потомки первопроходцев и отношения с Богом хотели строить по-своему – и Церковь ответила им через священников-миссионеров и их помощников. Об этой борьбе можно написать увлекательную приключенческую повесть[39].

На дельте Волги. 1880-е На дельте Волги. 1880-е

В конце октября 1903 года Иван был таким помощником священника Ф. Лепова в поездке по селам волости со знаменитым 52-летним миссионером Алексеем Егоровичем Шашиным[40], который в юности уклонился на 3 года в раскол Спасова согласия и хорошо знал сектантов изнутри. Иван учился говорить с людьми на языке современности – и до конца шел этим путем, осваивая советский новояз: среди изъятого – вопросник А.Раевского «К теории историко-материализма» Н.Бухарина.

Следующий год стал переломным – 2 ноября 1904 г. Иван стал псаломщиком в церкви с. Батаевка[41], неподалеку от волостного центра. Через 2 года, в 1906-м г., он уже диакон. На семейном фото – двухлетний сын Федор и родившаяся 29 мая дочь Мария, которую внуки о. Иоанна вспоминают как добрую и ласковую тётушку; она была медицинской сестрой в поликлинике водников в Астрахани.

Марию крестила матушка Мария Соколова, жена священника с. Батаевки. Крестным был брат – Георгий Андреевич Москаленко.

Диакон Иоанн Москаленко с супругой Агриппиной и детьми Федором и Марией, 1906 год Диакон Иоанн Москаленко с супругой Агриппиной и детьми Федором и Марией, 1906 год Вряд ли можно было тогда предположить, как сильно разойдутся пути братьев. Спустя 12 лет Георгий станет диктатором уездного масштаба, когда в июне 1918 года появится Декрет о создании в селах комитетов бедноты с исключительными полномочиями проводить конфискации продовольствия и распределять товары, поскольку избранные селянами местные Советы не устраивали большевиков. Крестьяне обрели полную свободу, и попытки центральной власти ограничить ее, например, налогами или сдачей хлеба по твердой цене вызывали откровенное неприятие. «Во многих местах отношение к советской власти враждебное», – отмечалось в докладной записке в Москву в июле 1918 года[42], когда в Енотаевске произошел военный переворот, осуществленный военным комиссаром Москаленко. Недовольный составом ряда местных Советов, инициативный комиссар решил их разогнать и ввести военное положение. Председатель уездного исполкома отменил это решение. Москаленко арестовал его[43], после чего разогнал IV уездный съезд Советов, и часть его делегатов тоже арестовал. Вслед за этим в августе-сентябре в Енотаевском уезде было принудительно ликвидировано значительное число волостных и сельских советов, ввиду «преобладания в них кулаков». Социальная цена решения оказалась непомерно велика.

Попытка создания комитета бедноты в богатом садоводческом селе Сасыколи[44], со всеми вытекающими из нее последствиями в виде конфискаций и реквизиций, была воспринята крайне отрицательно. После того как комбед обложил жителей контрибуцией в 423 000 руб.[45], сельчане напали на местных коммунистов. Осмысление жизни крестьянами явно отставало от ее движения: «когда в начале революции у власти были большевики, было все хорошо. Теперь же, когда коммунисты, стало хуже. И поэтому в деревне родился лозунг: бей коммунистов – да здравствуют большевики!»[46] Такое же выступление произошло в находящемся в 35 км южнее селе Харабали. В оба села был выдвинут Енотаевский конный отряд военкома Москаленко. Подавлению выступлений способствовал продвигавшийся по железной дороге в Астрахань «Ленинский полк», сформированный в основном из балтийских матросов. 1 сентября, во время перевыборов исполкома Совета села Пироговки Енотаевского уезда, были убиты Георгий Москаленко и заместитель председателя Астраханского губисполкома Фомин. Перевыборы происходили конфликтно, и двое советских работников были застрелены прямо в зале заседания. Фомин погиб сразу, а Москаленко успел пробежать за убийцей 40 метров, пока не упал замертво. Преступник скрылся на лошади, подведенной его братом, а вот брату не повезло – его растерзали на месте[47]. Вскоре в уезде была введена диктатура партийных ячеек РКП(б) и набранных из случайных людей комбедов. Многие села были объявлены на особом положении, сходы запрещались, и власть принадлежала теперь военным комиссарам[48]. Через полгода никем не избранные комбеды были преобразованы в Советы. Продолжение последовало уже в самой Астрахани, где «рабочая» власть в конце февраля 1919 года под руководством Кирова сократила для населения мизерный паек, сознательно спровоцировав протестный митинг рабочих 10 марта с последовавшим его расстрелом и вакханалией бессудных казней. Эту трагедию усмирения Кировым астраханских рабочих советские историки искусственно соединили с подавлением параллельно происходившего белогвардейского мятежа[49]. Правда здесь только в том, что коммунисты уничтожали всех без исключения противников своей диктатуры.

Коммунисты уничтожали всех без исключения противников своей диктатуры

После подавления мартовского выступления рабочие были сломлены, и в селах выборы местной власти представляли собой фикцию. Обстановка была такой, что, по впечатлениям предгубисполкома, «когда в мае я прибыл в Енотаевский уезд, было странным главным образом то обстоятельство, что советскую власть кляли даже бедняки...», у которых «брали последнюю одежду или отбирали скот, прибегали к насилию или угрозам (обещали рвать ногти или выдергивать волосы, посадить в холодный подвал в одном нижнем белье – и это последнее приводилось в исполнение)»[50]. Страшное настало время «беспредела» военкомов: «в Тишково ячейка компартии приняла решение распустить Совет и объявить партийную диктатуру. Основанием послужило ведение священником Блаховым уроков Закона Божьего, чему не противился местный исполком. В итоге военком Гордеев арестовал председателя Совета, священника и еще десять человек»[51].

Енотаевский уезд до 1922 года карта Енотаевский уезд до 1922 года карта Георгий Москаленко не дожил неделю до постановления СНК «О красном терроре» и не успел принять в нем участие. Парадокс революции: крестный дочери священника-миссионера – воинственный коммунист-диктатор. Во многих семьях творилось подобное. Например, в уездной власти Георгия сменил... внук настоятеля Троицкого собора, известного местного подвижника и общественного деятеля Иконицкого, также подавшийся в революционеры. Об этой внутренней духовной брани, предшествовавшей катастрофе, писал епископ Вятский и Слободской Никандр (Феноменов) (1872–1933):

Пусть ноги устали, болит твоя грудь,
И спину ты можешь едва разогнуть,
И пусть бы хотелось тебе отдохнуть,
Работы так много еще впереди, –
Иди и буди!

Иди и буди ты уснувших людей,
Скажи им, что враг среди Божьих полей,
Их хочет засеять травою своей,
Когда лишь разбудишь, тогда отойди, –
Иди и буди!

Иди и буди равнодушных людей,
Глаголом их жги вдохновенных речей,
Зови их к подножью святых алтарей,
Буди равнодушных, их сна не щади.
Иди и буди!

Пока еще враг ожидает зари,
Пока не погасли совсем алтари,
Пока не свалился – иди, говори.
Работы так много еще впереди, –
Иди и буди!

«Религиозность проявилась у нас только в раскольнических сектах, столь противоположных по духу своему массе народа и столь ничтожных перед нею числительно»[52], – считал Белинский, в письме Гоголю упрекая Церковь: «она всегда была опорою кнута и угодницей деспотизма». За сто лет до этого были сказаны грозные слова святым Тихоном Задонским: «Христианство незаметно удаляется от людей, остается одно лицемерие, и плодами этого лицемерия будет то, что предвижу: все здание Церкви нашей падет, и падение его будет внезапное и великое».

Сейчас деятельность о. Иоанна именуется катехизацией, и проблема привлечения (возвращения) в Церковь живых духом людей стоит не менее остро, чем во времена Астраханского миссионерского Братства, по ходатайству которого 23 октября 1908 г. диакон Иоанн был рукоположен во священника в находящееся в 218 верстах от Астрахани село Пришиба Енотаевского уезда, где жили 4 тысячи православных и 80 раскольников[53], к недавно выстроенной Покровской церкви[54]. Там он прослужил почти два десятилетия, до закрытия храма, при коллективизации превращенного в склад, когда пришлось в 1928-м году перебраться в Енотаевск и служить там в Троицком соборе.

Свящ. Иоанн Москаленко – крайний справа, второй ряд среди священников-миссионеров после 1908 года Свящ. Иоанн Москаленко – крайний справа, второй ряд среди священников-миссионеров после 1908 года

Но это будет через 20 лет, а пока молодой энергичный батюшка продолжал миссионерские труды и украшал свой храм. 8 декабря 1911 г. ему объявлена благодарность епархиального начальства за пожертвования на новый колокол 500 руб[55]. Еще через 3 года, 4 апреля 1912 г., он награжден набедренником за ревностную миссионерскую деятельность, по ходатайству Совета Кирилло-Мефодиевского братства[56]. В селе проживало значительное количество молокан, в силу чего двухклассная женская церковно-приходская школа носила миссионерский характер[57].

Об одном из эпизодов миссионерских трудов о. Иоанн опубликовал отчет[58] – на двух труднодоступных хуторах в своем приходе, которые посещали сектанты-харизматики, творя ложные знамения и чудеса, он начал регулярно приезжать служить всенощные под открытым небом, а потом развил свою богослужебную активность настолько, что к 1912 году смог подвигнуть жителей, при поддержке Кирилло-Мефодиевского Братства, устроить молитвенные дома, а потом получил разрешение епископа свершать там и литургию.

См. «Приложение 5»

Через год, 13 февраля 1913 г., его поощряют за усердное проповедование[59]. В 1916-м году его первенец Федор, которого родители прочили в священники, закончил 4 класса Астраханского духовного училища и поступил в семинарию[60] – он впоследствии работал преподавателем в Астраханском педагогическом институте. Революция не изменила путь о. Иоанна, и если бы Господь не остановил Георгия Москаленко – братья вполне могли попасть в ситуацию Каина и Авеля. Вероятно, об этом думал о. Иоанн в 1918-м году на отпевании брата в Троицком соборе Енотаевска и вспоминал два десятилетия спустя в подвале НКВД, преемственно сменившего диктатуру военных комиссаров. Доживи Георгий до этого дня, он вполне мог оказаться на месте беспощадного Балакирева.

Церковь Покрова с Пришиб Церковь Покрова с Пришиб

Не раз за годы миссионерства приходилось о. Иоанну слышать обвинения в адрес Церкви и отвечать на них, но сейчас ответ мог быть только один – отказ под этими обвинениям поставить свою подпись. Советская молодежь слов не воспринимает, а Балакирев по возрасту годился о. Иоанну в сыновья. Он и его сотрудники наверняка крещеные, и теперь священника мучает, желая уничтожить, его недовоспитанная, непросвещенная паства. Подрастают оболваненные школой и комсомолом поколения, уходят ко Господу воцерковленные старики – и на глазах тают приходы. Советский календарь намеренно игнорирует церковные праздники, и все труднее без конфликта на работе участвовать в литургии. Все меньше причастников Христа, особенно среди молодых.

Апокалиптическое развитие событий много раз в последние годы обсуждали с о. Иоанном приходившие со всего района в дом ктитора Константина Ковалева верующие – в эпоху всеобщего доносительства стало опасно ходить домой к священнику. Приезжали и взволнованные происходящим соседние батюшки. Храмы теперь закрывали вполне цивилизованно, «идя навстречу пожеланиям трудящихся», которых почти поголовно загнали в колхозы под страхом отправки Беломорканал копать или лес валить. Колхоз воспитывал послушание начальству и становился в руках власти инструментом разрушения Церкви. Идти в народ теперь означало – идти в колхозники и теми же антисектантскими методами действовать. Когда в колхозе стали собирать подписи за закрытие собора, именно церковный актив сумел сорвать это замаскированное отречение от Христа. А потом собрали три сотни подписей в защиту храма – всего три сотни исповедников веры на большое село! – но храм отстояли. А колеблющихся объявить свою церковность – все больше. Из 5 членов церковного совета двое умерли, а Ковалева посадили год назад. Осталось двое – Тихон Мозговой и Петр Гуськов. Не хотелось рисковать, но пришлось Гуськову, члену сельсовета, взять на себя обязанности ктитора. Мозговой пробовал сагитировать одного из старейших членов сельсовета хотя бы формально войти в церковный совет, тот сперва согласился, а потом испугался. Так же формально записали еще одного старика. Иначе храм отнимут в соответствии с Положением 1929 года, ввиду отсутствия лиц, отвечающих за имущество. Все понимают, но у всех семьи, дети – и никто не захочет рисковать, особенно теперь, после ареста священника, противиться безбожникам. Теперь их время и власть тьмы (ср. Лк. 22, 53).

Священник Иоанн Москаленко с семьей Священник Иоанн Москаленко с семьей

27 сентября дело на попа Москаленко и кулака из Владимировки Лесникова Балакирев выделяет в отдельное производство[61]. Быстрой победы с Москаленко не вышло, надо было представить начальству хотя бы достигнутые результаты. А заодно вытянуть из него имена сообщников.

Между арестом о. Иоанна и началом арестов его помощников протянулась пауза длиной в полтора месяца, за которые о. Иоанн ничего не дал следствию для того, чтобы эти аресты обосновать. Пришлось Балакиреву менять тактику: неформально запустив в ход управляемый общественный остракизм, арестовать помощников Москаленко и дожимать их показаниями несговорчивого енотаевского попа с кампанией до запланированной ВМН.

Татьяна Попова

23 января 2020 г.

[1] Карательные органы Советского государства (1917–1960 гг.) НКВД РСФСР 1917 г. – 1930 г. URL=http://www.xliby.ru/istorija/lubjanka_vchk_ogpu_kvd_nkgb_mgb_mvd_kgb_1917_1960_spravochnik/p3.php#metkadoc6, дата прочтения 15.12.2019

[2] Балакирев, Владимир Семенович. Кадровый состав органов госбезопасности СССР https://nkvd.memo.ru/index.php/%D0%91%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D1%80%D0%B5%D0%B2,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87, дата публикации 21.10.2017

[3] Территориальные органы НКВД СССР (1934–1941) URL=https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%8B_%D0%9D%D0%9A%D0%92%D0%94_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_(1934%E2%80%941941), дата публикации 17.08.2017.

[4] Должность начальника райотдела НКВД – первая из младших должностей начальствующего состава, назначение на которую производилось приказом Народного комиссара внутренних дел Союза ССР. См. Положение о прохождении службы начальствующим составом Главного управления Государственной Безопасности Народного Комиссариата Внутренних Дел Союза ССР Гл.5 п.22 / Утв. Пост ЦИК и СНК 16.10.1935/ СЗ СССР, 1936, № 26, ст. ст. 240а, 240б.//Объявлено приказом Народного комиссара внутренних дел СССР от 21.06.1936 № 226 (ГАРФ. Ф.9401. Оп.1. Д. 478. Лл. 391–404. Подлинник). URL=https://nkvd.memo.ru/index.php/%D0%9D%D0%9A%D0%92%D0%94:%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BE_%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B5_%D0%B2_%D0%93%D0%A3%D0%93%D0%91_16.10.1935 Дата публикации 17 апреля 2017

[5] Построена, предположительно, в 1860-м г. Храм деревянный, два придела; звонницу разобрали в начале XXI в. В 1937-м г. с церкви сбросили кресты. В 2006-м г. на купол был воздвигнут новый крест, церковь не действует. / Материал из справочника «Храмы Ахтубинской епархии» URL=http://xn-----6kcbbe3awdaglvsqteolqv1bfo6k.xn--p1ai/%D0%A5%D1%80%D0%B0%D0%BC_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B3%D0%B0_%D0%91%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D1%8F_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D0%B0_(%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B0), дата публикации 04.08.2016 г.

[6] Пересыльный пункт, поселок в Черноярском районе Астраханской обл. Савинова А., Есин И. «Хутор Лещёв: остров боли и слез» г. Астрахань, лицей № 2, 11-й класс Научный руководитель: Ю.А.Макаренко / Человек в истории. Россия — ХХ век URL=https://urokiistorii.ru/article/303, Дата публикации 11.06.2009

[7] В феврале месяце 1930 года в селе Владимировка Енотаевского района организуется сельскохозяйственная артель «Астраханского окружного исполнительного комитета» (Основание: «Акты на передачу имуществ граждан в общественный капитал колхоза от 18.02.30 фонд № 3558, опись 1 ед. 1 1930–1931 годы стр. 48»). В этом же году артель переименовывается в колхоз «Октябрьская революция». В 1950-м году на базе укрупнения колхозов в селе Владимировка образуется колхоз «40 лет Октября», в который влился и колхоз «Октябрьская революция». Источник: Архивохранилище документов по личному составу архивного отдела администрации МО «Енотаевский район» Астраханской области Колхоз имени «Октябрьской революции» Астраханской области Енотаевского района с. Енотаевка № Фонда 22. URL=https://archive.astrobl.ru/afao/16/%20%20%20%20%2022, дата прочтения 22.12.2019

[8] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902Л. 6

[9] Спецсообщение УНКВД по Сталинградской обл. о продовольственных затруднениях в некоторых районах. 2 марта 1937 г. // ЦА ФСБ России. Ф. 3. Оп. 4. Д. 1949. Л. 448–451. Заверенная копия./В кн.: Советская деревня глазами ВЧК–ОГПУ–НКВД. 1918–1939. Документы и материалы. В 4-х т. Т. 4. 1935–1939 гг. – М.: РОССПЭН, 2012./Официальный сайт «Электронная библиотека исторических документов»  Федерального историко-документального просветительского портала URL=http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/51041-spetssoobschenie-unkvd-po-stalingradskoy-obl-o-prodovolstvennyh-zatrudneniyah-v-nekotoryh-rayonah-2-marta-1937-g#mode/inspect/page/1/zoom/4, http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/51041-spetssoobschenie-unkvd-po-stalingradskoy-obl-o-prodovolstvennyh-zatrudneniyah-v-nekotoryh-rayonah-2-marta-1937-g#mode/inspect/page/2/zoom/4, http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/51041-spetssoobschenie-unkvd-po-stalingradskoy-obl-o-prodovolstvennyh-zatrudneniyah-v-nekotoryh-rayonah-2-marta-1937-g#mode/inspect/page/3/zoom/4, дата прочтения 13.12.2019

[10] Сталин И.В. Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения/ Правда 02.03.1930 / URL=http://doc.histrf.ru/20/stalin-i-v-golovokruzhenie-ot-uspekhov-k-voprosam-kolkhoznogo-dvizheniya/, дата прочтения 26.12.2019.

[11] Доклад СОУ ОГПУ за время с 1 по 15 апреля 1930 г. об операции органов ОГПУ по кулацкой контрреволюции. 10 мая 1930 г. Различные контрреволюционные группировки, организации и повстанческие движения. Контрреволюционное повстанческое выступление в Енотаевском районе НВК. В кн.: «Совершенно Секретно»: Лубянка Сталину о положении в стране (1922–1934 гг), т.8, ч. 2, 1930 г., Москва, 2008 Стр. 1353–1383 / Архив: ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 53. Л. 1–102. Копия. URL=http://istmat.info/node/27097, дата прочтения 15.12.2019.

[12] Ивницкий Н.А. Репрессивная политика советской власти в деревне (1928–1933 гг.) РАН. Ин-т рос. истории, Университет г. Торонто (Канада). – М., 2000. – 350 с. – Библиогр. в примеч. Указ. имен: с. 345–349 / Глава 3. Сопротивление крестьянства насилию и беззаконию в деревне § 2. Массовые крестьянские выступления.

[13] Парипа О.А. Началовские события: кулацкий мятеж или крестьянское восстание? //Астраханские краеведческие чтения. Выпуск II./АСТРАХАНЬ, 2010 – с. 227–230.

[14] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 Л.16.

[15] Архив УФСБ по Астраханской области, д. с-5902, л. 16об.

[16] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 Л.5.

[17] См.: Беглов А. В поисках «безгрешных катакомб». Церковное подполье в СССР. М.: Издательский совет Русской Православной Церкви; «Арефа», 2008. С. 35. Цит. по: Щелкунов А. А. Особенности ведения следствия органами НКВД против священнослужителей во время «Большого террора» 1937–1938 гг./ Журнал Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви, 2015 URL=https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-vedeniya-sledstviya-organami-nkvd-protiv-svyaschennosluzhiteley-vo-vremya-bolshogo-terrora-1937-1938-gg Дата прочтения 10.12.2019.

[18] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 ЛЛ.17об, 18.

[19] Архив УФСБ по Астраханской области, д. с-5902, л. 38.

[20] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 Л.39.

[21] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 Л.40.

[22] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 ЛЛ.42, 42об, 43.

[23] «На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие ведется ускоренно и в упрощенном порядке. <...> К делу приобщают: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкету арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение» /Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». 30 июля 1937 г./В кн.: «Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937–1941 гг. Т. 1: 1937 г. М.: (РОССПЭН): Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»: Германский исторический институт в Москве, 2010. Стр. 99–115 URL=http://istmat.info/node/32818, дата прочтения 11.12.2019

[24] Директива НКВД СССР № 266/15545. 3 июля 1937 г. /В кн.: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Том 5 1937–1939 Книга 1. 1937 Москва РОССПЭН 2004. Стр. 319./ Архив: ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 16. Л. 1. Копия.URL=http://istmat.info/node/33591, дата прочтения 12.12.2019.

[25] Архив УФСБ по Астраханской области, д. с-5902, л. 38.

[26] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 Л.44.

[27] бывший подследственный – о. Иоанн (Крестьянкин) / В кн: Митр. Тихон (Шевкунов) Несвятые святые. URL=https://itexts.net/avtor-tihon-arhimandrit-shevkunov/50337-nesvyatye-svyatye-i-drugie-rasskazy-tihon-arhimandrit-shevkunov/read/page-3.html, дата публикации 20.09. 2016.

[28] Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Евангелие от Матфея. Беседы на радио «Град Петров». Беседа № 9. URL=https://vk.com/jannuary_ivliev, дата публикации 17.09.2019.

[29] В. И. Немирович–Данченко. По Волге. (Очерки и впечатления летней поездки) – СПб., 1877./ URL=https://rus-turk.livejournal.com/205620.html, дата публикации 30.09.2012.

[30] Госархив Астраханской обл. Ф 1131. Оп. 1. Д. 114. ЛЛ. 34 об, 35.

[31] по материалам ресурса http://www.ahtubinsk.ru/city/museum/st1.shtml

[32] Слобода Владимировка / Город Ахтубинск / Царицынское генеалогическое общество // http://www.gen-volga.ru/gallery/vl.htm

[33] Архив УФСБ Астраханской области, Д.с-5902 Л.42об.

[34] Половникова М. Ю. Вятское Братство Святителя и чудотворца Николая (конец XIX – начало XX вв.) / Новый исторический вестник, 2012. Текст научной статьи./КиберЛенинка: URL=https://cyberleninka.ru/article/n/vyatskoe-bratstvo-svyatitelya-i-chudotvortsa-nikolaya-konets-xix-nachalo-xx-vv, дата прочтения 11.10.2019; Бим Е. Опыт крестьян-миссионеров в Вятском братстве святителя и чудотворца Николая в конце XIX – начале XX вв. URL=https://sfi.ru/science/srietienskiie-chtieniia/xxii-sretenskie-chteniya/siektsiia-missiologhii-i-katiekhietiki/opyt-kriest-ian-missionierov-v-viatskom-bratstvie-sviatitielia-i-chudotvortsa-nikolaia-v-kontsie-xix-nachalie-xx-vv.html, дата публикации 20 февраля 2016

[35] Гос.архив Астраханской обл. запись №53 в метрической книге за 1900г. Стр.46/65

[36] В. И. Немирович–Данченко. По Волге. (Очерки и впечатления летней поездки) – СПб., 1877./ URL=https://rus-turk.livejournal.com/205620.html, дата публикации 30.09.2012.

[37] http://aonb.astranet.ru/kk/col32.html

[38] Канатьева Н.С. Религиозные лидеры сектантов и старообрядцев Астраханской губернии в XIX в. в Сб трудов конф. Элиты и лидеры: стратегии формирования в современном университете. Астрахань, 19-22 апреля 2017 г. Страницы: 156–159 URL=https://elibrary.ru/item.asp?id=32706208

[39] Канатьева Н.С. Традииция и трансгрессия астраханских молокан XIX век. Журнал фронтирнных исследований. Изд.: «Генезис. Фронтир. Наука» (Астрахань) Номер: 4 (12) Год: 2018 Страницы: 23–33 URL=https://elibrary.ru/item.asp?id=36508429; Рязанский Л. С. Краткия историческия сведения о расколе в пределах Астраханского края со времени появления раскола и до половины XVII в.//Астраханские епархиальные ведомости. 1892. № 7–9. С. 154.; Канатьева Н. С. К истории Астраханского Кирилло-Мефодиевского Братства Вестник АГТУ. 2006. № 5 (34).

[40] АЕВ 1903 г с.22, 23, 24.

[41] АЕВ 1904 г. Номер 22 стр.1114/959.

[42] ГААО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 5. Л. 21./ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 222.

[43] ГААО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 50. Л. 224./ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 223.

[44] Здесь собиралось до 20 000 тонн фруктов. См.: Коммунист. 1919. 25 мая/ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 223.

[45] Известия. 1918. 1 окт./ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 223.

[46] ГААО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 50. Л. 136, 139, 142./ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 226.

[47] Известия. 1918. 9 сент./ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 223.

[48] Астраханская беднота. 1919. 1 янв./ Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 223.

[49] URL=https://punkt-a.info/news/glavnoe/vsya-astrakhan-byla-zalita-krovyu-100-let-nazad-na-ulitsakh-goroda-shla-voyna, дата публикации 10.03.2019

[50] ГААО. Ф. 1223. Оп. 1. Д. 177. Л. 44. / Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 262.

[51] Коммунист. 1919. 7 фев. / Цит. по: Шеин О.В. Астраханский край в годы революции и Гражданской войны (1917–1919)/ООО «ТД Алгоритм», 2018 – c. 262.

[52] Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г. (Белинский В.Г.) Источник: Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. – М.: Гос. издат. худож. лит. – 1953. – С. 243–252. URL=https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE_%D0%9D._%D0%92._%D0%93%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8E_15_%D0%B8%D1%8E%D0%BB%D1%8F_1847_%D0%B3._(%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9) Дата публикации 31 июля 2016.

[53] АЕВ № 24, 30.08.1914, с 166.

[54] АЕВ 1908 г. Номер 21 стр.1035/181.

[55] АЕВ 1911 г. Номер 24 стр.1320/238.

[56] АЕВ 1912 г. Номер 11 стр.328/53.

[57] «Миссионерский аспект деятельности образовательных учреждений Астраханской епархии в период с XVIII по начало ХХ века » URL=https://pandia.ru/text/77/489/47150.php, дата прочтения 06.01.2019.

[58] Священник Иоанн Москаленко. Из села Пришиба Енотаевского уезда АЕВ № 24, 30.08.1914, с 588–590.

[59] АЕВ 1913 г. Номер 35 стр. 1391/207.

[60] АЕВ 1916 г. Номер 17 стр. 168/148.

[61] Постановление по делу 4347 страница 3. Архив УФСБ по Астраханской области, д. с-5902, л. 3.

ПРИЛОЖЕНИЯ

См. «Приложение 1»

В Нижне-Волжском крае, в селах Грачи, Пироговка и Владимировка в связи с выселением раскулаченных вспыхнуло массовое восстание.  В с. Владимировка толпа в 3000 человек приняла постановление:

1) возвратить отобранное у кулаков имущество,

2) вернуть выселенных кулаков,

3) раскулачить и выслать бригадиров по раскулачиванию,

4) разделить семенной фонд по едокам.

После  этого  восставшие  произвели  обыск в штабе бригады по раскулачиванию, коммунисты и бригадиры были изгнаны из села.

20 марта в соседнем  Енотаевске  в  связи  с  арестом  ночью 8 кулаков по набату  собралась толпа с требование освободить арестованных. На требование властей разойтись толпа ответила отказом. Тогда были  произведены  выстрелы,  восставшие  разбились  на  группы,  но сопротивление  не  прекратили.  Среди  повстанцев  были  вооруженные  винтовками и револьверами.

В с. Владимировка завязалась перестрелка  с отрядом, производившим  аресты. Отряд коммунистов, отстреливаясь, отступил в Енотаевск. Посланные нарочные для связи с селами Федоровкой, Ивановкой и хутором Николаевским не были пропущены толпой  восставших, которая окружила Енотаевск. Только после прибытия дополнительных войск восставшие были разбиты.

ИСТОЧНИК: Ивницкий Н.А. Репрессивная политика советской власти в деревне (1928–1933 гг.) РАН. Ин-т рос. истории, Университет г. Торонто (Канада). – М., 2000. – 350 с. – Библиогр. в примеч. Указ. имен: с. 345–349 / Глава 3. Сопротивление крестьянства насилию и беззаконию в деревне. § 2. Массовые крестьянские выступления.

10 марта 1930 г. в Енотаевском районе на почве продовольственных затруднений и перегибов в колхозном строительстве началось антисоветское брожение, охватившее селения Житное, Оля, Зюзино, Феодоровка и Бертюль.

К 14 марта антисоветским движением был охвачен целый ряд селений, прилегающих к районному центру Енотаевску.

В с. Владимировка толпа в 300 человек во главе с контрреволюционными кулаками напала на рабочие бригады и других приезжих советских, партийных работников и избила их; толпа отбила предназначенных к выселению кулаков. В тот же день толпой, возросшей до 3000 человек, под руководством кулаков было проведено собрание и вынесены решения:

1) Возвратить отобранные у кулаков дома;

2) требовать возврата выселенных уже кулаков;

3) выгнать и «раскулачить» бригадиров;

4) разделить по едокам семенной фонд.

Партийцы и бригадники в количестве 60 человек бежали.

К 19 марта движение, принявшее резко выраженный повстанческий характер, перекинулось на другие села Енотаевского района, охватив всего 15 селений.

В самом центре – Енотаевске – тысячная толпа повела осаду нашей опергруппы, требуя вывоза рабочих бригад и возврата имущества раскулаченным. Телеграфная связь с Астраханью была прервана.

Опергруппе, вынужденной применять оружие, толпу удалось рассеять. Один человек из толпы был убит.

Во Владимировку был брошен отряд войск ОГПУ в количестве 155 бойцов.

В течение 19–20 марта велись бои с повстанцами за обладание главным пунктом повстанческого движения с. Владимировкой, вокруг которого повстанцами были вырыты окопы.

К утру 22 марта Владимировка была занята нашим отрядом.

Наши отряды потеряли 2-х убитыми и 3-х ранеными.

Часть повстанцев бежала, но вскоре большинство из них было выявлено и арестовано. Изъят главный организатор и руководитель восстания в Владимировке, бывший председатель сельсовета и бывший член ВКП(б) Бородин.

В остальных селениях выступление ликвидировано мирным путем.

ИСТОЧНИК: Доклад СОУ ОГПУ за время с 1 по 15 апреля 1930 г. об операции органов ОГПУ по кулацкой контрреволюции. 10 мая 1930 г. Различные контрреволюционные группировки, организации и повстанческие движения. Контрреволюционное повстанческое выступление в Енотаевском районе НВК. В кн.: «Совершенно Секретно»: Лубянка Сталину о положении в стране (1922–1934 гг), т.8, ч.2, 1930 г., Москва, 2008. С. 1353–1383 / Архив: ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 53. Л. 1-102. Копия. URL=http://istmat.info/node/27097,  дата прочтения 15.12.2019).

См. «Приложение 2»

22 февраля произошло восстание в с. Началово. В этот день было назначено выселение 26 кулацких семей. Собранные сотрудниками ГПУ и комсомольцами у избы-читальни около 6 часов вечера выселяемые лишенцы шли с плачем, в сопровождении толпы сочувствующих односельчан. По мере увеличения толпы у сельсовета обстановка накалялась: разъяренная   толпа женщин всячески пыталась проникнуть в сельсовет, требуя освободить арестованных ГПУ и устроить собрание. Из толпы кричали: «Мы не дадим выселять, это издевательство над людьми! У нас нет кулаков, мы все равные! Не выселять лишенцев, разве можно выселять с детьми?!» Один из крестьян побежал к церкви и ударил в набат. Потом этот факт коммунистическая пропаганда выдавала за свидетельство того, что церковь благословила восставших кулаков. На самом деле удалось установить, что этим крестьянином был 17-летний Федосий Михайлович Ключников, который выкрал ключи от церкви у своего отца Михаила Антоновича, служившего при Рудненском храме. Видимо, молодежь села, как и женщины, не могли оставаться сторонними наблюдателями в такой ситуации. Услышав  набат, к месту событий стали стягиваться все находившиеся в селе жители, а затем стали подходить мужчины, вернувшиеся с работы (на зимний сезон многие устраивалась на работу в Астрахань). Комсомольцы и чекисты, охранявшие колонну, пробрались к сельсовету и там заперлись. Находившиеся ближе всех к осажденному зданию разъяренные  женщины стали колотить в дверь и требовать выдать на расправу Сергея и Анастасию Аверьяновых, которые особенно проявили себя при составлении списков на раскулачивание. Некоторые началовцы сбегали домой, вооружились вилами и лопатами, молодежь разобрала забор и вооружилась досками. В этот момент кто-то разбил окно. Раздались выстрелы: находившийся внутри сельсовета  милиционер открыл огонь по людям, высунув в окно руку. Но один из крестьян выбил у него револьвер. Эти выстрелы стали словно сигналом – толпа начала погром. Крестьяне выбили оконные рамы и двери и ворвались внутрь помещения, находившиеся там комсомольцы и сотрудники ГПУ сумели вырваться на улицу. Но там они попали  под удары крестьян, которые избивали их чем придется. Большинство сумели спастись бегством – лишь чудом, благодаря темноте. В итоге погрома – 6 человек были убиты, многие активисты ранены. Выручили коммунаров оповещенные гонцом колхозники из Мошаика, который ныне уже вошел в городскую черту Астрахани. Проявив смекалку, они после команды «Пулеметы на толпу» в темноте создали видимость пулеметной очереди, хотя их было всего 8 и с тремя боевыми винтовками, одним наганом и двумя браунингами.

Бывшая на площади толпа после выстрелов разбежалась. Позже в село ворвалась конная милиция, и если бы толпа до этого не разбежалась, трудно представить, сколько было бы жертв  среди населения. Следствие установило, что восстание не имело единого руководства и заранее не планировалось. Следователям удалось понять настроения крестьян: «…нужно объединить бедноту и середняков вместе с зажиточными и дружнее отстаивать интересы трудового крестьянства, то есть всего крестьянства, так как помещиков сейчас нет».

«Пролетарский суд» был скорым: постановлением тройки ПП ОГПУ по Нижневолжскому краю от 28 февраля 1930 года был приговорен к высшей мере наказания, расстрелу с конфискацией имущества, каждый четырнадцатый человек. А постановлением от 20 марта 1930 года приговорены к расстрелу еще 12 человек. Несколько десятков человек приговорены к различным срокам лишения свободы.

В Астраханском Государственном Областном архиве хранится Книга памяти «Из тьмы забвения». В третьем и четвертом томах есть списки раскулаченных жителей села Началово в 1930-е годы это 242 семьи (1146 человек). Во втором списке – 90 семей (375 человек), выселенных на спецпоселения в отдаленные районы страны. Если сравнить эти два списка, то видно, что часть из раскулаченных была потом сослана, другим «повезло»  – они остались в родных краях.

Причины выступления началовских крестьян были проанализированы и записаны в резолюции бюро окружкома «О началовских событиях и работе Астраханского райкома ВКП(б)» от 28 февраля: «Общественная работа среди батрачества и бедноты была подменена работой с группой активистов (20–25 ч.), мнение которых выдавалось за волю всего села. Середняк из поля зрения местных работников выпал. Не были так же учтены родовые связи… Преобладание методов голого администрирования над массовой работой с батрачеством, беднотой, середнячеством, закрытие церкви административным путем, – вот что послужило поводом к кровавому столкновению».

Астраханский райком партии и районная особая комиссия неоднократно указывали своему уполномоченному – Рыбкину – на ошибки в работе, в том числе на намерение закрыть церковь и арест священнослужителя. Но замечания райкома Рыбкиным и руководителями сельских организаций были проигнорированы. Тем не менее о вышеназванных «перегибах» широкой общественности сообщать никто не собирался. Окружная особая комиссия указывала районным властям: «Ни в печати, ни на собраниях об этом говорить не надо, в случае, если узнает ячейка или беднота, разъяснения должны быть очень короткие».

Источник: Парипа О.А. Началовские события: кулацкий мятеж или крестьянское восстание. Астраханские краеведческие чтения. Выпуск II./Астрахань, 2010 – с. 227–230.

См. «Приложение 3»

Дело о. Иоанна иллюстрирует «глубоко укоренившийся упрощенный порядок расследования, при котором, как правило, следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми документальными данными… При допросах арестованных протоколы допроса не всегда ведутся. Нередко имеют место случаи, когда показания арестованного записываются следователем в виде заметок, а затем, спустя продолжительное время (декада, месяц и даже больше), составляется общий протокол, причем совершенно не выполняется требование статьи 138 УПК о дословной, по возможности, фиксации показаний арестованного. Очень часто протокол допроса не составляется до тех пор, пока арестованный не признается в совершенных им преступлениях. Нередки случаи, когда в протокол допроса вовсе не записываются показания обвиняемого, опровергающие те или другие данные обвинения.

Следственные дела оформляются неряшливо, в дело помещаются черновые, неизвестно кем исправленные и перечеркнутые карандашные записи показаний, помещаются не подписанные допрашиваемым и не заверенные следователем протоколы показаний, включаются неподписанные и неутвержденные обвинительные заключения и т.п.

Органы прокуратуры, со своей стороны, не принимают необходимых мер к устранению этих недостатков, сводя, как правило, свое участие в расследовании к простой регистрации и штампованию следственных материалов. Органы прокуратуры не только не устраняют нарушений революционной законности, но фактически узаконяют эти нарушения...

...враги народа сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям, и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью ‟дела” против невинных людей...».

ИСТОЧНИК: Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». 17 ноября 1938 г./ В кн.: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 5. 1937–1939. Книга 2. 1938–1939. Москва РОССПЭН 2006. Стр. 307–311 / Архив:         РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1204. Л. 108–117. Подлинник. URL=http://istmat.info/node/36068, дата прочтения 11.12.2019.

См. «Приложение 4»

В воспоминаниях путешественника  конца XIX века Енотаевск назван жалким уездным городком:

«В сумраке виднелись кровли из воды, затопившей побережья. Точно гробы какие–то плавали в этой свинцовой влаге…

– Что это?

– А постоялые дворы. Зимою здесь останавливается пропасть обозов с рыбою, а весною затопляется все.

Самый город, как и Черный Яр, прячется за яром. Жители занимаются рыболовством – и только… Скучно, бледно живется тут. К нам сел из Енотаевска молодой человек.

– Что вы делаете обыкновенно? – допрашиваемся у него.

– В карты дуемся.

– А если надоест?

– Тогда напиваемся.

– Потом?

– Выспимся и опять за карты… А там опять вино!.. Я вам скажу – образ человеческий потеряешь, потому что, кроме калмыка да чиновника уездного, никого не встретишь. Одичаешь. Я еще когда приехал, хотя книги читал, а теперь и читаю только по писанному, право, скоро, кажется, печатное и разбирать перестану. Вот она, жизнь наша! Дамы енотаевские сплетничают и тоже в карты дуются. Ну, еще бешенка пойдет, так оживятся. Есть о чем поговорить хотя!..

Недавно у нас бешеную собаку расстреливали: поверите ли – точно в театр, весь город собрался. Дамы оделись по последней картинке, и долго еще по тому месту гуляли… Что ваш Екатерингоф вышел…».

По данным историко - краеведческого музея, во второй половине XIX в. Енотаевский уезд Астраханской губернии, на западе граничащий с Калмыкией, считался глухоманью. Природные условия также не отличались совершенством: летом зной, мошкара и комары, зимой – сильные морозы с ветрами. Царское правительство сделало Енотаевск местом ссылки для политически неблагонадёжных людей. Здесь была построена тюрьма (ныне административное здание Центральной районной больницы), дислоцировалась сотня казаков (1 отдел Астраханского казачьего войска) под предводительством атамана Кондакова, взвод жандармов, пешая полицейская стража и улусная калмыцкая стража. О Енотаевске в путеводителях того времени говорилось:

«…уездный город с 2 тыс. жителей на правом берегу Волги. …Сыпучие пески и выжженная солнцем голая степь представляют тоскливую картину не менее тоскливого городка».

Но в этом захолустном городишке в то время проживало более 40 ссыльных. Они стали своеобразными «миссионерами революции», и часто ходили в Фёдоровку, Ивановку, Михайловку, Екатериновку, Владимировку и Косику. Результатами посещения ссыльными сёл были массовые крестьянские волнения.

Революция перевернула картину жизни, «кто был ничем – тот стал всем», и теперь экономические и политические решения уже не царской, а пролетарской власти стали причиной волнений крестьян масс.

(ИСТОЧНИК: http://astrakhan-musei.ru/article/article/view/14471, дата прочтения 17.12.2018.

См. «Приложение 5»

В с. Пришиб в 218 верстах от Астрахани, где на 4 тысячи православных приходилось 80  раскольников.

 АЕВ №24, 30.08.1914, с 166

===

Священник Иоанн Москаленко. Из села Пришиба Енотаевского уезда АЕВ №24, 30.08.1914, с 588–590

К приходу Пришибинской Покровской церкви причислены два хутора под названиями  «Козинка» и «Пасторский», численностью – первый 60 дворов, а второй 70.

Хутор Козинка расположен на противоположной от села Пришиб луговой стороне Волги, в 10 верстах, а хутор Пасторский – на горной стороне Волги, в 7 верстах. На пути от села Пришиба к хуторам по займищу протекает река Бобер, которая во время половодья служит большим препятствием к сообщению хуторских прихожан с селом Пришибом, где находится церковь. Для жителей же хутора Козинка, кроме того, р. Волга массу неудобств в сообщении представляет, особенно ранней весной, когда через Волгу прекращаются зимние пути. Жители означенных хуторов, в виду указанных причин, подолгу не бывают в селе Пришибе за церковным богослужением и остаются без пастырского воздействия; многие по нескольку лет и остаются без Исповеди и Св. Причастия. Таким образом, Козинка  представляет весьма удобную почву для насаждения сектанстских лжеучений. И действительно, на хутор этот часто приезжали лжеучители Елиазар Харин и Сампсон Дружинин, которые устраивали там собрания и творили разные ложные знамения и чудеса с целью привлечь к себе более последователей. С поступления моего в приход я обратил внимание на религиозно-нравственное состояние жителей означенных хуторов, стал посещать их в воскресные и праздничные дни, служил всенощное бдение и часы, в зимнее время в крестьянских домах, а летом – на открытом воздухе. Весною 1912 года мною было предложено хуторянам Козинки приобрести отдельный дом, в котором можно было бы устраивать религиозно-нравственные чтения и совершать церковные службы. Жители отнеслись к этой мысли весьма сочувственно и согласились приобрести предложенный дом. Начался сбор пожертвований, и Совет Кирилло-Мефодиевского Братства также отпустил на означенный предмет из своих средств 60 руб. Осенью 1912 года дом был куплен в селе Никольском; с доставкой и перестановкой он стоил 700 руб. Была приобретена и необходимая церковная утварь, как-то: иконы, подсвечники, а также 3 колокола, весом около 5 пудов. На все израсходовано 1200 рублей. Приведя в порядок, причт обратился к Преосвященнейшему епископу Феофану с просьбой разрешить служить часы и всенощное бдение в молитвенном доме. Резолюцией от 29 ноября 1912 года Преосвященнейший Феоофан разрешил вести чтения и совершать церковные службы.

Жителям хутора Пастырский весной 1913 года я также предложил приобрести молитвенный дом, как и на хуторе Козинка. Они согласились: на собранные деньги построен новый дом, на приобретение которого Совет Кирилло-Мефодиевского Братства пожертвовал 50 руб. Приобретена необходимая утварь и колокол в 2 пуда и 15 фун. Всего израсходовано 500 руб. Хотя церковные службы и совершались в означенных хуторах, но удовлетворить прихожан в необходимых духовных нуждах, а именно в Св. Причащении, не было возможности. А посему и случилось, что малые дети на хуторах почти все умирали без Св. Причащения. Чувствовалась крайняя нужда в совершении Божественной литургии. Желая прийти на помощь жителям хуторов Козинки и Пасторского в удовлетворении их религиозных потребностей, причт вошел с ходатайством пред Его Преосвященства о разрешении служить Божественную литургию, каковое резолюцией Преосвященнейшего Филарета от 25 мая сего года и удовлетворено.

Получив разрешение и св. антиминс, я 27 июня вместе с псаломщиком Курбатовым отправился на хутор Козинку для служения Божественной литургии. Вечером этого числа отслужил вечерню и объяснил молящимся, что завтра будет отслужена литургия, за которой могут причащать младенцев и взрослых больных. В беседе после вечерни объяснил им святость и важность Св. Причащения. Утром 29 июля совершена была утреня, и затем начался звон к первой литургии. Молящихся собралось очень много, приведены и принесены были младенцы. С глубоким вниманием все слушали Божественную литургию, у многих на глазах показались слезы при пении «Херувимской песни» и «Тебе поем». Вместо запричастного стиха мною сказано было поучение на слова Спасителя «Наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу» (Ин. 4, 21). В поучении я разъяснил значение храма в жизни православных христиан и приглашал всех посещать его усердно и неопустительно. Молящиеся были очень рады, что сподобились услышать служение Божественной литургии, благодарили Преосвященнейшего епископа Филарета за данное им разрешение и совершили о его здоровии молебное пение.

На хуторе Пасторском 13 июля также служил Божественную литургию и причащал младенцев.

Дай Господи, чтобы Св. Евангелие было проповедано во всех местах и наполняло сердца окаменелых людей светом своего Божественного учения.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Я поворачиваюсь к зоне и кричу: “Ад! Где твоя победа?!”» «Я поворачиваюсь к зоне и кричу: “Ад! Где твоя победа?!”»
Александр Огородников
«Я поворачиваюсь к зоне и кричу: “Ад! Где твоя победа?!”» «Я поворачиваюсь к зоне и кричу: “Ад! Где твоя победа?!”»
Беседа с христианским правозащитником Александром Огородниковым. Часть 5
Если в зоне находили молитву «Отче наш», написанную от руки (а только от руки и могла быть она написана), автоматически мне давали 15 суток карцера. А для меня была честь – за молитву отсидеть в карцере.
Священномученик Леонид Виноградов: место упокоения – Вятлаг Священномученик Леонид Виноградов: место упокоения – Вятлаг
Игнатий Петров
Священномученик Леонид Виноградов: место упокоения – Вятлаг Священномученик Леонид Виноградов: место упокоения – Вятлаг
Игнатий Петров
Отца Леонида неоднократно вызывали в местные органы НКВД, предлагая отказаться от Бога и священнического сана, но он неизменно отвечал: «Служу Богу моему, дондеже есмь!»
Станция Фосфоритная Станция Фосфоритная
Андрей Орехов
Станция Фосфоритная Станция Фосфоритная
Андрей Орехов
Во сне я оказался на лугу, передо мной было расстелено льняное полотенце, на котором лежали распятие, земля и молитва, а по синему небу над головой плыли облака.
Комментарии
Екатерина25 января 2020, 16:21
Великолепный материал! Спасибо за проделанную работу. Очень мало хорошо, грамотно, литературно написанных материалов об исповедниках того времени.
Татьяна24 января 2020, 11:33
Очень проникновенно написано, до боли в сердце... Спасибо.
р.Б.Сергий24 января 2020, 11:06
Свидетельствующий о силе веры и христианского духа наших дедов подробный и интересный материал,несмотря на мелкие погрешности,такие,как "приказа НКВД № 00447 (два нуля перед номером приказа означают, что он исходил лично от Сталина)" Два нуля и раньше и в нынешние время означают гриф "Совершенно секретно",в отличии от одного нуля-гриф "Секретно",что,конечно,не умаляет труд,проделанный автором и духовно-познавательную суть её статьи.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×