Так в чём же разница между Зарубежной церковью и «Киевским патриархатом»?

    

Статья 2007 года, сегодня вновь ставшая актуальной. Автор – игумен Феодосий (Снигирёв), ныне архиепископ Боярский, викарий Киевской Митрополии.

Совсем недавно все мы были свидетелями беспрецедентного события в церковной жизни: на наших глазах произошло воссоединение Русской Православной Церкви с её зарубежной частью — РПЦЗ. Событие не только исторически важное, но и удивительное по своей сути — расколы время от времени случаются в Церкви, но преодоление их происходит крайне редко. И вот, это произошло.

Как и любое церковное благо, акт воссоединения был болезненно воспринят противостоящими Церкви лицами и религиозными группами: кто-то до последней минуты не верил, что это случится, кто-то пытался препятствовать объединению, кто-то и сейчас делает все возможное, чтоб «нейтрализовать» плоды единства. Не обошли вниманием это событие и украинские внецерковные религиозные течения, декларирующие свою причастность к православию. Их реакция была двоякой. С одной стороны — нескрываемое раздражение от происходящего. В профиларетовской прессе и на сайтах сразу началось муссирование позиции противников объединения, и в первую очередь зарубежного епископа Агафангела (Пашковского), не пошедшего под омофор «коварной» Москвы. В «киевском патриархате» собирались даже пикетировать Почаевскую Лавру в день Святой Троицы, когда праздничное богослужение там совершал первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр (повод, конечно, приводился другой — несогласие с Харьковским Собором, но почему в этот день и в этом месте?) В общем, по всему было видно — нет больше горя, чем радость соседа. С другой стороны — апологетам украинских расколов показалось, что появился прекрасный повод для самореабилитации. А как же? Вот сколько десятилетий Зарубежная Церковь называлась раскольнической, и вдруг — объединение, да ещё и без всяких предварительных условий. Не удержался от целой тирады по этому поводу и сам «патриарх Филарет». На своей пресс-конференции 1 июня он заявил, что настанет время, и о «киевском патриархате» скажут: не было раскола, а было просто «разделение».

Так в чем же разница между Русской Православной Церковью Заграницей и «киевским патриархатом»? Почему объединение РПЦ с РПЦЗ и Украинской Православной Церкви с «киевским патриархатом» декларируется на разных условиях?

Сразу оговоримся, что речь пойдет непосредственно о структурах РПЦЗ и УПЦ-КП, а не о людях, которые по разным обстоятельствам ассоциируют себя с той или другой церковью или организацией. Так что, если эти строки читает прихожанин «киевского патриархата», прошу не принимать их за личное оскорбление, пишутся они с желанием помочь разобраться в ситуации и не дать себя в очередной раз обмануть.

    

Принципиальные условия объединения

Прежде всего, отметим, что Христова Православная Церковь создана самим Господом Иисусом Христом (Мф. 16; 18), живет она по особым правилам, берущим свое начало еще от апостолов. Когда от вселенской Православной Церкви отрывается ее часть, будь то приход, епархия, или целый патриархат (как в случае с Римом в 1054 году), это называется расколом. Если же в отколовшейся церковной группе начинает меняться православное вероучение (пример того же Рима), это называется ересью. Уврачевание раскола представляется возможным, хотя случается и нечасто. Еретическое отступление от Церкви, как показывает история, процесс необратимый.

В любом случае, Церковь всегда молится об объединении и возвращении в ее лоно находящихся вне евхаристического единства с мировым Православием церковных общностей. Естественно, для достижения единства со вселенской Православной Церковью целой церковной группы (со своей иерархией, таинствами, историей) должен быть соблюден ряд принципиальных условий. Это, прежде всего, — неповрежденность православного вероучения, апостольская преемственность иерархии, соблюдение в чистоте церковных правил и обычаев. Все это может быть только у церковной общности, имеющей свои корни, свое происхождение в одной из Поместных Православных Церквей.

Происхождение РПЦЗ и УПЦ-КП

Русская Православная Церковь Заграницей образовалась из русских эмигрантов, покинувших родину вследствие трагических событий начала ХХ века. Составили зарубежную Церковь десятки архиереев, многочисленное духовенство и миллионы мирян-эмигрантов. Это в полном смысле слова была Церковь в изгнании. Полнокровная, многолюдная, со своей иерархией. Поначалу было намерение епископата и паствы войти в юрисдикции различных Поместных Церквей, но на церковных Соборах 20-х годов, проходивших в Сремских Карловцах по благословению Сербского Патриарха, Русская Православная Церковь Заграницей решила сохранить самоидентичность. Она оформилась организационно, задекларировав себя частью Церкви Русской, и положив намерение ожидать падения большевистского режима на родине. К сожалению, излишне политизированные настроения русских эмигрантов, их антисоветская активность и, в противовес этому, крайне несвободное положение Матери-Церкви в Советском Союзе, требовавшее лояльности к властной тирании, привели к постепенному отходу РПЦЗ от Церкви на родине. Окончательной точкой разрыва стало запрещение в 1934 году митрополитом Сергием (Страгородским) и Св. Синодом РПЦ нескольких основных иерархов РПЦЗ вплоть до решения церковного суда, который так и не состоялся. Таким образом, часть Русской Церкви оказалась вне единой семьи Православных Церквей, тем не менее, сохранив самоидентичность, многочисленный епископат с безусловным апостольским преемством, духовную жизнь многолюдных приходов, а впоследствии монастырей и духовных школ.

Откуда же берет начало «киевский патриархат»? Часть ли это Церкви, оторвавшаяся от целого? Или, более того, быть может, это и есть само «целое», как последнее время заявляют в этой структуре? В отличие от Русской Зарубежной Церкви дело с «киевским патриархатом» обстояло так.

27–28 мая 1992 года в Харькове состоялся архиерейский Собор Украинской Православной Церкви, который за преступления перед Церковью окончательно снял с предстоятельского поста и запретил в служении митрополита Филарета (Денисенко). (Как бы на Харьковский Собор сегодня не ополчались раскольничьи адвокаты, Собор был бесспорно каноническим, его решения подтвердились Поместным Собором УПЦ, епархиями, всеми Лаврами и монастырями, Предстоятелями всех Поместных Православных Церквей. А православным народом Украины Харьковский Собор был воспринят как начало эры церковной свободы в стране, — вспомните хотя бы многотысячную встречу нового Предстоятеля на вокзале в Киеве). Вслед за этим, 11 июня 1992 года архиерейский собор кириархальной Церкви за учинение раскола изверг из сана митрополита Филарета и его сподвижника викарного епископа Иакова.

И вот, через две недели после снятия с них сана, два обиженных монаха — Филарет (Денисенко) и Яков (Панчук), приобщив к делу несколько лжеепископов УАПЦ (не имевших на себе апостольского преемства, чего не отрицает и сам Филарет), народных депутатов и обслуживающий персонал резиденции, создали на бумаге «церковь» под названием УПЦ-КП или «киевский патриархат». Было объявлено, что церковная казна Украинской Православной Церкви становится собственностью новой организации. УПЦ-КП была создана абсолютно искусственно, вообще без участия архиереев, вопреки воле епископата, духовенства и верующего народа Украины. Благодаря деньгам, похищенным у Церкви, и активной поддержке государственной власти «киевский патриархат» стал крепнуть и развиваться, впитывая в себя запрещенных в служении и лишенных сана церковных преступников всех юрисдикций. «Киевский патриархат» — это своего рода церковный «клон», параллельная Православной Церкви структура. До сих пор она время от времени получает от чиновников в подарок церковную собственность, отнятую большевиками у настоящей Церкви, а также промышляет разбоем, захватывая силой действующие православные храмы. Таким образом, в отличие от РПЦЗ, УПЦ-КП не является ни церковью (в богословском смысле этого слова), ни частью какой-либо Поместной Церкви. Это самостоятельная политико-религиозная структура без апостольского преемства иерархии, берущая свое начало от собрания двух монахов, нескольких запрещенных священников и группы народных депутатов на Пушкинской 36.

    

Благодатность таинств РПЦЗ и УПЦ-КП

Благодатность и спасительность таинств той или иной Церкви находится в прямой зависимости от тех же принципов, которые требуются для евхаристического единения в лоне вселенской Православной Церкви. Это православное исповедание веры и наличие апостольского преемства церковной иерархии.

Оба эти принципа в полной мере были соблюдены в Русской Православной Церкви Заграницей. Не смотря на сегодняшние громкие заявления апологетов УПЦ-КП и самого Денисенко, что ситуация с РПЦЗ была такой же, как сейчас с «киевским патриархатом», что «иерархов РПЦЗ лишали сана, а их таинства считались недействительными», это, конечно, неправда. Никогда иерархи РПЦЗ сана не лишались (а тем более не предавались анафеме как Филарет), таинства ее всегда считались действенными — духовенство принималось в РПЦ и другие Поместные Церкви в сущем сане. Более того, зарубежные священники регулярно сослужили с духовенством Сербской и Иерусалимской Православных Церквей. И, несмотря на приостановку евхаристического общения РПЦЗ с другими Поместными Церквями, здесь продолжался подвиг святости. Яркий пример тому — святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францизский, который, кстати, по свидетельству очевидцев, всегда, даже и в годы самого жесткого политического противостояния, поминал на проскомидии Московского Патриарха и напоминал духовенству, что «мы лишь часть единой Русской Церкви».

А что же в «киевском патриархате»? Соблюдены ли принципы чистоты исповедания веры и наличия апостольского преемства иерархии в этой структуре? Не будем сейчас рассуждать о чистоте веры, исповедуемой в УПЦ-КП, это вопрос очень объемный и полемический. По крайней мере, вышедшая недавно «историко-каноническая декларация киевского патриархата» (или «историко-каноническая фальсификация», как уже ее метко назвали в народе), дает основания не быть в этом уверенным — «документ» полон канонических противоречий, полупротестантских мыслей, перекручивания исторических фактов.

Что же касается апостольского преемства, повторимся еще раз: в отличие от РПЦЗ в «киевском патриархате» его никогда не было. УПЦ-КП создана на собрании мирян без участия епископов. Естественное следствие оторванности такого религиозного сообщества от Апостольской Церкви, от епископского преемства — безблагодатность совершаемых таинств. Поэтому все «таинства», предлагаемые людям в «киевском патриархате» (в отличие от таинств Русской Зарубежной Церкви) являются лишь повторением внешней формы обряда, они лишены благодати Святого Духа,а поэтому недейственны. Это понимают и многие «священники» из УПЦ-КП, поэтому нередки случаи, когда они крестят и венчают своих детей и родственников в храмах настоящей Украинской Православной Церкви (естественно, подальше от места своего проживания и под видом обыкновенных мирян, кем они и являются). Однако, не все прихожане «киевского патриархата» столь же рассудительны как их «пастыри». Многие из них лишь со временем и с удивлением узнают, что их дети остались некрещеными, родители ушли в вечность без церковного отпевания, брак их не освятился настоящим церковным венчанием. Особенно печально, когда обманутые люди узнают об этом за границей, в православных странах. Когда на Кипре, или в Греции, Грузии, на Святой земле им объясняют, что их не могут причастить, что они не крещены, что венчание их безблагодатно и недейственно. Наши обманутые соотечественники пытаются объяснить зарубежному духовенству все то, что им тут вешали на уши автокефальные «батюшки». Но с удивлением слышат, что у Православия свои духовные законы и правила, которые не совпадают с правилами религиозных мошенников. Самый свежий пример: совсем недавно одна знакомая мне грузинская семья, вернувшись на родину, в Грузию, по настоянию духовенства вынуждена была по-настоящему крестить своих детей, до этого «крещенных» в «киевском патриархате». А, находясь в Киеве, они и слышать не хотели, что их дети не крещены.

В отсутствии освящающей благодати церковных таинств в «киевском патриархате» (в отличие от РПЦЗ) невозможен и подвиг святости. Не будем завышать планку и искать в УПЦ-КП святых, подобных святителю Иоанну Шанхайскому. Но должны же быть хотя бы люди, всецело посвятившие себя Богу — монашествующие. Увы, в «киевском патриархате» это большая проблема. Не может быть отречения от мира и духовного самопожертвования там, где нет Духа. Филаретовские монастыри по всей Украине можно пересчитать по пальцам, и в основном это памятники архитектуры, или туристические точки, отданные государством «на откуп» этой структуре. В них живут по два-три человека, чтоб следить за «объектом» и деньги собирать. Количество монашествующих в УПЦ-КП едва превышает количество их лжеепископов (в основном из них и состоит), а каждый «постриг» как событие вселенского масштаба освящается в их официальных изданиях. А вот, для контраста, ситуация в Украинской Православной Церкви — три Лавры, около 200 мужских и женских монастырей. Настоящих монастырей, где живут и подвизаются многочисленные иноки и инокини. Одних монашествующих священнослужителей по Украине около тысячи.

Возможно ли сегодня объединение УПЦ с «киевским патриархатом»

Возможно ли объединение Украинской Православной Церкви с «киевским патриархатом», как объединились Русская Православная Церковь и РПЦЗ? Если речь идет о ныне существующей структуре УПЦ-КП, то это, конечно же, невозможно. В силу вышеперечисленных причин Церковь не может «объединиться» с религиозной группой, в которой не соблюден принцип апостольской преемственности и руководитель которой отлучен от Церкви. Повторим, речь идет о самой организации УПЦ-КП. Но если говорить о тех людях, которые силой обстоятельств ассоциируют себя сегодня с «киевским патриархатом», то объединение с ними, а точнее воссоединение их с Церковью, возможно в любую минуту. И это постоянно происходит. Бывает, приезжает обманутый раскольниками человек в Киево-Печерскую, или в Почаевскую Лавру, и выходит перерожденным. Божия благодать сама расставляет точки над «i» в его сердце. Есть множество примеров. Но к такой встрече надо быть открытым и готовым, каким был в свое время фарисей и искренний гонитель христиан Савл, будущий апостол Павел.

Станет ли возможным такое объединение в будущем?

Дело в том, что, задуманная и осуществленная как клон Украинской Православной Церкви, структура «киевского патриархата» за эти 15 лет значительно изменилась. Ее костяк по-прежнему составляет группа расколоучителей, которые знают, что разрывают хитон Христов в угоду собственной похоти и не хотят остановиться. Но УПЦ-КП уже не только кабинетное сборище церковноборцев. За эти годы и многие простые люди успели оказаться в сетях религиозных мошенников. Это наши соотечественники, попавшие туда случайно и неосознанно, большинство из них уверовали в Бога в последние 15 лет и пребывают вне Церкви, даже не подозревая, какое богатство благодати есть рядом; зачастую они не могут прикоснуться к духовному сокровищу Церкви, просто будучи под дурманом филаретовской пропаганды. В этой категории встречаются даже «священники». О таких людях в полной мере нельзя сказать словами апостола Иоанна Богослова: «Они вышли от нас, но не были наши» (1 Иоан. 2; 19). И именно к этим обманутым людям обращены все воззвания православных иерархов и духовенства: открыть духовные очи, увидеть, что происходит и войти в общение церковное. Но не все слышат этот призыв Церкви, не все понимают его и откликаются на него. Что же нас ждет в будущем, если структура УПЦ-КП продолжит свое существование, даже когда уйдут из жизни учинители раскола, ее основатели?

Наверное, если, по прошествии времени, УПЦ-КП не рассыплется сама собой, Украинская Православная Церковь будет искать новые и новые формы преодоления раскола, возвращения людей в единую православную семью. Как и всегда, Церковь будет употреблять для этого церковные принципы икономии — пастырского снисхождения и акривии — канонической строгости. Но как бы гипотетически обширно в будущем не использовалась церковная икономия в отношении «киевского патриархата», она никогда не коснется краеугольного камня каноники — апостольского преемства, а значит и благодатности таинств. Так что позиция, которую сегодняшние идеологи УПЦ-КП предлагают занять своей пастве, — «Пусть мировое Православие сейчас не признает нашу церковь и иерархию, но когда-то нас обязательно признают», — греховна и ошибочна с мистической точки зрения. Это все равно, что толкать своих детей на преступление и говорить: «Идите — убивайте, грабьте и не беспокойтесь, ведь когда-то обязательно будет амнистия».

    

Дорогие соотечественники, читающие эти строки и находящиеся вне канонического единства с Украинской Православной Церковью. Не обманывайтесь. Никогда в отношении УПЦ-КП не будет церковной «амнистии» в той форме, о которой вас заверяют ваши «пастыри». В надежде на нее в будущем, вас заставляют уже сегодня совершать преступление церковного раскола, которое, по слову священномученика Киприана Карфагенского, не омоется даже мученической кровью. Уже сегодня вас лишают обильной и утешительной благодати Божественных таинств, подменяя ее фальшивой идеологией. Откройте глаза, ведь не успеем оглянуться, как переступим порог вечности и предстанем на Суд. А на нем не получится оправдаться такими «документами» как упомянутая выше «историко-каноническая декларация».

«Православный Печерск» № 12 (133)
Опубликовано в июле 2007 года

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×