Представители традиционных конфессий Сербии сделали заявление по поводу нового законопроекта

Белград, 10 марта 2009 г.

Представители традиционных конфессий Сербии сделали совместное заявление по поводу нового законопроекта о запрете дискриминации. Полный текст этого заявления был опубликован 6 марта 2009 г. на официальном сайте Сербской Православной Церкви и выглядит следующим образом:

Совместное заявление представителей традиционных Церквей и религиозных объединений по поводу законопроекта о запрете дискриминации

Традиционные Церкви и религиозные объединения Сербии 4 марта 2009 года направили Правительству Республики Сербия предложение временно отозвать проект закона о запрете дискриминации, чтобы перепроверить его и внести дополнения. В современном состоянии закон неприменим, он ставит под угрозу конституционные права и свободы, гарантированные государством, и противоречит сам себе. Настаивая на пересмотре и уточнении текста данного законопроекта, традиционные Церкви и религиозные объединения, помимо всего прочего, ратуют за то, чтобы закон был принят в таком виде, который послужил бы гарантией его полного применения на практике.

Традиционные Церкви и религиозные объединения приветствуют мудрое решение правительства отправить вышеупомянутый законопроект на доработку.

Основной недостаток законопроекта заключается в том, что он может привести к противоречию между некоторыми из прав, отстаиваемых данным законом, и правом на свободу вероисповедания и свободу выражения религиозных убеждений, свободу проповедования религиозных учений и защиту моральных ценностей. Таким образом, возникает вопрос о применимости ряда положений предложенного закона.

Текст Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в котором представителей традиционных Церквей и религиозных объединений особенно интересуют статьи: 8. (Право на неприкосновенность частной и семейной жизни), 9. (Свобода мысли, совести и вероисповедания), 10. (Свобода самовыражения) и 12. (Право на заключение брака), явно предусматривает взаимообусловленность и взаимосвязь различных прав. Статья 17 данной Конвенции (Запрет на злоупотребление правами) содержит следующее положение: «Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции».

По мнению традиционных Церквей и религиозных объединений, законопроект недостаточно гармоничен с точки зрения взаимообусловленности различных прав человека, предполагающей, что соблюдение одних прав не приводит к дискриминации в сфере других. Возникает ощущение, что некоторые из упомянутых прав вместо того, чтобы взаимодополнять друг друга, поставлены законопроектом в отношение противоречия или потенциального противоречия. К примеру, из текста закона непонятно, не ограничивается ли каким-либо из его положений право Церквей и религиозных объединений на проповедование традиционных ценностей, в том числе традиционных ценностей семьи и брака, определенного в статье 12 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод следующим образом: «Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права».

Тот факт, что все традиционные Церкви и религиозные объединения Сербии выразили беспокойство по поводу возможных негативных последствий недостаточной определенности положений законопроекта о запрете дискриминации, свидетельствует, прежде всего, о том, что подобная обеспокоенность действительно небезосновательна, а также является показателем того, что никто из традиционных Церквей и религиозных объединений не преследует в данной ситуации исключительно собственные интересы, а напротив, все вместе пытаются отстоять общие интересы и ценности сербского общества.

По поводу часто высказываемого утверждения, что принятие закона о запрете дискриминации является необходимым условием дальнейшего сближения с Евросоюзом, заметим, что некоторые из сербский Церквей и религиозных объединений существуют в ряде стран-членов Евросоюза и, более того, являются представителями наиболее значимых и влиятельных религиозных институтов этих стран, следующих общему acquis communautaire[1] и строящих свою антидискриминационную политику в полном соответствии с европейскими и общемировыми стандартами. Вышеупомянутые Церкви и религиозные объединения не имеют никаких претензий к антидискриминационному законодательству этих европейских стран, основанному на международных нормах acquis communautaire. Однако мы имеем претензии к сербскому законопроекту о запрете дискриминации, который предложено временно снять с рассмотрения в Народной скупщине. Все вышеизложенное явно указывает на то, что изменения, которые мы предлагаем внести в проект закона о запрете дискриминации, никоим образом не затруднят дальнейший процесс интеграции Сербии в Европу, а напротив поспособствуют ему.

Проект, как европейский, так и сербский, не рассматривает отдельные проявления дискриминации согласно степени их тяжести. К примеру, в то время как случаи полной дискриминации обычно регулируются отдельными актами (законами, директивами ЕС и т.д.), в данном законопроекте они ставятся в один ряд с дискриминацией на основании «сексуальной ориентации» и «врожденной идентичности», индивидуальными особенностями, которые даже не упоминаются особо во многих международных документах и законах развитых стран. В протоколе 12, прилагающемся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, подобные индивидуальные склонности не указаны особо как возможная причина дискриминации, в то время как в Амстердамском договоре сексуальная ориентация лишь упоминается.

Закон противоречит сам себе. Например, в статье 3, пункт 3, запрещается осуществление прав, утверждаемых законом, «в целях, противоречащих закону, или же с намерением ущемить или ограничить права других». Тем временем статья 45 устанавливает ответственность за непосредственную дискриминацию независимо от степени виновности лица, ее совершившего. Как в таком случае доказать, что какое-либо из прав, гарантированных данным законом, было осуществлено в целях, противоречащих закону, или с намерением ущемить права других?

Упраздняя презумпцию невиновности и перекладывая необходимость доказывания на обвиняемого, законопроект обостряет ситуации нарушения основных прав человека.

Отдельные комментарии некоторых государственных деятелей и публичных лиц, некоторых СМИ и известных неправительственных организаций по поводу данного законопроекта и отношения к нему Церквей и религиозных объединений могут быть рассмотрены как проявление дискриминации, направленной против традиционных Церквей и религиозных организаций, и как намеренное нагнетание ненависти по отношению к ним. Особенно это относится к обвинениям традиционных Церквей и религиозных объединений в том, что они противятся выполнению условий «белого шенгенского списка». В ситуации, когда затягивается принятие целого пакета законов, принятие которых является непременным условием отмены виз для граждан Сербии, перекладывать ответственность за это затягивание на церкви и религиозные объединения нечестно.

Традиционные Церкви и религиозные объединения придерживаются правила невмешательства в государственные дела, что наглядно демонстрирует пример с данным законопроектом: полномочные государственные органы, которым прекрасно известен принцип невмешательства Церквей и религиозных объединений в политические вопросы, не сочли нужным проконсультироваться с Церквями.

Совершенно естественно, что Церкви и религиозные объединения имеют право и возможность выразить свое мнение по поводу закона, который, между прочим, направлен, в том числе, и на запрет дискриминации в сфере осуществления свободы вероисповедания и дискриминации на основании религиозной принадлежности. Известно, что законопроект разрабатывался при участии комиссии граждан. Было бы необходимо установить сотрудничество и с Церквями и религиозными объединениями Сербии, к которым принадлежат 95% ее граждан.

Напомним, что среди прав человека и основных свобод важное место занимают религиозные свободы, гарантируемые статьей 18 Всеобщей декларации прав человека, статьей 18 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Религиозная принадлежность является одним из наиболее значимых оснований для недопущения дискриминации, что указано в статье 2, пункт 1, Всеобщей декларации прав человека; в статье 2, пункт 1, статье 4 и статьях 24-26 Международного пакта о гражданских и политических правах; в статье 2, пункт 2, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в статье 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свободах и в приложении к данной Конвенции - Протоколе 12, а также в ряде других международных документов и национальных конституций и законов. Кроме того, статья 20, пункт 2, Международного пакта о гражданских и политических свободах содержит запрет на распространение религиозной нетерпимости, а статья 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах предписывает развитие взаимопонимания, толерантности и дружественных отношений между религиозными группами с помощью образовательных программ, а также право на осуществление религиозного образования.

Обращение традиционных Церквей и религиозных объединений с просьбой о пересмотре законопроекта не содержало агрессии против кого бы то ни было, однако, вызвало шквал ответных нападок, которым было посвящено чрезмерное внимание СМИ. Подобная ситуация свидетельствует о том, что коммунистический террор, в особенности, направленный против религии, оставил тяжкие последствия в обществе. Мы надеемся, что Закон о запрете дискриминации и движение Сербии к европейским ценностям, в целом, излечит Сербию от последствий тоталитарного террора и идеологических предубеждений.

Епископ Бачский др Ириней (Сербская Православная Церковь)

Монсиньор др Андрия Копилович (Католическая Церковь)

Рейс-ул-улема Адем Зилкич (Исламское объединение Сербии)

Епископ Самуэл Врбовски (Словацкая Евангелическая Церковь)

Епископ Иштван Чете-Семеши (Христианская Реформатская Церковь)

Суперинтендант Арпад Долински (Христианская евангелическая Церковь)

Раввин Исаак Асиел (Еврейское сообщество Сербии)



[1] acquis communautaire эк., юр., фр. "общий свод законодательных актов", "единая нормативная база" (совокупность правовых норм, выработанных Европейским Союзом; каждая страна, желающая вступить в Европейский Союз, обязана придерживаться этих правовых норм)

Православие.Ru

10 марта 2009 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×