«Духовное образование не должно стать бездуховным»

Беседа с игуменом Амвросием (Коньковым), казначеем Сретенского монастыря, преподавателем Священного Писания Ветхого Завета СДС

– Отец Амвросий, расскажите, пожалуйста, как вы пришли к вере?

– К Церкви и ко всему, что связанно с Богом, меня тянуло всегда, с малого детства. Это объяснить сложно. Странно другое: меня никто никогда в этом стремлении не удерживал. Но прийти в храм, к осознанной вере как-то не получалось. Боялся сказать маме, потому что пришлось бы менять свою жизнь: например, начну поститься – будет скандал. Не решался исповедоваться: боялся, что священник меня не поймет. Да и жил я в исламской республике, среди восточной культуры с соответствующим колоритом, в окружении узбеков, таджиков, корейцев, иранцев, арабов, турок, евреев. Все это откладывало в моей душе свой отпечаток.

Нельзя сказать, что я непрестанно искал Бога, думал о высших материях. Нет, жил как все. Но один вопрос мне просто не давал покоя: «В чем смысл моего бытия?»

После распада СССР мы переехали в Россию, поселились в Псковской области, в Печорах, но в храм я упорно не ходил. И однажды ночью мне явился некто очень страшный. Не буду пересказывать весь сон. Я проснулся в ужасе – и все понял. Вскочив с постели, а было четыре часа утра, я оделся и побежал в монастырь. Монастырь был закрыт, и я пережил глубокое отчаяние, что опоздал: дверь закрыта, все кончено. Сел под воротами и горько расплакался. Евангелия я еще не читал.

Часов, наверное, в шесть утра ворота открыли. Я стал спрашивать у всякого, кто одет в подрясник, что мне делать, но люди от меня просто шарахались. Какой-то батюшка отвел меня к старцу. Тот долго не открывал дверь своей кельи. Всего не расскажешь, что я пережил, но неожиданно старец открыл дверь и как ни в чем не бывало сказал: «Это ничего, приходится расплачиваться за свои грехи. Вот я помажу тебя маслицем – и все пройдет».

Домой я вернулся уставший, лег спать. Мама мне потом рассказала, что спал я больше суток. Но действительно, все ужасное рассеялось. С тех пор мне не надо ничего рассказывать ни об аде, ни о рае. Все начиналось вот так необычно, опасно и страшно. Но было именно так: я никак не мог прийти к вере, и Бог Сам пришел ко мне.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей жизни в Псково-Печерском монастыре.

– Печерский монастырь для меня – это конкретные люди. Видел я их, может быть, раз или два, но они для меня – настоящая «духовная академия». А вот рассказать хотелось бы о схиархимандрите Агапии, которого я в жизни не знал, но о нем мне рассказывал бывший его келейник отец Анастасий. Когда он был еще совсем молодым иеромонахом, наместник монастыря дал ему послушание келейничать у отца Агапия (в миру Василия, в честь святителя Василия Великого). И вот как-то отец Анастасий, прибираясь в келье, разговорился со старцем и тот поведал, что вчера к нему приходил Василий Великий и сказал: «Передай отцу Анастасию, чтобы он не пропускал читать Псалтирь ежедневно. С таким-то братом пусть примирится как можно скорее. Пусть не ропщет ни на кого». Отец Анастасий слушал-слушал, и подумал: «Бедный батюшка! Замолился, в прелесть впал». А тот ему тут же в ответ: «Отец Анастасий, некоторые молодые иеромонахи говорят, что я совсем уж замолился и впал в прелесть, а ты их не слушай, делай, что тебе сказал Василий Великий, он великий святой».

Если вспоминать отца Иоанна (Крестьянкина), то с первого же момента нашей беседы мне стало очень больно и обидно. Батюшка, как мне показалось, меня не понял, не отвечал на мои вопросы, а начинал говорить какие-то отвлеченные вещи. Я разозлился, обиделся, но после все стремился понять, о чем это он хотел мне сказать. Открываться же это стало в монастыре, когда стали происходить события, им предсказанные, и слова отца Иоанна сами всплывали в памяти. Удивительно, как далеко смотрел батюшка!

Не могу не вспомнить архимандрита Феофана. Я к нему зашел просто благословиться. Он же предложил присесть. Я молчал, не зная, о чем спрашивать, и он сам стал рассказывать о своем детстве. По мере рассказа я стал понимать, что это о моем детстве он рассказывает. Мне очень захотелось как-то его поблагодарить, попросить, чтобы он помолился обо мне. На мне был мощевик с частичкой мощей святителя Тихона, и во мне возникло желание подарить его отцу Феофану, но было жалко расстаться с дорогой для меня святыней. И борьба помыслов так захватила меня, что душу просто разрывало на части: не могу отдать мощи – уж слишком дорог для меня святитель. Смотрю, а отец Феофан приподнялся с подушки и как бы ждет, когда я надену ему на шею мощевик. Что мне оставалось делать? А он меня уже благодарит, говорит, что это очень дорогой подарок… Вскоре батюшка умер, а осенью, на день ангела, знакомый священник подарил мне частичку мощей святого Патриарха Тихона. Вот такие бывают утешения – батюшка вернул мне мой подарок.

– Отец Амвросий, а как вы оказались в Сретенском монастыре?

– В Сретенский монастырь я попал просто. Один батюшка в Печорах написал письмо и сказал: «Вот такое дело важное: письмо надо отвезти и передать лично в руки наместнику». Мне не сложно – повез письмо, а про то, что останусь жить в Сретенском монастыре, у меня и мысли не было.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей работе в реанимации и о педагогической деятельности в период, когда вы еще не были монахом.

– Так случилось, что я работал в реанимации. Самое страшное в этой работе – видеть, как умирают люди. Был такой случай: лежит человек на столе, дышит через дыхательный аппарат, борется за свою жизнь, и мы боремся, как можем. Вдруг реаниматолог сказал: «Всё» – выключил аппарат, отключил капельницу. Выругался и вышел из палаты. Весь ужас заключался в том, что и все мы, оставшийся в палате медперсонал, тоже как-то поняли, что действительно всё, но молчали, боялись посмотреть правде в глаза. Это была первая смерть, которую я видел. А реаниматолог оказался честным и смелым, я бы так не смог.

А вот про педагогическую деятельность можно рассказать следующее. В школе у меня с учениками и с коллегами-учителями была одна проблема, которую я не мог преодолеть. Я пытался бросить эту работу, увольнялся. И даже когда отец Иоанн (Крестьянкин) убеждал меня, что учительство – это особенный Божий дар, я все равно не переставал мучиться от того обстоятельства, что в школе мне прощали всё, хотя очень часто я бывал несправедлив и излишне суров. Был случай, когда я поставил ученику четвертную оценку «два». Директор школы упрашивала меня поставить тройку, мама ребенка плакала. Но я почему-то был уверен в своей правоте. И вот этот ребенок на следующий день, увидав меня в школе, подошел ко мне, улыбнулся и пообещал, что честно все выучит и в следующей четверти получит отличную оценку. Этого он, кстати, и смог добиться своим трудом.

Если быть откровенным, то нужно признать, что школа привела меня к Богу. Самое большое мучение – это когда тебя любят и все прощают, а ты не можешь или не хочешь ответить тем же. Это единственная тема, на которую я хотел бы написать проповедь, но у меня пока не получается – нет слов.

 

– Как получилось, что вы стали преподавать Ветхий Завет в Сретенской духовной семинарии, ведь у вас ответственное, отнимающее много времени послушание казначея Сретенского монастыря?

– Однажды проректор семинарии отец Иоанн посетовал, что в семинарии не хватает преподавателя по Ветхому Завету. Я рассмеялся и спросил: «Это предложение о преподавательской деятельности?» Он тоже рассмеялся и сказал: «А почему бы и нет? Если ректор благословит – будешь преподавать». За день до 1 сентября он позвонил мне по телефону: ректор благословил.

А по поводу других послушаний могу сказать только то, что мы судим на основе видимого, истинная же жизнь сокрыта от человеческих глаз. Но именно об этом и говорил Христос Своим ученикам.

– Что, на ваш взгляд, является самым важным в курсе Ветхого Завета?

– Преподаю я уже три года и все это время ищу. Сначала я думал, что для того, чтобы лучше понимать Писание, очень важно знать историю Древнего Востока. Мне казалось, что многие поступки людей, в особенности руководителей государств, обусловлены той или иной политической ситуацией. Это оказалось заблуждением. Я стал изучать труды преподавателей русских дореволюционных академий – Московской, Петербургской, Казанской и Киевской. Это книги известных и любимых нами ученых: Н.Н. Глубоковского, И.Н. Корсунского, П.А. Юнгерова и других. Особо следует отметить лекции нашего современника отца Леонида Грилихеса, его статьи, выложенные в интернете. А совсем недавно, пересматривая соответствующий материал, открыл для себя Евгения Андреевича Авдеенко. Думаю, он глубоко прав, когда говорит, что недостаточно знания еврейского и греческого языков для понимания ветхозаветных текстов. В Священном Писании нужно понять и полюбить язык символов, научиться читать этот символический язык. Вот в этом направлении я и хотел бы двигаться вперед. Другими словами, надо погружаться в Писание.

Но не менее важны для преподавательской деятельности богослужение и келейная молитва. Святитель Иларион (Троицкий) писал в своих трудах, посвященных ветхозаветным пророкам: «Основным занятием в обучении, образовании молодого поколения во времена пророков было воспитание юношей в благочестии, научение в молитве, в страхе Божием: “начало Премудрости – страх Господень” (Притч. 9: 10)».

– Есть ли у вас в курсе Ветхого Завета любимые темы?

– Конечно, есть. И это не просто любимые темы, это моя жизнь. Поймите меня правильно, это очень субъективно и лично, но когда я читаю об Аврааме, Иакове, Иове, Иосифе, я снова и снова переживаю то, что есть общего в жизни этих по-настоящему великих людей и в моей жизни. Они не просто любимые святые, они очень близкие и родные. Но есть в их жизни нечто, что никогда и ни с кем не повторится, и не только потому, что они прообразовали своей жизнью Самого Христа, но и потому, что все уже свершилось по Писанию. В их жизни зримо обозначилось начало земной Церкви, некие духовные постановления, законы, которые навсегда останутся основополагающими для всех людей, например, как создать семью, как относиться к родителям и многое другое.

– Какую литературу вы рекомендуете читать семинаристам по курсу Ветхого Завета?

– Я уже упоминал о сочинениях современных авторов – отца Леонида Грилихеса, Е.А. Авдеенко. Но основа для понимания Ветхого Завета, как ни странно, Новый Завет – Евангелия и послания святых апостолов. Также важно знать творения святых отцов. Невозможно правильно понимать Книгу Бытия, не прочитав «Шестоднев» святителя Василия Великого. Когда мы читали и разбирали на лекциях толкования святителя Иоанна Златоуста или того же святителя Василия Великого на Книгу пророка Исаии, основная масса семинаристов была инертна. Но все же были единицы, которые подходили ко мне, чтобы поделиться своими мыслями, ибо для себя они открыли неведомый мир духа, и через это впервые для них «заблистали» сами святители как толкователи священного текста.

А самая большая проблема в том, что за пять лет обучения в высшем духовном учебном заведении студенты, к великому сожалению, в основной массе ни разу не прочитали Библию целиком. Читают какие-то современные толкования, переводы протестантской или католической традиции, но с самим источником не знакомы.

– Что бы вы желали изменить в курсе Ветхого Завета или, может быть, чем-то дополнить его?

– Изменить хотел бы, но это слишком глобально, а потому пока невозможно. Беда в том, что мы изучаем богословские дисциплины разрозненно, каждый предмет сам по себе. Учащиеся сдали зачет, получили оценку, и «в памяти осталось что-то, а что – не помню». Я убежден, что все должно быть взаимосвязано. Семинаристы изучают историю Церкви, догматическое богословие, Священное Писания Ветхого и Нового Заветов, древние и церковнославянский языки – и всё это для одной цели: постараться понять Бога, познать Его. Полученные знания должны стать опорой веры, а вера должна изменять жизнь человека. Преподаватели, конечно же, видят единство предметов и тем, но это трудно донести до семинаристов. Еще со школьной скамьи большинство людей не имеет навыка применять знания в жизни, знания так и остаются бесполезным грузом. Так что студентам по окончании семинарии в их будущей жизни на приходе уже в качестве пастырей все еще предстоит «учиться, учиться и еще раз учиться».

Есть еще и другая проблема: уровень образования неуклонно падает. Такова современная тенденция. Для меня учеба всегда была великим трудом – все равно что кровь проливать. Современный же человек учится по-другому: «учеба – for fun», это совершенно другой подход, и получается, что вся жизнь для удовольствия. А на самом деле жизнь, как сказал мне один студент, не только для того чтобы кушать и спать.

– В ближайшее время ожидаются изменения в системе духовного образования. У вас есть соображения по этому поводу?

– Наверное, на этот вопрос я уже ответил. Если дополнить, то мое мнение: менять в системе действительно нужно многое, человеческая мысль должна развиваться. Самый важный момент состоит в том, что духовное образование не должно стать бездуховным, нельзя подменять духовность интеллектуальностью. Мы не имеем права потерять свое лицо в современном мире: «Соль имейте в себе. Если соль станет не соленой, что с ней делать?» (ср.: Мк. 9: 50) – спрашивал Христос Своих учеников. Ответ, думается, придется держать каждому из нас перед Спасителем еще здесь, на земле.

С игуменом Амвросием беседовал студент 4-го курса СДС Виталий Бровко

14 мая 2010 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Елена21 мая 2010, 10:03
Наталье доброго дня. Про двойку в четверти . Простите, на Вы, действительно, не поняли суть комментарий "некоторых гостей". Вы "просекли" только двойку в четверти. Да, мы не знаем, может быть, тройка была бы куда хуже. Вопрос в другом - в слове, ритме слова, интонации слова. Написавшие "иные" комментарии уважают о.Амвросия и искренне радуются о нем, молятся о его здравии и тишине сердечной. Имеющий уши да услышит. Елена.
Петр21 мая 2010, 08:57
Церкви тоже тяжело, а лучше сказать, тяжело клиру - потерявшему традицию семинарийного образования - именно, образования, формирования, воспитания. Очень низкий культурный уровень молодежи создает большие трудности в присвоении даже простых в сущности понятий, нп. символ, знак, таинство, благо - дать. Низкий уровень будущих священников, показывает на низкий уровень паствы, появляется "мелкая" религиозность, молодое поколение считающее, что это и есть православие. Совершенно отсутствует понимание таинств, их значения, связи, этих веревочек, привязывающих землю к небу и цельно связывающих жизнь человека. Интересно, было бы услышать ответ от о. Амвросия. Хорошо, что у нас есть такие священники!!!
Наталья20 мая 2010, 23:54
(продолжение) Однако меня озадачили отзывы некоторых гостей сайта. Законное право учителя поставить ученику двойку (как и любую другую соответвующую оценку) в четверти не воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Учитель не просто может, он обязан поставить двойку ученику при отсутсвии у него удовлетворительных ("на три") знаний. Ведь это будет сигналом и для администрации школы, и для родителей, и для самого ребенка. Более того, именно постоянные тройки, а то и четверки, при нулевых знаниях, убаюкивают родителей и самих школьников. Но школа позади, а на вступительных экзаменах в ВУЗ за ноль "тройку" не ставят... И у родителей, и у ребенка, естественно, шок. Провал. Срыв... А ведь дальше армия, семья, работа... Там,тем более, за ноль "три" не поставят. За школьные тепличные годы, когда педагоги "обязаны" ставить "три", человек привыкает к потребительскому отношению к жизни, к отсутсвию причинно-следственных связей между своей учебой и ее оценкой... И еще. Когда учитель решается поставит "два" в четверти, он готов и перед администрациеЙ, и перед родителями отчитаться за то как и чему он учил детей. Колонка "пятерок" стоит зачастую по курсам пустым, а зачастую и вредоносным. Однако и в голову никому не приходит бить тревогу. Грустно конечно, что приходится писать об этом. И прошу прощения, если не так поняты чьи-то комментарии, все-таки это письменная речь, можно не совсем точно понять мысль автора.
Наталья20 мая 2010, 23:53
Прежде всего мне хочется поблагодарить отца Амвросия! Статью прочла с огромным интересом, на одном дыхании.Даже не хочется ничего комментировать, все ясно и целостно.Дай Бог здоровья о. Амвросию и успехов во всех благих трудах!Искренне свидетельсвую уважением и признательность.
Светлана20 мая 2010, 14:54
Приоткрыта определенная часть духовного багажа человека, который многое пережил, очень много знает, но открывает одну тысячную или меньше доли того духовного багажа, которым обладает на данный момент.Очень умное повествование. Храни Вас Господь, Отец Амвросий!
Галина20 мая 2010, 14:30
Большое спасибо за искреннее повествование. Здоровья Вам, отец Амвросий. Храни Вас Господь!
Елена18 мая 2010, 10:50
"А по поводу других послушаний могу сказать только то, что мы судим на основе видимого, истинная же жизнь сокрыта от человеческих глаз. " Начала с цитаты, но это невежливо, простите. Доброго дня, Вам, о.Амвросий. Статья смелая и очень, очень умного человека, и как будто-то чуть-чуть с души содрали Вы защиту, не убоялись мнений. Да и чего бояться...Думаю, это и нам наука. Вернусь к цитате. Смысл ее мне вполне понятен,поверьте, очень понятен - это постулат:мы видим только внешнее. Но я знаю еще и другой постулат - слово может убить человека,может отвернуть неокрепшую душу от Истины.Огонь может быть и согревающим костром, а может быть и яростным пожаром. Упаси Господь нас всех от пожара. Отношусь к Вам,о.Амвросий,с большим пиететом, с большой симпатией. Искренне желаю - внутренней радости Вам, отче, тишины сердечной, благословения Божиего на все Ваши дела.И пусть, несмотря на все трудности Вашего послушания - вокруг Вас будет радость. Елена.
Светлана18 мая 2010, 08:48
Спасибо Вам.
Марина17 мая 2010, 22:05
Признаться, меня тоже покоробила история про "двойку в четверти". И ещё вот это: "... когда я читаю об Аврааме, Иакове, Иове, Иосифе, я снова и снова переживаю то, что есть общего в жизни этих по-настоящему великих людей и в моей жизни". Тяжёлый случай... А задуманная проповедь получится, когда "великое" сердце смягчится и на любовь, или даже на ненависть, будет отвечать поступками любви. Слова здесь вообще не при чём.
И.17 мая 2010, 15:16
"Два" в четверти это тоже история из разряда "про врача-реаниматора". Надо сказать, что ученик оказался мужественным человеком, чем можно лишь тихо восхититься. Однако, и ему потребовалась целая учебная четверть, чтобы исправить ситуацию... А окажись он "духовным паралитиком", последовал-бы "летальный исход", и, страшнее страшного подумать, что преподаватель оказался-бы к этому причастным!
ольга17 мая 2010, 15:08
Здравствуйте, батюшка, самый непонятный для меня (как до этой публикации, так и после неё…) Бывают разные дарования: кто-то хорошо читает проповеди, кто-то прекрасно поёт, но так как Вы – никто больше не умеет молиться. Со всеми своими бесконечными поисками смысла жизни я очень долго жила без Бога в полнейшем неверии и недоверии к чему бы то ни было, когда слова "Христос" или "Будда" были для меня равнозначны… Только к тридцати годам начала воцерковляться, при этом не переставая сомневаться, так что даже на исповеди могла спросить: "А Бог есть?". Однажды я стояла в Елоховском храме и как обычно, "испытывала" Бога, прося о своих малостях, как о чуде – и вдруг просимое мне было дано, тут же! Это было так неожиданно, внутри у меня всё похолодело и вместе с тем все мои "фантазии" сразу исчезли, т.к. Сам Бог открылся мне – всё существо моё всем что во мне есть ощутило силу Его всемогущества и любовь. И я знаю, что так бывает – один миг, и человек уже иной. Невозможно сомневаться в Том, Кто тебя любит – это и называется верой.
р. б. Елена16 мая 2010, 15:57
Спасибо за статью о. Амвросий. То, что вы рассказали про старцев - потрясающе! Я еще читала, как отец Агапий предсказал всю жизнь иеромонаху Рафаилу(Огородникову). Уже тогда была поражена прозорливостью и святостью Печерских старцев.Храни Вас, Господь.
Владимир16 мая 2010, 11:18
Спаси Господи, отец Амвросий, особенно за актуальную мысль: духовное образование не должно стать чисто интеллектуальным, бездуховным. Это главное. Всё должно расти из одного корня. Сегодняшняя ориентация на светское образование в МДА и пр. - большая проблема. Кроить надо, но иначе. Нужны огромные средства и люди, которых почти уже нет. Как быть?
МАРИНА15 мая 2010, 11:54
СПАСИ ГОСПОДИ, ОТЕЦ АМВРОСИЙ! МНЕ ТОЖЕ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕЛОСЬ УСЛЫШАТЬ ВАШУ ПРОПОВЕДЬ, КОТОРАЯ ПОКА ЕЩЕ В СЕРДЦЕ! ОЧЕНЬ ЖАЛКО ПОТЕРЯННЫХ ЛЕТ ПРОЖИТЫХ БЕЗ ВЕРЫ, НАШЕМУ ПОКОЛЕНИЮ ПРИХОДИТСЯ С НУЛЯ НАЧИНАТЬ, ЗАНИМАТЬСЯ САМООБРАЗОВАНИЕМ. МОЖЕТ МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ НАШИ ДЕТИ И ВНУКИ СМОГУТ ИЗУЧАТЬ ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВИЯ СО ШКОЛЬНОЙ СКАМЬИ.
Сергий(Рыбчинский)15 мая 2010, 03:01
Спасибо Вам о.Амвросий... с большой благодарностью вспоминаю время проведенное в Сретенском монастыре ,когда работал на складе...
Светлана14 мая 2010, 22:56
Батюшка, спасибо что поделились своей сокровенной жизнью в Печорах, присно поминаемого батюшку Анастасия. Это заставляет заглянуть глубоко в душу. Действительно, мы мало знаем Ветхий Завет, в старину детей учили читать по Св.Писанию, и эти знания, полученные в детстве, оставались на всю жизнь и давали глубинное церковное сознание. А наше поколение, пришедшее к Богу осознанно во взрослом состоянии, конечно, лишено детства, пропитанного церковным духом. Современники Глубоковского росли и жили в среде богобоязненных людей, а нам, живущим в современном мире, очень сложно проникнуться прообразовательным духом Ветхого Завета. Спасибо за статью!
Александр14 мая 2010, 22:02
Спаси Господи, о. Амвросий, за душеспасительные слова. Надеюсь, мы услышим ту проповедь, на которую пока нет слов, впрочем, ее отголоски мы всегда слышим в своих сердцах при виде Вас. У каждого человека есть своя «духовная академия», отрадно, что насельники Сретенского ставропигиального мужского монастыря являются таковыми для прихожан Собора Сретения Владимирской иконы Божией Матери.
Елена14 мая 2010, 21:38
Храни Вас Господь, Отец Амвросий!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×