Русский проект Белого города

Интервью с руководителем издательских проектов Андреем Астаховым

""Астахов Андрей Юрьевич,  руководитель издательских программ. Предприниматель с 1993 года. В 1995 году вместе с единомышленниками основал издательство “Белый город”. Книги получали дипломы и призы на различных конкурсах, неоднократно были удостоены звания «Лучшая книга России» в различных номинациях. Среди постоянных партнеров издательства - Управление делами Президента РФ, РАО ЕЭС России, Минатом, Транснефтепродукт и другие государственные и коммерческие структуры. Специализация издательства - иллюстрированная книга для взрослых и детей. Направления - изобразительное искусство, культура и творчество, история, классическая литература, научно-популярная книга. Основная задача, по собственному определению Андрея - сохранение русской культуры и русской традиции в современном  мире.

- Андрей, для дилетанта в живописи вся её актуальность сводится к грустной мысли о том, что нет ничего нового «под солнцем». Дело в качестве эстетических переживаний в вопросах «актуальности»?

- Чисто художественных критериев мало, в основном это отношение к творчеству самого творца, он сам или называет свое искусство актуальным, или не называет. Но есть две составляющих: талант к духовному восприятию и художественному воплощению воспринятого. Такой художник становится понимаемым, знаменитым и всеми любимым. Актуальное же искусство не хочет духовно осмыслять ничего, пытаясь что-то выдать от себя. На мой взгляд, это не искусство, а творчество. Другое дело - модная ныне подмена традиционных понятий. Ведь раньше какие-нибудь создатели смешных картинок или поделок проходили по разряду «народное творчество», а теперь можно считать искусством, если у тебя хватает прыти и наглости, чтобы объявить себя настоящим художником. На самом деле всё сводится к карикатуре. Подобная «актуальность», на мой взгляд, безобидна и допустима. Но есть провокационные вещи, которые идут против самой человеческой сущности и ведут к оскотиниванию человека.

Вспомним два последних примера - нашумевшая выставка «Осторожно – религия!» и «Дети Розенталя», этакие «творческие» попытки преодолеть последний рубеж обороны, когда человек еще чувствует себя человеком. В первом случае полностью унизить религию, во втором - чисто «культурная» акция в нужной постановке, чтобы осрамить Большой академический театр. При этом теперь даже не важно, сколько проживет на сцене этот шедевр театрального искусства.

- Но есть определенные формулы, такие как “искусство для искусства”, далее “для народа”, “для политики”...?

"Шмарин
Шмарин Д. А. - За Великую, Единую и Неделимую Россию
- Скорее для политики. Народ беден и его никто не слышит. А что касается «искусства для искусства», то есть точка зрения, что у нас зарождаются некие новые формы - подобный тезис используют «актуальные» пропагандисты, когда выплескивают свои инфантильные детские комплексы на всеобщее обозрение. Это их дело, но не на государственном уровне, ведь Большой театр еще и Академический, а это классическая культурная преемственность, и, мне думается, «Дети Розенталя» - акция с подачи министерства культуры старого идеологического состава во главе со Швыдким. Хотя и новый состав внушает мало доверия. Выставку «Православная Русь» открывал министр культуры вместе с Патриархом, а в новостях канала «Культура» этот сюжет на полторы минуты шел пятнадцатым, после покраски красного поросенка на «Биенале».

Складывается впечатление, что все наше наследие просто гибнет, накопленный веками потенциал иссякает, и редкие энтузиасты вроде нас просто не в силах остановить этот разрушительный процесс. Вот нам ещё сорок лет такого прозябания - и всё, мы больше не поднимемся вообще.

- Еще бы знать, куда и откуда подниматься, впрочем, народ сейчас ориентируется в происходящем куда лучше, чем десять лет назад.

- В любом случае нужен проект, без которого русскому народу мобилизоваться трудно. Это дело мы обсуждали и пришли вот к чему: проистекают два направления развития. Первый - цивилизация знаний и культуры. Рубеж индустриальный в какой-то мере пройден, то есть не требуется всем выходить на рытье каналов. И если значительная часть населения на Западе трудится в сфере услуг, то наши люди могут работать в сфере накопления и передачи знаний, культуры.  Ведь это основание, на котором могут стоять последующие поколения, и своё «актуальное» искусство развивать на базе двух-трёх тысячелетнего наследия, а не на базе нынешнего «актуального» искусства, где уже трудно что-то придумать.

"Кротов
Кротов Ю. Н. - Девочка на ослике
Что касается второго направления, то это русский научно-технический потенциал, но не массового производства сотовых телефонов, а, к примеру, космическая техника. Ведь как ни крути, а грузы в космос возят наши корабли, и достойно функционирует российская часть МКС. Но здесь надо реанимировать направление мысли, чтобы почувствовалось, что хочется лететь на Марс, а возможно ли, это уже другой вопрос. Кстати, советскому наследию во многом обязано и наше издательство. Сама идея производства качественных иллюстрированных книг по культуре и искусству отчасти подпитывалась личными вкусами, хотя молодость в музеях  мы не проводили. Я, например, собирал книги, в том числе и по искусству. Была такая серия  «Жизнь в искусстве», пятнадцать рублей на черном рынке за книжку. Мы работаем над долгосрочными проектами, приоритет - книги, которые могут служить долго, по содержанию - традиция и классика. Причем, мы вовремя заняли нишу изобразительного искусства и интенсивно её разрабатываем.

- Выгодно?

- В убыток не работаем. Общая экономика издания книг по современному или малоизвестному искусству убыточна, но неспешно мы их продаем. Почему? Потому что это нужно. Русская живопись хороша тем, что в ней чётко читается дух наших предков, а сохранить этот дух - одна из идей, заложенных в основание издательства «Белый город». Мне кажется, что потомки лучше поймут нашу историю, культуру, если смогут это видеть. Не дай Бог, чтобы все современные попытки перечеркнуть русское наследие увенчались успехом – тогда мы просто сгинем, как нация.

 - С чем это связано? Откуда столько попыток исподволь опорочить или перечеркнуть наше прошлое? Откуда берутся Гельманы, Сорокины с Розенталями, персонажи, рубящие топором иконы «во благо эстетических переживаний»? Всё так серьезно проводится в жизнь, как будто кто-то подталкивает нас в помойку.

- Мне тоже так кажется, хотя, на первый взгляд, вроде обычные творческие «отморозки». Но присмотришься и думаешь - не может за этим никто не стоять. Нечто инфернальное.

- В православном предании есть мысли о том, что Россия на общемировом пространстве остаётся последним оплотом нравственности, страной, где живы некие этические начала и истинные человеческие ценности.

"Косничев
Косничев А.Е. - Таня
 - Согласен. Я считаю, что это именно так - мы другие. Хотя каждый человек имеет шанс влиться в число уходящих на небо, каждый человек не потерян. Мы довольно много общаемся с европейскими издателями, посещаем Лондон, Париж, есть крупная книжная ярмарка во Франкфурте, причём я говорю о тех западных издателях, которые занимаются именно классической культурой. В основном, это люди немолодые, и они с большой грустью смотрят на то, что происходит. Как-то англичанам мы отказали в покупке одной книги, сославшись на то, что это дорого для нашего покупателя, они очень грустно сказали нам - вы счастливые люди, у вас есть, кому купить, хоть и нет денег. А у нас денег хватает, но покупать некому.

Интересный пример -  наши итальянские партнеры, которых я бы назвал русскими по духу, хотя формально они католики. Мы много книг печатаем в Италии, соответственно, итальянцы часто бывают у нас, и по открытости и широте душевной нам очень близки. Они и сами без ума от России.

 - Наверное, сегодня, всё-таки, есть некая общеевропейская тенденция доброжелательности, тяготения к России. Смотришь по ТВ новости, и среди политической риторики проглядывает доля искренности...

- Бесспорно, тем более, что Америка, чье притяжение еще недавно было неоспоримо, вдруг просто открыла миру свое истинное лицо.

- Вычитал в вашем «Живом журнале» о сербском профессоре, который предлагал издать  книгу о единстве славянских народов и единых корнях славян, этрусков и т.д., на что вы, в порядке размышления, задали вопрос в пространство - кому-нибудь это нужно?

- Почему я этот вопрос задал? Потому что не уверен, что это нужно. Пока. Есть множество свидетельств о связях, которые существовали в древние века, живопись, архитектура тесно переплетена, это читается и сегодня. Сербские церкви, расписанные в нашей технике, может, не рублевские, но около него - Феоровантий, Солари. Тогда было много итальянских архитекторов. Италии не было, но архитекторы были - венецианцы, истрийцы, взяли и поехали неизвестно куда - в Москву. В древние века связи были более тесными, но этот вопрос в силу своей абсолютной неактуальности может остаться без интереса. Отчасти, может, это и правильно, ведь шаг  за шагом нужно идти. Если уж совсем теряем интерес к прошлому - зачем этим заниматься? Всё должно ждать своего времени.

 - Может наоборот? Если теряем кровное единство, то приходим к существующим ныне космополитическим доктринам, лишённым корней?

 - Здесь приходится надеяться только на чудо, на то, что Господь вновь наполнит эти связующие внутренние ёмкости. Сама жизнь должна определить категорию ценностей  в обществе. Но в России сегодня  необходимой платформы на уровне национальной идеи нет. Одно время мы ухватились за разные политические фракции, где не было откровенного предательства, но в последнее время пошел размен по мелочам и метания, больше похожие на шоу. Посему лично я опять возвращаюсь к связующей роли Русской Православной Церкви.

- Русская Церковь была в России таким арбитром на протяжении тысячи лет, но сегодня ситуация в обществе изменилась. Нынче в обществе больше цинизма, нежели веры.

"Афонина
Афонина С. - Преподобные Антоний и Феодосий Печерские
- Это если брать старую форму православной идеологии. Для традиционного земледельческого крестьянского уклада Православие и Царь-Батюшка подходили, как нельзя лучше. Последующий индустриальный бум ударил довольно сильно, и смена произошла революционным путём очень быстро, а православная практика, на мой взгляд, за переменами не успела. Можно говорить о недостатке кадров и не провоцировать внутреннюю жизнь Церкви на реформацию, но главное - это наполнение православным духом других возможных жизненных укладов, кроме традиционного аграрного, на чем собственно и выросла Русская Церковь, сохранившись сегодня именно в этой форме.

 Жизнь нынче, со всеми новыми страстями и страстишками, ушла далеко. Но всё же повторюсь, на сегодняшний день Русская Православная Церковь мне представляется единственным институтом, способным скрепить разрозненные части общества,  нацеленные на возрождение. Ни в коем случае не хочу учить Церковь и даже боюсь, но всё же мало одного только литургического Православия такого приходского характера для того, чтобы части тела в данный момент скрепить.  Порой ловишь себя на мысли, что война духовная идёт, и если раньше она была не на первом рубеже, то сейчас практически каждый - солдат, из тех, кто старается не прогнуться под реальностью, а делать нечто созидательное. Поэтому одна из последних записей в «Живом журнале» о том, что надо находить и вычленять людей, которые ещё держатся. На этом-то скелете и можно что-то нарастить. Вот собрать разрозненные кости - была бы неплохая задача для политической партии. Только где её взять, лишённую лицемерия и предательства?

Таким образом, мы пока сидим, корпим в своем уголочке, делаем книжки, и, возвращаясь к неактуальному искусству, могу сказать, что мне ближе живопись в её фундаментальных традициях нашего русского классицизма. Есть ощущение, что это нужно обществу, но общество своего голоса не имеет, разве что через государственные надстройки, а вот государству, судя по всему, это не нужно точно, учитывая все функционирующие рычаги давления на созидательный бизнес.

 - Есть продолжение темы, интересное, как с точки зрения человеческой психологии, так и религии,  относительно творчества, культуры и взаимопонимания. Исконно русское Православие не всегда было таковым, и у царя Давида, в Книге Псалмов есть такая строчка: «Я познал много истин, но Твоя Заповедь – безгранична». Православный базис знания, причем за тысячу лет - исконно русский, учитывая, что мы понимаем всех. Чем не фундамент для развития нашего наследия? Возможность вместить. Ведь талант надо не только беречь, но и развивать.

"Белюкин
Белюкин Д. А. - Белая Россия. Исход
- Русскость и православность - нераздельны, и что бы мы не делали - духовная составляющая будет. Но только если будем делать искренне и созидательно. А иначе назовут Сорокиным, тот тоже экспериментирует. Причем любые теоретические выкладки будут неосновательны. Только практика, постепенная, поэтапная.

При всём при этом тебе скажут - делай, созидай, тебе ничто не мешает. Но это только говорят, в частности денег у министерства культуры нет ни на что, кроме «Биеннале». Выставка «Россия 2», может, и не спонсируется, что Гельман всячески подчёркивал, но если посмотреть на прошлое этих всех товарищей, то будет ясно, что для них строились культурные центры, и они владеют огромными помещениями. Так что для реализации даже хорошего созидательного проекта одинаковых условий нет и в помине, просто нет возможностей.

Но, возвращаясь к осмыслению того, что мы можем всё созданное охватить и дать развитие, я вспоминаю некоторых мыслителей, говоривших о коренных противоречиях между Россией и Западом. Интересно, что Европа поглощает приходящие культуры, словно утилизатор, а русская мысль не смолкает, образуя своё.

Помимо общего осмысления необходимы технологии, в этом, наверное, и заключается сегодня русский национальный проект. Если он будет осознан и разделяем многими, тогда дело пойдёт к Пасхе, к возрождению. В любом случае, пока мы держимся, и ситуация сейчас ничуть не хуже, чем в девяносто пятом, может, даже лучше, если учесть, что многие всё поняли и определились. Ещё нюанс, что мое мнение - мнение московского предпринимателя. Я думаю, любой периферийный бизнесмен, в рамках нынешнего недружелюбного к нему отношения, мог бы многого добиться, если дать ему возможность. Он может не быть стратегом, разработчиком государственных программ, но если будет, образно говоря, призыв - восстановить такой-то участок, думаю, откликнется и сделает.

С моей стороны скажу, что мы всегда рады и готовы взаимодействовать с любыми позитивными силами.

С Андреем Астаховым беседовал Петр Пивкин

Петр Пивкин

Андрей Астахов

20 мая 2005 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту