Впечатления

«Нецерковный» фотограф снимает внутреннюю, почти сокровенную церковную жизнь, – Свято-Дмитриевское училище сестер милосердия и Елизаветинский приют при Марфо-Мариинской обители, где живут и учатся девочки, на которых мы сегодня смотрим с надеждой, как на образ будущей России. Мы попросили Сергея Гаврилова поделиться своими впечатлениями о том, что он увидел. Впечатления Сергея Гаврилова отразились в небольшой фотозарисовке.

Храм благоверного царевича Димитрия при Голицынской (Первой градской) больнице был закрыт большевиками в 1917 году и возвращен Церкви по инициативе администрация больницы после перестройки. Двадцать второго ноября 1990 года его заново освятил сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

«Студенты Свято-Димитриевского училища сестер милосердия призываются к активной церковной жизни», - говорится в Уставе. Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

17 августа 1990 года в саду Марфо-Мариинской обители был установлен памятник преподобномученице Елисавете, пострадавшей под Алапаевском в ночь на 18 июля 1917 года. Надпись гласит: «Великой княгине Елисавете Федоровне с покаянием».Фото: Сергей Гаврилов

Покровский храм обители, построенный в 1912 году по проекту А.Щусева, возвратили обители только в 2006 году. Подобные этому рельефные кресты можно увидеть и в Троицком соборе Почаевской Лавры, также спроектированном будущим лауреатом четырех сталинских премий, успевшим до революции построить несколько храмов. Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

Фото: Сергей Гаврилов

– Что ты знал об этих местах, отправляясь на съемки? – Я всегда стараюсь подготовиться, собрать хотя бы какие-то минимальные сведения о людях или о месте, - это помогает и в самой съемке, и в общении, - так что все, что можно было найти в интернете, я просмотрел, а уже оказавшись в Марфо-Мариинской обители, вдруг вспомнил, что читал когда-то о трагической судьбе ее основательницы в каком-то журнале, - и эта история сама собой всплыла у меня в памяти. Меня поразили оба места, – ощущением того, что все, что здесь происходит, очень правильно. Спокойные, хорошие, девочки, воспитатели, которые очень уважительно общаются с ученицами, что странно даже по нынешним временам. – Тебе не показалось, что они немножко другие - не такие, каких мы привыкли видеть на улицах? – Они действительно другие. Поначалу мне показалось, что они держатся так из-за присутствия своих воспитателей, но когда взрослые куда-то отошли, поведение детей не изменилось – они остались такими же. По ходу съемки я задавал девочкам какие-то совсем простые вопросы - вроде «чем вы хотите заниматься?» Они и правда другие. Как все подростки, они очень смешливые, непосредственные и живые. Но у них есть базовые понятия. Они знают, что хорошо, а что плохо. А ведь это очень необычная сегодня вещь, тем более для подростка. У них в голове это есть, – и это многое значит.