«Помогите встать!»

История о богохульстве, болезни и смирении

В.Д.Поленов. Больная. 1865 В.Д.Поленов. Больная. 1865
    

Кто переносит болезнь с терпением и благодарением, тому вменяется она вместо подвига или даже более.
Преподобный Серафим Саровский

− Здоро́во, Игнатич!

− Здра-авствуйте… С кем пожаловали?

Добродушно улыбающийся старичок ступил с зеленой надувной лодки на покатый берег. Синяя предзакатная гладь реки жадно впитывала в себя раскинувшийся над прибрежными деревьями небосвод.

− Друзей привез с райцентра. Примешь?

− Чего ж не принять? Приму, − прищурившись, мягким голосом проговорил старичок.

Двинулись по тропинке к дому – коренастый мужчина, парень и две женщины. Седой дед с редкими растрепанными волосами и коротенькой бородой шел позади всех, придерживая в руке немалую щуку.

− Щуку, что ль, поймал, Игнатич?

− Ага-а…

Гости зашли в избу.

− Накладывай, Прасковья, картошечки печеной. Встречай гостей, − ступив за порог, шепнул старик Игнатич своей жене.

Помолившись, все уселись за большой деревянный стол. Медвяная душевная беседа по-русски разлилась между поколениями. Много историй и забав сказывали в тот вечер баба Прасковья и старик Игнатич. Но всего, увы, не перескажешь, да и забылось многое – память уже не та, а одну историю поведаю. Может, и ваша душа, как и моя, отзовется…

***

– Анна ее звать, Анна, отчество не помню, – отхлебнув чай, подхватила разговор Прасковья.

За оконными занавесками опустился вечер, и поле наполнял стрекот неунывающих кузнечиков.

– В городе она жила, гимназию окончила. И во время войны голод был, сильный голод – бабушки рассказывали вам, наверное. – Прасковья окинула гостей добрым взглядом. – Анна многие вещи в ломбард сдавала, и иконы сдавала, на хлеб… Ходила петь в храм, на крылосе. И… эх… вот появилась у нее такая гордость: что она уже теперь с образованием, должность такая, и вроде не нуждается…

Икона свт. Николая Чудотворца, 1830-е гг. Икона свт. Николая Чудотворца, 1830-е гг.
    

– А какая должность была? – спросил я.

И такая у нее возникла мысль: не сдать, никому не отдать, а разрубить Николая Чудотворца деревянную икону

– Она была старшим бухгалтером в УВД – это большая должность. Я не знаю, почему у нее такая возникла мысль: не сдать, никому не отдать, а разрубить Николая Чудотворца деревянную икону.

– А какой был смысл в том, что она разрубила?

– Ну как, гордость появилась. Что вроде эта икона ей уже теперь не нужна – вот в таком смысле, наверное. Я не знаю, уже забыла, потому что давно было…

И после этого она вскоре слегла. Шла по Тургеневскому садику… Ох, видели бы вы, какой там хороший садик… − умиленно призадумалась Прасковья. − Уж тридцать лет, даже больше прошло, как она умерла. И деревья выросли, еще больше стало их… Она вечером шла, поскользнулась и упала прямо в лужу. Вернее, упала она на дороге, но когда стала вставать, оказалась в луже – а вода холодная. И, по-моему, это осенью было: она лежала долго и очень промерзла. Люди проходили, она просила: «Помогите встать, помогите». А ведь люди-то не понимают – с работы, все спешат. «Ну, напилась пьяная и лежит», – думали. Одна говорит: спешу в магазин, другой – в детсад. Лежала она минут, может, сорок, может, час. И после этого слегла. Куда ее только не возили, так как большой начальник считалась по тем временам: и по больницам, санаториям… И ничего ей не помогло. И слегла она: руки скорчились так, что не могла чашку ко рту подносить – ее поили и кормили. Ноги согнулись в коленках. Под коленками была подушечка, чтобы там пролежней не было, – и правда, не было у нее пролежней.

Сколько она лежала лет, я уже забыла: сорок что ли, не помню, чтоб не соврать, лежала много лет – в 76 умерла. Она, знаете, молиться стала, просить у Бога прощения, слезно молилась, соборовалась, причащалась.

Прошло, наверное, лет двадцать, и Господь услышал, видимо, ее молитвы и чуть облегчил: руки разогнулись немножко, она стала сама чашку подносить ко рту. Держала его не ладонями, а вот так вот, − Прасковья прижала чашку тыльными сторонами своих натруженных жилистых кистей. − И до конца жизни своей она так и не встала на ноги, а только состояние у нее улучшилось.

Я ходила мыла ее, помогала. Была у нее как секретарь, письма писала: на Пасху, на Рождество – она диктовала, я писала. И вечерню мы с ней пели вместе. Так что я с ней знакома была много лет. Народу ходило к ней очень много. Она помогала заявления писать. А старушки после войны остались без мужей, у многих разные проблемы, вопросы появлялись – и вот она всем помогала.

Она внучке что-то советовала, улыбалась, смеялась, не стонала накануне смерти, ничего у нее как бы не болело

И перед смертью она накануне с внучкой… − Прасковья наморщила лоб, − а, и мне говорила еще, последний раз я когда пришла: «Пашенька, что-то реже и реже ты стала ко мне ходить. Вот придешь в следующий раз – а меня и живой не будет». Я ей: «Да что вы такое говорите! Поживете еще». – «Нет, надо домой собираться, ведь 76-й год». Я как раз получила в городе квартиру: нужно было гардины, газа не было, за керосином бегала – у меня столько работы было, и я действительно всё реже и реже стала ходить к ней. И она умерла, я ее не видела. Как она мне сказала, всё сбылось. И с внучкой накануне разговаривала, что-то внучке советовала, улыбалась, смеялась, не стонала накануне смерти, ничего у нее как бы не болело. А внучка проснулась утром: «Бабушка, чай тебе разогреть?» А бабушка молчит. Она – второй, третий раз. Подошла к ней: бабушка холодная…

А еще вот Сергий, отец Сергий, как-то мне прислал к 8 августа, у меня день ангела, посылку с яблоками – белый налив, что ли. А она так удивлялась, что ни одно яблоко не испортилось. «Вот он, – говорит, – наверное, не простой старчик». Я говорю: «Да, его мудрым считают, тоже как вас». Она говорит: «Ну, какая я, что ты!» И он прислал в этой посылке еще Библию… А она старинная-старинная – подержали в руках, почитали, поудивлялись ей. Я тогда молоденькая была, 26 лет мне тогда было, наверное.

Отца Сергия уж живого нет много лет. Он из Чимкента, недалеко от Ташкента. Я в Чимкенте была у двоюродной сестры, ходила в храм, и он меня знал. Немного времени прошло после письма, и отец Сергий умер…

– А сколько человек приходило ее мыть? – осторожно спросил со скамьи коренастый мужчина.

– Трое нас ходило, трое. Мыли мы ее в корыте: одна мыла в тазике ноги, другая мыла в тазике голову, а сама она лежала в корыте. У нее была колонка, жили они без удобств. Сейчас на этом месте большой 12-этажный дом. Всех переселили из того дома, потому что там авария была – маленький был, двухэтажный деревянный домик…

***

За столом воцарилось молчание, и после все уходили ко сну в какой-то странной задумчивости. Почему?.. Можно было принять эту историю за набожную бабью сказку. Но не знаете вы старухи Прасковьи и седого деда Игнатича, одиноко живущих на берегу живописной речушки. Если б знали – то поняли бы…

Олег Лазарев

11 ноября 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Не потеряй верного направления – к Богу» «Не потеряй верного направления – к Богу»
Из наставлений схим. Павла Рильского
«Не потеряй верного направления – к Богу» «Не потеряй верного направления – к Богу»
Из наставлений схимонаха Павла Рильского
Одного только не было на «Титанике» – смирения. Такая гордость обуяла всех, что по стенам его висели богохульные надписи. «И Христос не может его потопить!» – говорила одна из них. Вот как раз тут и пробил лед пароход.
«Тяжелобольные дети учат смирению» «Тяжелобольные дети учат смирению»
Монолог паллиативной медсестры
«Тяжелобольные дети учат смирению» «Тяжелобольные дети учат смирению»
Монолог паллиативной медсестры
Наталья Шестеркина
Медсестра детской паллиативной службы «Милосердие» говорит об утешении, смирении, любви и профессиональном долге в работе с неизлечимо больными детьми.
Из чего рождается смирение и какова его польза Из чего рождается смирение и какова его польза
Архим. Клеопа (Илие)
Из чего рождается смирение и какова его польза Из чего рождается смирение и какова его польза
Архимандрит Клеопа (Илие)
Смирение одно, и без другой добродетели, может открыть нам двери Царства Небесного. Смирение – это единственная добродетель, которой не могут подражать бесы.
Комментарии
Ольга14 ноября 2015, 18:38
Спаси, Господи, люди твоя...
надежда13 ноября 2015, 16:36
Когда я маленькая была, наша соседка-бабушка уже, как рассказывали, выбросила иконы на дорогу и приняла "бабтистскую" веру, вскоре ее порализовало. По-моему она потом поняла свою ошибку. Это глубоко засело в мою душу и вселило какой то страх что-бы никогда не поругаться над святыней.
тамара12 ноября 2015, 22:58
Господу судить,а не нам.прости Господи,все грехи её и даруй ей Царствия Небесного. а нам о своих молиться надо. прости меня,Господи мои согрешения вольные и невольные.
Любовь с Украины11 ноября 2015, 20:57
Спасибо за рассказ, понравился.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×