«Мы считали нужным быть там, где тяжелее всего России»

Беседа с майором Алексеем Климовым

Молодой сержант Алексей Климов словно бы умер и воскрес: он был так страшно ранен на Первой чеченской, что товарищи, решив, что он уже не жив, погрузили его в рефрижератор, который уходил в Ростов, везя тела павших воинов. Но душа не оставила изрешеченного осколками тела: когда через двое суток рефрижератор добрался до цели, кто-то, прикоснувшись к сержанту, закричал: «Живой!»

Потом исцелившийся от ран, но навсегда потерявший зрение сержант Алексей Климов смог вернуться в строй и стал единственным в России действующим офицером, лишенным зрения. Он много учился, в 2008 году поступил в Военную академию им. М. Фрунзе, закончил ее и теперь служит в звании майора.

Его жизнь вообще полна удивительных поворотов. Начать с того, что, 18-летним юношей получив повестку, на следующий день он без раздумий отправился на сборный пункт – а ведь это было в 1994 году, когда у большинства нашей молодежи были совсем другие приоритеты.

Майор Алексей Климов Майор Алексей Климов

– Прочитала, что вы ушли в армию добровольцем – в 1994 году, и меня это очень удивило: в те годы молодые люди отнюдь не стремились в армию. Насколько я припоминаю, все, наоборот, были озабочены тем, как «откосить».

– Когда мне исполнилось 18 лет, я жил в Калуге, сам зарабатывал и считался сформировавшейся личностью: зарабатывать начал с 4-го класса, работал в лесничестве, в колхозах в летние каникулы – жизнь заставляла самому себя обеспечивать.

И вот как-то утром я проснулся, а мне повестка пришла. Весь день работал, вечером с друзьями встретился в кафе. Пошли домой, стоим, прощаемся. «Пока-пока…» – «Теперь долго не увидимся», – отвечаю. «Как – долго? Почему?» – «Завтра в армию пойду».

Друг говорит: «Какая армия, ты что, обалдел?» А утром проснулся я, опять повестку увидел, собрал вещи и пошел в военкомат. Никто об этом даже не знал. Ни родители, ни друзья.

Для меня вопрос: служить или не служить? – даже не стоял. Потому что я всё-таки был и октябренком, и пионером, комсомольцем…

Для меня вопрос: служить или не служить? – даже не стоял. Пришла повестка – значит, надо идти в военкомат

Закончил школу. Два года был в активном жизненном поиске. Работал. Был молодым, активным. Молодежь тогда занимала лидирующие позиции в разных сферах влияния. Пришла повестка – значит, надо идти в военкомат. Для меня это было естественно – ну, не знаю… это как радио послушать или телевизор посмотреть…

Пришел в военкомат. Военком узнал меня – меня уже многие в Калуге знали. «Что, – говорит, – Климов, в армию пойдешь?» – «Конечно, пойду! А как же иначе?!»

– Простите, но я хочу уточнить (в такое время живем): что вами двигало? Желание послужить Отечеству, выполнять свой долг? Или это было просто естественное продолжение жизни?

– Соблазнов было много на гражданке. Возможностей не ходить в армию тоже было много. Но я об этом даже не думал. Наверно, я был так воспитан.

– Вот это и хотелось понять. Давайте поговорим о воспитании. Почему вы, например, работали с 4-го класса?

– Получилось так, что мои родители развелись. Они любили друг друга и по сей день любят – просто так случилось.

И когда это произошло, мама подозвала меня и сказала: «Сынок, мы с папой развелись. Теперь ты старший в семье, главный. На тебе ответственность». Ее слова сыграли свою роль.

Лет пять назад мама мне сказала: «Ты слишком рано стал самостоятельным». Хорошо это или плохо, не знаю. Но получилось так, что, даже когда в летние каникулы мы ездили в лесничество работать – утром нас туда отвозили и в обед забирали, – после обеда я брал велосипед и уже сам ехал обратно – работать.

У меня даже есть грамота за трудовые успехи – больше всех делал выработки. Кору собирал и картошку копал, грядки возделывал – мне все это нравилось.

То есть я бы не сказал, что работал от безысходности или плохой реальности, – у меня было влечение к труду, стремление, самостоятельность, ответственность: вот у меня есть сестра, есть мама, а я – вроде как за старшего, мужчина. Вот это меня сподвигало. И спортом заниматься и развиваться в разных направлениях.

Тут еще какой момент: я пошел в школу в шесть лет и в спорте всегда выступал вместе с ребятами, которые были старше меня на год. А что такое в детстве год разницы? Целая пропасть. Они быстрей бегали, лучше прыгали и сильнее играли.

Мне всегда приходилось за ними тянуться. Но в конце концов… До 8-го класса я занимался лыжами и каждый год выигрывал все, что только было можно на тот момент. Потом ушел в бокс. И там повторилось то же самое.

– Понятно, что в армии таких молодых людей всегда встречали с радостью. Что произошло, когда вы пришли на сборный пункт?

– Захожу: все сидят кто в фуфайках, кто в кирзовых сапогах – в армию же в хорошей одежде не уходят! А я как по улицам ходил – в итальянских туфлях, штанах, в американской модной куртке, – так и заявился. Подошел, раздвинул всех, сел посередине. Всё-таки мастер спорта, чемпион России. И тут заходят трое военнослужащих: два сержанта и офицер – капитан. Спецназ.

Посмотрели на нас. Капитан говорит: «Спортсмены есть?» – «Ну я… И что?» – «Каким спортом занимаетесь?»

Назвал. И тут военком забегает: «Климов!» – «Я!» – «На выход».

Офицер тот спрашивает: «А что такое?» – «А он в армию не пойдет».

Выхожу, иду по коридору, смотрю: мама стоит! «Сынок, ты что же это не сказал, куда уходишь?! Сестра мне позвонила… Я договорилась: ты в армию не пойдешь!»

И я стал грубо разговаривать с матерью, хамить ей. Сказал, что всё, не вернусь домой.

Всю эту сцену наблюдал тот офицер в берете. Говорит мне: «Подойди». Я подошел: «Чего надо?» А он: «Послушай меня. Выводы о человеке можно сделать по его отношению к родителям. Посмотрев на твое отношение к маме, можно сделать нелицеприятные выводы о тебе». «Да мне плевать, какие ты выводы обо мне делаешь», – ответил я и пошел дальше.

А через месяц этот офицер стал моим командиром роты… И тогда я вспомнил его слова.

– Надо же!

– Саблин Дмитрий Вадимович, капитан. Он боксер, я боксер. Тренировались, занимались. Он стал для меня примером для подражания.

Шел 1994 год. Тогда офицеры по полгода не получали заработную плату. И несмотря на это, последнее из семьи несли для бойцов. Кому-то на дорогу в отпуск, кому-то подарок маме купить – платок или еще что-то.

Я видел самопожертвование капитана Саблина. Как он ночью работал в охране, а получаемые средства делил между семьей и бойцами…

– То есть, оставаясь действующим офицером армии, он был вынужден ночью…

– Незаконно ночью подрабатывал, чтобы прокормить семью, и делил заработанные средства между семьей и своими подчиненными бойцами. Вот это самопожертвование я видел, такое служение самозабвенное. Оно очень сильно впечатлило меня.

Мне было 18 лет. Я-то думал: я устоявшийся человек, – а на самом деле я только начинал впитывать окружающий мир.

Этот пример был так важен для меня, что определи всю последующую мою жизнь. Нормальное подразделение спецназа у нас было. Все – мастера спорта. Были и операции в Москве, и потери были.

Служа в центре Москвы, я видел блеск «мерседесов», бриллиантов, норковые шубы. И в то же время видел и смерть друзей.

Сержант Алексей Климов, Чечня Сержант Алексей Климов, Чечня

– В декабре 1994-го началась Первая чеченская война. И вы стали рваться в Чечню. Почему?

– Романтики у нас на тот момент никакой не было. Нам было по 19 лет, мы стреляли из всех видов оружия, мы были подготовленные спецы. И считали нужным быть там, где тяжелее всего России.

На войну рвались, потому что мы были спецы и считали: лучше я один, чем 10 неподготовленных сверстников

Принцип был такой: лучше я один, чем 10 неподготовленных сверстников. Мы написали рапорты, но нас не отпускали. Нас готовили для другого: в Москве и Московской области надо было задачи выполнять, в Московском гарнизоне. Тут тоже шла война, такая, что будь здоров.

Так что шансов уйти в Чечню у нас вообще не было.

Тогда, чтобы все-таки этого добиться, ребята стали… что-то предпринимать.

Например, один наш товарищ, Леха Грошев, позывной «Бизон», пошел в увольнительную, разоружил двух ОМОНовцев, отобрал у них автоматы, принес, сдал в РУВД. Представляете, это ж ЧП такое! В центре Москвы разоружить ОМОНовцев, отобрать у них автоматы, сдать их! Леху перевели сначала в Кантемировскую дивизию, а уже оттуда он ушел в Чечню.

Еще один мой друг написал на себя заявление от солдат – якобы он насаждает дедовщину. Сам на себя. Заставил всех подписать. Когда расследование началось, солдаты сказали, что они подписывали чистые листы. Ну и т.д. и т.п.

Я вообще подменил документы, когда из нашего полка ряд военнослужащих, не оправдавших доверия, отправляли в другие части – в мотострелковые подразделения.

И попал в 166-ю мотострелковую бригаду. Легендарную.

Приехал туда и был удивлен. Я – 1 метр 83. У меня – кожаная портупея, униформа. А там ребята щупленькие, 1 метр 65, форма – еще старого образца.

И мне поручили командовать ротой. В 19 лет я командовал ротой без единого офицера – так получилось. И через месяц рота стала лучшей в бригаде. За это я получил трое суток отпуска.

Полбригады воюет в Чечне, полбригады в Твери стоит. Я опять писал рапорты в Чечню, меня не отпускали – потому что надо было готовить молодое пополнение.

И все-таки договорился… и ушел в Чечню. И попал в нашу, 166-ю мотострелковую. Там встретил Леху Грошева. Он говорит: «Здорово, меняешь меня». Передал мне полномочия и через пять дней улетел в Россию, на родину, а я служил во взводе управления начальника разведки бригады. В разведке, короче. Вот и всё.

– И там произошло ваше особое ранение, когда вас приняли за уже усопшего, но оказалось, что вы живы. Настоящее чудо Божие. Скажите, а за вас дома молился кто-то?

– Меня крестили еще в советское время, но это было не осознанное действие – просто дань моде, если можно так сказать.

Но я думаю, что когда моя мама узнала, что я в Чечне, – а она это все-таки узнала, – она, конечно, молилась за меня.

– Материнская молитва со дня моря поднимает. А скажите, Алексей, вы что-нибудь знаете о своих прадедушках, прабабушках?

– Скажу так, что знаю только о прабабушке. Это печально, конечно. Не только для меня, но для всей России: мы потеряли связь с предками.

Есть такое понятие – род. В коммунистическое время оно сократилось до понятия «семья». А ведь семья – это только маленькая составляющая рода.

Раньше знали своих предков до седьмого колена, а сейчас дай Бог дедушек, бабушек знают

Это проблема всей нашей страны. Раньше знали своих предков до седьмого колена. А сейчас дай Бог дедушек, бабушек знают – и всё.

И я тоже. Бабушек знаю, одну прабабушку застал. Я ее помню… гуляли с ней по лесу.

У меня есть цель. Есть организации, которые за определенную плату проводят расследования о предках, – и вот, если будет возможность, хочу обратиться в такую организацию, чтобы она попыталась установить мое генеалогическое древо. А так больше ничего сказать об этом не могу.

– Наверняка за вас кто-то помимо мамы молился. Я так поняла, что это ранение – не единственный случай, когда вы чудесным образом остались живы.

– Я скажу так: и до этого был ряд случаев на грани. Ну, например: мы сидим около костра, очередной привал, кто-то достал гитару. Это было уже на боевых, на выходе. С трех сторон караул бойцов, с четвертой – сопка. На сопке – наши. Сидим. Костер, тишина, ночь, играем на гитаре. Встали размяться, потом опять сели. Садясь, я передвинулся, и тот, кто сидел справа от меня, сел на это место. Проходит минута. Пух! И он на меня заваливается. Я не могу ничего понять, смотрю: глаза закатываются. Снимаю бушлат, вижу, что пуля под сердце вошла, вышла, где копчик. Нет же никого рядом! Откуда стреляли?! А самое интересное, я минуту назад на этом месте сидел… Руслан звали парня, погиб.

Еще был случай. Шла зачистка. Перед этим ходил в сапогах или валенках. А тут потеплело, одел берцы. Идем в группе. И хоп – чувствую, что потянул растяжку. Был бы в сапогах, не почувствовал бы. Крикнул: «Ложись!» Два шага вперед, автомат под себя, пятки прижал. Взрыв. Граната взорвалась – ага! Ушел от этого.

Другой раз идем в колонне. Впереди танк, потом БТР, потом еще одна броня и потом мы: начальник разведки, замкомандира бригады, я, снайперы. И тут кто-то дал команду поменяться местами. Проходим 300 метров, спускаемся в лощину. Танк спускается, выходит. БТР спускается, выходит. И третья машина, та, с которой мы поменялись местами, спускается в лощину – и ее подрывает управляемый фугас. На наших глазах, на расстоянии 50 метров. Боестолкновение и так далее, и так далее. Ребят начинаю вытаскивать из арыка: кого придавило, раненые, убитые. Мы на месте этой машины были буквально за четыре минуты до смены места позиции.

– Господь хранил.

– Всё это произошло за короткий период времени. Ну а потом началась широкомасштабная плановая операция, к которой мы готовились два месяца, – наступление на боевиков, вытеснение их в горы.

Перед этим было боестолкновение, и мы взяли господствующую высоту. Двое суток пробыли там – наконец приказ командования, выходим. Строим колонну.

Я, как разведка, должен был выйти вперед за 5 километров до колонны главных сил, осмотреть территорию.

В принципе ничто не предполагало никаких проблем – потому что и до этого ездили туда, осматривали, встречались с представителями следующего населенного пункта.

И тут мы левой гусеницей срываем растяжку – взрыв!..

Едем. Остается 50 метров до зеленых насаждений. Я даю команду обстрелять. И тут мы левой гусеницей срываем растяжку – «лягушку». Она выпрыгнула, взрыв. Боестолкновение.

Меня ранило. Мне вкололи промедол. Я этого не помню.

Потом уже, когда противника подавили, подошла колонна главных сил. Был туман, утро. Стали меня осматривать. Я порвал жгут на ноге – сквозное ранение ноги у меня было. Разорвал жгут, кровища, и тут, как мне сказали, я защемил зубы, проглотил язык, и сердце остановилось. Саша, друг, недолго думая, ножом разжал зубы, вытащил язык, запустили сердце. Вроде пошло.

Встал вопрос, как увозить из гор. Потому что повсюду были засады.

Командир бригады сформировал колонну: машины, сопровождение боевое. Нас вывезли на равнину, а там уже констатировали, что с такими ранениями – всё, не жилец. Башка разбитая, кровища, осколки. Саня меня сам на руках занес, положил на столе.

И ребята пили за меня на сороковой день. А через год мы с ними встретились.

И потом в жизни было очень много ситуаций, которые наводят на мысль о Силах, Которые, находясь рядом с нами, сохраняют наши тела для тех поступков, что мы должны еще совершить. Я после Чечни пережил уже четыре покушения, неоднократно был в реанимациях и, слава Богу, жив-здоров.

Майор Алексей Климов Майор Алексей Климов
– А как же вы пришли к вере?

– Каждый человек приходит к Богу своей дорогой. После того, как пришел я, стал дискутировать со священнослужителями о миссионерской работе, которая должна была бы проводиться среди граждан. Привел в пример ислам, католицизм. Они говорят: «Нет. К Богу каждый приходит своей дорогой. Мы ведем свои разъяснительные работы, но не так агрессивно. Потому что в Православии четкая позиция: каждый к Богу приходит своей дорогой».

Меня крестили в детстве. А когда я в госпитале в Ростове после того ранения был, приходили священники. Крестики давали. Я их терял… И как-то… это…

– …сердце не трогало?

– Да. Все я какими-то делами занят был. Куда-то бежал. Приоритеты другие были. И тут волей случая познакомился с игуменом Георгием (Евдачевым). Он мне говорит: «Приезжай ко мне в субботу на богослужение в город Обнинск».

Ну, сказал и сказал. Я не собирался никуда ехать.

До сих пор не могу понять, как все получилось. Суббота. Я просыпаюсь и думаю, что надо поехать.

Что меня потянуло? И как назло, ни водителя, ни машины. Никого.

Позвонил людям, с которыми не виделся уже три месяца, обратился с просьбой. Они прилетели, конечно: «Что случилось?» Да ничего вроде не случилось.

Все это было необычно. Что я решил поехать, хотя вроде не собирался, и что при этом не оказалось ни охраны, ни машины, и позвонил близким людям, и они отменили свои планы, примчались и помогли.

Мы поехали в монастырь. Постояли на богослужении. Потом отец Георгий увидел меня. Пригласил к себе в келью.

Он со мной общался на том языке, который мне, тогда непросвещенному человеку, был понятен. Говорил… знаете, как за столом с друзьями говорят. И дал мне серебряный крестик и серебряную цепочку. И надо же такому быть, что я никогда этот крестик не снимал. А в тех редких случаях, когда снимал, то всегда возвращался, если забывал его дома, что бывало крайне редко.

Отец Георгий восстановил монастырь Георгия Победоносца – единственный в России, и я принимал в этом участие

Потом я, благодаря игумену Георгию, приобщился к делу. Он взял на себя тяжелый крест восстановить монастырь Георгия Победоносца XIII века. Это единственный монастырь в России в честь великомученика Георгия Победоносца – храмов, ему посвященных, много, а монастырь всего один. Он располагается в городе Мещовск.

Там ничего не было – только фундамент оставался. И вот отец Георгий восстановил монастырь, и я принимал в этом участие.

– Видите как. Ведь святой Георгий Победоносец – покровитель воинства!

– Да, все происходит не случайно. Игумен Георгий, который встретился на моем пути, монастырь в честь святого Георгия… Уже и когда он был восстановлен, я не раз ездил туда, когда у меня возникает потребность пообщаться с игуменом Георгием. Там есть список афонской иконы Георгия Победоносца.

– А чем вы занимаетесь сегодня?

– Я заместитель командира воинского подразделения. Я офицер, не всё могу говорить, но офицер действующий. Руковожу одним из воинских формирований Министерства обороны РФ, города Калуга. Подчиняюсь только командующему, зам. командующего округа. В мои обязанности входит отбор, подготовка и направление в части постоянной боевой готовности военнослужащих на контрактной основе.

– Тогда скажите, как правильно воспитывать молодежь? Чтобы эта молодежь не думала, как им в офисе сидеть и зарплату большую получать, а чтобы они хотели служить Отечеству.

– Я так скажу. Я думаю, что многое из того, что я делал и что сейчас оценивается положительно, я делал, можно сказать, неосознанно, просто потому, что был так воспитан.

Всегда говорил, что личность – это 7 процентов, а 93 процента – это мать, которая родила, отец, который воспитывал, воспитатель в детском саду, учителя в школе, тренеры, командиры и те люди, которые сейчас со мной, которые формируют мой внутренний мир и всё остальное.

Говорят, в какую компанию попадешь… с кем поведешься, от того и наберешься. Мне в жизни повезло. У меня были очень хорошие друзья и такие же враги, равноценные моим друзьям.

Майор Алексей Климов Майор Алексей Климов
Так вот, на самом деле ничего придумывать не надо. Ответы на любые вопросы современного мира можно найти в истории. Надо просто следовать заветам предков.

Сегодня мы наблюдаем некую подмену ценностей, подмену понятий.

У нас сейчас говорят о патриотизме, о патриотическом воспитании молодежи, о лицах, которые называются патриотами. Но вы спросите хоть одного чиновника: он может дать определение слову «патриот», «патриотизм»? Нет. А почему? Да потому что вышестоящим руководством страны не определены четко эти понятия. И поэтому каждый чиновник понимает их по-своему.

Вот вам яркий пример, что необходимо давать четкие определения того, что должно стать альтернативой западным, европейским ценностям.

Почему-то все относятся к словосочетанию «европейские ценности» с каким-то особым пиететом. В моем понимании, если европейские – это не значит истинные. Наоборот.

Откуда пошла православная Русь? Была Византия, во всем достигшая великолепия и расцвета – в духовной жизни, культуре, экономике, политике. Во всех сферах деятельности. Когда она пала, 70 процентов всего этого ушло в Россию. И культурные ценности, и традиции, и вероисповедание, и наука.

На собственном примере надо воспитывать подростков. По принципу армии: делай, как я

Надо просто проводить разъяснительные работы. Это первое. Второе – касается подростков. Я со всей ответственностью заявляю, что на сегодняшний день огромное количество детей-подростков истинно веруют и в ценности правильные и стремятся жить в соответствии с ними. У меня каждый день такие примеры перед глазами. Нынешние ребята не хуже и не лучше прошлых поколений.

Не всё так плохо, как некоторые думают. Есть яркие примеры так называемой «золотой молодежи», которые попадают в сводки телевидения, радио и так далее, а на самом-то деле много подростков, которые и служить хотят, и спортом занимаются, и олимпиады выигрывают, и подвиги совершают. Очень много таких примеров, тысячи – конкретных людей, ребят, девчат. Просто надо больше вести разъяснительную работу. И из прошлого примеры приводить, и на собственном примере воспитывать подростков. Основной принцип воспитания у командира, знаете, какой? Делай, как я.

С Алексеем Климовым
беседовала Марина Вологжанина

12 мая 2016 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Армия и мужественность Армия и мужественность
Рассуждают священники и семинаристы
Армия и мужественность Армия и мужественность
Стоит ли служить в армии и превращает ли эта служба молодого человека в настоящего мужчину? Отвечают священники и семинаристы.
Как семинарист Василий в войсках ВКО служил Как семинарист Василий в войсках ВКО служил Как семинарист Василий в войсках ВКО служил Как семинарист Василий в войсках ВКО служил
Марина Вологжанина
Студент Сретенской семинарии Василий Лапкин рассказал о том, почему в армии больше нет дедовщины, куда подевался «наряд на столовую» и как солдаты приходят к вере.
Как семинарист Иван в ВДВ служил Как семинарист Иван в ВДВ служил
Антон Поспелов
Как семинарист Иван в ВДВ служил Как семинарист Иван в ВДВ служил
Антон Поспелов
Студент Сретенской духовной семинарии Иван Букарев после четвертого курса ушел в армию добровольцем – и по собственному желанию попал в разведроту ВДВ. О том, почему десантники называли его отцом и зачем выполнять долг перед Родиной, он рассказал своим друзьям и порталу Православие.Ru.
Комментарии
тамара13 января 2017, 23:00
Слава Богу,что в нашей Руси есть такие настоящие мужики и патриоты своей Родины.Здоровья и Божией помощи Вам,Алексей и Вашей семье...Храни вас,Господи...
Галина15 мая 2016, 16:00
Огромной души человек, знакома с ним лично. После общения с Алексеем, хочется жить, творить добро и верить, что есть еще настоящие мужчины! Дай Бог ему здоровья, счастья и Божей помощи во всех его начинаниях!
Александр Моисеев14 мая 2016, 09:00
Слава воину. Здравия на многие лета.
Ольга13 мая 2016, 21:00
Храни Вас Господь, Алексей! Счастья Вам и Вашей семье! И еще, чтобы осуществились мечты !
Светлана13 мая 2016, 21:00
Настоящий мужчина и настоящий герой! Отрадно, именно отрадно знать, что у нас в России есть такие люди! Спаси и сохрани Вас на долгие годы!
Павел З.13 мая 2016, 17:00
Казалось бы, чего мне, "вшивому интеллигентишке", читать такую статью? А я ведь всегда хотел стать именно мужиком, а не тем, кто я есть. И на маму не кричать. Не складывается, потому что с психиатрами проблемы. Храни Вас Господь, Алексей.
ТаняСем13 мая 2016, 15:00
Воистину радостно слышать о таких НАСТОЯЩИХ мужчинах!!!!Вот и воспитан человек мамой практически,а главное мама его правильно приоритеты расставила ,не сюси-пуси маленький,а "ты мужчина -теперь в семье главный"!Так что правильно сказано в интервью,что не надо терять связь с предками нашими и ориентироваться на их ценности,где главное-это истинные ценности-семья и Родина!А "золотая молодежь" уже "приелась" простите за выражение,ведь это мишура и гламур не вечны,а вечна-Истина,а она только у Господа нашего,к которому каждый придет своей дорогой,если конечно захочет.... А Алексею доброго здоровья и низкий поклон за отважное сердце!!!!Храни всех Господь!
Татьяна13 мая 2016, 14:00
Спаси Господи, Алексей. Обязательно прочту эту статью трём своим дочерям. Хочу, чтобы у них сформировался правильный образ настоящего мужчины, мужа.
Нико Фима13 мая 2016, 08:00
Храни Вас Господь.
Ольга13 мая 2016, 00:00
Какая радость слышать о таких мужчинах! Спасибо огромное за эту статью. Его жизнь сродни жизни святого.
Алексей12 мая 2016, 23:00
ЛЮБВИ ДОБРА РАДОСТИ ПРАВДЫ И ИСКРЕННОСТИ НАМ ВСЕМ НА ПУТИ ПОКАЯНИЯ И НЕОБХОДИМОГО ВРАЗУМЛЕНИЯ .....
Надежда12 мая 2016, 19:00
Низкий поклон вашей Маме.Храни Господь Вашу семью Алексей.
евгений12 мая 2016, 15:00
Опора России.Храни Господь.
Ольга12 мая 2016, 14:00
Я глубоко уважаю этого человека. Впервые узнала о нем, когда по случайности ко мне попала его брошюрка с предвыборной кампании. До сих пор ее храню. Я тогда ещё училась в школе, но не могла пропустить знакомый и мной горячо любимый памятник. Потом уже не раз слышала о нем и от знакомых, и по телевизору видела ни одну передачу с его участием. Есть примеры, которые заставляют не сдаваться никогда и верить. Спасибо.
р.Б.Елена12 мая 2016, 14:00
Храни вас Бог, Алексей! Помоги, Господи, и всему нашему воинству православному!
Вячеслав12 мая 2016, 13:00
Бог в помощь Вам Алексей!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700