Чуткость

    

Господь говорит о бесчувственных иудеях, что на суд с ними восстанет царица Южная, то есть душа, чуждая истинной веры и традиции, но желавшая и чаявшая прикоснуться к Истине. Вот так же кажется иногда, что на суд с нами, нерадивыми христианами, восстанут некоторые иноверцы, больше нас явившие чуткость и благоговение к красоте и высоте Православия.

***

В четверг первой седмицы Великого поста довелось мне в больнице исповедовать и причастить четырех бабушек. Они готовились как могли, читали накануне молитвы, и вот утром перед завтраком мы все собрались в одной палате. Побеседовали о жизни христианской, помолились и – с Богом. Благо что персонал больничный относится к нашим встречам с пониманием, и сестрички, нянечки, заглядывая время от времени в палату – кто с таблетками, кто со сменой белья, кто с тарелками, – ойкали и спешили ретироваться, хотя не они, а я был у них в гостях. Мне даже немного было неловко. Ну да ладно… Исповедовались бабушки наши, причастились все – радостные такие, сияющие; я с ними раскланялся и веселыми ногами совсем уж собрался двигаться дальше, как Володя, мой бессменный помощник по больничным делам, а по совместительству штатный электрик, попросил меня подойти с ним к нашей часовенке, чтобы решить один текущий вопрос.

Эта часовенка (или молельная комната), которую нам любезно выделила администрация пару лет назад, располагалась здесь же на этаже. Володя установил там кушетку, стол, я принес иконы, подсвечник, на стену водрузили полку, книжек туда наставили православных, и теперь время от времени мы собираемся здесь и служим молебен о здравии и заупокойную литию. Участвуют в этих молебнах и больные, кто может ходить или передвигаться на коляске, и персонал, кто свободен. А поскольку первый молебен, который мы отслужили в Почтовской больнице, выпал у нас на день памяти преподобного Сергия Радонежского, то мы решили часовенку нашу назвать в честь этого великого угодника Божия.

Итак, Володя подвел меня к двери нашей часовенки, чтобы показать распятие, которое он поместил на двери, и посоветоваться насчет таблички: как лучше написать – молельная комната или часовня, и добавлять ли имя преподобного. И вот когда мы еще шли по коридору, встретился нам почтенного вида согбенный старик с палочкой, в простой домашней одежде – видимо, один из больных. Я ему кивнул приветственно, потому что и он как-то так доброжелательно посмотрел, что нельзя было не кивнуть. И он поприветствовал меня легким почтительным полупоклоном, хоть мы и не были с ним знакомы.

Итак, мы с Володей обсуждаем возможную надпись на табличке, а дедушка этот подошел ближе и стоит в сторонке, очевидно желая что-то спросить. И действительно, когда мы закончили разговор с Володей, дедушка обратился ко мне.

– Батюшка, я сам мусульманин, но у меня были друзья… – он помолчал немного, – настоящие, добрые друзья. И все они были христиане. А сейчас уже умерли… И вот я хочу спросить: могу ли я за них помолиться? В храме я могу поставить за них свечку или нет?.. Понимаете, я уже почти никуда не хожу, а когда обращаюсь к соседям – вроде бы христианам, прошу, чтобы они помолились за них, помянули в храме, они отнекиваются, говорят, что в храм не ходят. Вот и получается, что некому за моих друзей помолиться как положено, в церкви.

Мне подумалось, что люди эти усопшие крещены, а стало быть, можно за них помолиться в храме, а если некому это сделать, кроме мусульманина, и если это для него так важно – почему нет? И я сказал, что он может заходить в храм и возжигать свечи о своих почивших друзьях.

Для старика татарина очень важна была эта возможность церковно помянуть усопших друзей-христиан

– Да? Вот как хорошо! – обрадовался старик. Было видно, как для него важен этот ответ. Как драгоценна сама возможность церковно, «по чину» поминать усопших друзей.

Но тут у меня появилась еще одна мысль. Я предложил:

– А давайте я сейчас их имена запишу и тоже буду за них молиться. Они ведь православные, точно?

– Точно-точно, батюшка!

Мы подошли к столику в фойе, и я записал имена усопших: Анатолий, Василий, Михаил и Владимир.

Старик был заметно растроган и всё благодарил, а мне хотелось еще поговорить с ним, но меня уже ждали другие дела, а главное… знаете, самонадеянно думать, что ты вот так сразу сможешь «переубедить» человека, и, может быть, иногда бывает полезнее и своевременнее благое молчание. Я, правда, стал предлагать встретиться еще, но старик ответил:

– Да нет, батюшка, я сегодня уже выписываюсь… Спасибо вам за всё. Да благословит вас Господь!

– А как ваше имя? – спросил я у него напоследок.

– Узер, – ответил старик.

С тем мы и расстались, необъяснимо за несколько минут ставшие ближе общей памятью об ушедших в иной мир и неведомых мне, но уже не чужих православных братьях…

Я шел и молился за этого татарина, чтобы Господь привел его к истинной вере. И вместе с тем, изумляясь его духовному благородству и чуткости, я огорчался и скорбел душой о равнодушии к собственной вере многих моих соплеменников.

И тут мне припомнилась другая история, похожая на первую, произошедшая год назад. Я даже записал ее тогда, но так и забросил «в черновике», пока она уж явственно сама не попросилась «на люди».

Итак, прошлой зимой мне позвонили, как это обычно бывает, и попросили отпеть раба Божиего Виктора – крещенного, пожилого, умершего после долгой болезни. Ну, добро. Договорились встретиться возле храма в поселке. Но живу я в Симферополе, и мне до храма еще добраться надо. А зима у нас в прошлом году выдалась не по-крымски суровая и снежная. И я на машине не смог даже выехать со двора – пробуксовал, «проюзил» минут двадцать, но только время потратил и на автобус опоздал, так что пришлось созваниваться, извиняться и как-то согласовывать свои действия. Словом, я добрался до автостанции пешком, доехал на автобусе до поселка, а возле храма меня уже ждали.

И вот сажусь я в машину и вдруг понимаю, что за мной приехал татарин. Зовут его Ахмет, молодой парень.

– Мы в принципе не спешим, – говорит он мне, – так что не переживайте. Но у вас ведь как… до заката надо успеть похоронить?

Я насторожился. Отвечаю:

– У нас такого правила нет.

А потом уточняю осторожно:

– Но Виктор-то православный был?

– Да, православный. Очень хороший, добрый дедушка, он мне как родной был… Я ведь почему это всё и делаю, ну, вас вот вызвал, прошу отпеть? Потому что он сам перед смертью меня об этом просил, и я хочу всё сделать как надо, чтобы душа его там спокойна была.

– А других родственников у него нет? – спрашиваю я.

– Как нет! Есть. И жена, и дочка… вот сын был, но он умер лет шесть назад.

– А жена и дочка русские?

– Да, русские.

– Так почему же они не озаботились дедушку отпеть?..

– Не знаю, – пожимает плечами Ахмет, – да я и не спрашивал, если честно. Он меня лично попросил перед смертью, вот я и хочу всё, что нужно, сделать. Из мужчин в его кружении вроде как я только один и остался…

Ладно, думаю, дивны дела Твои, Господи!

Приехали в Приятное Свидание. Всё как обычно: сельская улица, ворота нараспашку, возле ворот несколько машин, мужички стоят, курят, разговаривают… К слову, меня всегда этот «формат» удивлял своей бессмысленной неколебимостью. Вот умер человек, близкий или просто добрый знакомый. Ну, казалось бы, зайди в дом, помолись, воздохни Богу от сердца, хоть лоб перекрести. Нет, мужики толпятся все во дворе, гутарят «за жизнь», но в дом не идут, и это не переменишь никакими словами и уговорами. Так заведено, и ты не сдвинешь эту традицию дурную ничем. Вот уж, воистину, загадочна русская душа…

Захожу в дом. Комната, гроб с покойным посередине, несколько старушек вокруг… И на общем фоне выделяется один человек – а именно благодушный и умиленный… татарин старик. Что татарин, видно сразу: и по говору, и по возгласам некоторым – как можно догадаться, «божественным» – на своем языке. И вот этот старик как-то так душевно и просто, сердечно заговаривает то с одним, то с другим из присутствующих, что становится понятно: человек он простой и добрый. И говорит он немного, в меру… в общем, видно, что не какой-нибудь местный балагур и пустомеля. Нет. Но вот такой задушевный человек.

Начинаю готовиться к отпеванию, а старик не уходит. Напротив, он со всей серьезностью и вниманием собрался участвовать в обряде отпевания. И именно эта серьезность и это внимание особенно выделяли его на фоне привычно-унылого и рассеянного отношения всех остальных. Прямо вот в глаза бросалось это отличие, честное слово.

Я всё приготовил и несколько слов сказал о том, что мы, христиане, надеемся на милость Божию, знаем, что человек, умирая, не прекращает своего существования, а переходит в иную жизнь, где должны мы встретиться с Богом и дать Ему ответ о своей земной жизни. И старик этот внимательно слушает, а в конце громко говорит «Аминь!» и добавляет:

– Спасибо тебе, добрый человек… от души спасибо: так ты хорошо всё сказал!

Я удивился опять же, потому что, в общем-то, я говорил о самых обычных и очевидных для христианина вещах, но больше всего эти простые слова, по-видимому, задели и коснулись сердца старика татарина.

Потом я попросил всех молиться о прощении грехов новопреставленного Виктора и о даровании ему Царствия Небесного. Сказал: «Я буду молиться словами церковных молитв, а вы уж как можете, в сердце своем, от души». И начал отпевание.

Русские слушали рассеянно, а этот мусульманин сердцем хотел поучаствовать в «божественном деле»

И этот старик, вероятно, совершенно не понимая, что такое отпевание, сам обряд, этика церковная… как надо себя вести в присутствии священника… ничего этого не зная, но сердцем желая как-то поучаствовать в «божественном деле», всю службу стоял и время от времени повторял громко: «Аминь!» – или даже какие-то восклицания на татарском произносил, но главное, он восклицал это всё сознательно – слушая то, что я произношу, и отвечая на содержание сказанных или пропетых слов… так что и я сам невольно должен был еще более внимательно вслушиваться в смысл произносимого.

А после заупокойной «разрешительной молитвы», во время последней ектении этот старик татарин вдруг и вовсе пришел в такое умиление, что, повторяя это свое неизменное «аминь!» и что-то еще бормоча на своем татарском, вдруг расплакался, и видно было, что плачет он от любви к покойному, и от умиления, и еще от чего-то такого, что, может быть, ему и самому до конца непонятно. Плачет не так, как плачут вообще все сентиментальные люди, а как-то особенно, сдержанно и – сердечно… Да что там! Меня самого его плач умилил и заставил проникнуться к покойному, которого я совсем не знал, уважением, состраданием и любовью…

Так Господь через иноверцев стремится «открыть нам глаза», подвигает к покаянию и изменению жизни

Вот и вся история. И добавить тут, в общем, нечего. Разве что изумиться в который раз, что иноверцы порой проявляют к Православию большую чуткость и благоговение, чем наши крещенные братья-славяне. Как будто Господь через иноверцев стремится «открыть нам глаза», подвигает к покаянию и изменению жизни. Напоминает, что пока мы, христиане, не станем более человечными, более благоговейными и чуткими к нашей вере и духовной жизни, все наши разговоры о вере останутся разговорами и не больше того…

Господи, приведи всех нас к познанию истины! И тех, кто не родился еще духовно во святом Крещении, и тех, кто родившись, отчуждает себя от жизни равнодушием и беспечностью. Имиже веси судьбами спаси нас, Господи! Так хочется, чтобы все мы познали радость общения с Тобой в вечности!

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Господи, мне больно за брата Господи, мне больно за брата
Протосингел Хризостом (Чучу)
Господи, мне больно за брата Господи, мне больно за брата
Протосингел Хризостом (Чучу)
А как нам иметь упование, когда мы лишены доказательств любви Бога к нам? Не то чтобы их не существовало, просто мы их не чувствуем в своем сердце, потому что нам не хватает веры.
Видеть Бога в лице другого Видеть Бога в лице другого
Митр. Лимасольский Афанасий
Видеть Бога в лице другого Видеть Бога в лице другого
Митрополит Лимасольский Афанасий
Человек, унижающий себя, не может почитать других, он и их будет унижать. Научись уважать себя, свое тело, свое лицо. Не превращай себя в зверя. Спрашивают: грех ли краситься? Это не грех. Но проблема в чем? В том, что этим ты подменяешь себя.
Ненавидеть заблуждения, а не заблуждающегося Ненавидеть заблуждения, а не заблуждающегося
Андрей Иванович Солодков
Ненавидеть заблуждения, а не заблуждающегося Ненавидеть заблуждения, а не заблуждающегося
Миссия в инославной среде. Беседа 1-я
Андрей Иванович Солодков
Отцы Церкви в основу служения Богу и ближнему положили главный принцип: ненавидеть грех, любить грешника, ненавидеть заблуждение, любить заблудшего.
Комментарии
А. С.22 марта 2018, 19:26
Прочитала статью (очень хорошо!) и поняла, что тоже могу добавить нечто к рассуждениям автора. Я очень люблю иранское современное кино. Иногда бывают фильмы на "Культуре". Я смотрю их завороженно и восхищаюсь какой-то подлинностью, душевной теплотой жизни, к-рую в ней показывают. Религиозная жизнь иранцев предстает в этих фильмах такой сердечной, наполненной, глубокой. Просто отдых для души. Обратите внимание на иранские фильмы! Очень познавательно.
Наталия z21 марта 2018, 23:39
Для ЖЖ..сказал Господь,когда молитесь зайдите в комнату и закройте двери и не делайте этого на показ,так что лучше в душе помолиться,чем так на виду у всех.Когда я лежала в предродовои палате у нас тоже мусульманка молилась,мне это не по душе было... И лучше уж разбросом молиться в православном Храме,чем ровными рядами в мечети.а люди хорошие бывают всех национальностей и религий, низким поклон за то что так за наших братьев православных пекуться,дай Бог им всем придти к вере истеннои, православной!
Сергей21 марта 2018, 13:17
ЖЖ20 марта 2018,16:39 Мне бы хотелось напомнить вам о сочувствии и со-болезновании своей родной Матери Церкви. Церковь земная состоит из нас с вами. И не все её члены обладают совершенным "духовным здравием". Один из вариантов - бросить "больного мужа или жену", и найти поздоровее и побогаче. Дверь мечети для вас открыта."...а у нас полный разброс раздолбайский, мы и живём так же, как в храмах стоим." В ваших интонациях присутствует дух 90-х годов. "Валить надо из совка". "Это страна не пуганных идиотов". "Там, на Западе, всё лучше". Кстати, мусульманские кварталы, в разы грязнее, чем христианские, в "смешанных странах" (Каир). Приходите в наш храм - никакого "раздолбайского стояния". Прошу.
Вадим К.21 марта 2018, 12:19
Не пошла ли история человечества по второй спирали? Пошла, конечно, и не пойти не могла: все возвращается на свои круги, и что кажется новым, то лишь уже забытое старое. Почему так? Потому, что человек, будучи творцом своей истории, остается все тем же, его природа не изменилась, но остается такой же, что и тысячи лет назад. И Второе пришествие будет, когда Бог так же, как и 2000 лет назад, не найдет в Своем народе той веры, которую ожидал найти. Только второй раз на крест всходить больше Он не будет, но сядет судить все народы земли. И с тех, кому больше было дано, больше и спросит, и от многих из Своих отвернется, потому что помимо веры ищет Он и дела, свидетельствующие о ней.
Варвара21 марта 2018, 09:05
Господь во всех нас, людях, насадил много добродетелей и всем заповедал любить друг друга.Мы - образ Отца Небесного.Было бы уважение и любовь, не смотрел бы никто на национальности, лица, одежду-никто не знал бы войн,горя и слез.А плакали бы только от радости!
Господь видит каждое чистое сердце и не оставит без награды ни мусульманина, ни язычника, ни христианина....
Сергей20 марта 2018, 21:32
Вот мы все умиляемся, когда слышим:" И последние будут первыми". А не пошла ли история человечества "на второй круг" по спирали? Мы, по старинке, евреев подразумеваем, а дело то уже нас касается. Некоторая духовная отзывчивость, часто присутствует в азиатах. Тоже с этим сталкивался.
тамара20 марта 2018, 21:14
Спаси и помилуй ,Господи,р.Б.Игоря,прости ему согрешения вольные и невольные,и даруй ему Царствие Небесное. О.Димитрий,и вправду,помолитесь за р.Б.Игоря.Такой душевный и простой рассказ,и так тронул мою душу.Всё так и есть в жизни,как и пишет о.Димитрий.Божей Вам помощи,батюшка.
священник Димитрий20 марта 2018, 18:22
Ответ Наталии Ростовой
Спаси Господи, Наталия, за Вашу доброту и внимание к немощному собрату. Господь и намерения приветствует, так что надеемся на Его милость!
Царствие небесное рабу Божьему Игорю!
ЖЖ20 марта 2018, 16:39
В моей жизни тоже встретилась мне одна девушка-мусульманка, в больнице в одной палате лежали, Гюзель - отличный, кроткий, добрый человек. Мне, русской, столькому у неё и вообще у мусульман поучиться. Я, типа христианка, стеснялась открыто молиться, а она каждое утро и вечер расстилала свой коврик, покрывалась платком и молилась на восток.
Еще мне нравится, что мусульмане, входя в свои мечети, разуваются. Благоговение во всём. А какие стройные ряды они образуют в своих храмах на своем богослужении, все ровненько-дружно, никто никому не мешает, а у нас полный разброс раздолбайский, мы и живём так же, как в храмах стоим.
Михаил20 марта 2018, 14:41
Спасибо! Хорошие сюжеты и хорошо написаны.
рб Марина20 марта 2018, 14:18
СПАСИ ГОСПОДИ о ДИМИТРИЙ за рассказ!!!ПОМОЩИ БОЖИЕЙ ВАМ в СЛУЖЕНИИ и в ДЕЛАХ и ВАШИМ БЛИЗКИМ!!!
Марина20 марта 2018, 12:45
Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих Игоря, Виктора, Анатолия, Василия, Михаила, Владимира, и прости им вся согрешения вольные и невольные, и даруй им Царство Небесное.

Наталья. Казахстан20 марта 2018, 11:51
Благодарю за статью. И в моей жизни встречались иноверцы, которые ходили в храм и молились за добрых русских друзей.И просто так, и на Радуницу. Меня трогает такое их отношение,они в сердцах хранят добрую память о людях,почтение, и желают сделать что-то доброе для них, поминая в наших храмах. Все нам пример и назидание.Слава Богу за все! От всей души желаю им Божией милости!
Наталия Ростова Ещё продолжение20 марта 2018, 09:51
Собака несколько дней сидела возле подъезда и выла...Недели не прошло, как её задавила машина...насмерть. Возле дома, где жил её хозяин...Вот такое в жизни бывает.
Наталия Ростова Продолжение20 марта 2018, 09:45
Что он был очень хороший. Был...Наступил день, когда ему стало так плохо, что врач " Скорой ", приехавшей на вызов, вынес вердикт - жить моему соседу осталось не больше трёх дней, в лучшем случае - неделя. Я помню тот день, когда он буквально приполз ко мне и попросил надеть ему крестик. Самый красивый крест я сама ему на шею повесила. И я подошла к его маме с предложением вызвать на дом священника. Пыталась её убедить сделать это, даже сказала, что сама приведу батюшку...Но получила отказ. Может мать просто не желала думать,что сын умирает. Только это могу сказать в её оправдание. Он умер, так и не исповедавшись и не причастившись. Помолитесь, пожалуйста, за Игоря! Очень вас прошу...
Наталия Ростова20 марта 2018, 09:34
Три года назад в наш многоквартирный дом заехала семья - мать и взрослый сын. До этого они жили в частном секторе вместе с большой собакой. Не знаю причины, но мама не пожелала присутствия собаки в квартире. Сын пытался псинку пристроить, но каждый раз она убегала и каждое утро сидела возле подъезда, встречая хозяина. Мы, жители этого дома, умилялись такой удивительной преданности своему хозяину. Не выдержал, бедный мужик, и с тоски запил. Сильно. Больше двух лет пил запоями. И по этой причине не имел работу. Соответственно пил всякую дрянь, которая и разрушила все его внутренние органы. Я часто с ним беседовала и с уверенностью могу сказать...продолжение следует.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×