Монах Досифей (Горбачевский): «Главное, что нас всех – и русских, и румын, и всех православных – объединяет Христос»

Монах Досифей (Горбачевский) – насельник монастыря св. Троицы (Раду Водэ) в Бухаресте, присутствовал на состоявшейся недавно в рамках Межсоборного присутствия научно-практической конференции «Духовное попечение Церкви о душевнобольных».

Монах Досифей (Горбачевский). Фото: monasterium.ru Монах Досифей (Горбачевский). Фото: monasterium.ru

Экскурс в прошлое

– Отец Досифей, тема прошедшей конференции – отдельный целый пласт для изучения, а сегодня мы рады поговорить с вами о жизни братской Поместной Румынской Православной Церкви, которая славна своей древностью, особенными богослужебными традициями, множеством святынь... Я благодарю вас за то, что вы откликнулись на просьбу о встрече, и прошу в начале нашей беседы рассказать немного о себе: о вашем пути, о выборе духовного пути. Как вы пришли в Церковь?

– Я родился в Румынии, в русской семье, 40 лет назад. И прожил почти всю свою сознательную жизнь именно там. Закончил нашу русскую школу при посольстве, то есть среднее образование у меня – русское. Первое высшее образование – медицинское, и специализацию, а также высшее образование – богословскую магистратуру – я уже получал в румынских высших учебных заведениях.

В Церковь я пришел 11 лет назад. Вначале был прихожанином нашего монастыря Святой Троицы (а правильнее сказать – «поклонником»), а 4 года назад поступил в состав братии. В прошлом году принял монашеский постриг.

– Но вы прекрасно говорите по-русски: вы говорите как носитель языка. Так овладеть языком невозможно только лишь в рамках среднего образования...

– Это заслуга моей матери, которая некогда была жительницей блокадного Ленинграда. С шестилетнего возраста, до тех пор, пока ей не исполнилось 9 лет, она жила там, перенесла блокаду, впоследствии закончила исторический факультет ЛГУ (им. Жданова – тогда он так назывался), в 1959-м году.

– То есть дома говорили по-русски?

– Только по-русски: до трех лет я вообще говорил только по-русски. И дома тоже, хотя мы и жили в самом центре Бухареста. Получается, что мама меня просто полностью изолировала от румынского языка до трехлетнего возраста, а потом отдала в румынский детский садик. И, таким образом, я в совершенстве говорю на обоих языках. Вот и все, в этом весь секрет...

Патриарх Юстиниан Патриарх Юстиниан
– Но ведь это было очень давно. Как вы поддерживаете такую прекрасную языковую форму?

– Не знаю, наверное, с Божией помощью, потому что поддерживать ее действительно очень тяжело. Но вот эти поездки в Россию, контакты личного характера (а я уже в четвертый раз представляю в России Румынскую Православную Церковь на различных собраниях) помогают поддерживать такой, я бы сказал, «языковой тонус».

– Румынская Поместная Православная Церковь тесно связана с Русской Церковью. Еще с детства у меня остались воспоминания, как в Троице-Сергиеву лавру, где я родился и часто посещал богослужения, приезжал Румынский Патриарх Юстиниан. Ребенку тогда запомнилось, что его облачение, в отличие от наших монахов и архиереев, было полностью белое: и клобук, и ряса, и подрясник. Я до сих пор думаю: отличаются ли наши взаимоотношения в те годы от сегодняшних? Ведь в настоящее время у нас в Церкви проходит намного меньше, чем в прошлом веке, экуменических встреч, конференций и собраний (как правило, они по большей части устраивались в Троице-Сергиевой лавре). Как сегодня общаются наши Церкви?

– Я хотел бы немножко рассказать про Румынского Патриарха Юстиниана: это был уникальный человек. Можно даже сказать, в чем-то пророк для нашей Церкви. Он из бывших белых священников, у него была семья, двое детей. Он очень ответственно нес свое пастырское служение. Потом овдовел, а после войны стал нашим Патриархом, будучи, кстати, очень хорошо знакомым с бывшим генеральным секретарем Румынской компартии, которого до войны скрывал от тайной полиции у себя дома. Видите? Тут явно был Божий Промысл!

Вся проповедническая деятельность Церкви сосредоточивалась внутри храма

Возглавив нашу Церковь, он понял, что в обществе уже многое изменилось. Впоследствии он сам говорил так: «Нас выгонят из школ, нас выгонят из больниц, нас выгонят из всех сфер социальной деятельности. Но там, где останется храм, там будет престол. Там, где престол – там будет священник. Где священник – там будет литургия. А где литургия – там будет Евхаристия». Тем самым вся проповедническая деятельность Церкви сосредоточивалась внутри храма.

Румынская Православная Церковь, хотя и пострадала от безбожных гонений во время коммунистического режима, хотя у нее и есть свои новомученики (пока не канонизированные), все же пострадала меньше, чем Болгарская или Албанская, а о Русской Церкви мы тут уже и не говорим.

За весь 29-летний период своего архипастырства Патриарх Юстиниан бывал в Советском Союзе 11 раз. И все это проводилось в рамках того движения, которое «продвигали» коммунистические власти стран социалистического лагеря – Румынии, Болгарии и, конечно же, нашего «старшего брата» – Советского Союза – в рамках движения «борьбы за мир». Этим и объясняются такие тесные контакты между нашими Церквами в тот период. Патриарх Юстиниан скончался в 1977-м году, а следующий Патриарх – Святейший Феоктист – уже был на праздновании Тысячелетия Крещения Руси в Москве в 1988-м году. Но у вас уже была Перестройка, настала эра Горбачева, наступил совсем другой период.

Нас объединяет Христос

Нам не обязательно даже встречаться, ведь можно молиться друг за друга

– Когда мы сегодня анализируем с нашими авторами состояние церковных дел эпохи середины или конца XX века, то приходим к выводу, что советская власть невольно помогала осуществлять Церквам свои контакты – даже на личном, человеческом уровне. Но ведь наши владыки, высшее церковное руководство, были хорошо знакомы и лично.

– Конечно, и это тоже Промысл Божий! Под таким идеологическим «занавесом» (не хочу называть это «ширмой») осуществлялись подлинные дружеские контакты, и это пример того, что даже в самые трудные времена для Церкви возможно внутриправославное общение. Нас ведь объединяет Христос – и исторически, и, конечно, евхаристически. Это очень важно!

Католикос-Патриарх всей Грузии Ефрем II (Сидамонидзе) и Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский) Католикос-Патриарх всей Грузии Ефрем II (Сидамонидзе) и Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский)
– Рассказывали современники эпохи, как в 1960–70-е годы, например, близко общались Грузинский Патриарх Ефрем и Святейший Алексий I (Симанский), который, отдыхая на своей летней даче в Одессе, принимал Его Блаженство у себя. Вместе они проводили много времени, братски общаясь. Сегодня, мне кажется, это искреннее братское общение как-то прекратилось, померкло. После развала Советского Союза что-то, наверное, произошло и в отношениях между Поместными Церквами? Или же я ошибаюсь?

– Думаю, что мы всегда будем находиться в теплых, близких отношениях, потому что нас, как я уже сказал, объединяет Христос. Даже если нет внешних знаков – все равно это как общение между двумя родственными православными душами, одна из которых, например, находится в Москве, а другая – в Магадане. Нам не обязательно даже встречаться, ведь можно молиться друг за друга. Мы причащаемся из Единой Чаши Евхаристии – а в миллионах чаш по всем православным храмам Тот же Самый Неделимый Христос! И именно в этом Таинство Евхаристии – в том, что Христос неделим. И в каждой частице – Он весь целиком. А что касается политики наших государств, сами понимаете: сегодня – одна политика, завтра – другая.

– 11 лет назад вы пришли в Церковь. Как это произошло? Вы что-то особенное почувствовали, ощутили какое-то призвание?.. Многие молодые люди сегодня стоят на этом перепутье и задаются таким вопросом: ну, а что, собственно говоря, может дать мне Церковь? О Церкви они в основном сегодня узнают по телевидению, из Интернета, из разных светских СМИ. А факты, которые отбирают для публикаций о Церкви светские журналисты, скажем так, весьма негативные...

– В нашем монастыре меня привлекло правильное, уставное, прекрасное и возвышенное богослужение. Обряд, скажем так. Поэтому я считаю, что для начинающего христианина очень важно – не сокращенное, а правильное, красивое богослужение. Это на первой стадии воцерковления очень важно! Потому что именно это православное богослужение некогда покорило послов святого благоверного князя Владимира. Так же именно это богослужение покорило и мое сердце!

Конечно же, потом, в ходе своего воцерковления, начинаешь понимать, что богослужение, конечно, важно, но оно – не самое главное. Богослужение – это уже, скажем так, итог, следствие правильной духовной жизни. Личное же благочестие – причина того, что со временем мы приблизимся к Богу и встанем на путь обожения.

А на вторую часть вашего вопроса – что может дать Церковь молодежи – ответить очень просто: она может дать спасение и стяжание Царствия Небесного. Как в Евангелии от Матфея, в стих 33-м, сказано: «Стяжайте сначала Царствие Божие, а все остальное приложится вам...» (Мф. 6, 33). Так что ответ очень прост.

– Вы приняли Крещение во взрослом возрасте или были крещены в детстве?

– Я был крещен в детстве, потому что у нас в Румынии такой проблемы – креститься или не креститься – просто нет. Может быть, недостаточная воцерковленность еще в какой-то степени встречается, но это и есть следствие более или менее длительного коммунистического режима в стране (примерно 40-летнего). Но Крещение – даже в семьях партийных деятелей – никогда не прекращалось. И они сами, и все их дети были крещены и даже обвенчаны.

Правда, может быть, иногда Венчание партийных боссов происходило на дому, но оно происходило. Существуют в Церкви таинства, которые обязательно проводить в храме, но есть ведь и такие, какие можно совершать на дому. Так что таинство Брака у нас часто совершалось на дому. Я знаю ситуации, когда видные или политические, или военные деятели, которые просто не могли подвергать свою жизнь огласке, совершали таинство Венчания на дому.

– Вы уже ответили на два важнейших вопрос: я призываю читателя обратить на это особое внимание. Еще раз подчеркну: вы ответили тем, кто говорит сегодня о неважном значении церковного обряда. Якобы все это лишнее, все можно совершать как-то проще, нивелировать, свести к каким-то совсем простым действиям. И ни к чему наши пышные богослужения, прекрасное хоровое пение, богослужебные одежды, прекрасная церковная архитектура, живопись... А я добавлю, что на ребенка это все воздействует с особенной силой!

У меня, например, с детства остались самые яркие первые впечатления от богослужения, потом все это отложилось на всю жизнь и стало определенной базой. Ребенок уже понимал внутри себя, что если Богу так мы служим, значит, Господь на самом деле являет Собой ту силу и могущество, свет и любовь, которые мы проповедуем! И только Ему мы можем и должны служить таким образом. А сегодня как раз эта тема дискутируема...

Но как же сохранялась православная вера в таких благословенных местах с твердыми православными устоями, в Румынии и в Закарпатье, где даже во времена владычества советской власти люди приветствовали друг друга на улице словами: «Слава Иисусу Христу!» И советская власть, которая формально существовала на местах, ничего не могла с этим поделать.

– У нас тоже так же было: гонения были, разумеется, но не такие сильные, как в России. И благодаря Патриарху Юстиниану у нас сохранилось очень много храмов. В каждом селе до сих пор обязательно существует храм! А после падения коммунистического режима нам оставалось только основать храмы при каждом больничном учреждении. И мы это сделали: в настоящее у нас в различных формах существует престол в каждом больничном учреждении страны!

Я даже хочу вам сказать, что в этот «социалистический период» у нас в магазинах продавалась краска для пасхальных яиц, причем разных цветов! Фабрика, которая производила краску для тканей, соответственно, производила и пищевую краску для пасхальных яиц!

– У нас тоже в 1970-е годы в канун Пасхи в магазинах продавался кекс «Весенний», который имитировал пасхальный кулич. И все всё понимали без слов...

– Люди сохранили все православные традиции, особенно же хорошо все сохранилось в селах, ведь крестьяне напрямую связывают свою жизнь с аграрным циклом. А тот, в свою очередь, всегда был связан с церковным годом и церковными праздниками. Не знаю, освящают ли сегодня еще «первую борозду» в начале весеннего сева, но все равно: у нас постоянно совершаются крестные ходы: при засухе, например, или при каких-то заболеваниях. И традиции сохраняются.

Больница неотложной духовной помощи

Монастырь Святой Троицы Монастырь Святой Троицы

– Что представляет собой монастырь Святой Троицы, в котором вы проходите свое служение? Расскажите о нем поподробнее.

– У нас монастырь центральный, находится в центре города, монашеская жизнь там началась в 1500-м году. Главный большой храм – начала XVIII века. Возобновлен этот монастырь в конце 1990-х годов, до этого в его стенах существовала высшая партийная школа, а потом семинария. Надо сказать, что семинария в Румынии – это просто школьное обучение с 9-го по 12-й класс. Это такое окончание среднего образования.

Потом для семинарии было построено новое здание, а старое, 1892 года постройки, сейчас отведено под келейный корпус.

Монастырь относительно молодой: у нас 11 монашествующих священников, 2 архимандрита и 3 иеродиакона, остальные насельники – либо послушники, либо монахи. Всего 24 человека. Монастырь у нас миссионерский.

У нас в монастыре есть частица мощей святителя Нектария Эгинского. И если исторически главный престол освящен во имя Святой Троицы, то второй престол – во имя святителя Нектария. 9 ноября по новому стилю мы совершаем его память, в этот день очень много паломников посещает наш монастырь, и происходят чудесные исцеления у раки святителя Нектария. Вообще, у его раки постоянно находится дежурный священник, который может принять Исповедь. То есть там такой своего рода «приемный покой» или даже «больница неотложной духовной помощи» в течение 14 часов.

У мощей свт. Нектария Эгинского У мощей свт. Нектария Эгинского

– Бухарест – большой город?

– Бухарест – столица Румынии, он насчитывает примерно 2 миллиона человек, это самый большой город страны, так что наш монастырь расположен в самом густонаселенном городе.

– Сегодня у нас в Троице-Сергиевой лавре, центральном русском монастыре, огромный наплыв туристов из Китая, а к вам приезжают в монастырь китайцы?

– Пока нет. Пока китайцы не приезжают, но у нас в Румынии очень развито внутреннее паломничество, к нам приезжает много паломников из разных уголков Румынии. Приезжают даже за 600–700 километров, чтобы посетить наш монастырь и поклониться раке с мощами святителя Нектария.

– Расскажите немного о внутренней жизни монастыря. Понятно, что такая сложная и большая структура не может обслуживаться только силами монахов. Кого вы привлекаете в помощь?

– Конечно, у нас в монастыре существуют так называемые «трудники». Но они составляют незначительную часть, потому что наши отцы задействованы и в богослужении, и в административных структурах нашей Церкви. У нас все отцы с высшим образованием: некоторые имеют по два, по три высших образования. Один, я знаю, закончил геодезический факультет, он топограф, занимается топографией всей нашей епархии. Совмещает и пастырское служение, и работу в администрации. Почти у всех отцов есть свои духовные чада, даже если кто-то из них работает и на других послушаниях. Существует у нас и подсобное хозяйство, на котором мы, если можно так выразиться, соработничаем с мирскими трудниками.

– Монастырь сам себя содержит?

– Да, естественно, конечно.

– Типографская, издательская, какая-то иная деятельность присутствует в вашем монастыре?

– Просветительская деятельность монастыря – это, конечно, не только проповедь во время литургии. Каждый понедельник, например, у нас проходят «собрания» или «курсы» для молодых прихожан, потом им даются домашние задания. Они читают конспекты, разбираются в них, выполняют домашнюю работу.

– А потом вы устраиваете им экзамен?

– Да, конечно. Если же кто-то не хочет с этим работать и в этом участвовать, то со временем такие люди сами отсеиваются. Но это не значит, что они уходят из нашей Церкви, из Церкви Христовой, – конечно, нет! Просто не у всех есть время заниматься факультативно, а если времени нет, то, конечно, лучше и не приходить на эти занятия. Но продолжать свою духовную жизнь, участвовать в богослужении по праздникам и воскресеньям, причащаться и исповедоваться, конечно же, нужно всем.

Очередь к мощам святителя Нектария можно сравнить с очередью к мощам блаженной Матроны

– А много прихожан собирается у вас на праздники?

– Очень. Очень много прихожан у нас и ежедневно, а по воскресеньям храм практически забит до отказа (это примерно 500 человек, храм у нас большой). Очередь к мощам святителя Нектария Эгинского можно сравнить, пожалуй, с очередью к мощам святой блаженной Матроны у вас в Москве.

Очень много людей к нам в монастырь приходят на соборование. Соборование – это таинство, которое очень часто совершается в Румынской Православной Церкви. Я имею в виду общее Соборование (не индивидуальное, у койки больного). Вообще говоря, у нас в каждом больничном храме раз в неделю проходит общее Соборование. А в нашем монастыре, поскольку известно, что святитель Нектарий Эгинский, который сам умер от рака, сейчас исцеляет от различных заболеваний, – дважды в неделю. И в основном исцеления происходят от онкологии. К нему и идут люди, больные раком, различными лейкозами, поэтому, можно сказать, у нашего монастыря такая «духовная медицинская направленность».

– Но ведь Соборование и установлено Церковью как таинство для исцеления от болезней?

– От болезней, да. Но не только от телесных, но и от духовных! Духовная, а может быть, даже и психическая болезнь также исцеляются в данном случае. Но исцеление совершается по Промыслу Божию. Если оно нам необходимо, оно произойдет. Если же для спасения нашей души этого не нужно, нам нужно будет продолжать терпеть свою болезнь. И не надо разочаровываться...

– Как у вас в монастыре обстоит дело с церковным пением: кто поет на клиросе, занимаются ли монахи пением специально, и как прихожане участвуют в церковной жизни монастыря?

– В Румынии в настоящее время три вида церковного пения. Есть хоровое, которое очень похоже на пение в Русской Православной Церкви (Бортнянский, Кастальский – мы исполняем и русских авторов на румынском языке). Но это в основном воскресная литургия и кафедральные соборы. То есть, например, в кафедральном соборе утреня может совершаться с византийским пением, а на литургии там уже партес.

Еще существует униформизированное пение, которое принято в нашей Церкви уже несколько десятков лет назад. Это такое пение, в котором могут принимать участие и православные верующие. Оно очень помогает в случае отсутствия профессиональных певцов. В таком пении может участвовать человек без специального музыкального образования. Но, конечно же, и в городских храмах, и в кафедральных соборах в настоящее время возрождается настоящее византийское пение. В крупных монастырях, где певчие являются либо выпускниками, либо студентами духовных школ, византийское пение тоже распространяется.

В нашем монастыре сейчас тоже есть византийское пение (ведь святой Нектарий был греком, так что византийская традиция возрождается и у нас), поют студенты богословского факультета нашего Бухарестского университета, и, конечно же, приобщаются к этому и насельники, у которых есть талант и которые готовы этому следовать. Не у всех, конечно, есть талант, и не каждый может нести это послушание. Но те, у кого талант есть, приобщаются к этому искусству и поют вместе со студентами на воскресных или праздничных литургиях, если основные послушания им позволяют.

– По поводу языка богослужения: насколько мне известно, в Румынской Церкви богослужебный язык – это родной язык? Как это вышло, какова была традиция, бывают ли исключения из этого правила? Вы сказали о византийском пении – хор поет по-гречески?

– Нет, византийское пение исполняется на современном румынском языке. И все богослужение – тоже на современном румынском языке. И все книги богослужебные – на современном румынском языке (ну, может быть, с некоторыми архаизмами, скажем, столетней давности), но все – на современном румынском языке, современной печати, с очень многими пояснениями. Например, у нас нет, как в Русской Церкви, отдельно Служебника и отдельно иерейского и диаконского Последования. В Служебнике подробно все расписано: как должен иерей вести себя на службе, что в этот момент должен делать диакон и т.д. То есть в нашем Служебнике совмещены и чин последования богослужения, и вся остальная информация по богослужению.

Вокруг тебя все другое!

Внутри храма в монастыре св. Троицы Внутри храма в монастыре св. Троицы
– За то короткое время, которое вы сейчас провели в Москве, наверное, у вас была возможность сравнить нашу традицию, наши храмы и прихожан, наше богослужение – с вашими. Каковы ваши впечатления от церковной жизни в Москве?

– Вы, конечно, не меня должны об этом спрашивать, потому что я в некоторой степени местный человек, благодаря русской культуре, что мне была привита с детства. Но я скажу, что чувствуют в первый раз румыны, приезжающие в Россию. Сразу скажу – конечно же, очень сильно ощущается, что вокруг тебя все другое!

Румынская Православная Церковь – это уникальная Церковь. Это единственный латинский народ, принявший Православие! Румыны ведь и не славяне, и не греки. Они находились на стыке православных культур. Наш богослужебный чин, помимо своего национального румынского, совмещает в себе и греческий православный чин, и, конечно же, славянский. Кстати, в нашем богослужебном обиходе очень много славянских слов.

Румынская Православная Церковь – уникальная Церковь, единственный латинский народ, принявший Православие

– Я напомню нашим читателям, что румынский язык в написании использует латиницу.

– Да, конечно же, у нас латиница. Румынский язык – из группы романских языков, таких, как итальянский или другие языки романской группы.

Кстати, перевод богослужения на румынский язык шел постепенно. Где-то 500 лет назад у нас в Церкви служили на церковнославянском языке, но в его среднеболгарской редакции. Это было в Валахии. А в Молдавии служили на церковнославянском языке русско-украинской редакции. И, несмотря на то, что это был язык даже канцелярский, принятый в юридическом обиходе (например, на этом языке составлялись документы в княжеских канцеляриях), простой народ мало что в нем понимал. Потом переходный период, когда была румыно-кириллица (богослужебный язык румынский, но написание – кириллицей), а потом, после реформы алфавита, мы перешли на латиницу. Румыны, таким образом, вернулись к своим истокам, истокам проторумынского богослужебного языка, который существовал где-то в VII–IX веках (но об этом мало что известно сейчас).

– Вы сказали, что румыну в Москве все непривычно. И что же, прежде всего?

– Ну, например, ваш размах церковной жизни! Конечно же, и размеры храмов, и то, что очень много народу на праздничных богослужениях. Храмы заполнены намного большим количеством народа, чем у нас. Ну, и пение, конечно же: кому-то нравится, кому-то с непривычки не нравится, но в ходе двух-трехнедельного паломничества ты к нему, естественно, привыкаешь.

Очень нравится ваша архитектура. Румыны очень хорошо воспринимают допетровскую церковную архитектуру, которая развивалась на основе византийской. В ней видна отчетливо лепта русского зодчества, лепта русской духовности. И интересный момент, как подтверждение этого факта, что среди послепетровской архитектуры все равно ближе как-то воспринимаются храмы, построенные старым стилем. Такие, например, как храм Спаса-на-Крови, Марфо-Мариинская обитель... Даже и новый собор Сретенского монастыря – он тоже в таком русском стиле!..

– Вы сказали, что румынская богослужебная культура находится на стыке культур и на стыке цивилизаций, а чувствуется ли какое-то влияние на нее Католической церкви: культурное или религиозное?

– В Румынии Православная Церковь – это доминирующая Церковь. У нас ситуация совершенно другая, чем в других Поместных Православных Церквах (например, как в Польской Православной Церкви, Церкви Чешских земель и Словакии, где православных – меньшинство). У нас православных – большинство, 87–90 процентов.

Но существует западная часть Румынии, которая много сотен лет находилась под венгерским господством. Там как раз стык культур и конфессий. И там в одном селе, например, может быть и православный храм, и греко-католический костел, и протестантская кирха. Причем могут существовать оба протестантских направления: и реформатско-кальвинистское, и лютеранско-евангелистское, а вдобавок еще и католическое. То есть в одном селе в Трансильвании могут быть 5 церквей, потому что там существует меньшинство – венгерское и немецкое. Правда, немцев после 1990-х годов стало поменьше: многие уехали в Германию. Но очень интересно, что все эти народы мирно сосуществуют. Хотя в Трансильвании все равно православных румын большинство. Несмотря ни на что, люди помогают друг другу, живут в мире и согласии, благожелательно относятся друг к другу, хотя и говорят на разных языках и ходят в разные храмы. Существуют у нас и смешанные браки, но никакого противостояния или вражды в настоящее время нет.

Параллели

Сретенский монастырь Сретенский монастырь

– Недавно вы побывали в Троице-Сергиевой лавре. Хотелось бы знать о ваших впечатлениях. Лавра тоже, наверное, в чем-то похожа на ваш монастырь: она так же расположена в центре города, в центре, можно так сказать, русского Православия вообще, потому что лавра играла ключевую роль в истории России на протяжении многих веков, и преподобный Сергий своим духовным подвигом объединяет подвиг многих и многих святых Русской Церкви – и не только Русской.

– Я бы сказал, что наш монастырь больше похож на Сретенский монастырь, потому что Сретенский монастырь тоже находится в центре столицы. Но наша обитель – это как бы Сретенский монастырь в миниатюре, потому что и население другое, народу меньше, да и все остальное – как-то миниатюрнее.

Вообще, если у вас в России существует традиция больших монастырей, то в Румынии монастырей много, но все они маленькие. И распространены они, кстати сказать, по всей стране, повсюду. Практически в каждом уезде, в каждой епархии находятся десятки монастырей. Возьмем, например, север Румынии – Сучавскую епархию на границе с Украиной, или, наоборот, на юге Румынии – Предкарпатскую Рымникскую епархию: там десятки монастырей, там можно потерять счет этим монастырям! В них живут по 4, по 5 монахов, может быть, по 10.

Я сказал бы, что Троице-Сергиева лавра несколько похожа на монастырь Путна в Румынии, основанный в 1466-м году святым благоверным князем Стефаном III Великим. После каждой своей победы над турками он основывал церковь или монастырь. Такую параллель я бы, пожалуй, провел. А мы, хотя и в городе, но мы не лавра, у нас просто монастырь.

Есть у нас и большие женские монастыри: например, Агапия в Нямецком уезде. Об этих святынях, кстати, довольно много говорил митрополит Иларион (Алфеев) в своем фильме «Православие в Румынии». Там практикуется особый саможительный чин: домики, в которых проживают по 10 монахинь, у которых есть старшая сестра, которая занимается их духовным воспитанием и окормлением. В храме они встречаются на богослужении в праздники, и, конечно, каждый воскресный день. В храме, или, как говорится, в католиконе. Но это происходит в основном по воскресеньям, потому что послушаний в этот день меньше.

– Я бы хотел, чтобы мы закончили беседу каким-нибудь вашим напутствием читателям нашего портала «Православие.ру».

– Главное, что я хотел бы сказать, что нас всех – и русских, и румын, и всех православных – объединяет Христос. Обе наших Церкви объединяют совместные святые. И давайте подумаем: святой Антипа Валаамский уехал из Румынии и остался в России, на Валааме. Преподобный же Паисий Величковский, наоборот, приехал из России в Румынию. Другой святой XVIII века, преподобный Онуфрий Воронский, тоже приехал из России в Румынию. Поэтому приезжайте в Румынию, познавайте румынское Православие – очень особое, очень интересное, познавайте наше монашество (непрерывное, кстати), тоже очень особое, самобытное, живое, особенно в румынской сельской местности.

Приезжайте, паломничайте, наслаждайтесь жизнью румынского Православия, во славу Божию!

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Церковнославянский дважды в месяц Церковнославянский дважды в месяц
Сергей Мудров
Церковнославянский дважды в месяц Церковнославянский дважды в месяц
О русском православном приходе в Бухаресте
Сергей Мудров
Церковь святителя Николая-Табаку – единственный канонический храм в Бухаресте, где можно услышать молитвы на церковнославянском. Правда, община невелика. Есть и другая проблема: каждые два-три года состав общины меняется.
«Всякое дело от Бога надо делать смело» «Всякое дело от Бога надо делать смело»
Об отце Макарии из Мунтиору
«Всякое дело от Бога надо делать смело» «Всякое дело от Бога надо делать смело»
Об отце Макарии из Мунтиору
Кристиан Курте
О детской радости познания Бога, мамином пении, чудесном кадиле и видении множества людей в белом, поднимавшихся в гору с зажженными свечами.
Почитание преподобного Серафима Саровского в Румынской Православной Церкви Почитание преподобного Серафима Саровского в Румынской Православной Церкви
Ионуц-Даниел Барбу
Почитание преподобного Серафима Саровского в Румынской Православной Церкви Почитание преподобного Серафима Саровского в Румынской Православной Церкви
Ионуц-Даниел Барбу
В последнее время в Румынии создаются монастыри, скиты, приходы и благотворительные учреждения во имя преподобного Серафима.
Комментарии
Ованес 1 декабря 2018, 15:07
Благодарим монаха Досифея и Николая Бульчука за интересную и познавательную беседу.
И Александру Храмову спасибо, заинтересовали комментариями
Олег28 ноября 2018, 21:53
Слава Богу Отцу и Господу Иисусу Христу, что подняли эту тему, например в Молдове, у нас и русские, румыны/молдоване (большой разницы нет), украинцы и другие.
Но к сожаления люди дизориентированы и разобщены, через прошлые обиды, из-за денег, политики или культуры. Лучше вспомнить кто обьединяет всех Христиан - не язык, не национальность, но Господь Иисус Христос, от которые все хорошее, что есть либо на западе или востоке, так от Него через Христианское учение и путь происходит любовь и добродетель, так как он нас учил любить и прощать друг друга. Аминь.
Александръ Храмовъ28 ноября 2018, 17:32
наравне с топонимикой свидетельствуют свидетельствуют об обратном. Святоотеческие поучения (напр. св. Паисия Величковского) писались исключительно на церковно-славянском языке в киевско-русском его изводе. Следуя логике почтенного отца Досифея и рум. историографии святые писали поучения братии и народу, в первую очередь пастве из жителей Молдавского кн-ва, на малопонятном языке.
На самом деле культура Дунайских княжеств подверглась серьезной редакции "евроинтеграторами" прошлых времен, сродни периоду советской украинизации и белорусизации.
Увы, в Румынии ныне свободная Румынская Церковь тут следует духу мира, принимая гос. концепцию и тем предавая забвению истинную свою историю.
Александр Храмов28 ноября 2018, 17:13
Спасибо за интересное интервью!

Замечательная статья. Было бы интересно узнать как все-таки семья о. Досифея оказалась в Бухаресте.

Еще один момент: долгие годы читая материалы по истории Валахии и Молдавии могу отметить следующую тенденцию: европейски образованные молдо-валашские, а позже и румынские историки, с XIX века и историки церковные старательно вымарывают роль славян и и в частности западных и юго-заападных русин (русских) в этно- и лингвогенезе современных румын. Церковно-славянский язык Церковного богослужебного круга, официальный язык делопроизводства в княжествах, в конце концов огромный пласт славянизмов (до 40% на середину XIX века) в БЫТОВОЙ лексике молдовлахов,
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×