Встреча. Венчание

Прот. Андрей Ткачев: Братья и сестры, здравствуйте! Сегодня мы решили поговорить о венчании — о смысле Таинства, о подготовке к нему. Доложу вам, что уже на стадии предварительного прикосновения к этой теме мы обнаружили целый вал интереса. Я подозревал, что эта тема не оставит людей безразличными. Итак, сегодня поговорим о венчании. Здравствуйте, друзья!

Сегодня нам придется произнести вещи, некоторые из которых будут революционными. Это, на самом деле, обычные, нормальные вещи, просто для кого-то они прозвучат очень неожиданно и непривычно. Я предчувствую, что так будет.

Вопрос: Добрый день! Меня зовут Ольга. Мне 25 лет. Я думаю, что для каждой девушки Таинство Венчания имеет важное значение. Было бы интересно узнать, с какого времени это Таинство стало обязательным для православного христианина, и вообще, откуда возникло Таинство Венчания.

Прот. Андрей Ткачев: Христианская Церковь многие вещи переняла из иудейской традиции. Иудейская традиция, в свою очередь, имеет характер библейский, родовой, корневой, изначальный.

О первом венчании мы читаем в Книге Бытия. Совершителем его был Господь Бог, брачующимися были Адам и его супруга, тогда еще безымянная — у Евы до грехопадения не было имени. Но Господь Бог венчал их, и эти слова мы читаем в Таинстве Брака.

Он сказал им: «Растите, множьтесь, обладайте землею, наполняйте ее». «И оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей, и будут два в плоть едину». Эти слова — пророчество во всем роде человеческом.

Таким образом, основание христианского брака лежит в библейском повествовании о сотворении человека, и корни нашего венчания — в раю. Люди, которые брачуются по любви, наверняка ощущают себя в раю. То есть Церковь — это некое подобие рая, такой рай на земле, потерянный и возвращенный, а Адам и Ева — это жених и невеста.

Если все в порядке, все хорошо, то в этот трепетный момент жених и невеста ощущают себя находящимися в раю под Божиим благословением. Эти слова, которые я только что процитировал, присутствуют у нас в Чине Венчания.

У евреев есть свои венчальные традиции, но у них, скорее, это носит характер брачного договора. Современное распространенное явление — брачный договор — давно существует в иудейской традиции. Там о браке договариваются родители детей, и все это мало похоже на наше сегодняшнее христианское венчание.

Вторая важная вещь, давшая нам основание думать о браке как о чем-то святом и отдельном от всего остального, это пришествие Христа на брак в Кану Галилейскую. То есть первое Свое чудо Господь благоволил совершить на венчании, то есть на браке.

Он пришел на свадьбу, и это очень важный евангельский момент, поскольку обычно Христос чудотворит и чудодействует привычным образом среди прокаженных, горбатых, бесноватых, среди блудниц, или подонков общества, или страшно больных людей. А первое чудо Свое Он совершил среди радующихся, празднующих, среди влюбленных и их родителей.

Там пили вино, танцевали, там играла музыка — это была атмосфера первого чуда. Христиане не могли пропустить мимо глаз это яркое событие. Они поняли, что Христос с нами не только тогда, когда мы болеем, или когда мы страдаем, или когда мы готовимся умирать. Христос с нами, и когда мы радуемся, и когда мы женимся и выходим замуж.

Своим присутствием Христос освятил то брачное событие, и мы это тоже читаем в Чине Венчания: «Пришествием Своим честный брак показал Господь в Кане Галилейской». Даже указано место, где это было — Кана Галилейская — город Кана в пределах Галилеи. Там сохранились многие вещи, напоминающие о том браке. Итак, библейское и евангельское повествования, собранные вместе, это то библейское основание супружества, которое есть у Церкви.

Современный Чин Венчания возник, конечно, гораздо позже. Для начала нужно было следующее: нужно было, чтобы люди находились в законном супружеском союзе перед лицом государства, как сейчас говорят, чтобы они были зарегистрированными супругами, это по римской традиции.

Если они оба христиане, то они приходили в церковь за благословением епископа, служилась Литургия, они первыми причащались, после этого читалась молитва, и перед лицом всей Церкви епископ благословлял их, добавляя еще какие-то благословения и молитвы. Вот таким кратким и простым было венчание в древности.

Со временем венчание отпочковалось в отдельный чин, и уже много веков подряд существует отдельный Чин Венчания, который совершается над желающими вступить в этот тесный, мистический, уникальный союз мужчины и женщины, подобный союзу Христа и Церкви.

Само чинопоследование — это, конечно, длинная история, и сейчас я об этом говорить не буду. Венчание, как и все Таинства, вышло из Литургии. Вообще Литургия, причастие и благословение — это первичные формы венчания.

Вопрос: То есть само венчание зародилось еще в раю?

Прот. Андрей Ткачев: Да. Венчание такое же древнее явление, как и род человеческий. И слова Господа Бога, которые звучали в ушах Адама и Евы, звучат у брачующихся людей до сегодняшнего дня. То есть это столь же древнее явление, как и люди, оно совечно человеку. Сколько лет человеку, столько лет и венчанию.

Вопрос: Добрый день. Меня зовут Анастасия. Я учусь в РГУ нефти и газа, работаю в «Газпром автоматизация». У меня такой вопрос. Отец Андрей, скажите, зачем человеку вообще нужно венчание? Что оно дает? Ведь сейчас оно не имеет юридической силы, и потом, венчание — это же не гарантия счастливого брака.

Прот. Андрей Ткачев: Да, конечно, это не гарантия счастливого брака. Гарантии вообще нет. Действительно, что дает венчание? Если рассмотреть его, например, со стороны красивости, какой-то трепетной нежности или чего-нибудь еще, то ему можно найти замену.

Атеисты, иноверующие и неверующие находят себе всяческие замены венчанию. Они обставляют свои брачные церемонии весельем, выпивкой, подарками, нарядами, какими-то перфомансами, в общем, делают так, чтобы было весело и хорошо. Они не идут к Богу за благословением, потому что им это не нужно.

Венчание нужно только верующему человеку. И если брачующиеся неверующие или маловерующие, или один из брачующихся верующий, а другой неверующий, то есть одному это нужно, а другому нет, то венчание оказывается под большим вопросом.

Вопрос: Можно еще уточнить? А если другой не против?

Прот. Андрей Ткачев: Если он не верит, но не против, да? Такое явление бывает часто. Женщинам брак нужен больше, как показывает история. Женщина, живя в невенчанном, неосвященном браке, чувствует себя блудницей и ложе считает наполовину прелюбодейным. И она хочет сакрализовать это перед Богом и людьми, она хочет достичь некой полной сакрализации. Она не хочет быть наложницей.

Есть такой термин «конкубина» — сожительница, то есть женщина, живущая с мужчиной, но не его жена, или делящая с ним ложе, но не его жена. То есть женщина, делящая ложе с мужчиной без всякой санкции Неба, чаще всего чувствует себя какой-то наложницей, сожительницей. Она хочет быть женой.

Мужчине, в силу исторически сложившейся дубовости определенных частей тела или в силу какого-то омертвения внутренних органов, сердца в частности, это нужно как-то меньше.

Когда женщина исполняет функцию некой пилы, она медленно, но верно добивается желаемого результата, она шатает и ушатывает его, в конце концов. Он говорит: «Да ладно, пойду, повенчаюсь». У меня есть сомнения, что это нужно, что нужно так дошатать этого неваляшку, что он скажет: «Ладно, хорошо».

Все-таки хочется, чтобы оба они имели одну и ту же веру, одно и то же понимание, одно и то же чувство, и чтобы оба они молились на венчании. Ведь на венчании за брачующихся молится не только один священник, они сами пришли помолиться. Они не какие-то объекты манипуляций и воздействий, они христиане, которые пришли помолиться Богу, о себе в том числе, в данном случае, чтобы взять благословение Христа через Церковь.

Поэтому, мне кажется, лучше венчаться, когда у обоих одинаковая вера. Когда он идет в церковь на аркане, только чтобы она отстала, я сомневаюсь, что это занятие будет полезным. Потом накопится какая-то злость и раздражение, и, как Вы сами сказали, гарантии ведь нет, что все будет хорошо. И потом возникнет вопрос: вот вроде бы повенчались, и что?

Для того, кто неверующий, действительно «и что?» А ничего. Что, манна падает с неба, или денег в кошельке стало больше, или квартиру подарили? Что? Да ничего. Благословение Божие для него — эфемерная вещь, он не понимает, что это такое.

Он пошел в церковь, там совершили какую-то церемонию, о чем-то попели, что-то дали попить, одели кольца, как бы благословили, дали поцеловать крест, и шагом марш. И что? Для неверующего это ровным счетом ничего не значит, а для верующего за всеми этими символами стоит жизнь, Бог, будущее, здоровье детей, благословение, стоит много-много всего.

Дорогие друзья, мы ведем непростой разговор о Таинстве Венчания. Сегодня это тема нашей передачи. Нужно, чтобы венчались верующие. Но, если мы спросим, зачем это неверующему, да абсолютно незачем. Поэтому можно сразу спросить: «Ау, неверующие! Вам нужно венчаться?» — «Нет, не нужно».

Другой человек скажет: «Я не верю, но церемония красивая. Можно я повенчаюсь?» — «Нет, не надо». Мы должны отговаривать людей от этого, понимаете? Мы не должны звать всех на венчание, мы должны узнать, зачем они пришли.

Монахов спрашивают при постриге: «Почто пришел еси, брате?» То есть чего ты пришел? А он отвечает: «Постнического жития ищу». Еще раз спрашивают: «Почто пришел еси?» — там есть целый такой обряд. И он говорит: «Хочу жить постнической жизнью».

Так же и с венчанием. Спрашивают: «Чего пришли?» — «Венчаться хотим». — «Расскажите о себе. Живете уже вместе, или еще пока нет? Сколько лет знакомы? Есть ли препятствия к браку? А вдруг вы родственники, или вдруг кто-нибудь из вас находится в другом браке и еще не разведен? Или, например, один из вас имеет психическое заболевание и скрывает это?

Есть целый ряд препятствий к браку. Нельзя жениться, например, сексуальному маньяку. Нельзя жениться психически больному человеку и выходить замуж за психически больного человека. А ведь он может скрывать это.

Нельзя жениться и выходить замуж за бездетного человека, который знает об этом и не говорит. Пока это не будет проблемой, но через какое-то время, рано или поздно, это проблемой станет. Если человек знает об этом и не говорит, то это препятствие к венчанию, и нужно об этом говорить.

Нельзя жениться на замужней женщине и выйти замуж за женатого мужчину. Нельзя жениться на неверующем. В конце концов, зачем это надо? Спрашиваешь: «Вы верующие?» Отвечают: «Ну, допустим, да». — «Когда вы причащались последний раз?» — «Никогда». — «Ну, тогда давайте работать, давайте двигаться к этому».

Если в первичном вопросе могут вскрыться какие-то большие проблемы, тогда говорят: «Ребята, вам не нужно венчаться. Зачем вам венчаться? Не нужно. Вы оба крещеные?» — «Вроде бы да». — «Когда причащались?» — «Никогда». — «Ну, какое вам венчание? Подождите, ну, вы же не христиане совсем». — «Но мы хотим».

Вот это, может быть, и будет шагом вперед. «Я буду готовиться к исповеди, буду исповедоваться, причащаться, буду ходить в храм, потому что я готовлюсь к венчанию». Ну, может и такое быть. Но спрашивать надо.

А если не спросишь, не поговоришь, не узнаешь, то они придут, повенчаются и уйдут, и, как были пеньками, так пеньками и уйдут. И ничего хорошего там не жди, потому что они просто пеньки. Да и ты пенек, потому что ничего не спросил, не сказал, только попел, покадил.

Они пришли и ушли. Что произошло вообще? Никому неизвестно. То есть это серьезнейшая вещь, от которой многих нужно отговаривать: «Ой, да подождите вы венчаться».

Допустим, они говорят: «Мы уже живем три года вместе». — «Ну, подождите, но вы, когда жить начали, нас не спрашивали. Ну, и живите себе. Зачем вам венчание? Три года прожили, не умерли, ну, и еще живите. Вы пока сырые, вас нельзя венчать. У вас веры нет, у вас молитвы нет, вы в Господа Бога веровать пока не можете по малолетству ума своего.

Давайте, приходите в храм регулярно. Если, например, я буду вас видеть в храме каждое воскресенье, то у меня вопросов не возникнет. Я буду знать вас и скажу, что Вадим и Ольга решили наконец повенчаться. Я вас уже давно знаю, знаю, что вы дружите, встречаетесь, и вы будете моими. Или вы будете ходить и молиться в другой храм, который к вам ближе. Ну, хорошо».

Но когда вы совсем чужие, какое вам венчание? Какое? Куклу на капот, тамаду подурнее, и потом дым коромыслом. К чему это? К чему это все? Сколько кинокомедий снято про безумные славянские свадьбы. Да они такие и есть в немалой своей части.

Какие-то умные вещи хочется услышать от человека, когда ты спрашиваешь: «Зачем ты хочешь венчаться?» Вот он ответит: «Я хочу вместе с ней прожить долгую жизнь, хочу родить с ней детей, и хочу, чтобы у нас была хорошая христианская семья. Я хочу быть с ней вечно».

Или она говорит: «Я хочу, чтобы мы были вместе вечно на земле и на Небесах». — «Ну, ладно, хорошо». То есть нужно услышать от людей какие-то осмысленные прочувствованные вещи, а нет так: «А, повенчались», — а потом бегут: «Давайте развенчивайте нас».

У нас же много таких фокусников, которые год назад повенчались, а потом прибегают и говорят: «Теперь надо развенчаться». Что это такое? Надо венчать раз и навсегда. То есть нужно, чтобы священник сказал: «Вы венчаетесь навсегда. Понято? Повторите», — повторили. «Теперь гляньте друг на друга еще раз. Готовы? Начинаем».

То есть даже перед входом в церковь нужно сказать: «Вы понимаете, что вы венчаетесь навсегда? Двери за вами закрываются, и вы уже не будете один. Вы будете новым человеком, состоящим из двух человеков.

Глаза наши узнают в тебе отдельного человека, и в нем отдельного человека, но вера наша узнает в вас обоих одного человека. Это будет один человек, слепленный из двух. Уже то, что Бог сочетал, человек да не разлучает. То есть, разлучать сочетаемое ныне вы не имеете права. Поняли?» — «Поняли». — «Готовы?» — «Готовы». — «Заходите, все».

Надо, чтобы звучали эти слова. А то приходят какие-то странные люди со странной верой, со странными мыслями, и у них только один вопрос: «Сколько заплатить?» — «Столько-то». — «Куда платить?» — «Туда». Заплатили. «Куда отдать квитанцию?» — «Заберите ее себе на память». Все.

Потом, когда идет венчание, они ничего не понимают, стоят и думают: «Когда это закончится? Что-то они поют, что-то читают, но слишком уж все затянули. Уже пора за стол, шампанское уже остыло».

Так вот, я считаю, что таких людей венчать не надо. Нужно их отгонять от церкви, тогда они в церковь будут бежать. Скажут: «Чего это Вы меня прогоняете? Что, я хуже всех, что ли? Нет. Я тоже хочу». А так они будут идти в церковь, как на перекур: «На всякий случай пойду, повенчаюсь». Нет, нужно подходить к венчанию как к большой святыне, с большим трепетом, да еще с экзаменом, с подготовкой.

Вопрос: Отец Андрей, добрый день! Меня зовут Петр. Я экономист по образованию. Вот Вы сказали, что женщина в невенчанном браке чувствует себя не очень уютно. Действительно ли сожительство, взаимоотношения супругов в зарегистрированном браке, но до венчания, являются блудом? И второй вопрос: является ли препятствием к венчанию отсутствие регистрации брака в ЗАГСе?

Прот. Андрей Ткачев: Я лично не считаю блудом зарегистрированный брак двух людей, из которых один почему-то не хочет венчаться. Ну, то ли он некрещен, то ли крещен, но маловерен, то ли почему-то не готов к венчанию.

Брак легален, официален, и я не могу назвать его блудом. Я прекрасно понимаю, что такое блуд, и вы наверняка знаете, что это такое. Блуд — это случайные запретные связи с человеком, который тебе не принадлежит.

Но здесь жизнь с твоей родной женой, которая сказала тебе «да» в ответ на твой призыв выйти за тебя замуж, поэтому как можно назвать это блудом? Я не согласен с этим. Я знаю, что не все священники согласятся со мной. Они скажут: «Да нет, это блуд, и все. Надо всех венчать».

В Советском Союзе венчанных браков было 1 или 2%. Крещеные-то люди были, тогда крестили тайком, а повенчать было уже тяжелее, потому что крестили маленьких, в церковь бежали тайком или батюшку к себе звали, а венчаются уже взрослые, и это уже тяжелее скрыть.

Знаете, где наши люди обычно венчались? На отдыхе. Уезжали летом в Сочи, в Ялту и там, на отдыхе, где никто никого не знает, супруги приходили к батюшкам и просили: «Повенчайте нас».

В советское время на курортах отцы часто венчали ночью, без свечей, без хора, шепотом, при закрытом храме. И люди тихонечко выходили, венчанные, поцеловались, кольцами обменялись, пошли в ресторан и выпили вечером шампанского. Вот такие были венчания — тайком.

И венчанных было очень мало, в основном все были невенчанными. В Российской Федерации церквей-то сколько было? Кот наплакал. Так что, теперь всех блудниками, что ли, называть? Что, все блудники? Ну, из них, наверное, немало было блудников, но я прекрасно понимаю, кто блудник, а кто не блудник.

Есть невенчанные люди, которые ни разу не прикасались к чужой женщине. Есть невенчанные люди, которые, например, даже думать не хотели о чужой жене, знали свою жену и больше никого. У меня язык не повернется назвать таких людей блудниками. Но я знаю, что многие из духовенства считают, что не венчался — значит, все. Я с этим не согласен.

А что касается росписи… Современная жизнь требует государственной регистрации. Во-первых, мы не верим современному человеку, имеем право не верить. Я уже много раз рассказывал историю из моей личной жизни о том, как пришли ко мне мужичонка постарше и девчонка помоложе и сказали: «Мы хотим венчаться».

Я говорю: «А как с росписью, то, се?» Они говорят: «Да нет. Мы такие духовные, что нам нужно только повенчаться. Нам нужно только Божие благословение и больше ничего. Мы очень духовные люди, мы презираем всякие штампы в паспорте, мы вообще не любим всей этой канцелярщины. Мы любим Бога и хотим повенчаться».

В общем, я тогда был молодым священником, я купился на эти безбожные разговоры. А разговоры были безбожными, как оказалось. Я повенчал их. Она уже была с животиком, думаю, нужно, чтобы ребеночек родился под благословением.

А потом, недельки через две, звонит мне какая-то женщина и говорит: «Вы такой-то?» Я говорю: «Да». — «Почему Вы повенчали моего мужа?» Оказывается, этот духовный мужичонка был женат. Он был старше этой девчонки лет на 10, они спутались, он сделал ей ребеночка, и она уже понесла во чреве плод этого союза.

И он решил повенчаться с ней, при живой жене, при штампе в паспорте, а прикрыл свой блуд высокими разговорами: «Мы такие духовные, мы так презираем штампы в паспорте, мы так не любим эту канцелярскую штуку».

А кто любит канцелярские штуки? Кто любит штампы в паспорте? Но это необходимая часть нашей жизни, и нужно все это проходить и регистрировать. Я вообще подозреваю, что, если современный человек, начинающий духовные разговоры про свое презрение к штампам в паспорте, то он прячет под этой риторикой какую-то конкретную гадость.

Как только вы встречаете высокодуховно говорящего человека, сразу возникает подозрение, что этот высокодуховный говорун — какой-то мелкий пакостник, он что-то прикрывает этой дымовой завесой. Поэтому мы не верим в великую духовность современного человека и говорим: «Послушайте, распишитесь и потом приходите».

Конечно, если вы, например, являетесь многолетним прихожанином какого-нибудь храма, и батюшка знает вас как облупленного, знает вашу избранницу, вы регулярно бываете у Чаши, ну, вы просто прихожанин конкретного прихода, и вы созрели для супружества, то, когда вы скажете: «Мы хотим венчаться, но запись в ЗАГСе переносят на целый месяц вперед», — батюшка может смело вас повенчать.

Он скажет: «Я знаю вас, поэтому повенчаю. Не нужно ничего. Потом распишетесь». Все равно роспись потом потребуется, будут рождаться дети, всякие прописки, имущество — будут все эти канцелярские штуки.

Жена должна брать фамилию мужа, даже если она какая-то Сухово-Кобылина, Иловайская-Задунайская, типа, с графскими корнями, все равно нужно брать фамилию мужа.

Нужно смиряться и брать фамилию мужа, и нечего из себя что-то воображать. Поэтому нужно все эти бумажки подписывать, и детей регистрировать, и штамп в паспорте о прописке ставить.

Незачем выдумывать высокую духовность. Надо — значит, надо. Но в Вашем случае это может быть сделано позже. Если Вас хорошо знает батюшка, он доверяет Вам, знает, что Вы его не обманете. Но, поскольку венчается масса людей, которых мы не знаем, мы не можем, просто не имеем права им доверять.

Мы говорим: «Давайте сделаем все медленно и по-настоящему». Вообще я хотел бы сказать: «Когда будете венчаться?» — «Через месяц». — «Сколько у нас осталось воскресений? Четыре. Я хотел бы четыре воскресенья подряд видеть вас здесь, в нашем храме, вдвоем на Литургии. Я буду вас венчать в этом храме. Будьте любезны, начиная с ближайшего воскресенья, будьте вдвоем в этом храме.

Звучит возглас «Благословенно Царство», и начинается Литургия. Посмотрел — да, вы здесь. Потом, в конце, когда крест поцеловали, вы уходите до следующего воскресенья. Пусть будет хотя бы так, чтобы вы потихонечку начали ходить в храм перед венчанием.

А потом что, вы повенчались и исчезли? Ага, здрасьте. А когда я в следующий раз вас увижу? В следующее воскресенье, уже как мужа и жену. Вы только и походите в храм до первого ребенка. Потом, когда первая беременность, роды, то да се, вы уже вместе не будете ходить в храм. Там уже дети внесут свои коррективы».

Поэтому молодые люди могут вместе походить в храм только до венчания и потом до первого ребенка. Просто потом не даст жизнь. Она с ребенком — ты в храме, или ты остался с ним — она пошла причаститься. Так что нужно привлекать их, чтобы я их видел.

Ну, что ж я буду венчать незнакомых людей? Это вообще какое-то бессовестное занятие. Поток неизвестных людей приходит ко мне, я их благословляю и никого из них не знаю. И потом я их не вижу, не знаю, как, с кем они живут, разошлись или остались вместе, что у них.

А потом у них возникают проблемы. Куда они побегут? К тому, кто их венчал. Зачем психологу переплачивать? Тот, кто венчал, должен с ними провести какую-то подготовительную работу к венчанию, поисповедовать, причастить, благословить, напутствовать, а потом отслеживать их жизнь.

Если у них что-нибудь не то, нужно идти к тому, кто венчал. Чего идти к другим? То есть навеки устанавливается связь, получается благодать через конкретного человека, значит, к этому конкретному человеку и нужно приходить со своими проблемами.

Вопрос: Отец Андрей, здравствуйте! Меня зовут Кристина. Подмосковный город Балашиха. Замужем и венчана. Я хотела бы узнать, есть ли какие-то обязательные вещи, которые венчанные воцерковленные супруги должны делать после венчания.

То есть это либо какая-то молитва для рождения детей, может быть, совместное причастие, чтобы подкрепить то, что мы сделали это осознанно, и чтобы в дальнейшем все было более-менее хорошо.

И такое понятие как «отлепиться от родителей» — как ты в душе можешь понять, что после венчания ты отлепился? Потому что, когда с родителями тесные связи, как бы тяжеловато это сделать. Как понять, что это произошло? То есть, как понять, что муж — это уже все?

Прот. Андрей Ткачев: Что касается детей, в самом Чине Венчания в готовом виде существует такое богатство просьб, что меня каждый раз при совершении Таинства терзает естественная объяснимая жалость, что этот текст проходит мимо людей, что они его не слышат.

А там такие сочные просьбы: «Да узрят они сыны сынов своих, как новосаждения масличная окрест трапезы». Представьте себе масличные деревья вокруг вашего стола под теплым южным небом, и чтобы вокруг вас вот так были сыны сынов. Чтобы родились сыны и доросли до того, что родили своих сыновей, и вся эта рать — эта молодая и старшая поросль — вокруг вас к старости. Такое пожелание дается.

«И плод чрева на пользу, и ложе нескверное, и в чадах благодать». То есть, чтобы благодать Божия была видна на чадах через вас. И такого в Чине Венчания очень много. В общем-то, это очень чадолюбивое Таинство. Розанов говорил, что это самое плотское Таинство из всех существующих, потому что все остальные мистерии поднимают вверх.

Это Таинство рода, пола, чрева, рождения, освященной земли. И там этого всего очень много, поэтому, я думаю, было бы очень полезно, если бы священники находили возможность зачитывать вслух какие-то особенно вкусные куски текстов, чтобы те, кто будет венчаться, заранее слышали, что прочтется над ними во время венчания, а уже венчанные слышали, что над ними прочли.

Знаете, в монастырях есть обычай напоминать монахам о монашеских обетах: «Напоминаю тебе, что ты отрекся от дьявола, посвятил себя Христу, согласен умереть за Христа, что ты вообще живешь жизнью для Бога, а не для земли. И ты уже умер, в принципе, ты уже живешь другой жизнью».

Надо напоминать человеку, чтобы он не забывал. Точно так же, мне кажется, эти тексты, красивые, венчальные, должны священниками доноситься до людей. Там уже есть все, то есть ничего специального читать не нужно.

Вопрос: Отдельно как бы ничего не нужно?

Прот. Андрей Ткачев: Это будет так, как, знаете, по пословице: «Коня куют, а жаба ногу подставляет». То есть, когда тут есть такое большое, ты не будешь выдумывать что-то маленькое.

Мне всегда по-больному смешно, когда, например, идет служба, а кто-то стоит со своей книжечкой и что-то читает. Ну, не успел дочитать чего-то дома. И вот Литургия уже идет, уже «Тебе поем», уже Жертва приносится Богу, а кто-то стоит в углу со своим акафистником и что-то там читает. Думаю, человече, что ты там читаешь? Литургия идет!

Ясно, что он нормальный, верующий, благочестивый человек, он что-то не успел, но никто не удосужился ему объяснить, что все нужно забыть, нужно только молиться со всеми Богу.

Так же и здесь. Там будет столько попрошено для Вас! И не надо ничего дополнительно. Можно только просить, чтобы «исполнились на мне слова венчания».

Когда будете молиться Богу, скажите: «Господи, когда я венчалась, там столько мне напросили разных благословений! Прошу Тебя, Господи, чтобы они исполнились». То есть: «Господи, сделай так, чтобы исполнилось однажды произнесенное над нами с мужем благословение. Пусть оно исполнится».

В храм вместе ходить нужно обязательно. Это вообще очень мило, и красиво, и очень трогательно, когда муж и жена вместе в храме. Это очень хорошо. А потом, когда появляются дети, когда люди приходят в храм семьями, мне кажется, это прекрасно, это выше всех похвал.

А ведь многие люди живут, как подпольщики. Допустим, живет один человек верующий, а вокруг него все неверующие. И муж неверующий у нее, и дети тоже неверующие, потому что не получается воспитать их, и те неверующие, и эти неверующие, только она одна верующая.

И вот она бегает в храм, как партизан, время от времени, и одна молится Богу за весь свой род, а всем остальным это все до лампочки. Это ужасно.

И совсем другая картина, когда муж верующий, и жена пошла за ним в церковь, и дети вместе с ними, и все они верующие. Это нормальная семья. А у нас нормальных семей очень мало, большинство каких-то партизан. Живут, как партизаны, и бегают в храм поодиночке вымаливать безбожный свой род.

И это хорошо, потому что говорят, что капля море освящает. Он потом как-нибудь потянет за собой эту банду неверующих. Но это трудно, это очень трудно.

Так что мужу и жене надо вместе ходить в храм, это очень важно. Это очень хорошо. Нужно вместе совершать какие-то паломничества, вместе молиться Богу дома. Но можно и отдельно. Некоторые супруги говорят: «А мне лучше одному». Что ж, пусть будет так, пусть они молятся отдельно. Но можно вместе. Это уже дело частное. Но в храм ходить нужно вместе и просить Господа, чтобы исполнились все однажды произнесенные благословения.

Вопрос: Батюшка, а по поводу родителей?

Прот. Андрей Ткачев: А, как от них отлепиться? Ну, это мистика. Знаете, с тех пор, как Вы с мужем прилепились, как вы стали одной плотью, был момент перехода. То есть Вы уже вышли из одного состояния и вошли в другое, и Вы уже принадлежите мужу, а не родителям.

Было же сказано в раю: «Оставит человек отца и матерь, прилепится к жене своей, и будут два в плоть едину». Вот это с вами произошло. Теперь уже нужно где-то подключить волю, потому что сердце прилепилось к маме.

То есть 20 лет для вас самым главным человеком была мама, а на 21-м году вдруг появился какой-то муж, и теперь он самый главный. «Входит некто православный и говорит: “Теперь я главный”».

Конечно, существует некий труд, как это — от нее отлепиться и к нему прилепиться. Но это труд необходимый, потому что мама теперь не главная. «Мамочка, прости, мамочка, ты самая лучшая. Мамочка, до свидания».

Мама говорит: «Тебе так некрасиво, постригись». Она спрашивает у мужа: «Ты как думаешь, мне нужно постричься?» — «Ни в коем случае». Кого будем слушаться? Мужа, конечно, не маму.

Мама говорит: «Не рожай больше. Что это ты опять забеременела? Только что одного родила. Что, ты будешь рожать, рожать и рожать? Знаю я вас, христиан, вы те еще чудаки. Все такие аскеты, а как начнут рожать, так никак не могут остановиться. Хватит рожать».

А муж говорит: «Нет, ну, это только второй. Ты что? Мы должны еще родить третьего. Дети рождаются здоровые, слава Богу, есть крыша над головой, есть хлеб, чего не рожать-то?» Кого будем слушаться? Мужа. «Теперь я его жена, все, теперь он мой хозяин. Мама, у меня есть муж, и этим все сказано».

У некоторых сердце не дергается против этих слов, а у некоторых дергается, видимо, слишком сильная связь с мамой. Значит, тогда нужно волю подключать, нужно, чтобы голова понимала, что закон говорит: «Бог сказал мужа слушаться больше». Значит, ты будешь заставлять себя. То есть, или, естественно, с сердцем, или с насилием от ума нужно это исполнять.

Вопрос: Отец Андрей, здравствуйте! Меня зовут Анвар. Мне 42 года. Я женат уже 20 лет. Жена у меня крещеная, а я нет. Я хотел бы узнать о благословении родителей, если, допустим, мой отец не благословит венчание. Насколько это серьезно — благословение родителей на венчание?

Прот. Андрей Ткачев: Хороший вопрос, но сложный, учитывая то, что у вас такая поликонфессиональная ситуация — одна крещеная, а другой нет. Я думаю, что у Вас и с благословением будет также как-то сложно.

Вопрос: Сначала о крещении.

Прот. Андрей Ткачев: Конечно, если Вы примете святое крещение, тогда Вам уже больше ничего не будет нужно. У Вас будет только дорога к венчанию, вне зависимости от отношения к этому родителей, потому что жена у Вас уже по факту есть. Это Ваша родная супруга, вы давно уже, лет 20, одна плоть. Теперь вам для венчания мешает только отсутствие Вашего крещения, поэтому здесь уже поздно Вас благословлять.

Я думаю, что благословение родителей нужно в любом случае — венчаются люди или не венчаются. Если они начинают жить вместе, им нужно, чтобы папа с мамой благословили их на это, чтобы они посмотрели на невестку, чтобы папа с мамой, с другой стороны, посмотрели на зятя, чтобы они вас обняли, поцеловали.

И если они верующие, пусть помолятся, причем, независимо от того, какие они верующие. Например, полюбил я какую-то татарочку, мусульманочку. Я бы пошел к ее папе и маме и попросил бы, чтобы они благословили меня, как они умеют, как они знают, чтобы они поцеловали меня, обняли, как сына, и отдали мне свою дочку. Это было бы очень важно.

Если родители верующие, они могут снять икону со стены, произнести: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, дети, благословляем вас», — или перекрестить их, или как-то возложить на головы руки, прочесть молитвы, если они их знают.

Знаете, как это важно, как к тебе отнесутся. Если у меня есть дочка, и она выходит замуж, то, по сути, я приобретаю сына. Я смотрю, заходит молодой человек, и дочка говорит: «Папа, это мой будущий муж». Я, допустим, говорю: «Ну, сынок, здравствуй. Ну-ка покажись, какой ты. Давай будем обниматься. Ты теперь мой сын».

И это очень важно для человека, чтобы заложить начало жизни. Вот это, собственно, и есть благословение, какие-то простые благопожелания, слова. Я могу даже ничего не связывать с Господом, я просто обниму его и поцелую: «Ну, вот, теперь ты мой сын».

Или мой сын будет жениться, и пришла невестка, и мы смотрим с женой на нее: «Ну, доченька, какая ты? Хорошенькая, да, не ошибся сын. Ну, давай, иди сюда. Ты теперь моя дочка. Иди, я тебя поцелую».

Если родители примут решение своих детей и просто поцелуют этого своего нового сына или новую дочку, это и будет их минимально необходимое благословение. Конечно, здесь могут быть сложности, и этих сложностей не хотелось бы, потому что неблагословение отца и матери — оно выбивает почву из-под ног.

Раньше люди страшно боялись этого. Матери хватало только поднять руку с троеперстием со словом «прокляну», и все, и залезали от страха под лавку. «Нет моего родительского благословения» — и все, хоть тебе будет 45 лет, и ты будешь купцом таскать баржи на Волге.

Старенькая мать с печи скажет тебе: «Не благословлю», — и ты отступишь от своего решения, потому что родительское благословение раньше требовалось всегда. На этом мы стояли, на этом мы прожили тысячу лет истории.

И надо сейчас это вернуть, но это не уловка для самодурства, чтобы мать или отец манипулировали детьми через благословение. Надо понимать, что отец в семье, как священник, и мать в семье, как священник. Он может благословлять своего сына, допустим, на учебу, на школу.

Отцу всегда первый кусок. Когда за стол садились и суп наливали, кому наливали первую тарелку? Отцу, конечно, отцу сначала. Власть отца — это такая же сакральная вещь, как то, что есть Бог.

Докажите, что Бог есть, сыновним послушанием. Докажите, что Бог есть, отеческой заботой. Докажите, что Бог есть, материнской любовью. Эти вещи доказывают бытие Божие, потому что мы с вами не обезьяны — родил, облизал, обнюхал и пошел. Как обезьяны воспитывают детей? Никак.

А у нас, нет, у нас надо доказать бытие Божие через семью. Семья — это главная точка доказательства, что Бог есть, и поэтому, когда семья рассыплется, верующих не останется. Вера не может жить в людях, у которых нет семьи, это важнейшая вещь. Вера держится семьей, и семья держится верой. Они друг друга держат вместе.

Братья и сестры, мы возвращаемся в студию. У нас сегодня важный, по оживленности судя, разговор о венчании.

Вопрос: Здравствуйте, батюшка! Меня зовут Мария. Я хотела спросить, почему в Таинстве Венчания венцы олицетворяют и царский венец, и мученический, и в самом Таинстве звучат слова о мучениках.

Прот. Андрей Ткачев: Ну, венцы вообще — это награда за целомудрие, как, в общем-то, и белое платье, если на него пристально посмотреть. То есть, по идее, венец — это награда за сохраненность целомудрия до свадьбы.

Венцы означают добродетели, поскольку брак — это школа добродетели, то есть приобретенные добрые качества души, впрочем, как и врожденные, такие как щедрость, мужество, сострадание, терпение, воздержание. Это называется добродетелями.

Семья — школа добродетелей. Семья воспитывает в человеке все это. Семья процветает, если люди трудолюбивы, и семья чахнет, если они лентяи. Следовательно, семья воспитывает человека, она требует от человека трудолюбия. Лентяй не может быть хорошим семьянином.

Семья укрепляется через милостыню, не оскудевает рука дающего. То есть дом людей, у которых доброе сердце, Господь Бог обещает сделать полной чашей. У тебя все будет, еще старое съесть не успеешь, как уже будет новое, потому что ты делишься и не зажимаешь это все у себя.

Одно из главных занятий мирян — это милосердие и всякая благотворительность, всякое доброделание. А жадные, прижимистые — они вроде бы и хозяйственные, но у них будет всего меньше, да и то, что есть, пропадет.

Поэтому семья требует и этой добродетели. Семья требует, например, не жалеть себя, потому что, если взять люльку с малышом — это нужно вставать ночью, и уже не доспишь, не доешь, не отдохнешь. Так с одним ребенком, потом и с другим, и с третьим — крест на личной жизни, на самом деле.

Ты готов на это, значит, ты идешь на крест, ты отдаешь себя в жертву. Ты не валяешься на печи, не пилишь ногти, не сидишь, не куришь папиросу и не дуешь дым в потолок от безделья. Ты работаешь всю жизнь, потому что у тебя семья.

А семья воспитывает добродетели — человеколюбие, трудолюбие, крестоношение, терпение, мужество. Это все в семье должно быть, иначе семьи не будет. Бедные семьи потому и распадаются, что поженятся эти зеленки, незрелые люди, которые всего хотят и ничего не умеют. Ясно, что они поразбегаются в стороны.

Корона на голове — это знак того, что ты дотерпел, ты женился, и теперь ты будешь воспитывать в себе добродетели. То есть Бог венчает тебя благословением на то, чтобы ты теперь трудился над всеми добродетелями. Это смысл короны, в принципе.

Ну, и, конечно, венцы мученические тоже, потому что мученики — это гвардия Иисуса Христа. Мученики — это те люди, которых сварили в масле, которых избили до смерти, которых изуродовали, изувечили, закопали в известь, повесили вниз головой.

Мученики — это все те, кто перетерпел страшные муки за имя Иисуса Христа. Они теперь имеют великое дерзновение перед Ним, они ближе всего к Нему. Господь как бы говорит им: «Я пролил кровь за всех людей, чтобы все люди жили, а вы пролили кровь за Меня. То есть мы обменялись пролитой кровью — Я за вас, а вы за Меня. Теперь просите, что хотите, Я все вам дам».

Мы вспоминаем их не потому, что в браке люди мучаются. Люди и без брака мучаются, люди вообще мучаются, как разбойник на кресте, тот, который слева. И не все распятые спасаются. На Голгофе три креста, но ведь только один разбойник вошел с Христом в рай, второй-то не вошел.

То есть можно быть и распятым, и мучиться, и страдать, и тяжело страдать — и не быть в раю. Вот еще какой фокус может произойти с человеком. Вроде бы жизнь была ужасной, и надо бы быть теперь в раю, а нет, не будет награды, потому что не было веры.

Покаяния не было, веры не было, и из одной муки человек идет в другую. Вот еще как бывает. Поэтому не все, кто мучается, спасутся. А эти мученики — они настоящие помощники людям.

И в браке мы не обязаны мучиться, не в этом смысл брака. Некоторые говорят: «Вот, будете мучиться, вам тропарь мучеников пропели». Нет. Мы поем мученикам песни, для того иметь мучеников защитой себе — Георгию святому, Дмитрию святому, Варваре святой, Екатерине святой и всем остальным святым. Мы поем им хвалебные песни, потому что мы знаем, что они стоят у Царя во дворце перед лицом Его и могут просить у Него за нас.

Кто на земле непоколебимо счастлив? Покажите мне. Цари, президенты, миллионеры, магнаты, киноактрисы, полицейские, шахтеры, космонавты? Кто? Нет такой категории людей, которая имела бы непоколебимое твердое счастье. Нет таких.

Вопрос: И второй вопрос хочу задать, батюшка. Часто у своих знакомых я вижу, и в социальных сетях тоже, что люди, даже оба верующие, и брак зарегистрирован, но венчание почему-то откладывают. Получается, по сути, что все равно уже нельзя разводиться, даже если они расписались. То есть какой смысл откладывать венчание? Или они говорят: «Мы созреем и к этому придем». Почему так происходит?

Прот. Андрей Ткачев: Конечно же, я не вижу никакого смысла откладывать венчание. Если брак по факту состоялся, мужчина живет с женщиной, оба согласны жить вместе, у обоих общие имущество, имя, дети, ответственность, кастрюля, потолок, оба верующие и не венчаются — они преступники. Заговорщики, лентяи и преступники.

В Российской Федерации существует тайный заговор нескольких миллионов безбожников, заговорщиков, вернее, этаких божников, верующих заговорщиков, которые согласились заключить заговор против Иисуса Христа, против Церкви и не венчаться. Это я шучу, понимаете?

Это те, кто крещеные верующие, расписавшиеся, живут вместе и не венчаются. У них нет ни одного аргумента в пользу этого, им нечего сказать. «Почему не венчаетесь?» — «Мы не созрели». — «А спать вместе созрели?» Нет аргументов у людей. У крещеных, живущих вместе людей не венчаться нет аргументов.

Куда еще созревать? Перед смертью, что ли, будут созревать? Раньше люди в 35 лет уже считались стариками. Сколько же еще они будут зреть? Я не понимаю таких разговоров. Если взрослому мужику 30 лет, то когда он еще собирается зреть? Ему уже скоро умирать. Он уже достиг возраста зрелости, он уже женат, он крещен, а он еще хочет созревать. Куда ему зреть, я не понимаю.

После 22-23 лет мы уже стареем. Человеческий организм развивается примерно до 24 лет, а с 25-ти мы уже начинаем стареть, интеллектуальный, физический рост уже заканчивается. Почему, например, тяжело войти в профессиональный спорт уже лет в 20, ну, просто невозможно? Потому что пик формы — это 17, 18, 19 лет, потом нужно только держать форму.

В 24-25 лет ты еще форму держишь, а потом, в 27-28 лет, тебя уже поджимают 18-летние, и ты сдаешься, ты не можешь с ними конкурировать, потому что у них молодость, у них сила, энергия, а ты уже умираешь.

А наши великовозрастные перезрелки только собираются зреть в 30 лет. Я просто в ужасе от них. До чего мы дожили! И еще нам говорят, что у нас прогресс. Какой у нас прогресс? У нас полный регресс. Если мужик в 30 лет считает, что он еще не созрел, то когда он собирается созревать? В 90, что ли?чего мы дожили

Вопрос: Отец Андрей, здравствуйте. Меня зовут Анна, и у меня такой вопрос. Как можно интерпретировать и понимать слова, которые звучат во время Таинства Венчания: «Да убоится жена мужа своего»? И это первый вопрос. А второй вопрос: если муж и жена невенчанные, будут ли они вместе в вечности, после смерти?

Прот. Андрей Ткачев: Я думаю, что, конечно, неразрывные на земле, они, по определению, как бы просятся быть неразрывными и на Небе. Будем надеяться на это. Будем надеяться на неизменную доброту нашего Бога.

Что касается страха жены перед мужем, то это слова апостола Павла из Послания к Ефесянам. Там он долго говорит об отношениях мужа и жены, о том, в частности, что муж должен любить свою жену, как свое тело.

Кстати, текст этого Послания нужно знать всем — и мужьям, и женам. То есть любящий свою жену себя самого любит, потому что жена — это плоть мужа. Каждый из нас свою плоть питает и греет, и никто не имеет ненависти к плоти, поэтому нужно любить свою плоть в лице своей жены.

Потом, нужно любить жену, как Церковь любит Христа, и как Христос любит Церковь. Христос спасает Церковь Собой, спасает Тело. Человек хочет, чтобы Тело Его, то есть Церковь, была лишена всякого порока, потому что слава мужа — это жена, целомудренная, красивая, работящая, добрая жена, и она — слава мужа.

О мужике можно ничего не говорить, просто покажите его жену, и про него многое будет понятно, потому что мужчина — это слава Божия, и это тоже из Писания. То есть мужчина — это образ славы Бога, и Христос воплотился в мужеский образ.

На мужчине лежит задача — быть образом славы Бога. А жена — это слава мужа. И он должен любить ее, как Церковь, без пятна и порока, и, как Христос умер за Церковь, так и муж должен быть готов умереть за семью.

Ну, и, в конце концов, говорят: «Так пусть каждый любит свою жену, как себя самого, а жена пусть боится своего мужа». Это последние слова из Апостола. Но, поскольку в нашей традиции мы протяжно распеваем последние слова и поднимаем ноту вверх, получается, что ничего непонятно из прочитанного. А потом, в конце, читается таким раскатистым голосом: «Жена да боится своего мужа». Поэтому нужно узнать общий контекст, общий смысл Послания апостола Павла, этой главы.

Грех не бояться такого мужа, который, как Христос, любит тебя, который, как Христос, готов умереть за тебя, который греет и питает тебя, как свою собственную плоть, который видит в тебе свою половину, который нежен с тобой. Чего ж его не бояться?

Такого мужа боишься оскорбить, опечалить, боишься показаться перед его глазами наглой или распущенной, боишься флиртовать на его глазах с другими мужчинами.

Бойся обидеть такого человека. Слышишь, каким должен быть муж? Он должен быть таким, таким, таким и таким. А ты смотри на него и радуйся, что Бог дал тебе такого хорошего мужа. Прямо как Христос для Церкви, так твой муж для тебя.

Самая больная проблема нашего народа и нашего церковного сообщества — это изъязвленная тема брака. Это изъязвленная нашими грехами и пороками исчезающая семья, семья страдающая. Или бессемейный одинокий человек в многомиллионном улье, муравейнике мегаполиса, одинокий среди многолюдства. Это отсутствие теплоты, порванные связи с поколениями. Короче, все это касается семьи.

Это была передача «Встреча». Братья и сестры, мы сегодня с воодушевлением и ужасом говорили о самой больной и самой важной теме нашей жизни — о браке в контексте венчания. До свидания.

Часть 2

Протоиерей Андрей Ткачев

Источник: СПАС ТВ

12 августа 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×