Пробудить в зрителе силу добра (+ВИДЕО)

Беседа с кинорежиссером Лолитой Наранович

Лолита Наранович с юными актерами Лолита Наранович с юными актерами В Санкт-Петербурге завершились съёмки полнометражного альманаха «Сила добра». Это кино с православными мотивами, несущее Евангельские истины, так необходимые в современном мире. В него вошли экранизации пяти рассказов русских классиков – «Юшка» (А. Платонов), «Бедные люди», «Сила детства» (Л. Н. Толстой, по мотивам Гюго), «Честное слово» (Л. Пантелеев), «Горячий Камень» – (А. Гайдар). Создатели позиционируют фильм как доброе кино для души. Мы побеседовали с молодым режиссером этого проекта – Лолитой (в Крещении Любовью) Наранович. Поговорили о творчестве, о созидательном кино, его роли и задачах в нашем обществе. О значимом явлении кинематографа XX века – кодексе Хейса – и о том, как найти свое призвание, поверить в себя.

По мнению нашей героини, сила добра и сила духа – две главные отправные точки в работе и жизни. Лолита поделилась мыслями, как возродить добрый кинематограф и привлечь к нему зрителя. Рассказала про свой творческий путь от сценариста до режиссера, о том, как поступала во ВГИК по благословению духовника.

– Такое красивое и редкое имя – Лолита, расскажи немного о себе, откуда ты?

– Лолита – так меня назвала мама. В честь испанской певицы Лолиты Торес (улыбается). Мой папа был кубинец, ну, немного нестандартная история, конечно...

– Но есть и второе имя, если не ошибаюсь, Любовь…

– Да, Любовь. Его я получила при Крещении. Крестилась в 12 лет, по собственному желанию. Батюшка в Троице-Сергиевой лавре сказал: будешь Любовь. Ну, я не возражала.

– Значит, с 12 лет ты стала воцерковляться?

– Нет, это происходило постепенно. Наверное, настоящее воцерковление произошло уже во время беременности. Я начала регулярно ходить в храм, причащаться, познакомилась со своим будущим духовником, который в дальнейшем и благословил меня поступать во ВГИК на режиссера.

– Мир кино был твоим увлечением с детства?

– Нет, совсем нет. Я никогда не думала, не мечтала об этой профессии. В отличие от моих коллег-режиссеров: многие с детства что-то снимали, интересовались биографией режиссеров, делали шаги в этом направлении. Моим главным увлечением и любимым занятием детства и юношества было писать. Сочинения, эссе, стихи – мысли, которые я воплощала на бумаге – это была отдушина и самое любимое занятие. Потом был журфак, так что согласно первому высшему образованию я журналист. На первых порах, когда пришла на режиссерский, невероятно трудно было начать работать с камерой. А там буквально с третьей недели занятий сразу установка – идите и снимайте. А что снимать, как это делать? В общем, я сполна ощутила отсутствие этого опыта. Были даже мысли уйти с курса в сценарную мастерскую, но батюшка не благословлял. В итоге появился на свет мой первый фильм «Слабым здесь не место». Очень благодарна Богу, духовнику. Теперь процесс съемки, работа с актерами приносит мне огромное удовольствие и радость. Когда образ героя в твоей голове воплощается талантливым человеком и профессионалом своего дела – это не передать словами, это до мурашек.

– Расскажи, пожалуйста, как родилась идея альманаха? Сразу было понятно, что это будет несколько работ в цикле, или пришли к этому в процессе работы?

– Проект «Сила добра» придумала продюсер Галина Фесенко. Она проделала серьёзную и кропотливую работу. Долго подбирала материал, искала рассказы, которые должны были войти в альманах. Первым был сделан и показан «Юшка». Фильм с успехом прошёл на фестивалях, что послужило для нас стимулом к дальнейшей работе.

– Подборка рассказов для экранизации – очень животрепещущая, с надрывом, с сердцем... Как ты можешь охарактеризовать проект, каковы его основные задачи?

– Нам очень хотелось сделать полезное, идейное кино. Думаю, весь смысл проекта – в его названии: пробудить в зрителе силу добра. Знаешь, как порой каждодневные заботы делают нас черствыми по отношению к окружающим людям, событиям, нам некогда подумать о душе. Думаю, что это кино поможет человеку остановиться, немного отвлечься от собственных проблем, наполнить пространство теплотой после просмотра. Чтобы вдруг появилось желание взять книгу и прочитать те рассказы, которые мы оживили на экране. Позволить себе не спешить, а подумать над вечными ценностями.

– Взять книгу в руки – это очень актуально, конечно, особенно для современных детей. Сейчас это все же большая редкость. Если у вас получится, будет здорово.

– Да, есть такая проблема, книги уходят. Их место занимает Интернет с бесконечными развлекательными шоу и обзорами чужой жизни. Что касается детей, пока не знаю, какое ограничение по возрасту будет выставлено. Возможно 12 или даже 16+. Альманах не совсем для юного зрителя. Хотя мой сын посмотрел «Юшку» сразу, как он был сделан, ему было 7. Мы рекомендуем альманах к просмотру подросткам, школьникам. Думаю, что каждый родитель сам может определить, пора ли его ребёнку смотреть нашу экранизацию. Но, мне кажется, это всё же лучше, чем то, что сейчас можно найти в широком доступе для просмотра, в том числе и детям. Ну, а если, повторюсь, это сподвигнет ребёнка взять книгу и сравнить нашу версию с авторской – все точно не зря.

– То есть изначально аудитория – старшие школьники и люди среднего возраста?

– Знаешь, я сама пока не могу понять, кто наш зритель. Нет, скорее так: не могу точно сказать, к какой возрастной категории можно его отнести. Тут, скорее, не биологический возраст определяет, а состояние души человека – будет ли ему интересно, отзовется ли сердце.

Многие, услышав, что мы снимаем доброе кино, сразу же отказывались

– Разве тема добра не для всех подходит?

– Был очень интересный, даже показательный момент, когда мы искали людей на съемочную площадку, операторов. Так вот, многие, услышав, что мы снимаем доброе кино, сразу же отказывались.

– Почему?

– Неинтересно. Доброе кино снимать неинтересно. Сейчас такие жанры, как хоррор, экшн, фантастика – это то, что привлекает молодых художников. Участвовать в проекте о добром кино для многих – тратить время впустую.

– Ну, то есть немодное кино. Вас не расстроила такая реакция? Не боялись снимать немодно?

– Нет, просто поняли: такие вот ребята – не наш зритель точно. О моде мы думали в последнюю очередь, если вообще думали. У нас были другие задачи. Но вот, судя по «Юшке», а мы много показывали этот фильм, он может нравиться абсолютно разным людям, разного возраста, профессий. Отсюда и мысль, что дело-то не в возрасте. Наш альманах, наверное, для более глубокого человека, не стремящегося за модными, но быстро проходящими течениями. Нам хотелось еще раз подчеркнуть силу слова, поднять вечные темы, над которыми размышляли классики. Воплотить то наследие, ту гениальность мысли, которые они оставляли для будущих поколений, то есть, по сути, для нас с вами. Галина Фесенко, наш продюсер, очень ждет молодёжь и радеет за ее интерес к такому кино. Посмотрим. Мы сами-то ещё молодые (смеется), поэтому верим, что таких, как мы, много.

– Расскажи немного про актеров. Как они согласились принять участие в проекте? Я слышала, что он полностью благотворительный?

– Да, проект полностью благотворительный. И это тоже снова акцентирует внимание на названии – «Сила добра». Мы ощутили эту силу на себе, она работает, и она очень крепкая. Нас поддерживали спонсоры, обычные люди, которые поверили в проект, захотели принять участие, переводили деньги. Отдельный повод для радости: за фильм «Юшка» мы получили грант на сьемки от Росмолодежь и денежный приз на фестивале «Магия кино».

– Актеры работали бесплатно?

– Да, все. Очень было приятно работать с актерским составом. Перечислю тех, чьи фамилии зритель встречал на экране: Андрей Носков (« Кто в доме хозяин» и др.), Мурашев Дмитрий («28 панфиловцев»); Роман Грибков.

Они писали на своих страницах в соцсетях о том, что принимают участие в таком вот благотворительном кино. Ребята заряжали энергией и профессионализмом. Все очень серьезно подошли к работе. Это, безусловно, отразилось на результате.

– Да, в мире коммерции такие вспышки света и добра – это очень ценно. Во что тогда пришлось вложиться материально?

– Самое дорогое – это техника. Мы сразу хотели делать качественный продукт. Чем лучше техника и свет, тем лучше картинка на выходе. Это дает возможность продавать фильм в прокат, транслировать его на телеканалах. Так же локация для съёмок, питание для съёмочной группы – все это необходимо оплачивать. Так что наши благотворители помогли нам покрыть такие важные расходы. Впереди нас ждет постпродакшен альманаха (монтаж и выпуск фильма), это тоже стоит дорого. Мы снова в поиске людей, готовых помочь нам, оказать финансовую поддержку.

– На твой взгляд, есть ли шанс у созидательного кино выжить в нашем мире? Я имею в виду, на фоне огромного количества развлекательного контента или фильмов о супергероях, наемных убийцах. Эта тема очень романтизирована, на мой взгляд, сейчас.

– Наш альманах – не коммерческое, а, скорее, миссионерское кино. У него другие цели и задачи. Как социальная реклама, когда нет цели заставить что-то купить, а есть цель помочь задуматься и напомнить о главном. Конечно, для продюсера важно окупить свой труд, но сейчас первостепенная задача, чтобы это кино увидело как можно больше людей, чтобы оно понравилось людям. Чтобы люди захотели чаще видеть такой продукт на экранах. На мой взгляд, очень много внимания уделяется фильмам с сексуальными сценами. Это всячески поддерживается на мировых фестивалях первого уровня. Отсюда и мода на кино с большим количеством постельных сцен, гомосексуальных историй. Кстати, в 1930–40-х годах в американской киноидустрии действовал так называемый «кодекс Хейса».

– Что это такое?

– Там много пунктов, если интересно, почитай о нем. В двух словах: этот кодекс запрещал показывать в фильмах сцены насилия, секса, романтизировать, изображать страстные добрачные отношения, пропагандировать гомосексуализм. Преступник, согласно кодексу, не должен был вызывать симпатию у зрителя, а любое уголовное преступление заканчивалось наказанием. Фильмы, не соответствующие кодексу, могли быть сняты, но никакого шанса прохода в прокат у них не было. Это и была эпоха доброго кино. Один из моих любимых режиссеров – Френк Капра, могу пересматривать по многу раз его работы, провести у экрана время вместе с сыном, не беспокоясь, что в нежном возрасте он увидит какую-то ненужную грязь.

– Никогда не слышала об этом кодексе. Очень интересно и неожиданно. А что потом случилось, почему он был отменен?

– Европа-то кодексов не придерживалась. Там начали снимать фильмы, которые позволяли зрителю подглядывать в замочную скважину, романтизировать порок. Рейтинги у доброго американского кино стали падать. Люди сами сделали свой выбор.

– А если вдруг тебе предложат снять что-то подобное, где порок будет показываться как норма жизни, согласишься? Допустим, это будет очень выгодный проект?

Лолита Наранович Лолита Наранович

Мы в ответе за то, что делаем, пишем, снимаем. В первую очередь перед Богом, потом перед зрителем

– Откажусь. Я за минимальное количество насилия и секса на экране. Мы в ответе за то, что делаем, пишем, снимаем. В первую очередь перед Богом, потом перед зрителем, детьми... Сейчас у меня готов написанный сценарий, он с коммерческим потенциалом. Здесь я выступаю и как продюсер, очень ищу людей, которым будет интересно сделать этот фильм, веду переговоры и открыта к ним.

– О чем, если не секрет?

– Это истории трех женщин, простые и понятные. Да, в их жизни случаются очень тяжёлые моменты. Но итог каждой сюжетной линии – это созидание, осознание своих ошибок и вера в то, что из любой ситуации есть выход, есть возможность и ресурсы исправить ошибки.

– Спасибо за ответ. Желаю тебе, как продюсеру, найти спонсоров, людей, которым будет интересно работать над твоим новым проектом.

Давай вернемся к альманаху. Какая работа для тебя, как режиссера, была самая трудная в цикле?

– Затрудняюсь ответить, так как еще не видела готовый продукт. Работа режиссера не заканчивается после съемки. Дальше идет монтажный период. В нем тоже мы сталкиваемся с проблемами: где-то не обрежешь, где-то кажется, что недостаточно отсняли сцен. Монтаж – та еще головоломка. В каждом проекте было то, что давалось легче, сложнее. Скажу так, если то, что изначально казалось сложным, в итоге будет представлять интерес для зрителя, если достигнуты цели, которые ставились в работе – это победа и радость от проделанного, пускай и непростого, пути.

А если мне было легко, а в итоге фильм получился плохой, тогда я не знаю, зачем она нужна была, эта легкость, будет грустно и тяжело.

Из пяти экранизированных рассказов были те, которые по духу мне ближе. И те, с которыми сначала пришлось подружиться, даже немного изменить текст, чтобы получить желаемый результат.

– Ты сейчас говоришь про «Горячий камень» Аркадия Гайдара?

– Да-да, именно про него. Близкие истории для меня – «Бедные люди» и «Сила детства», тут сразу видела и понимала, как буду снимать. А вот Гайдар...

– Революционер, богоборец... Я бы даже сказала, его творчество пронизано идеями революционного гуманизма, что сейчас очень порицается многими современными священниками. Как ты осилила эту работу?

– Да, ты права, по поводу Гайдара у нас были разногласия, пускай это останется под завесой профессиональной этики. Скажу одно, что я, посоветовавшись с духовником, внесла изменения в текст, немного переделала сценарий. Мой продюсер позволила это сделать, нам удалось понять и услышать друг друга. Очень ценю этот момент. Я убрала революционный настрой главного героя, его чрезмерную агрессию и острые фразы, связанные с верой и монархией. Мы перенесли героя во времена Великой Отечественной войны. И всю пылкость, весь его жар направили на идею любви к Родине, готовность сражаться и умереть за родную землю.

– Я полностью поддерживаю тебя в этом вопросе. Конечно, это классика, ее нельзя вычеркнуть из нашей истории. Но, если есть возможность преподнести это с другой стороны, очень здорово, что это сделала именно ты, как верующий человек. Что бы на это сказал сам Гайдар, конечно....

– (Улыбается) Еще одним чудесным моментом для меня был тот факт, что исполнитель главной роли, этого несостоявшегося революционера, был актер, который раньше работал в православном театре «Странник» в Санкт-Петербурге. Он брат священника и сам алтарничал в храме. Так что совместными усилиями, с Божьей помощью и молитвами духовника, мы оба смогли сделать эту работу так, что и нам, и продюсеру было хорошо. Надеюсь, что и зритель оценит наши старания.

– Расскажи немного, как принимали твои работы? Вы ведь ездили с ними на фестивали, участвовали в показах?

– Для меня это всегда праздник – видеть, как принимают зрители. Когда сама смотрю свои работы, то сразу вижу кучу ошибок, мне не нравится результат. Снова возвращается мысль, что я не режиссер, пора бежать в сценаристы (смеется). Совесть начинает мучить. Прямо очень тяжко. Так было при просмотре «Юшки» и «Слабым здесь не место». Но когда ты в кинозале, в окружении обычных людей, зрителей, никто и не подозревает, что рядом сидит маленький, волнующийся режиссер. И вот я замечаю, как кто-то достает платок, чтобы вытереть слезу, слышу комментарии к фразе с экрана, буквально ощущаю, как зритель сопереживает героям. После таких эмоций дальше хочется делать кино, благодарю Господа, что Он не дает мне уйти с этого пути.

– Есть еще одни фильм, ты о нем уже упомянула – «Слабым здесь не место», он не входит в альманах. Скажу вкратце, для читателей – эт о очень острая, пронзительная и в то же время простая и понятная история о жизни детей и подростков в детском доме. Сюжет... Откуда он? Это ты написала сценарий?

– Да, это моя дипломная работа. Изначально я написала рассказ «Воспоминания об испытанной боли». Переписать его в сценарий мне посоветовали мои мастера на курсе во ВГИКе. Это реальная история, которую мне рассказала директор детского дома. Главную героиню Любу писала с себя, такова была моя реакция, когда я впервые попала в детский дом как волонтер.

– А детки, которые принимали участие, кто они? Начинающие актеры или пока просто талантливые ребята, где ты их нашла? Мне очень понравилось, как они справились с задачей.

– Дети были у нас и из театральной студии, и ребята из воскресной школы при Подворье Валаамского монастыря. В съемках принимали участие и воспитанники детского дома, для меня это было важно. Девочек привезли на съемки в Москву. Они жили здесь 6 дней, пока мы снимали. Воспитатели были очень благодарны, что мы дали детям такую возможность. Это было их достижением. У таких детей гораздо меньше возможностей проявить себя. А им это очень-очень нужно, чтобы были силы и мотивация двигаться дальше, не отчаиваться, верить в себя.

– Главных героинь сыграли профессиональные актрисы?

– Да. На роль Любы – главной героини, которая приезжает из Москвы в областной детский дом на стажировку – мы утвердили актрису Пушкинского драматического театра Настю Мытражик. Искала ее долго, было много проб. Но когда увидела Настю, сразу поняла – это моя Люба. Маргарита Шилова исполнила роль умудренной горьким опытом, уже не верящей в чудо старшей воспитательницы Велены Леонидовны. Я очень благодарна им за то, что они нашли время в своём графике, отработали 6 смен подряд и создали такие замечательные образы. Мы и сейчас поддерживаем отношения, общаемся по мере возможности. Они очень поддержали меня тогда. Еще раз, спаси Бог!!.

– На твой взгляд, трудно ли быть режиссером, развиваться в творческой, киноиндустрии, будучи православным человеком?

Мне бы хотелось относиться к своему делу как к Божьему дару. Прославлять Бога через этот дар

– Да, на мой взгляд, это сложно. Наверное, если бы у меня не было благословения, я бы точно не рискнула связываться с миром кино. Мы с тобой уже говорили, какие фильмы сейчас модны и популярны в широком прокате. Мне бы хотелось относиться к своему делу как к Божьему дару. Прославлять Бога через этот дар, а не распоряжаться им самовольно. Это не значит, что я хочу и готова отказаться от коммерческих проектов. Это неправильно, да и невозможно в современном мире. Поэтому молю Бога, чтобы мне удалось совместить спасение души, творчество и пользу, которую я могу принести своей работой людям, зрителю.

– Герой для режиссера Лолиты Наранович, кто он? Каких образов, на твой взгляд, не хватает в современном мире?

– Для меня на первом месте все же заповедь – не сотвори себе кумира. Поэтому не скажу, что есть какой-то четкий образ. Мне хочется снимать кино про обычного человека, с которым можно было сравнить себя. Человека ошибающегося, но умеющего подняться даже после тяжкого греха, не отчаивающегося, не потерянного, не мстящего; чтобы ему не хотелось свести счеты с жизнью, а хотелось найти выход, полюбить жизнь, её простые радости. Очень необходимы фильмы о детях-героях. Не о супергероях и человеках-пауках, а о детях, которые, несмотря на юный возраст, совершили в своей жизни значимый поступок. Мне недавно рассказывали, как девочка, которая жила в деревне с дедушкой, когда тому стало плохо, шла 4 км зимой, через лес, чтобы привести доктора. И это в наше время. Такие истории могут и должны прививать детям любовь и уважение к жизни. Сейчас же, с точки зрения современного кино, уважения заслуживает тот, у кого есть оружие, деньги, власть, суперспособности. Простые человеческие поступки, а порой и подвиги не вызывают того интереса.

С точки зрения современного кино, уважения заслуживает тот, у кого есть оружие, деньги, власть, суперспособности

Представляешь, как здорово, если бы дети смотрели фильмы о детях, вдохновлялись положительным примером. Я думаю, детской смертности на почве суицида было бы гораздо меньше. А то только и остается, что «Тимура и его команду» пересматривать. Но для этого, опять же, нужен продюсер, которому будет интересно находить средства для съемки такого кино.

– Давай обратимся к доброму продюсеру, может, он сейчас читает нас....

– Добрый продюсер, если вы это читаете, я вас очень жду для совместной плодотворной работы.

– Через 5 лет кем ты себя видишь, в каких проектах хотелось бы принять участие?

– Через 5 лет, с Божьей помощью, я вижу себя в большом кино, в полном метре. Безусловно, мне бы хотелось получать финансовую отдачу от своей работы, чтобы можно было и дальше развиваться в профессии, растить сына. Очень хочу приблизиться к своей мечте – снимать фильмы, которые могли бы угодить вкусам современной молодежи, но при этом чтобы мое кино несло добро, созидание, умягчало сердца, вселяло надежду.

– Будешь стараться действовать согласно кодексу Хейса?

– Да, опираться в первую очередь на православную веру, молитвы близких людей и кодекс Хейса. С Божьей помощью все возможно. Я верю!

С Лолитой Наранович
беседовала Анастасия Птицына

2 октября 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Чудеса при съемках фильма о святителе Иоанне Шанхайском Чудеса при съемках фильма о святителе Иоанне Шанхайском
Александра Драчева
Чудеса при съемках фильма о святителе Иоанне Шанхайском Чудеса при съемках фильма о святителе Иоанне Шанхайском (+ВИДЕО)
Александра Драчева
12 октября 2013 г., в день памяти свт. Иоанна, я получила благословение на создание фильма. Вместе с этим моя прежняя размеренная жизнь закончилась.
«Это кино востребованное. Этот зритель в Москве есть» «Это кино востребованное. Этот зритель в Москве есть»
Анастасия Кузминская
«Это кино востребованное. Этот зритель в Москве есть» «Это кино востребованное. Этот зритель в Москве есть»
Анастасия Кузминская
Где в Москве можно увидеть православное по духу кино, фильмы об истории России и встретиться с его создателями? Почему добрые фильмы не выходят на широкие экраны? Спасет ли цензура наш кинематограф? Или нужны иные способы противостояния пропаганде зла и греха?
Какое кино смотреть с детьми Какое кино смотреть с детьми
Священник Дионисий Гудзь
Какое кино смотреть с детьми Какое кино смотреть с детьми
Священник Дионисий Гудзь
Понятие «детское кино», кажется, так и не реанимировалось в российском кинематографе. Старое кино умело говорить с детьми на их языке, поэтому мы до сих пор продолжаем смотреть старые советские фильмы и сказки. О том, какие отечественные и зарубежные фильмы можно сегодня смотреть с детьми, рассказывает священник Дионисий Гудзь.
Комментарии
Диана 2 октября 2019, 16:39
Чудесная Лолита, Спаси Вас Господи! Я Благодарна Вам за огромную поддержку и помощь!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×