«Для христианина вся жизнь должна быть Богопочитанием»

Одно из последних интервью отца Даниила Сысоева

Это интервью было опубликовано в журнале «Толк и польза» в 2009 году, всего за несколько месяцев до убийства отца Даниила Сысоева. В электронном виде публикуется впервые.

Портрет о.Даниила Сысоева. Художник: Антон Овсянников, 2010 Портрет о.Даниила Сысоева. Художник: Антон Овсянников, 2010

— Как Православная Церковь понимает благочестие, в чем его суть?

— Благочестие — это благое почитание Господа Бога. Оно проявляется в отношениях человека и Бога и между людьми. Апостол Иаков сказал: Истинное благочестие — это «забота о вдовых и сирых и хранение неоскверненным от мира» (ср. Иак. 1, 27).

Благочестивый человек почитает Бога не только молитвами или священными обрядами, но и всей своей жизнью

Благочестивый человек почитает Бога не только молитвами, поклонами или священными обрядами, но и всей своей жизнью. Например, вы сейчас записываете интервью, и ваше интервью должно быть формой почитания Господа Бога. Если вы сделаете его в честь своего тщеславия, будет злочестие, потому что вы почитаете пустую славу. Ради чего человек живет, тем он и оказывается. Благочестие включает и образ жизни, и главное, правильную систему мотивации. Неправильно мотивированные поступки приводят к неправильным делам. Это очень важно помнить, потому что в этом малом часто скрывается ошибка. Люди думают, что главное — совершить поступок, а во имя чего — неважно. Но здесь все наоборот. Жертвенность атеиста в глазах Божиих менее ценна, чем жертвенностъ православного, потому что жертвовать можно и во имя ложной идеи, возгордиться и таким образом погубить свою душу, а православный может смиряться, славить Создателя и таким образом спастись.

— Может ли человек в условиях современной жизни быть благочестивым?

— Апостол Павел сказал: «Иисус Христос вчера, днесь и во веки Тот же» (ср. Евр. 13, 8). Раз Христос — Тот же, то и любой человек, соединенный с Христом, может быть так же не осквернен от мира, как и раньше. Как сказал Иоанн Златоуст: «И Бог сейчас Тот же, и дьявол тот же, но и Иов такой же». Как раньше, так и сейчас единственным убежищем от нападок зла является Господь Бог, в Котором наша надежда, сила и слава. Именно поэтому мы должны учиться славить Бога всегда. Некоторые опасаются, что, начав служить Богу, жить благочестиво, станут ненормальными в глазах общества, белыми воронами. Но это же хорошо! Благочестивый человек всегда будет белой вороной. Зачем быть черной вороной?! Благочестивому человеку ничего не мешает: ни Интернет, ни мобильный телефон, ни другие технические вещи. По телефону можно договариваться, например, об Исповеди и Причастии больного. В Интернете можно найти православную книгу или толкование святых отцов. По спутнику можно наладить навигацию, организовать паломничество. А сам по себе спутник — вещь такая же, как телефон или ракета, совершенно безразличная к Богу. На Руси говорили: из одной деревяшки и дубина, и икона. И время здесь ни при чем. Как говорил святой Афанасий: «Мы приучены служить не времени, а Богу». А служить Богу можно вечно, всегда, на всяком месте и в любой час.

Благочестивому человеку ничего не мешает: ни Интернет, ни мобильный телефон, ни другие технические вещи

— Для чего нужно быть благочестивым?

— Чтобы наследовать Царство Небесное. Когда человек приходит в Православие из иудаизма, ислама, язычества, Церковь в чине присоединения его спрашивает: «Зачем ты пришел сюда?» Он отвечает: «Я пришел сюда, чтобы обучиться у Церкви истинной вере». Церковь спрашивает: «Какую пользу ты хочешь получить от истинной веры?» Правильный ответ: «Жизнь вечную и блаженную». Можно сказать, что христиане корыстолюбивы. Мы не понимаем стоической добродетели, когда человек делает добро ради добра. Мы делаем добро ради Царства Небесного и Бога. Можно сравнить христианина с влюбленным человеком. Влюбленный человек хочет быть вместе с возлюбленной, в идеале — пожениться или выйти замуж. Точно так же и христиане: они «корыстны» и хотят быть вечно с Христом и с Отцом. И ради Него они благочестивы.

Можно сказать, что христиане корыстолюбивы. Мы делаем добро ради Царства Небесного и Бога

Есть общий тропарь мучениц, и он очень хорошо выражает суть христианского благочестия: «Тебя, Жених мой, люблю и, Тебя ища, страдаю, и распинаюсь и и погребаюсь с Тобою в Твоем крещении, и терплю муки за Тебя, да царствую в Тебе,

и умираю за Тебя, чтобы и жить с Тобою; но, прими меня как жертву непорочную,

с любовью принесенную Тебе!» Это смысл христианского благочестия.

— Какое понимание благочестия было в Ветхом Завете?

— Благочестивый человек в Ветхом Завете хранит завет с Богом, надеется, что Бог его спасет, и в надежде на этот завет исполняет святые заповеди. Ветхий Завет нам оставил прекрасные воспевания заповедей Господних. В этих псалмах говорится: «Слова Твои мне дороже золота и алмазов, Они слаще, чем мед из сот, как чистая вода, они мое украшение, я горжусь ими». В Ветхом Завете была влюбленность в Закон, а не просто формальное выполнение заповедей, в качестве вынужденной повинности. Я не думаю, например, что кто-то хвалит и воспевает Уголовный Кодекс. Представление о заповедях как об удивительной симфонии и красоте — основа благочестия Ветхого Завета. Слово «добротолюбие» переводится буквально как «дружба с красотой». Именно Ветхий Завет дал учение о том, что доброделание есть красота, что потом восприняло Правoславие. Но в этом представлении может возникнуть извращение. Закон может заслонить собой Бога, как заслонил Его у фарисеев. Но само по себе это представление прекрасно. Эту гармонию истины чувствовали древние патриархи, пророки, святые, апостолы. Поэтому можно сказать, что мы наследники благочестия не только апостолов и святых Нового Завета, но и ветхозаветных святых. Недаром мы молимся на каждой службе: «Благословен Бог отцов наших, Авраама, Исаака и Иакова». Они наши отцы, хотя многие из нас не евреи по плоти, но при этом мы их вспоминаем как наших родных отцов, потому что мы участвуем в том же союзе, чувствуем, восторгаемся удивительным ладом Ветхого Завета.

Мы наследники благочестия не только апостолов и святых Нового Завета, но и ветхозаветных святых

— А что нового христианство привнесло в мир, по сравнению с дохристианской этикой?

— Если раньше ждали спасения, теперь оно пришло. Если раньше мы только надеялись на спасение, теперь мы уже спасены в Крещении. Нам осталось только сохранить и приумножить этот дар. Мы уже стали детьми Божьими через Крещение, Миропомазание и Святое Причастие. Как говорил Господь: «Многие цари и пророки хотели видеть то, что вы видите, но не видели и не слышали то, что вы слышите» (ср. Лк. 10, 24). А мы сейчас и видим, и слышим. Для нас нет этики, у нас есть заповеди. Этика — выдумка людей, попытка неким образом кодифицировать требования совести. Она говорит: для того чтобы тебя уважали, нужно быть хорошим мальчиком, а для этого надо чистить зубы, не ругаться. А что такое заповеди? Это личные отношения Бога и человека. «Если любите Меня, то следуйте за Мной». Одно дело — личные отношения Бога и человека, а другое дело — норматив, который непонятно почему существует в общественном сознании...

Для нас нет этики, у нас есть заповеди. Этика — выдумка людей, попытка кодифицировать требования совести

— Человечество уже спасено смертью Христовой, но значит ли это, что отступникам будет уготована более серьезная кара, чем до Крещения?

— Иоанн Златоуст говорит, что в Ветхом Завете наказание за грех было меньшим, чем сейчас. Но и сейчас наказания различные. Мусульмане ничего не знают о Христе, но они будут отвечать за свои злые дела по совести. А если человек знал Христа и отверг Его, не доверился Ему, он будет отвечать перед Отцом за кровь Сына. Отец скажет: «За тебя Христос пролил кровь, а ты ее растоптал. Ты убийца Моего Сына».

— В чем различие между благочестием монаха и мирянина?

— Иоанн Златоуст говорил так: монах отличается от мирянина только обетом безбрачия. Заповеди одинаковы и для монаха, и для мирянина. Главная задача человека — служить Богу на каждом месте. Монаху это легче делать, а семейному сложнее. В каждой семье есть искушения, потому что жизнь связана с заботами о материальных благах. Материальные блага не хороши и не плохи сами по себе, но привязанность к ним плоха. И здесь в чем опасность: человек может погрузиться в суету мира и обольщение богатством. И для монахов есть искушения. К сожалению, иногда монахи забывают об обете нестяжания. Преодолеваются эти искушения лишь доверием к Господу Богу. Семейному человеку еще тяжелее выполнять заповеди — из-за того, что на нем лежит ответственность за близких. Но и награда ему будет меньше, потому что он меньше служит Богу. Тридцатикратный плод Богу приносят семейные, шестидесятикратный — находящиеся во вдовстве, и стократный — девственники. Это традиционное объяснение плодов, приносимых на доброй земле. Но тридцатикратный плод Богу — это уже большой плод, большой урожай. Попробуйте с одного семечка получить 30 огурцов! Это уже много, но можно еще больше. Христианство знает два понятия: «хорошо» и «еще лучше». Брак — прекрасная вещь, но еще прекраснее — монашество.

— Надо стремиться к лучшему — к монашеству?

— У нас на Руси так и делали. Супруги выращивали детей, старели и уходили в монастыри, чтобы духовно подняться выше, Петр и Феврония, например. Это был очень важный стержень брака, потому что люди понимали, что они должны вместе стремиться к Богу. Но, опять-таки, честной, венчанный брак — это не просто гражданское сожительство. Освященный Богом брак, где все совершается во славу Бога, где муж за все отвечает, потому что он является главой, религиозным лидером, а жена послушна мужу, помогает обеспечить ему быт, и они вместе воспитывают детей, — это форма служения Богу, которая принесет им большую награду на небесах.

— Как можно остаться христианином не только на службе, но и вне Церкви?

— Бог все видит, все слышит, и на всяком месте владычество Его. Ходи перед Богом, будь непорочен, помни, что ты вместе с Ним идешь. Как пел один английский король (Англия до ХI века была православной страной): «Я сегодня выхожу в путь, дорогу покажет Бог-Отец, ведет по дороге Бог-Сын, Он мой проводник, а силы в дороге дает Святой Дух». Это нормально для христианина. Учиться таким отношением с Богом нужно у Давида. Мы много читаем Псалтырь, но не вдумываемся в слова. Давиду плохо, он просто ябедничает Богу: «Сколько можно терпеть, я хожу, плачу, меня оскорбляют». Или в радости начинает хвалить Бога, и ему этого мало, он зовет вместе с собой петь хвалу Богу небеса, горы, холмы, дубравы. Это нормальный подход человека. С Богом я поднимаюсь на стену.

— Почему многие православные больше уделяют внимания внешнему благочестию, нежели изменению своей жизни по христианскому идеалу?

— Потому что это проще. Внешнее изменить очень легко. Пойти в храм легко, но исповедаться уже тяжелее. Часто бывает, что приходит на Исповедь женщина и начинает исповедоваться в чужих грехах: «Батюшка, так грешна — у меня такой муж». И дальше — о грехах мужа. Вместо того чтобы осудить себя, осуждает другого.

— Можно ли говорить, что у нас сейчас продолжается мода на Православие?

— А ее и не было. Православие с модой плохо совместимо, потому что Православие слишком многого требует от человека, даже если у него формальный подход к Православию. Как определить, православный человек или не православный? Не только по тому, что он говорит, особенно сейчас, когда все в основном православные. Существует определенный набор правил. Если человек не верит хотя бы в одно положение Символа Веры (например, в воскресение мертвых или что Иисус — Сын Божий), он — не православный. Если человек не признает, что единственная истинная Церковь — православная, он не православный. Человек, который считает нормальным нарушение заповедей, тоже не православный. Бывает, человек оступается, идет борьба, «нет человека, который жил и не согрешил», говорит Соломон, но одни считают это ненормальным, а другие видят в грехе норму. Какие они православные? А что касается моды, пускай будет мода на целомудрие. Я только за это. Если было бы модно не делать аборты, было бы здорово...

Если человек не верит хотя бы в одно положение Символа Веры, он — не православный

— Или мода не курить...

— Или мода не пьянствовать. Шикарно просто. Пускай архимандрит Тихон (Шевкунов)[1] моду вводит, молодец. Пускай будет модно делать добро, пускай люди хоть из моды делают добро.

— Во время Перестройки тоже вводили сухой закон, и что из этого вышло?! Люди еще больше пить стали...

— Сухой закон — это внешний запрет, а это внутренняя мода. Раньше был хороший механизм, который сломал дьявол. Это нерукопожатность. Человеку, который жил в грехе и этим гордился, просто не подавали руки. «Приличные люди так себя не ведут» — старый, нормальный лозунг. Он должен быть. Приличные люди матом не ругаются, приличные люди не пьянствуют, не прелюбодействуют, детей не убивают.

— Но это опять внешний фактор...

— Хотя бы так, потому что это поможет избежать грубых грехов. Если вы каждый год делаете аборт, никакого ухода вглубь не будет, и если человек не просыхает, пьет каждый день, какое может быть глубокое покаяние?! Для начала нужно прекратить внешние злые дела, тогда и с более серьезными грехами можно бороться.

— Как вы относитесь к такому понятию, как «Православие-лайт»: это облегченная форма Православия, православный лубок?

— Господь сказал: понуждайте себя, входите тесными вратами, потому что широкий путь ведет к погибели, а узкий путь ведет в жизнь, и даже этот путь не находят. Поэтому широкое Православие — это широкий путь к погибели, если идет речь об искажении заповедей Божьих...

— Какие требования предъявляются в Церкви к поведению женщины?

— Требования к женщинам те же самые, что и к мужчинам. Мужчины и женщины должны находиться в храме в одежде, подобающей полу. Это заповедь Божия. А какая одежда мужская и женская — зависит от культуры. Если в этой культуре женщине принято ходить в шароварах, то она никак не погрешит, придя в шароварах в храм. Но попытка смешать два пола противоречит воле Божьей.

— С вашей точки зрения, должна ли женщина работать?

— Как хочет. Детей не должна забрасывать. Есть разные типы женщин: одна может не работать и совсем загнуться, а другой, наоборот, нравится не работать и сидеть дома. Раньше тоже были разные женщины, тип княгини Ольги, государственные жены и домохозяйки. И то, и другое хорошо. Я не думаю, что здесь нужно что-то искусственно изобретать. Есть женщины, которым приятно заниматься только детьми. Это особый дар. Не у всех он есть. У всех разные дары. Раньше, когда женщина сидела дома, это был дом или усадьба с коровами, козами, курами. А если дом богатый, то нужно было смотреть еще за служанками, батраками. Женщина была самая настоящая бизнесвумен. У нее была работа в рамках большого дома, а не сиденье в запертых четырех стенах.

— Очень часто можно слушать из уст православной женщины: совсем не хочу ни мужа, ни детей...

— Не хотят — не надо, Бог им в помощь. У нас всегда были «чернички». Это люди, которые посвящают всю свою жизнь служению Богу. Они работали на обычных работах, в свободное время помогали в храме, именно они отстояли многие храмы во время послереволюционных гонений. Сейчас такие активные женщины могут помогать по миссионерству, в делах благотворительности...

— В Европе есть движение «чайлд-фри» — добровольная бездетность. Чайлд-Фри утверждают, что их жизнь может быть полноценной и без потомства. Как вы относитесь к ним?

— Они нарушают Заповедь Божию: «Плодитесь и размножайтесь». Одно дело, когда человек не хочет вступать в брак — это пожалуйста. Но если ты в браке и не желаешь рожать детей, то грешишь, причем очень серьезно. Они как онанисты, причем не только духовно. Грех Онана в этом заключался: он не хотел детей.

— Всегда ли священник является образцом для подражания в вопросе благочестия?

— В вопросе благочестия образцом для подражания является только Христос. Только на Него надо ориентироваться. «Горе имеем сердца». Мы не к священникам имеем сердца, а к Небесам.

Мы не к священникам имеем сердца, а к Небесам

— А кто является примером благочестия для вас?

— Для меня это апостол Павел, который ежедневно заботился обо всех Церквах.

— Какие вы можете посоветовать читать книги и смотреть фильмы? Обязательно ли они должны быть по форме благолепно-православными?

— Есть разные меры духовного роста, и для каждого существует своя душевная пища. Не надо сваливать все в одну кучу. Например, для человека, который посвятил себя Богу, и чтение серьезной литературы может быть падением вниз, а человека, который только-только выбрался из тины греха, эта литература поднимет. Нужно исходить из собственных духовных вопросов. Есть самые общие принципы: ничего развратного, нечистого, мерзкого мы не имеем права впускать в свое сердце. Любой текст, живопись, музыка, которая воспевает грех, для нас закрыты. А все остальное оставляется на совесть человека. Новоначальным я бы порекомендовал читать Льюиса, из русской литературы — Достоевского, Лескова, Шмелева. Что касается музыки, следите за текстами, слушайте то, что вам вкладывают в уши. Нужно воздерживаться от черных текстов, потому что они зачаровывают, вертятся в голове и в тяжелый момент могут сыграть роль спускового крючка, поэтому берегите себя, помните, что мы должны следить за своими окнами — пятью органами чувств. И все сопоставляйте с заповедями, которые есть единственный критерий на земле. А что касается уровня литературы, часто бывает, что православная литература оказывается не очень высокого уровня. Но на самом деле наши предки воспитывались на житиях святых, а они круче любого романа. Почитайте Житие святого Киприана: это же роман!

С иереем Даниилом Сысоевым
беседовала Елена Тюлькина
Источник: Толк и польза № 4 (28) 2009 год

Книги священника Даниила Сысоева в интернет-магазине "Сретение"

 

20 ноября 2019 г.

[1] Речь об антиалкогольной деятельности, которую в 2009-м году возглавил архимандрит Тихон (Шевкунов; ныне – митрополит Псковский и Порховский), создавший проект «Общее дело» совместно с кинокомпанией «Мастерская» и Первым каналом.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Хочу стать фарисеем Хочу стать фарисеем
Свящ. Димитрий Фетисов
Хочу стать фарисеем Хочу стать фарисеем
Священник Димитрий Фетисов
Мне постоянно приходится наблюдать проблему, которую я бы назвал «фарисейство-наоборот». Суть этого явления в том, что отрицается всякая форма вообще, а следование любым благочестивым традициям рассматривается как пленение страстью тщеславия.
О благочестии внешнем замолвите слово… О благочестии внешнем замолвите слово…
Игум. Нектарий (Морозов)
О благочестии внешнем замолвите слово… О благочестии внешнем замолвите слово…
Игумен Нектарий (Морозов)
Куда проще «сотворить послушание», когда тебе говорят: «не понуждай себя, не трудись», нежели в случае, если требуют противоположного.
Русское благочестие Русское благочестие
Митр. Питирим (Нечаев)
Русское благочестие Русское благочестие
Митрополит Питирим (Нечаев)
Жизнепонимание и религиозность чад Русской Православной Церкви отличается замечательной цельностью: в основе их лежит глубокое понимание значения абсолютных духовных ценностей и преображения мира. Самобытная духовная традиция, освятившая жизнь русского народа, охватывает все проявления религиозной жизни: богослужение, молитву, почитание икон, культ святых, благотворительность, старчество.
Комментарии
Андрей21 ноября 2019, 14:37
Царство небесное
Андрей21 ноября 2019, 01:08
Спаси Христос!!!
Наталия20 ноября 2019, 16:25
Спасибо, замечательное интервью. Умный и глубокий человек. Царствие Божие отцу Даниилу.
Наталья, Украина20 ноября 2019, 10:48
Очень люблю слушать проповеди о.Даниила, сколько в них любви к Богу и бескомпромиссного отношения к православию, сколько жизни и радости и искренности! Молюсь: со святыми упокой душу раба Твоего, Господи, прот.Даниила!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×