Жаворонки

Главы из книги «Дневник неофита»

Продолжаем публикацию глав из книги Дарьи Верясовой «Великий пост. Дневник неофита» (М.: Вольный странник, 2020). «Монастырская проза» – так определяет ее автор: это повествование о ее жизни в монастыре в дни Великого поста, о своих чувствах и переживаниях, ошибках и открытии нового, доселе незнакомого ей мира. И о преображении душ – и своей, и тех, с кем Господь свел ее в обители.

День восьмой

Вчера за ужином ко мне подошла мать Елена и, глядя вечными глазами, спросила: — Даша, как себя чувствуешь? Может, еще день отлежишься? Таня тебя на кухне подменит, она согласна. А тебе найдем попроще работу. Креветки надо будет почистить, жаворонков налепить. Я долго отнекивалась, мол, уже здорова и справлюсь, но устоять перед подобным предложением было выше человечьих сил. Мать Елена оказалась права: проснулась я горячей и безголосой, и потому перед завтраком каждый счел своим долгом осведомиться у меня о самочувствии — уж больно смешно я пускала петуха.

Подменившая меня паломница Таня с непривычки была не слишком расторопна, чем сердила Новеллу и заставляла ее неодобрительно коситься на меня. Трапезница Лена громко сообщала в мою сторону о своей температуре и кашле, подразумевая, что я ее заразила. В общем, утро не заладилось.

Также выяснилось, что чистить креветки под пивко — это одно, а в промышленных масштабах под лечебный картофельный отвар — совершенно другое. Пока я, укутанная в три кофты, терзала морских гадов, Павла резала овощи на завтрашний салат, а Таня убирала со столов.

— Фотиния, — обратилась она к Павле, задав какой-то пустячный вопрос.

Та ответила и лишь потом удивилась:

— Ты меня Фотинией назвала?

— Ой, — смутилась Таня. — Прости! Ангелина!

— Так я и не Ангелина. Я Павла, — спокойно пояснила кухарка.

Мне всегда неловко за других в такие моменты, поскольку я и сама способна перепутать все на свете. Но Таня ездит в монастырь не первый год, и это странно.

— Для меня ты все еще Ангелина, — отвечает она. — Никак не привыкну к Павле.

— Мама тоже не привыкнет, — смеется Павла. — Год уже, а все равно меня Алей зовет. А отчим ей говорит: «Да зови ее Пашкой и не парься!»

— А почему это имя, а не другое? — скриплю я.

— Матушка так решила, — пожимает плечами Павла.

— Раньше вообще смешно было: пока не привыкли, все в меня плевались. Подойдут, назовут Ангелиной, я им говорю, мол, Ангелина умерла, а они мне: «Тьфу ты! Павла!»

— Кружек не хватает, — сообщает Таня. Она уже сервирует к обеду.

Я спешу наверх. За время болезни перетаскала в келью чашек пять, и пора их постепенно возвращать на кухню.

Наверху меня останавливает насельница Наташа. Она пришла сюда гладить.

— Слушай, а где серый котик? В туалете его нет.

— Он теперь москвич, — отвечаю я. — Его с выставки в семью забрали.

И устремляюсь в свою келью. По выходе из нее Наташа вновь меня останавливает.

— А люди, что его забрали, — воцерковленные? Вопрос поражает неожиданностью.

— Понятия не имею.

У Наташи загораются глаза.

— Так они же могут через него к Богу прийти!

— Через кота?

— Да! — убежденно кивает Наташа. — Ведь все не зря! Они хорошие люди, раз взяли бездомного кота. Он их непременно в церковь приведет. А кто его самого в монастырь привел? Ты! Получается, что ты уже несколько душ спасла!

Я улыбаюсь ее наивным рассуждениям и бегу дальше.

Жаворонками заведует мать Феоклита.

— А почему жаворонки? — спрашиваю я.

И Феоклита рассказывает мне историю про сорок мучеников, которых морозили в озере, о том, как один не выдержал пытки и был наказан Богом и как, увидев это, мучивший их охранник закричал, что он тоже христианин, и сиганул в озеро.

— М-м-м, круто, — сказала я. — А жаворонки почему?

— Да кто ж его знает, — Феоклита развела руками, — традиция такая.

«Вот все и прояснилось!» — думаю я.

На лепку приходят мать Елена, мать Мария и еще одна послушница, чье имя мне неизвестно, но я очень похожа на ее внучку.

— У меня, как в прошлом году, крокодилы получатся.

— Или слоны.

— Главное, чтобы не удавы.

— Всех удавов — мне! — кричит Новелла.

Она пришла в келарскую из кухни и внимательно разглядывает первые образцы жаворонков.

— А глаза чем делать будем?

— Пищевым фломастером нарисуем.

Новелла одобрительно качает головой и заявляет:

— Рисунки им надо на крыльях сделать.

Хриплю зэчьим голосом:

— Купола!

Я разливаю мед из ведра в маленькие банки. Так протяжно и долго, что молвить хозяйка успела…

— Даша, слепи жаворонка, — предлагает мать Елена.

Я отставляю мед, беру лепешку, мну ее и вытягиваю.

— Смотри, чтобы куропатка не получилась!

— Или грач!

— Или страус!

Я растягиваю тесто и сообщаю:

— Я буду лепить сову. Назову ее Сироткой.

Меньше всего создание в моих руках похоже на птицу. У меня забирают испорченный кусок теста и вручают новый.

— А как же сова Сиротка? — огорчаюсь я.

— Теперь у нее много родителей, — утешает мать Елена.

Жаворонки вышли пышными и румяными, похожими на палехскую игрушку. Завтра будем есть.

День девятый

Я съела трех печеных жаворонков. Сначала было жалко.

— Ешь постепенно, — посоветовала трапезница Лена. — Сначала оторви хвост. Потом сверни ему шею и откуси голову. А когда он будет совсем мертвый, спокойно ешь.

Лена при первой же беседе сумела покосить мою систему ценностей сообщением о том, что Сигарев — ее любимый драматург, а «Страна Оз» — великое кино. Да, иногда самые добрые девушки мира живут в монастырях. Несмотря на жалобный нарисованный взгляд, первый жаворонок оказался таким вкусным, что в глаза остальным двум я уже не смотрела.

Дело было после завтрака, в качестве послушания я помогала Лене разобраться с посудой. Зачастую трапезницей быть выгодно: кто-нибудь всегда оставит на столе лишний фрукт или вкусняшку. Это — трофей. Сегодня был виноград, который, как выяснилось, мало кто любит, в том числе и Лена, потому все ушло в мою пользу — едва не килограмм.

В разгар мытья посуды пришел голодный Шурик.

— Что, сенокос кончился? — спросила Новелла, протягивая ему тарелку с макаронами.

— Ты видишь на мне сено? — неожиданно ответил Шурик, начисто игнорируя факт зимы, и все опешили.

Он взял протянутую тарелку, зачерпнул из тазика вишню от компота и бросил ее на макароны. Темно-красные катышки художественно легли на неровную белую горку, и мы в полной мере осознали, что Шурик — эстет.

А потом Лене позвонили родители и сообщили про болезнь любимого кота. Не успела я подумать «ой», как Лена собралась и упорхнула в Москву с попутной машиной, оставив мне трапезную смену.

— Что происходит? — спросила я, когда, взволнованные Лениным отъездом, сестры собрались на кухне, чтобы обсудить дальнейшую жизнь.

— Видимо, пора выздоравливать, — сочувственно ответила мать Елена.

Дарья Верясова

21 марта 2020 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
День четвертый День четвертый
Глава из книги «Дневник неофита»
День четвертый День четвертый
Глава из книги «Дневник неофита»
Дарья Верясова
Есть в благословении от церковного лица нечто столь истинное и нужное, от чего вздрагивает нутро, как будто его быстро и ярко осветили. Вольфрамовая искра. И можно еще побарахтаться…
Трудные будут дни Трудные будут дни
Глава из книги «Дневник неофита»
Трудные будут дни Трудные будут дни
Глава из книги «Дневник неофита»
Дарья Верясова
Архимандрит был уже весь в черном. Темнота в храме сгущалась вместе с темнотой за окнами. И волшебное пение доносилось с клироса… Хотелось мира всем и добра. И никогда не умирать.
Великий пост. Дневник неофита Великий пост. Дневник неофита
Дарья Верясова
Великий пост. Дневник неофита Великий пост. Дневник неофита
Дарья Верясова
Литературный дар автора делает произведение увлекательным и приятным для чтения, а ее искренность и сила переживаний поможет каждому заглянуть в глубины своей собственной души.
Комментарии
фотиния30 марта 2020, 05:33
Красивые жаворонки! ни разу не видела как они выглядят.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×