Кто по толкам, а кто по складам

Рецензия на пособие И.В. Бугаевой и Т.А. Левшенко «Церковнославянский язык. Учебные грамматические таблицы»

В 2009 году вышло в свет пособие И.В. Бугаевой и Т.А. Левшенко «Церковнославянский язык. Учебные грамматические таблицы». В аннотации к книге сказано: «Справочное пособие помогает систематизировать и закрепить теоретический материал, представляя в наглядном сжатом виде (с помощью таблиц) звуковые особенности церковнославянского языка, систему частей речи (образцы склонений и спряжений) и знаков препинания» (с. 2).

Действительно, в книге, которая набрана удобным для чтения шрифтом, приведены в целом исчерпывающие таблицы, которые охватывают морфологический материал церковнославянского языка, а также фрагментарно даны сведения из других его разделов. И вроде бы вышедшее пособие надо одобрить и рекомендовать для использования в школьном и вузовском преподавании, за что так ратуют его составители.

Но, как это ни парадоксально, одним из первых возникает сомнение по поводу целесообразности подобной книги и ее действительных задач. Понятно, что выучить язык, опираясь исключительно на таблицы и схемы, невозможно. Авторы же пособия совершенно безосновательно заявляют: «Грамматические таблицы являются учебным пособием для начального этапа изучения церковнославянского языка» (с. 3).

Вообще предисловие И.В. Бугаевой и Т.А. Левшенко вызывает целый ряд вопросов. Так, чересчур оптимистичной кажется следующая мысль: «Для владеющих русским языком не сложно понимать церковнославянские тексты» (с. 3). При этом авторы все же признают, что «существуют некоторые семантические и грамматические различия, которые нуждаются в специальных комментариях» (с. 3). С этим нельзя не согласиться, сомнительно другое: вряд ли таблицы, не содержащие никаких комментариев вовсе, помогут прояснить такие вопросы.

Составители учебной книги также пишут: «Тексты, используемые в современном богослужении, создавались и переводились в разное время» (с. 3). Данный факт бесспорен. Но из этого делается вывод, который можно разделить лишь отчасти: «Это привело к необходимости дать варианты ударений, окончаний и чередований согласных» (с. 3). Здесь надо указать на то, что многие грамматические варианты в церковнославянском языке являются еще праславянским наследием, как, например, окончания родительного падежа множественного числа существительных 1-го склонения -овъ, -ей, ø. Кстати говоря, акцентные варианты в рецензируемом пособии обнаружить не удалось.

Не совсем понятно, почему таблицы называются грамматическими. В пособии приведена азбука, таблица звуковых соответствий, список слов с буквой «ять». Возможно, термин «грамматика» понимается слишком широко?

Наверное, на все эти терминологические неточности и исторические недоразумения можно было бы не обращать сугубого внимания. Но внимательно изучение основного корпуса таблиц, к несчастью, лишь умножает число досадных ошибок. Данное обстоятельство становится еще более печальным, если учитывать, что перед читателем уже второе издание книги.

Так, в звуковых обозначениях церковнославянских букв встречается следующий транскрипционный знак [е] (с. 4). Признавая его существование, нужно заметить, что звука такого все же нет. Можно предположить, что составители таблиц решились на подобное упрощение из-за методической целесообразности (как и в случае с [щ]). Однако на этой же странице (с. 4) встречается транскрипция [jy], [ja]. И здесь необходимо указать на то, что она верна далеко не всегда. Ср. юзник, язва – заключити, язык.

Очевидно, что таблица звуковых церковнославяно-русских соответствий носит условный характер (с. 4). Вместе с тем звук [а] в слове раждати (в сравнении с [о] в рожать) имеет явно не фонетическую, а морфонологическую природу.

Переходя непосредственно к морфологическим таблицам, первой можно увидеть схему распределения существительных по склонениям (с. 4). Неточностей здесь, по крайней мере, три.

Во-первых, слово люди не совсем точно причислять к pluralia tantum.

Во-вторых, существительное слово является неудачным для иллюстрирования 4-го склонения, поскольку в значении «ипостась Бога» относится к 1-му склонению, что, разумеется, влечет за собой ряд изменительных особенностей, которые приведены авторами книги в особой схеме (с. 9).

В-третьих, признаком существительных 4-го склонения является не только длина основы, но и окончание родительного падежа единственного числа, обозначаемое буквой «есть узкий». Именно на этом основании к данному деклинационному типу присоединяется слово день, которое не расширяет свою основу в косвенных падежах.

Не всегда корректным выглядит подбор слов, включаемых в таблицы. Так, вместо существительных дух, владыка из-за их многозначности и вариативного титлования можно было найти другие примеры, чтобы избежать склонения указанных единиц во множественном и двойственном числах (с. 6, 10).

Не слишком продуманным представляется раздел «Слова с индивидуальными особенностями склонения» (с. 9). Туда внесены только существительные Господь, Христос, Слово (Бог), Евангелие, елей. А как же Иисус (в сочетании с Христос), Исаиа, несклоняемые субстантивы, например?

Наконец, в таблицах субстантивного склонения обнаружена несистемность в использовании средств, с помощью которых расподобляются омонимичные формы единственного и множественного чисел. Ср. плод и корабль (с. 6, 7). См. также с. 8, 35, 54, 64–65.

Понимая, что средний род является грамматически несамостоятельным, приходится все же удивляться, почему он вовсе игнорируется создателями таблиц в большинстве глагольных парадигм – в плюральных парадигмах (с. 43–52, 56–57).

Еще большее недоумение возникает при виде следующей записи: дв.ч. м. (ж.) р. (с. 58–59).

Возможно, речь идет о потенциальности подобных форм, о которой авторы предупреждают в своем предисловии: «Не все потенциальные грамматические формы нам удалось найти в богослужебных текстах – в таких случаях формы приводятся по аналогии» (с. 3). Очевидно, данное заявление расходится с текстом пособия.

К уже перечисленным фактам можно добавить следующий: в графы, посвященные образованию действительных причастий в форме именительного падежа единственного числа, введен только мужской род (с. 60, 61), а омонимичная форма среднего рода отсутствует. Это обстоятельство, естественно, сказывается и на ошибках в таблицах (с. 64–67).

И вообще в презентации причастий можно найти целый ряд неточностей. Как известно, образование и склонение данной части речи (или глагольной формы) вызывает значительные трудности. И в задачу преподавателей входит помощь в их преодолении. И.В. Бугаева и Т.А. Левшенко, к сожалению, зачастую дезориентируют читателей. Так, они с помощью стрелок показывают изменение формоизменительных суффиксов в следующем направлении: -ущ- → -ый и проч. Не исключено, что такой вектор намечен опять-таки по методическим соображениям, но он неправилен с исторической точки зрения.

Желая, по-видимому, облегчить восприятие материала, составители таблиц приводят заголовки наподобие «Действительные причастия настоящего времени. I спряжение… II спряжение»; «Страдательные причастия настоящего времени. I спряжение… II спряжение» (с. 60, 62). Однако, прочитав их, можно не только правильно выбирать формообразующие суффиксы для конкретных основ, но и подумать, что причастия спрягаются.

Несколько сбивают с толку отдельные таблицы с формами именительного падежа единственно числа страдательных причастий прошедшего времени, ведь в них нет ничего специфического (с. 63).

Много претензий вызывает крайне неудачная таблица «Знаки препинания в сопоставлении с русскими» (с. 70). Ср.: Внуши, Боже, молитву мою, и не презри моления моего; Аз к Богу воззвах, и Господь услыша мя – по правилам русской пунктуации в первом случае запятая не нужна, в отличие от второго примера, где необходимо как раз запятая (составители таблиц почему-то считают наоборот); Мужие кровей и льсти не преполовят дней своих. Аз же, Господи, уповаю на Тя здесь вполне возможна точка, а не запятая, как думают авторы; Тем воспевающе вопием Ти: радуйся, Благодатная, Господь с Тобой – двоеточия в русской пунктуации недостаточно; Слава: Честное пророка Твоего, Господи, торжество, Небо Церковь показа – двоеточие не коррелирует с многоточием.

Любое учебное пособие, преследуя четко сформулированные и реальные задачи, должно быть написано просто и доступно. В нем нет места терминологическому разнобою, дезориентирующей информации и элементарным ошибкам. Обидно, что таблицы, которые могли бы стать хорошими вспомогательными материалами при обучении церковнославянскому языку, отвечают этим требованиям лишь отчасти.

Лариса Маршева
доктор филологических наук, профессор

1 февраля 2010 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Юлия24 марта 2010, 20:03
Очень стыдно за эту рецензию. Лично знаю уровень Бугаевой и Левшенко, это высококлассные специалисты. А оценка Маршевой, к сожалению, не лишена личной окраски. А комментарии типа "я не смогла преподавать по этому пособию" характернизуют не пособие, а уровень преподавания. Церковнославянский язык и старославянский, а уж тем более классическая филология -- весьма разные вещи.
Оксана12 марта 2010, 01:32
"Богословский факульет - сильный, но все остальное за гранью образования!"

Мила, не могу с Вами согласиться: а как же факультет церковных художеств? исторический факультет очень сильный; кроме того на филфаке за последние годы тоже все изменилось: там очень сильный, во многом обновленный педагогический состав, новый декан; посмотрите на сайте их "Вестник" - получше иных академических изданий, есть просто отменные материалы. А что касается девочки с фцп, так позорные выпускники, к сожалению, есть везде. Кончено, таких нельзя допускать до диплома. Но я сама заканчивала филфак МГУ и знаю, что и там очень было непросто отчислить дураков (разумеется, их было значительно меньше).
Ал-др 5 марта 2010, 19:09
Если полазить по Интернету, то там легко обнаружить несколько рецензий Л.Маршевой на тексты Бугаевой. При чтении так и веет ароматом коммунальной кухни. И симпатия не на стороне рецензента: в коммунальной склоке всегда симпатичней тот, кто молчит, а не тот, кто орет громче
Елена16 февраля 2010, 16:48
Почти год самостоятельно изучаю церковно-славянский язык по учебнику, изданному Московским государственным университетом. МГУ - "фирма" проверенная, надежная, серьезная и весьма уважаемая. Недавно купила в одном из московских храмов пособие по изучению церковно-славянского языка (не то, о котором пишет автор статьи), полистала и отложила, так как без специальной подготовки оное издание осилить невозможно. Предлагаемые упражнения вызывают вопросы и недоумения, а множественные опечатки - разочарование...
Мила13 февраля 2010, 12:54
К сведению Андрея и Григория! Найти таблицы не составило труда! возможно, в крупных церковных магазинах эти сборники разобрали, но в маленьких церковных лавках есть еще!
Да, "талантливый ученый" налицо! Почитала ее ""шедевры" выложенные в интернете! Мальчики-ПСТГУшники- ярые защитники, Ваш вуз, породия на Высшее образование! Богословский факульет - сильный, но все остальное за гранью образования!
В нашем приходе как-то пригласили воспитаницу Вашего института в качестве регента на будни, я сама пою на буднях закончила ЦМШ при Консе, была в ужасе от этой девицы, которая элементарного круга тональностей не знает, о всех ее музыкальных дарованиях впитанных в ПСТГУ наши певчие сказали - профессионально непригодная, а у человека диплом хоровика, может тягаться с любым выпускником дер. хора!!!!
А что предсталяет собой филфак ПСТГУ?!
Насчет Издательского Совета замечу - много сомнительной литературы выходило под их грифом, т.к. не было НИКАКОЙ цензуры, под этим грифом выпускалось, к сожалению, много сомнительной литературы! Ознакомтись с размышлениями Святейшего Кирилла по этому вопросу!
Скорее бы стилизовали ЦСЯ, не было бы необходимости писать такие "талантливые шедевры"!
Валентина 13 февраля 2010, 10:27
Уважаемые «Андрей» и «Григорий»! «Настоящие» мужские сентенции, горячо обличающие «бездарность» рецензента, это, конечно, замечательно!!! А есть что сказать по существу рецензии? Кстати, таблицы в достаточном количестве продаются в магазине «Сретение», «Православное слово».
Андрей12 февраля 2010, 21:55
Солидарен с Григорием. Добавлю несколько штрихов и к самой т.н. "рецензии" и по ходу начавшейся дискуссии. Таблицы И. Бугаевой и Т. Левшенко выпущены в свет по Благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Издательским Советом Русской Православной Церкви уже вторым изданием. Прекрасно, что некая "Мила" поехала и запросто их купила. Сообщила бы читателям сайта, где ей это удалось сделать, т.к. в Москве и второе издание уже разошлось без остатка. Вообще, думается, редакторам не стоило доверяться безоговорочно одной стороне, прикрывающейся авторитетом преподавателя Сретенской семинарии и ПСТГУ. Тем более, что многие выпускники и преподаватели Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета до сих пор помнят, что И.В. Бугаева была завкафедрой и деканом филфака ПСТГУ, когда там трудились рядовыми преподавателями и Левшенко, и Маршева. Достаточно сравнить список работ Бугаевой и Маршевой, доступный в интернете, чтобы полностью солидаризироваться с Григорием: бездарность сводит счеты с талантливым ученым, многолетним сопредседателем секции церковнославянского языка Рождественских чтений. Прискорбно, что для этого используется высокое имя Русской Православной Церкви и сайт Сретенского монастыря. Вместе с Григорием также хотел бы познакомиться с ответом авторов таблиц на сайте Pravoslavie.ru, чтобы не искать его на других православных сайтах.
Григорий11 февраля 2010, 16:29
Вы правы, Ксения!

Представленная рецензия как нельзя лучше отображает человеческий и духовный кризис науки. Война амбиций! Кто круче. "Я же доктор наук, поэтому я покажу всем их место". Причем нужно сделать это непременно так, чтобы всем стало понятно, кто же на самом деле "самый умный, красивый и пушистый, самый научный, последовательный и терминологически точный".
Догадались кто? Правильно. По тексту не трудно догадаться.

Но чтобы общественность не увидела слишком явную неприязнь к пособию и авторам, рецензент прячется за маску "добродетели". Ей, оказывается, обидно, что таблицы "отвечают этим требованиям лишь отчасти". Она, видимо, искренне "сокрушается" об этом. Поэтому не удержалась и написала такую разгромную рецензию.

Л.Н.Толстой хорошо об этом высказался: "Человек подобен дроби, числитель есть то, что он есть, а знаменатель — то, что он о себе думает. Чем больше знаменатель, тем меньше дробь".

"Неудивительно, что большое количество знаний, не будучи в силах сделать человека умным, часто делает его тщеславным и заносчивым", - сказал Джозеф Аддисон.

Кто хотя бы раз видел Ларису Маршеву, тот всё поймёт.

P.S. Интересно было бы еще услышать, что ответят авторы.

Ксение 9 февраля 2010, 19:09
Кажется, что у автора личная неприязнь к авторам.
Антоний 7 февраля 2010, 21:38
Петр, судя по Вашему письму, у Вас проблемы и с русским языком тоже... Думаю, если бы Вы не читали молитв на церковнославянском, положение с русским языком было бы ещё хуже. Так всегда бывает при понижении планки. Простите за дерзость.

Теперь по делу. Неужели так сложно выучить употребление "яко" и пр.? Потратить один месяц своей жизни и выучить...
Петр 7 февраля 2010, 16:54
быль- в начале 20-го века в церковь пришла женьшина - чувашка по нации, и вернувшись в свою деревню говорит:не пойду больше в церковь, там молятся за наших деревнских жителей по имени "Еся" и "Яку". Еся от имени Исосиф и Яку от имени Яков. Бедная женьшина слова молитв "яко" и "еси" приняла за чувашкие имена мужские.
Я более 10-и лет читаю молитвы на церквоно-славаняском, но до сего времени не понимаю все слова. Кто молится, тот меня понимает, о чем я говорю. Вдруг, во время молитвы, прерывашся и стоишь, пытаясь урезуметь слова из молитвы.
Приходится продолжать молитвы, так и не поняв слова молитвенные, уповая на Бога, что он пошлет разумение.
Мы забыли грозное предупреждение Господа о книжниках. Бог не говорит языком ушедших народов, он есть Бог живых. Много раз нам являлись Господь и Царица Небесная, и что они говорили на "мертвых" языках?
Впрочем, переходить на чисто руский язык и опасно, и поздно. Но ради спасения новообращенных, можно и нужно убрать "еси", "яко" "аще убо еси" и др., устаревшие мертвые слова на живые, понятные слова-синонимы,сами спасемся и многие тысячи рядом спасутся, ибо молитва то, что не могут у нас отнять. Христа ради простите меня за мою дерзость, если кого обидел! Молитесь за меня, грешного раба Петра!
Мила 4 февраля 2010, 21:08
Прочитала статью и поехала покупать таблицы! У самой за спиной МГУ фил фак, классическое отделение. Купила, почитала, дала сегодня другу полистать на коленках, т.к. считаю, что такие брошюры особого внимания не заслуживают! Решили, что издатели только бумагу зря потратили и деньги! Жуткая словесная чепуха! Жаль таких "составителей-специалистов". Респект Pravoslavie.ru, а также ее автору проф. Л. Маршевой.
Вооще, все стремится к стилизации церковнославянского языка, а оказывается церковные спецы сами туго в нем соображают, элементарные вещи, которые даже во второсортных вузах провинции объясняют девочкам - филологиням они не знаю!!! ПЕЧАЛЬНО

Елена 3 февраля 2010, 15:11
Преподаю церковнославянский язык в ВШ.
Приобрела это пособие, надеясь использовать его.
Но, увы!!! Не могу.
Согласна с вашей реценцией.


Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×