Все известно, а правды нет

Уже 14 лет сербы из села Старо Гацко в Косово и Метохии оплакивают жертв кровавой расправы, произошедшей здесь 23 июля 1999 года. В тот день четырнадцать сербов-жнецов, вышедших работать на свои поля, были жестоко убиты албанскими боевиками.

«Мой брат Новица погиб в свой восемнадцатый день рождения. Это 14 лет боли, которую невозможно высказать. Они не убиты из огнестрельного оружия, они зарезаны. У моего брата было вырезано сердце, их сожгли. Никто не хочет мне помочь, никто не хочет найти преступников, даже из КФОРА мне сказали, что бы я о них забыла», – говорит сербка Славица Попович.

В то время расправы, убийства и похищения людей были, можно сказать, обыденностью. Вошедший в Косово вместо югославской армии контингент КФОР не мог сделать для предотвращения таких расправ практически ничего.

В канун годовщины этого трагического события белградская газета «Политика» опубликовала материал, проливающий свет на одно из многочисленных преступлений.

«В это время село Грацко было в зоне ответственности британских миротворческих сил. Они блокировали район примерно через час после инцидента, но убийцы успели скрыться. Ранее сербы просили солдат КФОР взять под защиту работы в поле, но для этого не было средств», – говорится в секретном сообщении УНМИК, до которого добралась «Политика». Документ начинается с описания ситуации и констатации того, что «резня 14 сербов 23 июля 1999 года является частью актов мести, предпринятых албанцами после войны». При обилии деталей с места преступления ничего не сообщается о причине, по которой село было блокировано так поздно, и о том, кто же ответственен за то, что благодаря этому промедлению убийцам фактически обеспечили возможность уйти.

Последовавшее расследование, аресты и обыски домов не дали никаких результатов: доказательства, связывающие подозреваемых с резней в Старом Гацко, а также с другими убийствами, захватами и поджогами, не нашли.

Аресты подозреваемых, как следует из этого сообщения, КФОР начал после прокатившейся волны насилия. В качестве одного из главных организаторов преступлений назван Бег Шачири из села Црни Брег под Липляном, опытный боец «УЧК» и командир отряда «Фортуна». В другом секретном документе НАТО, которым располагает «Политика», приводится письмо этого командира своему руководству: «Я, Бег Шачири, как командир отряда «Фортуна», сообщаю, что после перехода из района Дукачини в Кошаре (община Липлян), предпринял весьма успешные операции в период с 27 июня по 9 августа 1999 года. 9 августа весь мой отряд был арестован КФОР-ом. Нами предприняты следующие акции: очистка города от сербских криминальных элементов, вынуждение медицинских работников-сербов покинуть центр, контроль над сербскими квартирами, поджог около 30 процентов сербских домов, заселение сербских домов и квартир албанцами, которым было необходимо жилье. Акции: убийство 48 человек, ранено 17, избиение и терроризирование».

Он пишет и о том, что в этот же день его группой планировалось нападение на Старо Гацко, Добротин и Штрпце, но он не получил подтверждения от командиров Шукри Буя из зоны Неродимлье и других. Ему, как он сам пишет, были необходимы не их боевики, а «материал», имея при этом в виду военное снаряжение.

Бег Шачири: «Нами предприняты следующие акции: очистка города от сербских криминальных элементов, вынуждение медицинских работников-сербов покинуть центр, контроль над сербскими квартирами, поджог около 30 процентов сербских домов, заселение сербских домов и квартир албанцами, которым было необходимо жилье. Акции: убийство 48 человек, ранено 17, избиение и терроризирование»
Бег Шачири: «Нами предприняты следующие акции: очистка города от сербских криминальных элементов, вынуждение медицинских работников-сербов покинуть центр, контроль над сербскими квартирами, поджог около 30 процентов сербских домов, заселение сербских домов и квартир албанцами, которым было необходимо жилье. Акции: убийство 48 человек, ранено 17, избиение и терроризирование»
В сообщении описывается, как КФОР арестовал Шачири и 56 его боевиков. «Они допрашивали меня и сказали, что мы ответственны за расправу в Грацко и акции в Липляне, Витине и Урошевце. Во время допроса мы делали вид, что не знаем друг друга и не признали обвинений, которые против нас выдвигал КФОР».

Обвинения повторялись и позднее, но ни один боевик ничего не признал, несмотря на то, что солдаты КФОР их били и пытали. Спустя двенадцать дней все боевики оказались на свободе. А Шачири, писавший это письмо 4 ноября 1999 года, сообщает, что в тот момент располагал 17-ю боевиками, а остальные находились на западе, готовые вернуться и «бороться за независимость». Одновременно он указывал на возможное возвращение сербов, как на большую опасность. Как отреагировали НАТО и КФОР и как поступили на основании данных этого документа, неизвестно.

В списке подозреваемых в преступлении в Старом Гацко среди прочих упоминается и Линдита Кренази, боевик «УЧК» в зоне Неродимле, воевавшая на Паштрике, раненая и отправленная на лечение в Албанию. Из дневника, который вела эта женщина-парикмахер, следует, что она знает о чем-то страшном, произошедшем в конце июля в селе Старо Гацко.

В дневниковой записи за два дня до резни она пишет, что встретила известного командира Зхелета. «От него я получила особую информацию. Он сказал, что я буду задействована в некой операции, но что они закончат до меня. Я спросила его, кто ему об этом сказал. Он ответил: не вздумай сболтнуть об этом кому-нибудь». Другая дневниковая запись появилась во вторник 2 августа, через 9 дней после преступления. Линдита Кренази опять встретила этого человека. «Попробовала его заставить поговорить, и он сказал мне, что знает, кто участвовал в акции в Старом Гацко», – пишет она. Вывод следователей УНМИК таков: «ничто не говорит о природе связи Линдиты с расправой в Грацко, доказательств нет, но ясно, что связь существует».

Уже 14 лет сербы из села Старо Гацко в Косово и Метохии оплакивают жертв кровавой расправы, произошедшей здесь 23 июля 1999 года.
Уже 14 лет сербы из села Старо Гацко в Косово и Метохии оплакивают жертв кровавой расправы, произошедшей здесь 23 июля 1999 года.
Сущность и основа большинства преступлений в Косово и Метохии, и резни в Старом Гацко в том числе, именно в том, что огромное большинство всех участников – и убийц, и жертв, и представителей миротворческих сил – все знают об этих преступлениях. Все известно, до самых мелких деталей, но правда по-прежнему недоступна. И никто из тех сербов, что на днях отмечали четырнадцатую годовщину своего горя и траура по сыновьям, отцам и супругам, не верит, что убийцы, и сегодня живущие рядом с ними, будут наказаны. Совершенное преступление – то, о котором все знают – существует вместо правды, оно стало ее мерой.

Когда преступление было совершено, за истину отвечал британских КФОР, а сегодня – косовская власть. Тем временем Гацко постепенно исчезает. Исчезает это прекрасное село, и все меньше становится его сербских жителей, недопустимо долго ждущих эту правду.

-----------------------------------------------------------

Вспоминать о жертвах не только раз в году

Парастас по погибшим жнецам перед их памятником служили священники Рашко-Призренской епархии. Секретарь епархии отец Сава Шмигич сказал, что нужно помнить жертв не только один раз в году, потому что эти жертвы «напоминают нам о том, что жнецы залили свои нивы своей же кровью».

.

Живоин Ракочевич

Перевел с сербского иером.Игнатий (Шестаков)

29 июля 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Сейчас сербы в Косово и Метохии как Христос на кресте» «Сейчас сербы в Косово и Метохии как Христос на кресте»
Драгана Зечевич
На мир нахлынула волна... Это волна нового мирового порядка, который надел личину ложной демократии. Наглядным примером ложной демократии является то, что запрещено мешать злодею совершать преступление, а настоящих противников преступлений называют противниками демократии и врагами человечества.
Новая жизнь монастыря Святых Архангелов Новая жизнь монастыря Святых Архангелов
Косово и Метохия
Новая жизнь монастыря Святых Архангелов Новая жизнь монастыря Святых Архангелов
Живоин Ракочевич
«Радость обновления иногда пугает человека», – говорит отец Михаил. По его словам, Святые Архангелы воскресают этой весной благодаря любви и вере всех, кто помогает, молится и болеет душой за эту и другие святыни Призрена. В планах также восстановление маленькой, давно разрушенной церкви Святого Николы, чтобы в большой братский корпус мог прийти любой, чтобы всегда было, где переночевать и чтобы сам Призрен стал ближе.
Жертвы реальные и виртуальные Жертвы реальные и виртуальные
Ирина Антанасиевич
Современная стратегия ведения войны с удовольствием использует детский фактор. Повод, взращенный на детских трупах, дает взрывные последствия такой силы, что стратеги млеют от удовольствия. Во времена глобализма младенцы скармливаются Ваалу с особым усердием и в адекватных широкой поступи прогресса размерах...
Комментарии
Сергей Морозов27 июля 2014, 16:40
В 90-е Россия не была мировой державой,она не могла защитить сербов даже если бы захотела,разве что могла поставить сербам комплексы с-300,да и то это было проблемой.
Татьяна24 июля 2014, 18:02
Моё сердце плачет вместе с вами, братья и сёстры...
Антоний31 июля 2013, 02:57
Простите нас.
Наташа30 июля 2013, 10:16
Примите соболезнование. Простите за то, что не защитили Сербию.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×