Последний день на земле

Это был его последний день на земле, и он догадывался, что когда-то такой наступит, но, как и все, старался об этом не задумываться. И вот этот день наступил. Он поцеловал спящую жену и, стараясь не шуметь, вышел из дома. Ночью выпал первый снег, и уже на веранде все было залито ослепительным белым светом, от которого в детстве он бежал на улицу, чтобы кидаться снежками и радоваться, вдыхая этот ни с чем не сравнимый запах неожиданно свалившегося на тебя счастья. По скрипучим некрашеным доскам он спустился с веранды и вышел в сад.

На самом верху яблонь еще висели несколько красных яблок, которые они оставляли специально для зимних птиц, прилетавших из леса полакомиться их сладкой мякотью. Когда-то он тоже любил их вкус. Когда приходили первые морозы, они с братом собирали эти пахучие подмороженные яблоки – из них потом бабушка пекла невероятно вкусный пирог с тонкой золотистой корочкой и домашним сливочным маслом, которого чем больше кладешь, тем вкуснее становится. Она была мастерица, их любимая старая бабушка, многое умела и многое знала. И брала своих внуков в такие места, что у вечно занятых родителей только рты открывались. Например, бабушка водила их на похороны.

Когда ее знакомые умирали, бабушка обязательно туда ходила, наряжала внуков в чистые рубашки, причесывала и брала с собой. Если умершие были христианами, она всегда спрашивала, когда будет священник, и на отпевании стояла всю службу на ногах и украдкой плакала, а потом записывала имя покойного в специальную старенькую тетрадочку, которую постоянно носила с собой, чтобы, как она говорила, «поминать этого человека у Бога». Что это значит, они с братом понятия не имели, но по бабушкиному сосредоточенному спокойному виду догадывались, что это что-то важное и нужное, вроде заготовки варенья на зиму. Если человек был некрещеный, бабушка сильно расстраивалась, качала головой и садилась где-нибудь в углу, с краю, чтобы потом, когда начинались поминки, быстро оттуда уйти. Они не понимали, зачем нужно уходить, когда все вокруг собирались угощать тебя конфетами и яблоками, а бабушка потом шла по улице и всю дорогу бурчала под нос, что вот человека живьем закапывают, а потом еще и пляшут у него на могиле. «Молиться надо за умерших, а не конфеты есть!» – говорила бабушка и вела их в храм – ставить свечки за деда.

Дед был ветераном войны, инвалидом, как говорила бабушка – «изрубленным» под Берлином, поэтому умер, когда они были совсем еще маленькими. Дед был героем Великой Отечественной войны, и бабушка так интересно про него рассказывала, что они его любили и очень гордились им. Однажды зимой они остановились у реки возле их дома, и бабушка сказала, что для того, кто в Бога не верит, смерть будет как эта замерзшая река, которая никогда не оттает, а будет до скончания века маяться ото льда и морозов. А тех, кто Бога слушается, Христос поцелует в темечко, и тогда они сразу растают от счастья и для них сразу настанет вечное лето. «Вы любите лето?» – спрашивала их бабушка, а они только переглядывались и смеялись. Ну какой дурак не любит лето, когда бабушка увозила их на дачу и там они купались до упаду, загорали и объедались клубникой?

Она всегда была веселой и бодрой, их любимая бабушка, и когда умерла на Покров, никто из домашних не поверил. Наступил ее любимый праздник, и когда мама пришла ее будить, даже не поняла, что бабушки больше нет. Хотя в последнее время она сильно болела, но никогда не жаловалась и каждый раз, как возвращалась из церкви, куда любила ходить пешком, выглядела как именинница. Она лежала какая-то радостная и светлая и совсем не была похожа на труп, а просто на любимую спящую бабушку, которая немного полежит и пойдет печь оладушки. Он помнил, как приехал священник, отец Олег, и все кругом плакали, а он смотрел на бабушку и не плакал, даже и не собирался, потому что точно знал, что она живая где-то там и ей сейчас хорошо. Просто знал, и все.

Он несколько раз умирал, но совсем не так, как бабушка, а тяжело и страшно

Когда он вырос, то тоже несколько раз умирал, но совсем не так, как бабушка, а тяжело и страшно. Это только кажется, что смерть приходит так, как ночной вор залезает через трубу дымохода, чтобы украсть подарки из-под елки, пока все спят. На самом деле, чтобы она пришла, нужно просто перестать любить жизнь – тогда она тут как тут. С ним она была не ужасной теткой с косой, а очень даже веселой и все понимающей собеседницей. Когда женщина, которую он любил, ушла, и на этот раз навсегда, он оказался на мосту, просто стоял и смотрел на проезжающие внизу машины, а смерть тихо шептала через плечо, чтобы он бросился вниз, потому что это мужественно и красиво. Он не понимал, что красивого в его разлетевшихся по асфальту мозгах, и смерть не стала спорить, а просто хмыкнула, как хмыкают девушки при виде обнаженного торса, но в отличие от них не убежала, а пошла с ним в старый заброшенный дом – пить виски из горлышка. После второй бутылки «Black Label» в холодном зимнем подъезде смерть жадно обхватила его своими костлявыми руками и стала целовать горячий лоб и замерзшие пальцы, и тогда он как подкошенный упал вперед лицом на грязный бетонный пол. От ее поцелуев пальцы стали холодными и мертвыми, а из разбитого лба по ступенькам хлынула кровь. Но бабушкина молитва оказалась сильнее ее ледяных объятий, откуда-то появились случайные прохожие, которые вызвали «Скорую», и его отвезли в реанимацию. Отмороженные пальцы удалось спасти, но они навсегда потеряли свою чувствительность. И всю жизнь он носил их, как раб носит клеймо, и никогда не любил гладить этими бесчувственными пальцами жену по волосам, а просто обнимал ее и зарывался в них лицом.

В церковь после того случая он не пошел, хотя и собирался, а пошел после страшной аварии, когда они с другом должны были погибнуть, но чудом спаслись. У друга был день рождения, они отдыхали на турбазе, а потом поехали к знакомым грузинам в кафе за шашлыками. Лил жуткий ливень, но их ждали гости, и поэтому они давали на трассе чуть больше 140. На обгоне лопнуло переднее колесо, и если бы не реакция друга-спортсмена, они бы улетели прямиком под «Камаз» с кирпичами, ехавший навстречу. Но было еще кое-что, о чем он никому никогда не говорил. За полгода до этого он побывал в одном подмосковном монастыре, где познакомился с духовником обители, который непонятно зачем дал ему молитву водителя. Машины у него тогда не было, и он очень образку с молитвой обрадовался, потому что это был весьма многообещающий подарок. Но вместо нового автомобиля – жуткая авария, машина улетела в кювет, несколько раз перевернулась и остановилась на крыше в паре метров от огромной сосны. Джип разбился в лепешку – а на них ни одной царапины, и все водители на трассе потом качали головами, не верили и говорили, что они родились в рубашке.

В храме смерть осталась за порогом, и он стоял перед иконами и наслаждался покоем

По всем законам физики они должны были погибнуть, а они сидели в кафе на летней веранде и ждали кофе и штрудель. «Ты не находишь это странным?» – спросил его друг и невесело засмеялся. Хотя на веранде светило жаркое солнце, ему вдруг тогда стало невыносимо холодно и одиноко. Сердце словно сковало тяжким могильным холодом, улыбающиеся веселые люди вокруг стали походить на силуэты из театра теней, глядя на которые ему захотелось закричать от ужаса. В этом счастливом солнечном мире он вдруг ясно, до дрожи почувствовал себя совершенно чужим, словно бы подглядывал за собой откуда-то из-за шторы. Каждый теперь был сам за себя, прятаться за слова было бесполезно, потому что, когда ты должен был умереть час тому назад, все это стало неважным. Он еще с детства и походов с бабушкой по похоронам усвоил, что важно, простился с другом и поехал в церковь, потому что если бы он туда не поехал, то, наверное, сошел бы с ума. В храме смерть осталась за порогом, там было легко дышать, и он просто стоял перед иконами и наслаждался покоем. Тогда в храме он почему-то подумал, что все в жизни пошло как-то совсем не так, как он планировал, что когда-то был не угрюмым и раздражительным, а очень добрым и веселым человеком, который первым бежал за водой с большим бабушкиным ведром и радовался, когда удавалось принести, почти не расплескав. Он почему-то вспомнил, как часами мог сидеть с котом на окне и смотреть на дождь. А сейчас дождь вызывал у него только тоску и глухое раздражение.

От этих мыслей ему захотелось вернуться в храм в воскресенье. Но в воскресенье была дача, а потом поездка к теще и снова дача. Ослик снова побежал за морковкой и потянул за собой воз бесконечных проблем и суеты. И даже когда он оказался в подмосковном монастыре, на вопрос духовника, почему не выучил молитву, пожал плечами и сказал, что за рулем его не было. «А кто будет молиться, если твой друг вообще никаких молитв не знает?» – топнул ногой рассерженный батюшка, а он только глупо улыбался и пожимал плечами.

Батюшка потом добавил, что если станет молиться за него сутками, и все святые будут молиться, а сам он ничего делать не будет, то все это бесполезно. «Думаешь, прибежал, записки написал, свечки поставил – и готово дело? Дальше все само собой образуется? Как бы не так! Больше всего на свете Бог ценит твою свободу и ни за что ее не нарушит. Понимаешь ли ты это, бедный человек? Самому нужно о себе заботиться – иначе никак!»

Самое страшное, что он потихоньку свыкся с этой бесконечной суетой и уже не делал попыток что-нибудь изменить. Но иногда по ночам, когда все в доме спали, к сердцу подкатывала необъяснимая тоска, и тогда он смотрел невидящими глазами в темный потолок, вспоминал улыбающуюся бабушку у замерзшей реки…

Этой ночью он твердо решил, что это будет… его последний день на земле

А сейчас он стоял в заснеженном белом саду, смотрел на красные яблоки, говорливых синиц и улыбался. Этой ночью он твердо решил, что это будет его последний день на земле, и ему не хотелось сейчас никуда бежать, спешить и суетиться, но впитать каждой клеточкой всю эту красоту и сохранить в сердце. В это утро он знал, что не было ничего важнее этого пронзительного голубого неба над головой, сверкающего первого снега и этих веселых копошащихся синиц на вершине яблони. Он улыбнулся, глядя на солнце, и вернулся в дом. Там все уже проснулись, и, может, впервые за много лет он начал с жадностью расспрашивать обо всем, чем жили его домашние, а потом приготовил любимый всеми зимний салат, который от него ждали только по праздникам. В этот последний день ему хотелось выплеснуть на них всю любовь, что сжигала сейчас его сердце. Но он резал салат, улыбался и молчал, наслаждаясь каждой отмеренной ему минутой.

Поздним вечером, когда дети уснули, он лежал в темноте и слушал, как жена засыпает, боялся пошевелиться, чтобы ненароком ее не разбудить, и чувствовал невыносимую нежность каждой клеточкой своей души. «Спасибо, Господи, за этот день!» – сказал он и закрыл глаза. Завтра настанет новый день. Новый последний день его жизни на земле.

Денис Ахалашвили

26 апреля 2016 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Надежда Арефьева 3 мая 2016, 09:20
На самом деле, лекарство от излишней суеты -это скорби.
xiuli28 апреля 2016, 18:10
Дорогой автор! Тронута до глубины души: мысль, воплощение и слог прекрасный! Талантливо! С глубоким уважением, xiuli.
Сонечка26 апреля 2016, 23:36
Спасибо огромное!
тамара26 апреля 2016, 23:15
Очень добрый и тёплый,поучительный рассказ-поучение.Спаси и сохрани всех,Господи.
И Р26 апреля 2016, 22:54
сильно... Слава Богу за всё! раб Божий иоанн
Светлана26 апреля 2016, 22:40
спаси Господи людие твоя!
Евгения.26 апреля 2016, 21:42
Спасибо Вам огромное,Денис!И за то напряжение,в котором держали с самого начала и за тот совершенно неожиданный и ошеломляюще прекрасный конец рассказа!Помнить о смерти нужно.Но необходимо также и проводить с пользой каждую минуту своей жизни.Пишите ещё и ещё.Бог в помощь!И,конечно,вечная память нашим бабушкам,дедушкам и всем,кто возносит о нас молитвы Господу!
Игорь Кичеров26 апреля 2016, 20:47
Сильно!
Георгий26 апреля 2016, 19:50
Давно не читал таких поучительных рассказов.
Полина26 апреля 2016, 19:50
Рассказ очень понравился... Начинаешь задумываться о себе, о своей жизни.. Спасибо вам!
26 апреля 2016, 19:49
Низкий Вам поклон, Денис! За нахлынувшие воспоминания о детстве и юности! И за напоминание о том, что каждый день может стать последним, а там, в жизни после жизни в чём застигнет Господь, по тому и судить будет. Подай, Господи, кончины ..."не постыдной, мирной, и доброго ответа на страшном судилище..."
Ольга26 апреля 2016, 19:45
Прекрасно!
ТАТИАНА1726 апреля 2016, 18:01
Какая мудрая была бабушка! Она водила внуков на похороны...Сейчас детей от "этого" уберегают и совсем напрасно.Кто знает,может,поэтому и вырастают бесчувственные. Благодарю Дениса Ахалашвили за рассказ.
Марина Анатольевна26 апреля 2016, 16:04
"Друг мой Аркадий, об одном тебя прошу, не говори красиво!" И.С. Тургенев "Отцы и дети"
не серега26 апреля 2016, 15:47
Ага: каждый день очень даже можно считать своим последним прямо с утра. Примерно тот же эффект, как если начинаешь понимать, что "ВСЕ -- ПРИПЛЫЛИ", по крайней мере персонально я. Тогда начинаются примерно такие ощущения, тогда все дела начинаешь делить на ВАЖНЫЕ И ПРАВИЛЬНЫЕ (для Вечности), а остальные относить к категории "ну забава минут на 5, а потом будет не надо, если оно вообще надо". Почему-то большинство ежедневных забот оказывается из второй категории, чем очень удивляешь окружающих, в том числе самых близких. Начинается: "жжжжжжжжжжж ну ты совсем ничего не делаешшшшшшь жжжжжжжж ну тебе уже вообще ничего не надо, витаешь в облаках жжжжжжжж цып цып цып цып цып цып цып"... Хотя: на "жигуленке" я езжу на работу или на более дорогой машине -- время в пути зависит от пробок, а не от цены машины, при том, что доеду я быстрее на совсем уж "непрестижном" мотоцикле, чем на новенькой, блестященькой, недешевой и статусной; сын учится в "элитном" классе, но живет в состоянии "холодной войны" с этим классом, раздавая затрещины особо длинноруким и языкастым, а нормальное человеческое общение имеет в секции и в Храме, но не в школе; будет ли дочка учиться в той же школе или в другой -- означает 5 лет организационных неудобств, но не качество ее учебы и, через 20 лет уж точно будет какой-то неважной подробностью... Да и сама моя жизнь: ну вспомнят обо мне может быть лет через 5 после моей смерти, а через 50 -- нет. Был или не был, следа не оставил, таланты зарыл (помогли), умер. А когда именно умер -- не важно? Вам лучше, если поскорей (только денег побольше оставь)?
Богдана26 апреля 2016, 14:25
Спаси,Господи!Благодарю Тебя,Господи,за все, что Ты даешь мне. Благодарю силу Твоего Святого духа, все силы света, неба и земли и всех святых, что молятся Господу со мной о моем прощении!
Tatjana26 апреля 2016, 14:08
Спасибо! Тронута до глубины души. Спаси Господи р.Б. Дениса !
Мизаил26 апреля 2016, 13:44
Тема хорошая - каждый день может быть последним. Хотелось бы побольше раскрыть-объяснить значение этой темы.
Ксения26 апреля 2016, 13:07
Спасибо!!!
Людмила Дрозд26 апреля 2016, 11:02
Спаси Господи! Замечательный и своевременный рассказ. Такие рассказы надо читать детям в школе. Чем раньше мы задумаемся о своей жизни тем спасительнее для нас. Господи благослови Дениса на дальнейшее творчество.
Георгий26 апреля 2016, 10:51
Спасибо!
Ольга26 апреля 2016, 10:43
Спаси Господь за этот своевременный рассказ именно в день, когда читается Евангельская притча о десяти девах. Не знаем мы ни дня, ни часа, когда приидет Сын Человеческий - и спросится с нас за каждое слово и каждое дело, что мы необдуманно произнесли и что натворили за свою грешную земную жизнь. Помни свой час смертный. Храни вас всех, братия и сестры во Христе, Господь!
Илария26 апреля 2016, 09:41
Спасибо) так пронзительно и трогательно... плачу.
26 апреля 2016, 08:56
Спасибо. Это очень важно, то, что Вы написали, о чем напомнили
раиса26 апреля 2016, 08:06
Не нахожу слов, насколько все пронзает сердце и слезы не остановить. Как мы теряем драгоценное время, данное Богом для покаяния и искупления грехов. Статья красивая и назидательная. Хочется крикнуть:" Люди, остановитесь, задумайтесь, как и во имя чего живете, время так скоротечно. Благодарю Вас Денис, за этот глоток чистоты и горькой правды.
Марина Куфина26 апреля 2016, 07:13
Хороший рассказ. Ах, если бы действительно так жить, помня, что сегодняшний день, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, может быть, твой последний день на земле... Спаси Бог, уважаемый Денис, и уважаемая редакция!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×