«Сердцем моим страдаю о вас»

О схиархимандрите Серафиме (Романцове)

Преподобный Серафим (Романцов) Преподобный Серафим (Романцов)
В этом году празднуем 40-летие со дня преставления, а также вспоминаем и чтим схиархимандрита Серафима (Романцова; 1885–1976) – удивительнейшего подвижника XX века, одного из плеяды Глинских старцев, хранивших духовные традиции пустыни и передавших их многочисленным духовным чадам, в том числе и отцу Иоанну (Крестьянкину), принявшему монашеский постриг от рук отца Серафима. «Сердцем моим страдаю о вас», – часто писал в письмах духовным чадам преподобный Серафим. В день рождения старца – 28 июня / 11 июля – предлагаем читателям воспоминания о нем.

«Господи, молитвами раба Твоего схиархимандрита Серафима
помоги дойти до кельи»

Многие знавшие батюшку говорят о его прозорливости и рассказывают об исцелениях по его молитвам. Его помощь была благодатной. Монах Константин рассказывает такой случай: «Однажды я поехал в Цебельду – и пошел снег, я не смог попасть в келью, потом пошел к отцу Серафиму, говорю, что там остался брат, а дров у него мало, как быть? Он помолчал и ответил: “Бог благословит”. Я купил болотные сапоги и пошел, но последние сто метров я уже не мог идти, на мне стала замерзать одежда, и тогда я стал молиться: “Господи, молитвами раба Твоего схиархимандрита Серафима помоги дойти до кельи”. Не помню, как я одолел подъем, сила какая-то подняла»[1].

«Его молитвы и сейчас нам помогают»

Далее монах Константин говорил об отце Серафиме: «Он был крупного телосложения, чуть сутулый, выше среднего роста. Не знаю, имел ли он светское образование. Говорил мало: монах – делатель непрестанной молитвы. Благодатный был – вот что главное. Его молитвы и сейчас нам помогают, отец Серафим печется о монахах-пустынниках и сегодня. У отца Кассиана (тоже чадо батюшки Серафима) было искушение: недавно он поехал к своему другу в Одессу, а когда вернулся, боялся возвращаться в келью, отец Серафим ему дважды являлся и укреплял: “Иди в келью, живи в ней и ни в чем не сомневайся”»[2]. Монахов Глинской пустыни, рассеянных после закрытия обители, отец Серафим жалел, опекал, старался утвердить в чувстве единства, поддерживал их в желании общаться. Отец Серафим поддерживал связь со всеми Глинскими старцами и монахами до конца своих дней. Также до конца он занимался Иисусовой молитвой и незадолго до смерти сказал, что получил то, к чему стремился всю жизнь, – видимо, дар непрестанной сердечной молитвы[3].

Монаху, желавшему переменить место, отец Серафим сказал: «Полезней тебе оставаться на месте, а если Богу будет угодно, само место выгонит тебя»

Однажды монах Глинской пустыни, устроившись пономарем при церкви, просил у отца Серафима переменить место на другое, более пригодное, по его мнению. Отец Серафим ответил: «Полезней тебе оставаться на месте, а если Богу будет угодно, само место выгонит тебя»[4].

Все принимал как волю Божию

Всю жизнь отец Серафим был гоним и преследуем, многие годы провел в тюрьме и ссылке, пережил два разгрома Глинского монастыря, но никто никогда не слышал от него слов осуждения или ропота. Он все принимал как волю Божию.

Из воспоминаний монахини Марии – одной из многих духовных дочерей отца Серафима. Как-то она тяжело заболела, и ее отправили лечиться в родной город Таганрог. Она лежала дома недвижимая и просила угодников Божиих и молитв старцев об исцелении. Однажды, после усердной молитвы, больная увидела в окно, что в калитку вошел батюшка Серафим. Он молча перекрестил дом и ушел. Часа через четыре ее пришла проведать другая монахиня, принесла просфору от отца Серафима, которую батюшка передал больной. Он ехал из Москвы в Сухуми. На Таганрогском вокзале его встречали духовные чада. Когда батюшка вышел на перрон, то спросил, как больная, где ее дом, и перекрестил ее сторону. Сопоставив время благословения старца и его явление во дворе больной, монахини поняли, что это произошло одновременно. Через несколько дней батюшка явился монахине Марии во сне и спросил: «Я тебя звал. Почему ты не едешь ко мне?» Утром пришло письмо от отца Серафима. Он писал: «Погрузись на поезд и отправляйся в Сухуми. Я буду тебя встречать». Врачи запретили ей двигаться, но матушка боялась нарушить благословение старца. Ее погрузили в поезд, и старец сам встретил ее. На другой день батюшка собрал две сумки по десять килограммов и благословил матушку Марию вместе с его послушницей отнести в горы все необходимое подвизавшимся там монахам. Матушка исполнила послушание и, к своему удивлению, никакой болезни в дороге не чувствовала[5].

Как увидела владыку Зиновия, чемодан выпал из рук

Беседа отца Серафима (Романцов) и митрополита Зиновия (Мажуги) Беседа отца Серафима (Романцов) и митрополита Зиновия (Мажуги)

Как-то отец Серафим вызвал монахиню Марию и сказал: «Ты поедешь к владыке Зиновию в Тбилиси». Когда матушка приехала в Тбилиси и увидела владыку Зиновия, чемодан выпал у нее из рук: она узнала в нем того старца, который ей приснился однажды в больнице. В то время она была очень плоха и почти умирала. После молитвы она уснула, и во сне ей явился преподобный Серафим Саровский с неким старцем, который дал ей просфору с изображением Иверской иконы Божией Матери. Преподобный Серафим сказал: «Иди и служи у этого старца». Этим старцем и был владыка Зиновий. Когда матушка вошла к нему в келью, он сказал: «Станешь служить в Иверском приделе Божией Матери»[6].

По воспоминаниям архимандрита Антония (Гулиашвили), прожившего 40 лет в послушании отцу Иоанну (Крестьянкину), монашеский постриг отец Иоанн принял от рук отца Серафима (Романцова)[7], а сам отец Антоний неоднократно в своих рассказах упоминает о том, что такие Глинские старцы, как митрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), неоднократно передавали гостинцы отцу Иоанну, а тот при случае отвечал взаимностью. Великие старцы ХХ столетия лично знали друг друга, и между ними было молитвенное общение. Сам факт принятия монашеского пострига отцом Иоанном от отца Серафима (Романцова) еще раз подтверждает ту великую роль, которую сыграли Глинские старцы в сохранении православной веры при богоборческой власти в ХХ столетии.

Между отцом Серафимом и архимандритом Иоанном (Крестьянкиным) существовала духовная дружба. Отец Иоанн посещал Глинскую пустынь. Старцы много и долго беседовали друг с другом[8].

Последнюю часть своей многотрудной жизни, с 1961 по 1975 годы, отец Серафим провел в уделе Божией Матери. Жил он в Сухуми. За ревностное служение святой Церкви митрополитом Сухумским и Абхазским Илией (в настоящее время – Святейший и Блаженнейший Илия II, Католикос-Патриарх всея Грузии, Архиепископ Мцхетский и Тбилисский) в 1975 году отец Серафим был возведен в сан архимандрита[9].

Шли годы. Отец Серафим все реже выходил из дома, но по-прежнему принимал посетителей. Незадолго до смерти он перешел в другой домик – на окраине города, на улице, которая, подобно террасе, пролегала по склону горы. Сюда не доносился городской шум.

Отец Рафаил (Карелин) вспоминает: «Когда я посетил отца Серафима, он лежал уже в постели, не вставая. Странное было впечатление: он казался мне новорожденным младенцем, который смотрел на мир какими-то чистыми, слегка удивленными глазами, даже цвет лица был у него розовый, как у маленького ребенка. Он сказал мне всего несколько слов. Было видно, что ему не хотелось говорить. Я чувствовал, что теперь его ответ – это молитва»[10].

Слева направо старцы Глинской пустыни Модест (Гамов), Зиновий (Мажуга), Серафим (Романцов) и Андроник (Лукаш) Слева направо старцы Глинской пустыни Модест (Гамов), Зиновий (Мажуга), Серафим (Романцов) и Андроник (Лукаш)
До конца своих дней старец сохранял духовное единство с собратьями по Глинской пустыни. Из писем преподобного Андроника (Лукаша) мы узнаем, что он регулярно навещал отца Серафима (Романцова), ныне прославленного в лике святых преподобных. Приведем одно из писем старца Андроника, свидетельствующее о его трепетном отношении к родной обители и внимательности и участливой заботе о своем собрате отце Серафиме (Романцове):

«Мир вам и Божие благословение, дорогая матушка Ф. с сестрами! Поздравляю я вас и всех ваших домочадцев с великим праздником, особенно для нас, Глинских насельников некогда бывших, Рождества Божией Матери. Желаю вам, чтобы и вам наша, а также и ваша Заступница даровала всякого благополучия в вашей жизни. Я в настоящее время, милостью Божиею и вашими св. молитвами, нахожусь жив, здоровье, слава Богу, потихоньку, на днях ездил до о. Серафима (Романцова. – З.Ч.). Он себя чувствует по сравнению с прошлым лучше… Б. сх. ар. Андроник»[11].

Незадолго до кончины батюшки Серафима в письме своему духовному сыну отец Андроник пишет: «Ездил навестить своего собрата о. Серафима. Здоровье ихнее неважное. Каждый день делают два укола, но потихоньку ходит. С. ар. Андроник»[12].

Его слова согревали сердца людей

До конца земной жизни отец Серафим сохранил бодрость духа и ясность ума, крепкую веру в Бога и глубокую молитвенность. Наделенный даром духовного рассуждения, он в своих беседах с людьми, преисполненных истинного смирения, давал нужные духовные наставления. Его слова согревали сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и духовному возрождению. К нему могут быть приложены слова Христа Спасителя: «иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небеснем» (Мф. 5: 19).

Мне открылось то, о чем молился всю жизнь

18 декабря 1975 года, молясь в храме во время всенощного бдения в канун праздника святителя Николая, отец Серафим почувствовал себя плохо. Он слег в постель. Все это время старец читал вслух молитву Иисусову, а когда уставал, то просил других продолжить его чтение. Незадолго до смерти он сказал: «О чем я молился всю жизнь и искал, то открылось сейчас в моем сердце: моя душа исполнилась благодати настолько, что не могу ее даже вместить»[13]. Вероятно, он говорил о непрестанной сердечной Иисусовой молитве, о том, что душу его наполняют волны благодати, что молитва открылась ему в неведомой для нас глубине[14].

Молитва Иисусова – высшая из наук

«В Иисусовой молитве заключена вся философия мира»

Отец Серафим уважал богословские знания, но считал молитву самой высшей из наук. «В Иисусовой молитве заключается вся философия мира», – так сказал однажды старец. Он отмечал, что через Иисусову молитву человек соединяется с высшей мудростью и высшей Истиной – Христом Спасителем. Но добавлял, что это относится к высшим степеням Иисусовой молитвы[15].

Духовное завещание преподобного Серафима (Романцова)

Владыка Зиновий и отец Серафим Владыка Зиновий и отец Серафим
Приведем дословно духовное завещание преподобного схиархимандрита Серафима (Романцова):

«Возлюбленные мои отцы, братья и сестры, я обращаюсь к вашей любви за молитвенною вашею помощею мне самому, так как приблизился конец моего жития с вами; теперь имею великую нужду в молитвенной вашей помощи мне, отходящему от вас в путь далекий, предлежащий мне. Прошу, молитесь об оставлении многих моих грехов, да по милости Божией благословение Его святое будет мне на новое жительство, да получу от Бога милость. Помяните любовь мою к вам, ради которой я пренебрегал собственною моею пользою, но всегда искал только вашу пользу. Всем вам сострадал и во всякой скорби вашей сочувствовал вам, но вместе с тем иногда, по ревности ко спасению вашему, грешил я гневом, укорял вас, хотя и от чистой любви, желая спасения душам вашим. Но так как ко всякому доброму делу незаметно примешиваются страсти, то могло быть, что иногда кого-либо и неправильно оскорбил, или через меру кого укорил, или как человек кого-либо неправильно соблазнил. Потому прошу у всех вас прощения и усердных молитв ваших за меня грешного, чтобы безбедно переехать на новое место жительства, по Божьему соизволению. И я прощаю всех вас во всем, кто чем-либо оскорбил меня.

«Вы все были в моем сердце, я обо всех вас болезновал: со скорбящими скорбел, с воздыхающими воздыхал, с плачущими плакал»

Ах! Отцы, братья и сестры мои возлюбленные, воздайте мне вашими слезными молитвами к Богу за мою любовь к вам, ибо вы все были в моем сердце, я обо всех вас болезновал: со скорбящими скорбел, с воздыхающими воздыхал, с плачущими плакал.

Вот приблизился ко мне тот день, в который я должен с вами разлучиться, отцы, сестры мои дорогие Христу, смиренно и усердно прошу вас, пролейте усердные моления ваши пред Богом о любившем вас, о грешном вашем духовном отце, недостойном Серафиме»[16].

«Теперь я буду умирать»

На протяжении двух недель он ежедневно причащался Святых Христовых Таин. «Будучи в полном сознании, старец сподобился увидеть братий по духу, которые, по его словам, пели стихиру Божией Матери “Совет превечный”. И затем слабым голосом старец сам запел: “Вкусите и видите, яко благ Господь. Аллилуия…” И далее сказал: “Теперь я буду умирать”»[17].

31 декабря старец закрыл глаза и уже ни с кем не говорил, а днем 1 января 1976 года он мирно предал дух свой Богу. Канон на исход души старца Серафима читал игумен Исаия (Коровай), бывший послушник Глинской пустыни. Все присутствующие в благоговейном молчании стояли вокруг одра своего духовного отца, не смея нарушать тишину во время совершения таинства разлучения души от тела.

Весть о кончине схиархимандрита Серафима (Романцова) облетела всю нашу страну. Oна наполнила глубокой грустью сердца его духовных чад. Сегодня же наши сердца преисполнены благодатной радости, поскольку старец Серафим причислен к лику святых в числе Собора преподобных отцев Глинских, и мы верим в то, что он имеет великое дерзновение молиться у Престола Божия о всех нас.

Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас!

Зиновий Чесноков

11 июля 2016 г.

[1] Авидзба Марина. Воспоминания о духовном отце. Беседа с монахом Константином // Абхазский благовестник. Сухум, 2008. С. 17.

[2] Там же.

[3] Чесноков Александр, священник. Глинская пустынь и пастырское служение ее иноков. Дисс. канд. богословия. Загорск, 1990. С. 230, 234. Машинопись. Находится в библиотеке МДА.

[4] Там же. С. 22.

[5] Чесноков Александр, священник. Глинская пустынь и ее старцы. Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1994. С. 118–119.

[6] Там же. С. 119.

[7] Антоний (Гулиашвили), архимандрит. Воспоминания. Тбилиси, 2015. Аудиозапись. Архив Зиновия Александровича Чеснокова.

[8] Рафаил (Карелин), архимандрит. Схиархимандрит Серафим (Романцов). Воспоминания (Тбилиси, 1989) // Чесноков Александр, священник. Глинская пустынь и пастырское служение ее иноков. Приложение. Т. 2. С. 19.

[9] Чесноков Александр, священник. Глинская пустынь и пастырское служение ее иноков. С. 233.

[10] Рафаил (Карелин), архимандрит. На пути из времени в вечность. Воспоминания. Издательство Саратовской епархии, 2008. С. 216.

[11] Маслов Н.В. Письма Глинских старцев. М., 2006. С. 171–172.

[12] Там же. С. 156.

[13] Иоанн (Маслов), архимандрит. Схиархимандрит Серафим (Романцов) // Журнал Московской Патриархии. 1976. № 10. С. 29.

[14] Рафаил (Карелин), архимандрит. На пути из времени в вечность. Воспоминания. С. 217.

[15] Рафаил (Карелин), архимандрит. Схиархимандрит Серафим (Романцов). Воспоминания. С. 23.

[16] Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Глинский Патерик. М., 1997. С. 682–683.

[17] Там же. С. 688.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Прп. Серафим (Романцов) – духовник пустынножителей Кавказских гор Прп. Серафим (Романцов) – духовник пустынножителей Кавказских гор
Николай Чесноков
Прп. Серафим (Романцов) – духовник пустынножителей Кавказских гор Преподобный Серафим (Романцов) – духовник пустынножителей Кавказских гор
Николай Чесноков
Огромный опыт, молитвенный труд и – главное – свою отцовскую любовь вложил отец Серафим в это духовное служение – окормление пустынников, подвизавшихся в горах.
Схиархим. Виталий, батюшка Серафим и Боржоми Схиархим. Виталий, батюшка Серафим и Боржоми
Лариса Хрусталева
Схиархим. Виталий, батюшка Серафим и Боржоми Схиархимандрит Виталий, батюшка Серафим и Боржоми
Лариса Хрусталева
1 декабря – день кончины схиархимандрита Виталия (Сидоренко). «Его главное качество? Удивительное смирение», – вспоминает о старце его духовное чадо архимандрит Андрей (Тариадиси).
«В вечной памяти будет праведник» «В вечной памяти будет праведник»
Памяти преп. Зиновия (Мажуги)
«В вечной памяти будет праведник» «В вечной памяти будет праведник» (Пс. 111: 6)
К 25-летию со дня преставления преподобного Зиновия (Мажуги), митрополита Тетрицкаройского, в схиме Серафима († 8 марта 1985)
Зиновий Чесноков
Митрополит Зиновий тяжело болел. Консилиум врачей ожидал его смерти в течение двух дней. Старец лежал на кровати, обратив взор на икону Божией Матери «Целительница», и всецело предался воле Божией. И вот Пресвятая Владычица явилась к нему в келью и благословила его. Неожиданно для всех старец стал быстро поправляться. Он пережил всех входивших в консилиум врачей. После этого чудесного посещения он прожил на земле еще 13 лет, обильно изливая на притекавших к нему дары духовные.
Комментарии
Эля Шахбазова12 июля 2016, 15:00
Спасибо!
Галина11 июля 2016, 19:00
Святой старец, схиархимандрит Серафим, помолись о нас грешных, живущих здесь на земле. Как стало тяжело, все перевернуто с ног на голову. Да даст нам Господь Иисус Христос силы жить, смиряться, не обижать никого и самим не обижаться.
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке