Добрый свет лучше черного уныния

Профессор Уильям Брумфилд рассматривает фотографии С.М. Прокудина-Горского и рассуждает о России

Уильям Брумфилд. Фото: Алексей Колосов / rusroads.com Уильям Брумфилд. Фото: Алексей Колосов / rusroads.com

Уильям Крафт Брумфилд, профессор славистики Тулейнского университета (США), историк русской архитектуры, краевед, фотохудожник, – организатор первой выставки работ Сергея Михайловича Прокудина-Горского, которая прошла в Библиотеке Конгресса США в далеком 1986 году. Благодаря этой выставке многие, по убеждению Брумфилда, начали избавляться от унизительных стереотипов в отношении России. Сама же выставка фоторабот Прокудина-Горского была устроена в том числе и благодаря фотографиям и книгам о России самого Уильяма. «Это был прорыв, – не без удовольствия говорит Брумфилд. – Можно даже сказать – фурор. Люблю такие фуроры!»

Мы рассуждаем с профессором о мастерстве С.М. Прокудина-Горского, изобразившего в своих работах то, казалось бы, светлое и безоблачное для Российской империи время, по которому многие из нас так сильно тоскуют, считая силу России безвозвратно утраченной. Унывать и тосковать нельзя, – убежден американский славист, – надо спокойно и с любовью работать дальше.

Не потеряли!

Сергей Михайлович Прокудин-Горский Сергей Михайлович Прокудин-Горский
– Уильям, перед нами – прекрасные фотографии Сергея Михайловича Прокудина-Горского, сделанные им во время своих творческих поездок по Российской империи. Смотрю на них, и, честное слово, к восторгу примешивается чувство обиды и горечи: сколько всего утеряно, погибло, варварски уничтожено. Потеряли мы Россию.

– Ну-ну-ну! «Потеряли Россию». Начать я должен не прямо с Сергея Михайловича. Недавно скончался Станислав Сергеевич Говорухин, христианин, прекрасный режиссер, автор фильма и книги «Россия, которую мы потеряли». С одной стороны, я с огромным уважением отношусь к Станиславу Сергеевичу и разделяю его боль за его Отечество. С другой стороны, тут я, уже руководствуясь собственным полувековым опытом узнавания России, должен немного воспротивиться его мнению, да и вашей печали. А именно: я считаю, что повода для уныния нет, хоронить Россию ой как рано, она продолжает оставаться великой страной, цивилизацией.

Естественно, есть утраты, и это страшно, горько. Причин тому множество. Прокудин-Горский, конечно, верил в империю – он показывал в своих работах, как она развивалась, становилась с каждым годом мощнее. В объектив он взял всю великую страну: и центральные земли, и окраины – вспомните его зарисовки из Туркестана, например. Бухарский эмир, узники в туркестанской тюрьме, безрадостная жизнь многих крестьян – он всё это честно передает, то есть он был объективен. Сергей Михайлович, веря в империю, тем не менее не испытывает к образу земного правления какого-либо религиозного чувства: он выступает, на мой взгляд, как беспристрастный летописец тех лет. Он любит и почитает свое Отечество и его народ, но при этом он не скрывает, подобно святому Нестору, и вызовов для народа и России, он честно их показывает. Только вместо пера и пергамента в руках у Сергея Михайловича была фотокамера – результат его прекрасной работы как инженера, изобретателя.

Эмир Бухарский Эмир Бухарский

Светлая грусть вместо черного уныния

– Каково значение работ С.М. Прокудина-Горского, по вашему мнению, для культуры?

– Прокудин-Горский – великое, значительное явление в мировой фотографии. Он создал целый мир, и техника дала ему возможность создать этот мир. Он взял аппарат Мите, усовершенствовал его и потом посредством цвета показал современникам и потомкам то время со всеми его красотами и недостатками. Как мы помним, проект Прокудина-Горского подразумевал запечатлеть не только памятники старины, но и людей самого разного звания и положения, ландшафты, природу.

Вид на г. Тобольск от Успенского собора с сев.-западной стороны Вид на г. Тобольск от Успенского собора с сев.-западной стороны

Он действительно создал империю, и люди, смотря на его работы, воспринимают то время как идиллию – светлую идиллию доброго прошлого. Это, на мой взгляд, ностальгия: мы смотрим на эти прекрасные цвета и думаем: «Ох, как хорошо!»

Торжок. Спасо-Преображенский собор (справа) и Входоиерусалимская церковь. Торжок. Спасо-Преображенский собор (справа) и Входоиерусалимская церковь.

Вглядываясь в эти работы, мы воспринимаем Россию именно по-семейному – и потому, уверен, не всё потеряно

Наверное, мы с точно таким же чувством смотрим на старые черно-белые фотографии своих родственников или свои собственные, вспоминая старое доброе время, – ностальгия нам присуща. Вместе с тем можно сказать и о том, что, если у нас есть ностальгия, светлая печаль по добрым временам, когда мы смотрим свои семейные фотографии, и если мы испытываем такое же чувство, вглядываясь в работы Прокудина-Горского, то мы и воспринимаем Россию именно по-семейному. Следовательно, семейные узы по отношению к Руси-матушке никуда не делись, и именно это дает мне, я думаю, право говорить о том, что далеко не всё потеряно.

– То есть, по вашим словам, мастер во многих своих работах дал нам возможность по-доброму гордиться своим Отечеством, видеть для себя пример – так, как мы видим пример в своих прадедушках, дедушках, отцах?

– Это первое. Второе: он дает возможность и задуматься над причинами трагедии России в ХХ веке. Да, последующие времена были полны страшных испытаний: войны, революции, раскулачивание, снова войны и «перестройки». Но, мне кажется, страна их перестрадала, вынесла, преодолела. Объяснить это иначе как помощью Бога я не могу. Ответом на испытания был героизм в войнах, самопожертвование, титанический труд, огромные научные и культурные достижения, отрицать которые мы не имеем ни малейшего права.

Три поколения. А. П. Калганов с сыном и внучкой. Двое последних работают в мастерских Златоустовского завода. Осень 1909 года Три поколения. А. П. Калганов с сыном и внучкой. Двое последних работают в мастерских Златоустовского завода. Осень 1909 года

– Но ведь тогда были уничтожены, как говорят, лучшие люди страны, цвет нации.

– Слава Богу, не все. Надо еще помнить, что в любом т.н. «социальном слое» есть и свой цвет, и свой позор. Пример? – Пожалуйста: вспомним, как один из убийц святого Царя Николая Петр Ермаков, кстати, окончивший церковно-приходскую школу, не упускал случая похвастаться перед другими, что-де он принимал самое непосредственное участие в зверской казни Царственных страстотерпцев. Мерзко, страшно?

– Безусловно. Но давайте вспомним и один из ответов, которые он получил от маршала Георгия Константиновича Жукова. Когда Ермаков полез к маршалу во время его пребывания в тогдашнем Свердловске со своими воспоминаниями и протянул, как само собой разумеющееся, руку, Жуков брезгливо отдернул свою и сказал: «Палачам руки не подаю».

– Этот эпизод и подтверждает мою правоту: цвет нации, как видим, сохранялся.

Фотография как повод для молитвы

Успенская церковь в Белозерске Успенская церковь в Белозерске

– В работах Прокудина-Горского чувствуется не только гордость за страну, но и тревога, как вы говорите. Эту тревогу испытывали очень многие: святители, писатели…

– Если брать ермаковых, юровских и прочих, то всё это абсолютно точно предвидел Достоевский – достаточно прочитать его поистине пророческий роман «Бесы». Федор Михайлович – современник Прокудина-Горского, и, я думаю, оба они были беспристрастными, но страдающими, молящимися о России летописцами: один высказывал свои мысли на бумаге, другой – на фотопластинах. Может быть, будет правильно сказать, что в работах Сергея Михайловича чувствуется как восхищение Россией, душой русского человека, так и боль за нее – то есть то же самое, что и в романах Достоевского. Художественные средства у обоих мастеров прекрасны, что и говорить, – другое дело, что этими средствами описывается далеко не только «парадная» часть, не только и не столько официоз, способный вызвать восторг только у каких-нибудь чиновников, наверное, да и то не лучших.

Светлый и печальный взгляд Сергея Михайловича на Россию устремлялся в будущее

Интересно еще, что светлый и печальный взгляд Сергея Михайловича на Россию, по моему мнению, устремлялся в будущее. Всмотритесь в фотографию 1911 года: дети на дамбе у Белозерска. За их спинами храм – старый, ветхий. И он, возможно, пытался и сам представить, и других призывал вдуматься, что станется с этими детками. И тут, возможно, есть повод для молитвы о них и о России.

Группа детей. [Белозерск.] 1909 год Группа детей. [Белозерск.] 1909 год

– А сейчас, спустя сто лет, разве повода для молитвы нет?

Мастер призывал не забывать о самом важном в России – Святой Руси

– Есть, но уже именно спустя сто лет. И молитва, вероятно, будет другой. Голод, разруха, междоусобица, войны, гонения… – что с ними, с чистыми когда-то душой детьми, стало? Кем они стали? Сгинули в лагерях или стояли на лагерных вышках? Уехали из России или остались в стране? Расписались на рейхстаге или разработали спутники? Прокудин-Горский дает нам широчайший простор для размышления. И вполне допускаю, что мастер, так же как и Говорухин через сто лет, говорит о России, которую мы потеряли, призывая современников не забывать о самом важном в России – Святой Руси.

Разрыв шаблона по-американски

Лодки на берегу Онежского озера Лодки на берегу Онежского озера

– Как-либо на вас, как на фотохудожника, повлияло ли творчество Прокудина-Горского?

– С точки зрения техники – никак. Я много лет работал, практически ничего о нем не зная. О знаменитой коллекции, этом сокровище, которое он оставил после себя, я узнал только в 1985 году. У меня незадолго до этого вышла книга «Золото в лазури. 1000 лет русской архитектуры», это была первая большая книга о русской архитектуре на Западе, которая произвела что-то похожее на фурор: Россия, оказывается, страна с древнейшими культурными традициями, и стереотипы, ярлыки, навешанные в течение нескольких веков, с ней просто несовместимы. Разрыв шаблона, что называется. И меня пригласила Библиотека Конгресса США, чтобы я подобрал работы для первой выставки Прокудина-Горского.

Семья поселенца. Поселок Графовка. 1912 Семья поселенца. Поселок Графовка. 1912

Свои работы Сергей Михайлович показывал, но на экране, через специальный проектор, и кое-какие фото он опубликовал в свое время. Но коллекции цветных отпечатков не было, так что очень сложно было их напечатать – пришлось работать с черно-белыми негативами. Сложнейшая работа. И я открою одну маленькую тайну: за точку отсчета нами был взят… цвет коры деревьев, который, по мнению специалистов, был самый естественный. Вот тогда мы подобрали и все другие цвета.

Получилось очень интересно: именно в это же самое время началась подготовка и к моей собственной выставке, посвященной России. Так что наши судьбы переплетены. Я работал с оригиналами Сергея Михайловича, сделал его первую выставку – она открылась осенью 1986 года, – написал небольшую брошюру, статью для научного журнала, и в течение нескольких лет работы русского мастера увидели тысячи американцев. Уверен: это помогло многим из них хотя бы начать стремиться к действительному пониманию России.

Когда я познакомился с работами Прокудина-Горского, я понял, что мы – единомышленники. Уметь смотреть добрыми глазами на мир, свою страну – да, переживая за нее, тревожась, но и любя, противостоя клевете, – я считаю, это важно.

– Натерпелись вы, наверное, за это стремление.

– О да! Некоторые коллеги-ученые брезгливо советовали мне «заняться своими делами, не лезть в фотографию и архитектуру, если вы просто-напросто славист. Да и вообще, Россия, знаете…» Академический мир, скажу вам, очень сложен. Как в псалме сказано: «Очи имут, и не узрят» (Пс. 134: 16). Сейчас, во время очередного политического охлаждения, старую песенку вновь запели.

«Рюшечек» не надо!

У источника на курорте в Боржоми У источника на курорте в Боржоми

– Давайте вернемся к свету. Чувства, которые вы испытываете, видя фотоработы нашего мастера, какие они?

– Работы Прокудина-Горского – знаете, это иногда просто мистика. В хорошем, конечно, смысле. Такой радостный свет часто виден в его фотографиях! С помощью цвета он показывает свет духовный. Далеко не каждый способен на это. Может быть, тут как с иконописцами: нужно обладать добрым сердцем, чтобы написать хорошую икону. Он уникальный фотограф в истории мировой фотографии, это единственный мастер, который создал целый мир.

Закругление железнодорожного пути у ст. Вязовой. 12 сентября 1909 года Закругление железнодорожного пути у ст. Вязовой. 12 сентября 1909 года

– Но это не выдуманный мир, созданный слащавым воображением? Такие, знаете, «купола-колокола», «ангелочки-рюшечки»…

– Нет. Все, что вы перечислили, часто – последствия уже наших домыслов и выдумок, наших собственных трактовок. Повторяю: его фотографии не лубок никакой, не прекраснодушные фантазии, а отражение той реальности со всеми ее «плюсами» и «минусами». Как и любое настоящее произведение искусства, они заставляют думать – не только об эстетике, как вы понимаете. Например, железная дорога в горах в Челябинском крае: чувство тишины, мощь природы, одинокое железнодорожное полотно… Чувство тишины, может быть даже отрешенности, но ни в коем случае не унылого одиночества, не покинутости.

Крестьяне на покосе Крестьяне на покосе

Люди живут в том мире, который он смог увидеть и передать нам. И там тоже не до «рюшечек». Возьмем его фотографии крестьян. Живописные люди, но без всякой идиллии: видна и бедность, неустроенность, иногда и тревога, согласитесь. Или то, как он изображает работы военнопленных австрийцев на строительстве каналов на Вологодчине. Какая уж тут «романтика»!

Военнопленные австрийцы у барака Военнопленные австрийцы у барака

Я был счастлив, когда познакомился с его работами. Я уже много лет работал в России, был знаком со многими фотохудожниками, писателями, архитекторами – тем самым, кстати говоря, цветом нации, который все-таки не до конца был уничтожен.

– Прокудин-Горский был не единственным хорошим фотографом своего времени.

– Единственным не был, а уникальным – был. В Англии были фотографы, которые много работали как в самой Англии, так и в колониях, но им не удалось создать картину «английского мира» – хотя бы просто потому, что такого мира, если взять Британскую империю, и не существует. А вот русский мир есть, что удалось не доказать – зачем доказывать очевидное? – а показать Прокудину-Горскому. Россия – это единый массив, который не делится на атомы. Да, есть великое множество народов, языков, культур, но в идеале все они составляют единое доброе целое. Повторюсь – в идеале.

Возьмем, например, его туркестанские работы. Удивительные фотографии русских переселенцев, которые приехали туда во времена реформ П.А. Столыпина. Петр Аркадьевич, кстати, был одним из вдохновителей проекта Прокудина-Горского, хотел потом выкупить его коллекцию, но не успел.

Бухарская тюрьма Бухарская тюрьма

К сожалению, в 1916 году в Туркестане было страшное восстание, в результате которого погибли сотни переселенцев и представителей местных народов.

А голодающие узники в Бухаре и торжествующий бухарский эмир – разве это не объективный взгляд на время? Так что фотоработы мастера – это еще и мощный, огромный документальный ресурс.

Грязь и экзотический бисер

– Раньше часто, теперь пореже, но встречаю людей с фотоаппаратами или камерами, намеренно выискивающих, что бы такого поганенького снять про дикую Россию с ее пьяницами, мусором, неустроенностью. Особенно этим почему-то немцы с американцами отличались. Теперь все больше, как ни обидно и странно, самих русских или украинцев. Можно ли посоветовать таким помойщикам познакомиться с работами Прокудина-Горского, чтобы поучиться у него умению смотреть на мир по-доброму, без осуждения всего и вся?

– Нет. Точнее, посоветовать вы можете, но это будет бисер перед свиньями. Просто нет смысла. Совершенно разные задачи и желания у тех, кто роется в помойке, смакует дрянь, и тех, кто хочет видеть и видит доброе.

Печаль по старым добрым временам не должна приводить к унынию, но содействовать доброй работе и молитве за Россию

– Всё по Евангелию: «Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его» (Лк. 6: 45).

– Именно. То же и с фотоаппаратами и кинокамерами, не только с устами. Не хочу даже говорить об этом – таких в любом телевизоре или компьютере полно. Единственная надежда только на то, что со временем они поумнеют.

Автопортрет. Водопад Кивач. Олонецкая губерния Автопортрет. Водопад Кивач. Олонецкая губерния

И в таких условиях Прокудин-Горский, к сожалению, экзотика. И по моему твердому убеждению, знакомство – не поверхностное, а действительное – с его работами окажется богатейшим подспорьем для любого человека, который хотел бы узнать Россию чуть ближе и искреннее, чем из телепередач, всевозможных блогов или газет. И давайте все-таки помнить: грусть и печаль по старым добрым временам не должны быть поводом для беспросветного уныния – эти чувства должны содействовать доброй работе и молитве за Россию.

С профессором Уильямом Брумфилдом
беседовал Петр Давыдов

18 июля 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Всё музыка и свет» «Всё музыка и свет»
Фотограф Юрий Кавер
«Всё музыка и свет» «Всё музыка и свет»
Беседа с фотографом Юрием Кавером
Фотографии – это мои дети. Не бывает любимых и нелюбимых детей. Господь дал мне заниматься любимым делом, и я счастлив.
«Без знания Православия нельзя быть специалистом по России» «Без знания Православия нельзя быть специалистом по России»
Антон Поспелов
«Без знания Православия нельзя быть специалистом по России» «Без знания Православия нельзя быть специалистом по России»
Беседа с Гарольдом Ляйхом, специалистом по русским фондам Библиотеки Конгресса США
Гарольд Ляйх, сотрудник Библиотеки Конгресса США, специалист по ее русским фондам, уже многие годы занимается изучением русской культуры – и прежде всего уникального собрания фотографий С.М. Прокудина-Горского (1863–1944), которое хранится в этой библиотеке. О своей работе, о том, как проснулся в нем интерес к русской культуре, он рассказал читателям нашего сайта.
Фотография как послушание Фотография как послушание
Антон Леонтьев
Фотография как послушание Фотография как послушание
Иеромонах Савватий (Севостьянов) – фотолетописец монастырской жизни. Его замечательные работы мало известны рядовому зрителю, так как их автор никогда не участвует в медийных мероприятиях и часто не подписывает свои фото. Однако каждая его выставка становится настоящим событием в культурной жизни. Теперь отец Савватий привез новые уникальные кадры с Афона, где он прожил последние полтора года. О своем творчестве и выдавшемся ему опыте познания жизни Святой горы батюшка рассказывает порталу Православие.ру
Комментарии
Andrey Kozlov20 августа 2018, 01:43
Интервью блистательное! какой подробный разбор вопроса со всеми его якобы "неудобными" сторонами. Поразительные слова о ностальгии. Действительно, можем ли мы испытывать ностальгию по тому, что безвозвратно ушло и навсегда утеряно? Ностальгируем ли мы, рассматривая Парфенон? Работы же Прокудина-Горского позволяют нам вступить в общение с нашей, а не "их" страной, страной ушедших

Поклон вам и вашему труду.
Ольга Б.30 июля 2018, 11:04
Смотришь на фотографии Прокудина-Горского и восхищаешься не только мастерству фотографа, но и тому, с какой любовью относится мастер к своим фото объектам и фото персонажам. Наверно, поэтому через 100 лет эти фотографии излучают свет и добро.
Читаешь интервью Уильяма Брумфилда, и не перестаешь удивляться тому, насколько этот американец знает и любит все истинно русское: Достоевского с его персонажами, Прокудина-Горского с его белозерскими детишками на фоне храма, русские березки, наконец, русскую историю вместе со всеми ее трагедиями и победами.
Промысел Божий соединяет этих двух мастеров 100 лет спустя.
30 июля 2018, 00:33
"Неисповедимы пути Господни". Кто бы мог подумать, что в год смерти С.М. Прокудина-Горского, в далёкой Америке родится человек, которому будет суждено продолжить и развить дело русского ученого и фотографа, открыть миру и нам его уникальный 13-летний опыт, увековечивший в фотографии лица, природу, материальные памятники и архитектуру дореволюционной России!
У. Брумфилду было суждено связать свою жизнь с Россией, стать крупнейшим знатоком её литературы, истории, архитектуры и запечатлеть в сотнях тысяч фотографий её архитектурные шедевры. И главное, всегда оставаться позитивным, полным оптимизма и неутомимым, и верить в победу добра, чего иногда так не хватает нам самим...
Новых свершений!
Дмитрий22 июля 2018, 20:29
Дореволюционная Россия

Ах, ах.. как же это.. а почему мы потеряли такую страну?? Где труп, там соберутся и орлы.. а труп-это и была нравственная, но не верующая Россия. Как писал Игнатий Брянчанинов, никто ничего не делает, никто не ищет Бога.. еще одно или два поколения и Россия исчезнет.. Прошло полтора поколения и произошла революция.. Цитирую с одной из лекций нашей русской жемчужины, которая пока еще! светит! -проф.Алексея Ильича Осипова.
Иулиания22 июля 2018, 14:32
Спасибо за добрую замечательную статью! Только так и не поняла, каким образом коллекция фотографий Прокудина-Горского оказалась и до сих пор в Библиотеке Конгресса США?
Людмила ис22 июля 2018, 00:20
Замечательные, выполненным с любовью фотографии, подобны живописным полотнам, на которые хочется ещё и ещё смотреть. Спасибо за светлую дореволюционную Россию С.М.Прокудину-Горскому и профессору Уильяму Брумфилду.
С другими просмотренными фото Сергея Михайловича окунулась в незабываемое счастливое детство. Вспомнилось лето у бабушки в малороссийской деревне с домом под соломенной крышей и земляным полом, поверх которого были настелены тёплые нарядные полосатые дорожки.
Наталия Ростова21 июля 2018, 13:32
Я прогуглила...Есть такая книга, объёмом 86 страниц. "Люди Российской Империи. Фотографии С.М.Прокудина-Горского."
Наталия21 июля 2018, 00:17
В.Т., как сказано в статье, в каждом т.н. "социальном слое" есть и свой цвет и свой позор. История Российской империи и история СССР - это история одной страны, нашей страны, полагаю, что перечеркивать отдельные ее периоды не полезно. На мой взгляд, имущественное неравенство это совсем не одно и то же, что неравенство правовое, которое закреплено на законодательном уровне. Кстати, имущественный и правовой дисбаланс перечисленных Вами сословий во многом определил февральские события.
В.Т.20 июля 2018, 15:58
Наталия, в СССР были свои "сословия", своя "номенклатура", а прежние, да, истреблялись: дворянство, духовенство, купечество, крестьяне-собственники, казачество.
Наталия20 июля 2018, 13:52
"Что было такого в Российской Империи, чего не было в СССР?"
Все таки Российская империя как юридически, так и фактически была сословным обществом. А СССР по Конституции - не был.
Аркадий20 июля 2018, 13:37
Замечательное интервью!
СпасиБо порталу, за то, что даёте возможность узнать об уникальном человеке, вносящем колоссальный вклад в дело сохранения, исследования и популяризации Российского культурного наследия во всём мире. Уильям, здравия Вам, вдохновения, сил и Помощи Божией в ваших подвижнических трудах!
Александр В20 июля 2018, 10:40
"Что было такого в Российской Империи, чего не было в СССР?"

СССР правила безбожная, антихристианская и человеконенавистническая власть, рядившаяся в одежды добра и уничтожавшая всех несогласных с её идеологией. В РИ такого не было.

Сколько было казней на Сенатской площадей? А кого и за что казнили в РИ? Невиновных или террористов? Сколько злодеев было оправдано или прощено? По суду! В отличие от большевистской власти, которая казнила без суда и следствия ни в чём неповинных людей. Достаточно было быть православным, чтобы получить пулю в лоб.

Валерий20 июля 2018, 10:01
Ушла эпоха РИ, эпоха СССР, уйдёт в небытие и современное устройство РФ. Главное не в этом, а в людях... Что имеем на данный момент? Полное и безоговорочное поклонение золотому тельцу, начиная со власть имущих, захватывая немалую часть клириков церкви и заканчивая простыми обывателями. Во главу угла поставлено повышение качества жизни, физическое процветание: здоровье, удобства, красота, безопасность и прочее приятное ветхому человеку. Так и живём, людей честных, какие показаны в фильмах про старое время, просто нет сейчас, все продаётся и покупается, везде мат, пьянство, корысть, обжорство и блуд. Да, начатки были уже тогда, но за это они и поплатились получив 1917, 37-38, 1941.
Ольга20 июля 2018, 01:48
Читательнице из Подмосковья. Прокудин-Горский снимал больше всего как раз крестьян и рабочих. Проявите интерес и найдите в Интернете подборки его фотографий, сейчас же это доступно. А в хатах с земляным полом и соломенной крышей жили в деревнях и в советские времена. Во всяком случае, в "благополучные" 60-70 гг. прошлого века пришлось мне видеть такие дома на юге Тульской области, и люди там жили. Кстати, впечатление "лачуг" такие дома не производили, были просторные, вместительные. Высокая детская и материнская смертность в начале 20-го в. была не только в крестьянских семьях, но и в богатых дворянских и купеческих, и связано это с низким уровнем развития медицины в то время.

Сергий19 июля 2018, 18:46
Спасибо проф.Броумфилду за доброжелательный и качественный показ "того, что мы потеряли". Любителям ностальгии по Ленину и большевизму хочу сказать, что на крови и слезах замученных соввластью русских и только русских людей новую жизнь не построить никогда - это против Божьего установления. Созидает только любовь и доброе отношение к миру, о чем прекрасно рассказал в своих работах известный русский фотограф Прокудин-Горский.
Еще раз спасибо Вам,Уильям, за Ваше доброе, ищущее правды Божией сердце.
Дина19 июля 2018, 14:35
Фотографии чудесны!!
Видела фотографии Прокудина-Горского Тоболька.
Этот город очень мил мне.
Еще тогда,глядя на те фотографии,удивлялась,как так? Как будто наше время,как будто нет этого более чем векового разделения.
И сейчас,глядя на фотографии в статье,тот же вопрос-это было тогда? Больше века назад?! Почему,не знаю.
Читательница (Подмосковье)19 июля 2018, 11:39
Согласна с Александром. Жаль, что С.М. Прокудин-Горский не снимал вросшие в землю, крытые соломой и с земляным полом крестьянские дома – интересная «архитектура». Именно в таких лачугах жили мои деды и прадеды. Некоторые из них, уже заброшенные, еще стояли в советское время, и в моей детской памяти навсегда запечатлелась их убогость – картина «немытой» России. Думаю, условия жизни были одной из причин высокой детской смертности в дореволюционной России. Детей рождалось много, но выживали на земляном полу далеко не все. Хороший был бы контраст со «светлой» фотографией у источника на курорте.
Вячеслав19 июля 2018, 11:21
Спасибо профессору Ульямому за поддержку нашей страны
Александр19 июля 2018, 10:00
Вы меня простите. Возможно комментарий не совсем к месту.
Мне непонятна тоска по Российской Империи. Я родился и рос в СССР до 18 лет. Потом СССР не стало.
Члены моей семьи, родившиеся до революции, приняли СССР. Моя прабабушка говаривала моей маме: "Посмотри девочка, какую Ленин жизнь хорошую сделал". Это несмотря на то, что до революции, многие члены моей семьи были не из бедных. Двое дедушек, даже, строили Беломорканал в качестве рабочих, потому, что их посчитали зажиточными. Но все мы жили и строили светлое будущее. Даже дедушки, после возвращения с Беломорканала.
Что было такого в Российской Империи, чего не было в СССР? Казни на Сенатской площади? Система прогнила и развалилась.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×