Александр Древицкий: Не могу пройти мимо беды

Бездомные, лица без определенного места жительства, калеки. Мы видим их каждый день на улицах родных городов. И зачастую проходим мимо, изредка бросив монету. Городского жителя мало интересуют проблемы городского бродяги, однако малоимущему необходимо где-то есть и спать, не говоря уже о его болезнях и повседневных нуждах. К счастью, на пути бродяг иногда оказываются «нужные» люди: волонтеры, соцработники и просто неравнодушные горожане, готовые прийти на помощь. Один из них – мой собеседник, Александр Иванович Древицкий, соцработник при московском храме на Гороховом поле, бывший предприниматель и по-настоящему добрый христианин.

Александр родом из Тульской области, однако юность его прошла в Ленинграде. Окончив Институт советской торговли, он основал свой кооператив, а затем стал предпринимателем. Но однажды случилась беда. Александр потерял все и «приехал искать правды в Москву». После тщетных попыток обрести справедливость наш герой нашёл пристанище в храме на Гороховом поле.

Александр Древицкий помогает бездомному. Фото Ильи Луданова Александр Древицкий помогает бездомному. Фото Ильи Луданова

– Мне подсказали – пожить где-нибудь в монастыре. Сначала я пришел в Свято-Данилов монастырь, но потом получилось так, что я попал в храм Вознесения Господня на Горохом поле. Меня взяли как трудника, волонтера, чтобы я помогал. А я ждал ответа от властей, поскольку подал заявление, но ответ не пришел. Потом настоятель определил меня в охранники, я быстро втянулся, сторожил храм, помогал бездомным, работал по хозяйству. Когда я впервые пришел в этот храм (а это был 2007 год), он еще был в стадии строительства. Там было очень много работы, приходилось долго трудиться. К тому же подготовка к праздникам, уборка храма, ремонт, установка лесов в храме за компанию с бездомными. Тут мою работу с ними оценили на уровне благочиния. Ко мне начали обращаться мои коллеги, с которыми встречались на собраниях, а потом появились знакомые по всей Москве и в Питере. В дальнейшем мне удалось установить вагончики при храме, гараж – для того чтобы было где принимать бездомных, потому что на улице не всегда удобно – дождь, снег. Наладил связи, начал их кормить, одевать.

Александр Иванович Древицкий. Фото Ильи Луданова Александр Иванович Древицкий. Фото Ильи Луданова

Бездомные идут мимо нашего храма и заходят к нам – все такие убитые, помятые, жаль их

Наш храм находится на пересечении Площади Трех вокзалов и Курского вокзала. Там, где Курский вокзал, – помывочная, санобработка, а тут, на улице Радио, делают флюорографию. В итоге бездомные идут мимо нашего храма и заходят к нам – все такие убитые, помятые, жаль их. Я начал выносить им кушать, потом одежда у меня для них появилась. Я начал их одевать, обувать, отправлять в больницу – туберкулезники, роженицы были.

– Вы проявили инициативу, и события стали развиваться…

– Да! Смотрю, вывесили объявление – мои данные: мол, «обращаться к старшему социальному работнику Древицкому Александру Ивановичу». Вот такая вывеска. А потом благочинный архимандрит Дионисий распоряжение дал, чтобы телефон был вывешен – куда обратиться, чтобы бездомный мог, если есть возможность, позвонить и так далее. У меня это все как-то получалось, шел большой поток бездомных, я распределял все. Потом познакомился с монастырями. Отправлял в монастыри тех, кто хотел, в больницы. Кому срочно домой ехать – покупал билеты, отправлял домой. Потом появилась служба милосердия, которая сейчас функционирует и помогает при покупке билетов. У меня даже были такие справки – от лица Церкви предоставить бездомному проезд («Просим не препятствовать бесплатному проезду, так как у человека нет денежных средств» – Авт.) – и печать нашего храма там, вместе с подписью настоятеля. По этим справкам я их отправлял. Договаривался с начальником поезда, на вокзал их сопровождал, затем передавал бездомных начальнику поезда, и он их отвозил. Причем на довольно далекие расстояния – были случаи, когда бродяг отвозили домой в Новосибирск. Но потом эти справки стали неактуальными, и проводники, и начальник поезда перестали милость проявлять. К счастью, у нас есть «Милосердие» – две структуры, государственная и клерикальная, при Синодальном отделе, которую владыка Пантелеимон организовал, и там Роман Сергеевич Скоросов, руководитель проектов помощи бездомным при «Милосердии», покупает им билеты. Я их туда направляю, и тем, кто хочет вернуться домой, покупают электронный билет. Сдать его невозможно, продать тоже, по нему можешь поехать только ты сам.

Бездомный. Фото Ильи Луданова Бездомный. Фото Ильи Луданова

Помимо помощи бездомным, помогали монастырям. В Пушкинском районе есть у нас священник, игумен Феофан. Он окормляет храмы в Ашукино, Софрино, Мураново. Удивительный человек! Такой подвижник. Строит храмы, часовни, святые источники обустраивает. Ему помогал и помогаю до сих пор. У них есть монастырская община. Я туда посылаю работников, они там проживают, одеваются, обуваются, трудничают. Это важная работа. Не могу пройти мимо беды. Когда были наводнения в Крымске, туда несколько машин гуманитарной помощи отправили. На Донбасс отправлял гуманитарную помощь.

– Расскажите об этом.

– Приходит разнарядка из благочиния либо от Патриарха, что храму нужно помочь. Батюшка обращается ко мне, я начинаю работу в этом направлении. И прихожане сами передают в храм все необходимое. У меня в вагончиках одежда скапливалась, я все сортировал, складывал в коробки, в мешки. Отправляли многодетным батюшкам в Ангарск, в Комсомольск-на-Амуре. Гуманитарная помощь шла багажными вагонами туда.

– Донбассу помогали с первых дней войны?

– Да-да, сразу же. Так получилось, ко мне прибился бывший офицер полиции, его звали Сергеем. Впервые я его увидел у храма Сергия Радонежского. Он с женой развелся, из полиции ушел и ночевал в машине. Прибился, стал нам помогать. Сдружились. А потом он заразился этим делом, сам что-то открыл. Вступил в организацию «Офицеры России» и вместе с ними осуществлял поездки на Донбасс. Он отправлял туда «Газели» с продуктами и одеждой, я им тоже эти «Газели» «загружал».

– Есть два типа бездомных. Старый тип – алкоголик, бродяга, а другой тип – семейные бездомные. То есть это мамы-одиночки, жертвы «черных» риэлторов. Как вам удавалось им помочь?

– Был такой роковой случай. Сразу после Рождества, 8 января, мне звонит отец Феофан и говорит: «Александр Иванович, выручайте! Здесь семья, десять человек, родителям по 36 лет, детям от 2 до 16 лет. Восемь детей». Все службы закрыты, никто нигде не работает, никого не сыскать. Рождественские морозы, холод жуткий, они на улице. Представляете? До этого они жили в гараже, который содержал какой-то чеченец Азамат. Он им «навесил» 60 тысяч за проживание, а им нечем платить. Подрабатывали на рынке, убирали что-то, но разве этого хватит, а гараж-то их, по словам их знакомой, «весь сквозит. Как они живут там только?» А Феофан предупредил: «Азамат их может убить.

Их жизни угрожает опасность». Я бегом нанимаю автобус, их привозят ко мне в храм.

«Я не могу, я занят, у меня телевидение». Говорю: «Какое телевидение? Люди мерзнут, замерзают, вы что с ними делаете?»

Звоню Роману Скоросову, он мне говорит: «Я не могу, я занят, у меня телевидение». Я приезжаю вместе с ними. Говорю: «Какое телевидение? Люди мерзнут, замерзают, вы что с ними делаете?» Нашли деньги с Романом, купили им билеты и тут же, в этот же день, 8-го числа, отправили их на автобусе в Донецк. Они думали, что здесь кров найдут, а у них ничего не получилось…

– Вы были знакомы с Доктором Лизой. Расскажите немного о ней.

– Как специалист, она работала на результат. Мы с ней в этом схожи. Иногда человека приходится тряхануть физически, иногда человеку стоит сказать, как положено, на его языке, чтобы он понял. Вот так она и делала. Царство ей Небесное! И у меня так же бывало. Сейчас уже бомжи немножко другие, более покладистые. Опять же, это вызвано их бытом. А раньше они были другого плана… У нее в семье было трое детей. Последнего ребенка она привезла из Самары, усыновила, стала ему матерью. Она была хорошим специалистом.

– Сейчас вы по своей инициативе помогаете бездомным. А где вы находите средства?

– Я координирую, направляю. Есть волонтер Валентина, которая занимается проблемой материнства и детства. Она мне звонит и говорит: «Надо помочь. Мама из детского дома. У нее двое деток». И мы вместе находим выход из этой ситуации. Она ходит в храм, там ей помогают в ее работе. Сейчас у бездомных проблем нет никаких. Хочешь домой поехать – тебе билет купят. Негде жить? Езжай в монастырь – живи в монастыре. Нужно лечиться? Пожалуйста, в больницу. Хочешь от алкоголизма вылечиться? В 17-ю больницу можно направить. Пытаешься преодолеть зависимость? В наркобольницу. Они обеспечиваемые в Москве. Поэтому я их так направляю.

– На будущее какие планы? Хотите расширить социальное служение?

– Да! Очень большое желание есть. Сейчас я только по благословению работаю. Да и покойный архимандрит Дионисий сказал мне: «Не уходи из этой сферы». К тому же я дважды курсы оканчивал по церковной благотворительности – в 2010-м и в 2016-м году, у владыки Пантелеймона (Шатова). Причем очень успешно. На 1-м курсе меня «подняли» на лекции, а нас 90 человек тогда было. И владыка отметил: «Вот Александр Иванович, к нему обращайтесь все, если будут тупиковые вопросы, он их решит». Это было в 2010-м году. А социальное служение я начинал в 2007-м году, как оказалось, вместе с Доктором Лизой. Теперь только профессионально буду заниматься этим делом. У меня и официальное образование позволяет, и опыт. Удивительно, как Бог все управляет. Пока эти 12 лет я никому ни в чем не отказывал, и все получалось. Слава Богу за всё!

С Александром Древицким
беседовала Мария Берова

5 августа 2019 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Милосердие, джаз, Пенза Милосердие, джаз, Пенза
Мария Львова-Белова
Милосердие, джаз, Пенза Милосердие, джаз, Пенза
Беседа с Марией Львовой-Беловой, автором и руководителем проекта «Квартал Луи»
Была твёрдая вера, что если это угодно Богу, то всё обязательно получится.
Должно ли быть рассуждение в милостыне? Должно ли быть рассуждение в милостыне?
Ответы пастырей
Должно ли быть рассуждение в милостыне? Должно ли быть рассуждение в милостыне?
Ответы пастырей
Творить милостыню заповедал нам Господь. Но как быть, если просит явный пьяница? И надо ли подавать «нищим», для которых попрошайничество стало профессией? И вообще есть ли какие-то «правила», кому и как благотворить?
Человек – существо подсудимое Человек – существо подсудимое
Прот. Андрей Ткачев
Человек – существо подсудимое Человек – существо подсудимое
Протоиерей Андрей Ткачев
Повестка уже выдана, но дата не поставлена. Адвокатов не будет. Прокуроров тоже. Будет Судья, справедливый и неподкупный. И конечно, будет подсудимый, которому все будет ясно без лишних слов.
Комментарии
Наталия 6 августа 2019, 22:35
СпасиБо за познавательную статью!
Божией помощи и многая лета Александру!!!
Слава Богу за всё!!!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×