Делание всей жизни

Великий канон в первые четыре дня поста очень точно определяет наше настроение на всю святую Четыредесятницу: настроение это – покаянное.

Пост – время духовной ревизии, период, когда необходимо всмотреться в себя – внимательнее, чем обычно – и постараться понять: что представляет из себя наша жизнь, если оценивать ее в перспективе вечности? То есть не из чего она состоит, какие у нас есть проблемы, чего мы добились в карьерном плане и сколько денег у нас лежит на банковском счете, а не напрасно ли мы ее в принципе проживаем, учитывая, что главная ее цель – познать Бога, научиться жить с Ним и в Нем находить для себя смысл и полноту бытия? Ведь то, что не началось здесь, как говорит преподобный Симеон Новый Богослов, не может продолжиться там – за чертой, отделяющей мир видимый и преходящий от невидимого и пребывающего во веки веков.

Нам многое помогает в полагании начала этого труда: и тот же канон, и многократно повторяющаяся молитва преподобного Ефрема Сирина с земными (знаменующими сердечное сокрушение) поклонами, и общий, покаянный же характер богослужения, и великопостные напевы, и цвета облачений, и самая плоть наша, утесняемая в начале весны лишением привычной и приятной для нее пищи. И потому, если ревизия действительно начинается, мы достаточно скоро понимаем совершенно очевидную, однако скрывающуюся каким-то образом от нашего сознания истину. А именно: что несмотря на то, что мы регулярно ходим в храм, исповедуемся и причащаемся Святых Христовых Таин ( тем паче если этого по каким-то причинам не происходит), между нами и Богом стоит целая стена из тех грехов, в которых мы раз за разом каемся, но их при этом не оставляем; из привычек и навыков, от коих давно должно было отказаться, но мы никак для этого с силами не соберемся; из убеждений, взглядов, мыслей и расположений сердечных, что явным образом противятся Евангелию, но, словно какой-то ядовитый плющ, опутали все наше существо.

Между нами и Богом стоит стена из грехов, в которых мы раз за разом каемся, но их при этом не оставляем

Безусловно, мы можем решиться закрыть на эту истину глаза и жить так, как жили прежде – «в общем, по-христиански», «в принципе, ничего плохого не делая», «в целом, стараясь следовать евангельским заповедям», а в частностях – постоянно настолько пренебрегая ими, что и непонятно, о каком целом тут речь. Можем уснуть и дальше спать тем сном, сетуя на который, обращается с пламенным призывом к своей и к нашей душе преподобный Андрей: «Душе моя! Восстани, что спиши?!» Можем. Но можем и расслышать продолжение этого кондака и им уязвить, лишить покоя свое сердце: «Конец приближается и имаши смутитися». Обеспокоить его тем благим беспокойством, о котором так любил говорить преподобный Паисий Афонский.

Тогда неминуема боль. И рождающееся от нее желание все исправить, изменить, самим – исправиться и измениться. Но… Делаешь рывок и чувствуешь, насколько ты связан – словно Гулливер, которого буквально спеленали, намертво прикрепили к земле лилипуты. Когда? Разумеется, пока он спал. И становится еще больнее. Ты уже понял, сколь многое нужно менять, а сил и разумения для этого недостает. И жизнь… Жизнь, ее обстоятельства, окружающие тебя люди – все буквально противится этому, убеждает тебя в невозможности кардинальных перемен. Что делать с этим, с чего начинать, где взять силы и разум?.. Как совершить переход от одного образа существования к другому, к тому, которое способно сделать нас наследниками Божественных обетований в вечности? Как выглядит мост, делающий такой переход реальным?

Ответ на эти множественные и кажущиеся безответными вопросы есть. И он таков: делание покаяния.

Нам часто кажется, что покаяние – это лишь способность сказать о своих грехах на Исповеди или же попросить за них прощения в молитве, но это правда лишь отчасти.

Покаяние – труд, самый необходимый, самый серьезный и самый продолжительный, охватывающий весь период нашего земного бытия. И он имеет различные составляющие, с упущением которых становится неполноценным, не приносящим своего главного плода.

Что же такое покаяние – настоящее, подлинное, а не являющееся лишь сиюминутным порывом, настроением, переживанием?

Прежде всего – это способность увидеть свои грехи, каковы они есть, и осознать их. Затем – сокрушиться о них сердцем перед Богом. Затем – обрести решимость отвратиться от них. И, наконец, то, что является важнейшим, однако невозможно без названного выше: то внутреннее изменение, которое делает нас иными людьми. Иными настолько, что этого иного, нового человека Господь уже не судит за прежние прегрешения, поскольку и совершал их человек – прежний.

Увидеть свои грехи… Если бы это было просто, то мы не молились бы: «Даруй ми, Господи, зрети моя прегрешения». Но и если бы невозможно было – тоже не просили бы об этом. Ни один вид деятельности не приводит к положительному результату без внимания, и жизнь христианская – не исключение. Она требует внимания к тому, что мы делаем, что говорим, но еще больше – к тому, о чем мы думаем, что происходит в нашем сердце и чем мы руководимся, склоняясь на ту или другую сторону. Почему нелегко быть внимательным к себе? Во-первых, это и правда труд, а во-вторых, что еще важнее, – это труд болезненный и неприятный: мы начинаем узнавать себя так, как не знали ранее, и узнавание начинает требовать от нас конкретных действий. Но как бы там ни было, каким бы непростым делом это ни казалось, а без внимания не получится ничего. «Начало здравия души – видеть свои грехи бесчисленными, как песок морской», – говорит преподобный Петр Дамаскин, и другого начала нет. И если мы решимся быть внимательными, не нерадеть в этом отношении и просить при этом искренне у Бога зрения своих грехов, то видеть мы их начнем: Господь хочет, чтобы душа наша была здоровой, чтобы болезни не умертвили ее. И процесс этот будет тем более успешным, чем скорее мы примем во внимание указание преподобного Ефрема Сирина, который не просто умоляет: «Даруй ми зрети грехи…», но и продолжает свою молитву словами: «и не осуждати брата моего», доподлинно зная, что осуждение брата делает нас слепыми и глухими в отношении того, что должна говорить и показывать нам наша совесть. А еще – безответными в наших собственных прегрешениях, поскольку как же можно просить, чтобы Господь не осудил тебя, и при этом непрестанно осуждать? Это одна из аксиом духовной жизни, столь часто пренебрегаемая, что и аксиомой казаться перестает.

Как же можно просить, чтобы Господь не осудил тебя, и при этом непрестанно осуждать?

Сердечное сокрушение… Как приходит оно? Оно рождается естественным образом, когда мы, упраздняясь хоть на какое-то время в течение дня от обычных дел и попечений, даем себе задуматься о вечности и о нашем месте в ней, задуматься о Страшном Суде и о своем ответе на нем, о том, что скажет нам тогда Христос: «Приди» или «Отыди». Когда размышление это соединяется с видением грехов, видением себя, какие мы есть сейчас, сердце обязательно сокрушается – может быть, не сразу, но при постоянстве в этом упражнении – обязательно. Вот почему оно обязательно должно войти в нашу жизнь. И лучше всего, если оно будет предшествовать молитве, в особенности – вечернему правилу, поскольку из сокрушения сердечного, из понимания того, что, по справедливости, только осуждения ты и заслуживаешь, естественнее всего просить Бога о милости, о помиловании, в чем, по большому счету, суть всех наших молитвословий и заключается.

Решимость отказаться от своих грехов… Сначала ты понимаешь, что это необходимо. Но тут-то и начинается настоящая борьба: с одной стороны – это осознание, а с другой – мысль о том, что придется расстаться со многим из того, к чему ты привык, что услаждает и радует тебя (хотя и мучает одновременно), с чем ты сросся так, что отрывать придется буквально с мясом, с пролитием крови – точно. И самая главная уловка врага, «работающая» практически безотказно, – та, о которой пишет в своем «Пути ко спасению» святитель Феофан Затворник. Враг говорит тебе вкрадчиво и убедительно: «Обязательно нужно все менять, обязательно нужно исправляться. Непременно! Но только не сейчас, а позже, наверное, завтра…». И это «не сейчас» имеет страшную силу. Ты вроде бы и не отказываешься от своего намерения, однако избавляешься от необходимости принимать решение сию минуту, получаешь передышку. И она затягивается, подчас навсегда.

Здесь очень важно сказать себе: «Потом – означает, скорее всего, никогда. У меня нет завтрашнего дня, мне принадлежит лишь сегодня. Сколько было людей, которые думали сделать что-то важное ‟после”, а оно так и не наступило для них, потому что жизнь закончилась, прервалась внезапно! И даже если не так, то кто знает, будет ли еще моя душа в таком расположении, как сейчас, долго ли я буду находиться в этом пробужденном и обеспокоенном состоянии, не усну ли вновь сном, который закончится лишь со смертью?» И так довести себя до убежденности в том, что начинать надо прямо сию минуту, а не когда-то потом. И при этом молиться Богу, чтобы Он даровал эту спасительную решимость и поддержал в ней. А Господь всегда дает нам то, что необходимо для нашего спасения, если мы доказываем желание обрести это своими собственными действиями и трудами.

Внутреннее изменение, перемена ума, метанойя… Путь к этому пролагает все перечисленное выше. Решившись изменить свою жизнь, человек начинает изменяться и сам. Но одно дело – принять решение и привести его в исполнение в настоящий момент, и совсем иное – сделать так, чтобы оно оставалось неизменным и чтобы перемена, произошедшая в тебе, носила характер трудно- или вовсе необратимый. «Посему, братия, – наставляет апостол Петр, – более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание; так поступая, никогда не преткнетесь» (2 Пет. 1, 10). Вот почему покаяние и должно стать деланием, охватывающим всю жизнь человека: лишь только он сходит с этого спасительного пути, как тотчас же рискует вновь отправиться на «страну далече», которая спустя какое-то время перестает казаться такой дикой и страшной, а жизнь в ней уже не воспринимается как сплошной непрекращающийся кошмар.

Покаяние должно стать деланием, охватывающим всю жизнь человека

И стоит поверить на слово признанию святителя Игнатия (Брянчанинова), утверждавшего, что он считает потерянным каждый день своей жизни, в который не предавался покаянию. И воспринять как непреложную заповедь совет преподобного Иоанна Лествичника: «Хотя бы ты взошел и на всю лествицу добродетелей, однако и тогда молись о прощении грехов». Ведь делание «плача», то есть покаяния, по выражению богомудрого аввы Пимена, сугубо: и делает, и хранит. И помогает приобрести добродетель, и не дает ее потерять.

И время Великого поста – лучшая пора для того, чтобы узнать это опытным образом. Узнать ту радость и свободу, которые дарит покаяние душе. Узнать это удивительное ощущение полноты и подлинности жизни с Богом, ценнее которого нет ничего на земле. И всем сердцем возжелать никогда его не терять.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Вот будет дар так дар!» «Вот будет дар так дар!»
Анна Ромашко
«Вот будет дар так дар!» «Вот будет дар так дар!»
Анна Ромашко
«Плачет Петенька… отмаливает кого-то, – шепнула мне стоявшая рядом женщина. – Это наш юродивый, монастырский. Помолитесь о нем… на душе теплее станет».
Загради окна души твоей Загради окна души твоей
Свт. Иоанн Постник о покаянии и воздержании
Загради окна души твоей Загради окна души твоей
Святитель Иоанн Постник о покаянии и воздержании
Если бы кто-нибудь призывал тебя к земному царству, а путь к нему имел бы много стремнин, утесов и других препятствий, то не решился ли бы ты на все сие для приобретения царствования?
«Даруй ми…» «Даруй ми…»
Протоиерей Андрей Ткачев
«Даруй ми…» «Даруй ми…»
Протоиерей Андрей Ткачев
Тот, кто не чувствует своих грехов, будет принужден грешить явно и ощутимо еще и еще, чтобы наконец посреди мучений совести прозреть и исповедовать: «Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый» (1 Тим. 1: 15). А тот, кому известно его больное и грешное нутро, смиряется от одного только смиренного сознания своей немощи.
Комментарии
Марина15 марта 2020, 21:25
Начинаешь читать статью и видишь ответ на вопрос, который уже так долго мучает. И именно такими словами, которые как будто лично к тебе обращены. Слава Богу!
Саша13 марта 2020, 13:14
Спасибо батюшка!
Анастасия13 марта 2020, 12:32
Отец Нектарий, спаси Вас Господи за эту статью! Как всегда, нужно и вовремя!!!
Наталья13 марта 2020, 08:23
"И так довести себя до убежденности в том, что начинать надо прямо сию минуту, а не когда-то потом. И при этом молиться Богу, чтобы Он даровал эту спасительную решимость и поддержал в ней." У меня это не получается.(( Мешает страх. Второй год молюсь почти каждый день Господу о даровании решимости. Но ничего, ничего не меняется. Продолжаю бояться и грешить. Так и умру с этим грехом, наверное.(((
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×