Русская Православная Церковь ХХ век
30 марта

"Зал
Зал заседаний Святейшего Правительствующего Синода. Фото К. Буллы. 1911 г.
1905 год – Состоялось заседание Святейшего Синода.

Дабы исполнить высочайшую волю, заявленную 13 марта на встрече с В. К. Саблером, члены Святейшего Правительствующего Синода признали необходимым пересмотреть существовавшее в России государственное положение Православной Церкви «ввиду изменившегося положения инославных исповеданий, глаголемых старообрядцев и сектантов, и преобразовать управление церковное». С этой целью Святейший Синод полагал необходимым прежде всего ввести в свой состав, наряду с постоянными, членов, вызываемых поочередно, «из иерархов Российской Церкви» и возглавить Синод, «чести ради Российского государства», патриархом, облеченным полномочиями областного архиерея.

Далее предлагалось созвать в Москве Поместный Собор из всех епархиальных епископов (или их представителей), на котором обсудить принципиальные вопросы церковной жизни. Среди этих вопросов значились следующие: о разделении России на церковные округа, управляемые митрополитами, что вызывалось «необходимостью передачи дел второстепенной важности из высшего управления в местные управления»; о пересмотре законоположений об органах епархиального управления и суда; о реформе прихода; об усовершенствовании духовных школ; о пересмотре законов о церковной собственности; о епархиальных съездах; о праве иерархов участвовать в заседаниях Государственного совета и Комитета министров, а рядового духовенства — в местных городских, сельских и земских учреждениях при рассмотрении вопросов, затрагивавших интересы Церкви.

Святейший Синод просил государя императора созвать «в благопотребное время» в Москве Поместный Собор, избрать патриарха и разрешить поставленные выше вопросы.

Март 1918 года – Советское правительство переехало из Петрограда в Москву.

Столицей государства вновь стала Москва.

"Митрополит
Митрополит Сергий (Страгородский)
1927 год – Митрополит Сергий (Страгородский) освобожден из тюрьмы.

На Лубянке заместитель местоблюстителя находился несколько месяцев. Об этом периоде его жизни известно немного. Безусловно, на него оказывали серьезное давление для того, чтобы вынудить его пойти на уступки властям. По свидетельству митрополита Сергия (Воскресенского), заместителю местоблюстителя угрожали в тюрьме расстрелом его сестры и многих арестованных архиереев и священников. Выйдя из заключения, он получил, наконец, право жить в Москве.

К моменту освобождения митрополита Сергия из заключения ситуация с высшим церковным управлением была чрезвычайно запутанна. Постоянные аресты иерархов, которые в качестве местоблюстителя или заместителя местоблюстителя могли бы возглавить Русскую Церковь (а насчитывалось 13 таковых иерархов), привели к ослаблению церковного центра и создали предпосылки к центробежным тенденциям. В разное время иерархи, чьи имена так или иначе связывались с местоблюстительством — митрополит Агафангел (Преображенский), митрополит Иосиф (Петровых), архиепископ Серафим (Самойлович) и др., — упоминали патриарший указ от 20 ноября 1920 г. о церковной автономии в случае невозможности нормального общения с церковным центром. С другой стороны, гражданская власть арестами, провокациями и инициированием расколов предпринимала все усилия к дестабилизации внутрицерковной жизни. В этих условиях митрополит Нижегородский Сергий, один из упомянутых местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Петром как возможный преемник, еще находясь в заключении, пошел на переговоры с ОГПУ. После долгих колебаний он согласился выполнить ряд требований гражданской власти в надежде сохранить легальность церковной жизни. Ведь речь, как и в 1923 г., шла о самом существовании центрального церковного управления, а с ним — и всей Церкви. Однако требования властей были жестче, чем в 1923 г. (наложить прещения на церковных эмигрантов, поставить под контроль власти кадровую политику Церкви). Страна тоже была другой, нежели четыре года назад. Борьба в верхах подходила к концу, политическая власть была консолидированна и могла принимать и проводить в жизнь жесткие решения, заканчивался НЭП.

7 апреля, в день Благовещения, архиепископ Серафим (Самойлович) передал митрополиту Сергию права заместителя местоблюстителя патриаршего престола.

1944 год – В Москве состоялась вторая встреча духовенства с командирами Красной армии.

Встреча была организована не по инициативе и без поддержки И. В. Сталина. Ее организовал председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Г. Г. Карпов.

На приеме присутствовали: от Военного совета бронетанковых и механизированных войск Красной армии — генерал-лейтенант танковых войск Н. И. Бирюков, от Русской Православной Церкви — Патриарх Московский и всея Руси Сергий, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий и митрополит Крутицкий и Коломенский Николай. Долгие годы этот факт скрывался под грифом «секретно». Сегодня можно ознакомиться с краткой стенограммой выступлений на приеме. Они не содержат тайн, а всего лишь выражают единство чувств и устремлений людей полярных мировоззрений, но скрепленных преданностью Родине, желанием послужить ей в трудный час.

"Танки
Танки наступают под Одессой. 3-й Украинский фронт. Апрель 1944.
Генерал-лейтенант Бирюков: «Разрешите мне, Иван Николаевич (Страгородский Иван Николаевич — мирское имя патриарха Сергия, до пострижения в монашество. - Ред.), прежде всего, поблагодарить вас от имени Военного совета бронетанковых и механизированных войск Красной армии как организатора большого благородного и патриотического дела, направленного на оказание помощи Красной армии в разгроме врагов человечества — фашизма. Разрешите также, вместе с этим, заверить вас, что те танки, которые мы построили на средства духовенства Русской Православной Церкви и всех верующих, вручены достойным людям, которые не остановятся перед тем, чтобы отдать жизнь свою за освобождение нашей Родины от врагов, от немецких фашистов. Я должен также сказать, что один из полков, вооруженный вашими танками… уже участвует сейчас в боях на фронте, и, я бы сказал, участвует с большим успехом.

Мне, как танкисту, вдвойне, пожалуй, приятно сознавать то, что мы получили от вас солидную помощь… И еще раз заявляю здесь, что те взносы, которые сделали верующие и духовенство Русской Православной Церкви, будут с честью использованы нашими офицерами и бойцами тех частей, в которых находятся ваши танки… Разрешите еще раз поблагодарить, Иван Николаевич, искренне, от всего сердца, за ваше благородное, патриотическое дело».

Патриарх Московский и всея Руси Сергий: «Очень рад, что маленькое начало сделано. Мы ни на минуту не сомневаемся и не сомневались, что все простые люди, любящие нашу Родину, конечно, не поколеблются жизнь свою отдать, чтобы исполнить свой воинский долг. Мы не сомневаемся и только можем радоваться, что и мы тут хотя и ничтожную, но каплю своего участия прибавили к этому общему подвигу, общему труду, что и мы участвуем в этом деле. Желаю вам как представителю танковых войск, в том числе и нашей колонны, чтобы слава Димитрия Донского почила и на сегодняшних представителях “Димитрия Донского” и чтобы не только вы и ваши соратники наследовали эту славу но (я попроще скажу), чтобы вы возвратились в целости назад из этой огненной печи, в какую вам приходится идти и где действовать приходится, чтобы вы здоровыми и невредимыми возвратились домой и радовались бы и с нами со всеми, и с вашими близкими людьми. Дай Бог вам, чтобы ваши слова исполнились на деле и чтобы слава Димитрия Донского коснулась и вас, и всех представителей танковых войск».

Тем временем, в ночь на 24 марта 1944 г., боевое крещение в ходе Уманско-Ботошанской операции уже получил 38-й отдельный танковый полк. Он участвовал в составе войск 2-го Украинского фронта в освобождении юго-западных областей Украины и части Бессарабии. Совершив 12-суточный комбинированный марш в районе г. Умани, полк принял бой. Действуя совместно с пехотным десантом стрелковых частей 94-й гвардейской стрелковой дивизии 53-й армии, танкисты встретили упорное сопротивление противника на подступах к населенным пунктам Корытное, Казацкое и г. Балта. Развернулось яростное противоборство с немецкими «тиграми» и «фердинандами», танкистов встретил шквал огня и неоднократные массированные налеты авиации (до 15–25 самолетов одновременно). И все же к 25 марта совместно со стрелковыми подразделениями полк освободил населенные пункты Казацкое, Корытное и Бендзари. Наиболее ожесточенными были бои за Балту. В течение двух суток танкисты отражали контратаки противника. Измотав его, 27 марта в 19 часов танки колонны «Димитрий Донской» с десантом на броне ворвались в город. Еще почти двое суток продолжались кровопролитные бои на его улицах. Преодолевая упорное сопротивление немцев, танкисты буквально дом за домом освобождали город. К исходу 29 марта противник был полностью выбит из Балты. Развивая стремительное наступление, боевые машины обошли с флангов Котовск, создав угрозу окружения крупных сил немцев. Противник дрогнул и поспешно оставил город. Однако, умело применив маневр танками, личный состав полка полностью уничтожил вражескую группировку.

"Подбитые
Подбитые немецкие штурмовые орудия «Фердинанд». Август 1943.
Первые бои принесли и первые потери боевых машин. В начале апреля 1944 г. в составе полка оставалось только 9 танков. Но воля к победе и желание воинов с честью пронести на броне имя Димитрия Донского не ослабевали. Последующие боевые действия были не менее напряженными. В течение месяца, меняя направления ударов, полк прошел с боями более 60 км. Смело и решительно танкисты подавляли узлы сопротивления и огневые точки немцев, обеспечивая продвижение вперед стрелковых подразделений. За это время были успешно отражены четыре контратаки противника силою до полка пехоты при поддержке танков. К освобожденным 37 населенным пунктам прибавилось еще 10. Неудержимым наступательным порывом отличился личный состав 38-го полка при форсировании Днестра с последующим выходом на Государственную границу СССР. За успешное выполнение боевых задач приказом Верховного главнокомандующего 8 апреля 1944 г. полку было присвоено почетное наименование «Днестровский».

Стремясь воспрепятствовать смелым и решительным действиям танкистов, враг обрушивал на них всю огневую мощь. Боевые экипажи сражались стойко, но численность их все уменьшалась. К 25 апреля в полку оставалось только четыре танка. В тот день у высоты 111,1 в районе молдавской дер. Устя оставшиеся боевые машины с десантом частей 25-й и 89-й гвардейских стрелковых дивизий ворвались на боевые позиции немцев, уничтожая огнем и гусеницами вражескую силу. Однако в последующем стремительная атака танкистов и пехоты была приостановлена ожесточенным сопротивлением противника. От прямого попадания замерла объятая дымом одна из боевых машин. Окопались десантники. Укрепленная высота 111,1 казалась неприступной. Возобновить наступление подразделениям пехоты можно было только после прорыва танкистов и под прикрытием их огня. Первым в атаку пошел экипаж под командованием младшего лейтенанта Румянцева. Шквал огня встретил машину, но, маневрируя, она сумела преодолеть две полосы траншей, прежде чем вспыхнули бензобаки. Продолжать движение было невозможно, но танкисты понимали цену каждого выстрела. Экипаж не покинул пылавшую боевую машину, до последнего вздоха посылая в цель снаряд за снарядом. Посмертно герои были награждены орденами Отечественной войны 1-й степени. В числе отважных — неразлучные земляки-ленинградцы: младший лейтенант Николай Михайлович Румянцев и старшина Константин Федорович Морозов. Нет на земле их могил, и до недавних пор подвиг героев был неизвестен жителям города на Неве.

Тем временем два танка полка продолжали выполнять боевую задачу. Высоту взяли. Развивая наступление, танкисты с десантом освободили дер. Жервень и форсировали р. Реут. К 21 часу 24 апреля 1944 г. 38-й отдельный танковый Днестровский полк завершил свой последний бой. Однако оставшиеся две боевые машины в составе стрелковых частей громили врага до 5 мая 1944 г. Менее чем за два месяца полк прошел с боями св. 130 км, более 500 км сумел преодолеть маршем по бездорожью на своих танках. За этот период танкисты уничтожили ок. 1420 гитлеровцев, 40 различных орудий, 108 пулеметов, подбили и захватили 38 танков, 17 бронетранспортеров, 101 транспортную автомашину, захватили 3 склада с горючим и взяли в плен 84 немецких солдата и офицера. 21 солдат и 10 офицеров полка пали смертью храбрых на полях сражений. Для многих из них пророческими оказались слова патриарха Сергия, сравнившего поле боя с огненной печью. За проявленные мужество, доблесть и героизм 49 танкистов были награждены орденами и медалями СССР. Только к награждению орденами командование полка представило 82 человека. К сожалению, судьба 33 представлений к настоящему времени остается неизвестной.

В последующем 38-й полк был переименован в 74-й отдельный тяжелый танковый, а затем переформирован в 364-й тяжелый самоходный артиллерийский. При этом, учитывая высокие боевые заслуги личного состава в ходе Уманско-Ботошанской операции, ему было присвоено звание гвардейского и сохранено почетное наименование «Днестровский».

Боевые дела воинов 38-го отдельного танкового Днестровского полка отражают их высокие государственные награды. Среди них кавалеры орденов: Красного Знамени — командир танковой роты старший лейтенант М. И. Кисляков; Отечественной войны 1-й степени — командиры танков младшие лейтенанты П. В. Мишанин и И. П. Ятманов, механики-водители старшие сержанты А. И. Емельянов, А. М. Данилов и С. Г. Чаркин; Красной Звезды — командир танка лейтенант И. М. Мосин, командиры орудий сержант Г. И. Басов, старшие сержанты М. М. Виноградов, П. П. Баранов и И. И. Акимов, стрелки-радисты сержанты А. Я. Ленидчев, М. В. Марков, старший сержант В. Б. Сергеев и многие другие. В числе павших — награжденные посмертно орденами Отечественной войны 1-й степени: командир танковой роты старший лейтенант А. А. Бауков, командир танкового взвода лейтенант А. Н. Шумаков, командиры танков младшие лейтенанты В. Т. Кузьмин, Т. Н. Шакуло и лейтенант И. Н. Иванченко, механики-водители старший сержант И. Ф. Тышко и радист танка старший сержант А. А. Морозов.

О беспредельном мужестве и героизме танкистов свидетельствует тот факт, что 19 человек, сражаясь до последнего вздоха, сгорели в боевых машинах заживо. Среди них посмертно награжденные орденами Отечественной войны 1-й степени командир танкового взвода лейтенант А. К. Гогин и механик-водитель А. А. Соломко.

"Советские
Советские танки на улицах Берлина. Апрель 1945.
Другой полк, получивший боевые машины из колонны им. Димитрия Донского, — 516-й отдельный огнеметный танковый, начал боевые действия 16 июля 1944 г. совместно со 2-й штурмовой инженерно-саперной бригадой (впоследствии Краснознаменной, ордена Суворова 2-й степени) 1-го Белорусского фронта. Подразделения этого полка во взаимодействии со штурмовыми батальонами привлекались к выполнению специальных боевых задач на особо тяжелых участках фронта.

В благодарственном письме командования, партийной и комсомольской организаций полка на имя митрополита Николая (Ярушевича) говорилось:

«Вручая нам от имени духовенства и верующих Православной Русской Церкви танковую колонну “Димитрий Донской”… Вы говорили: “Гоните ненавистного врага из нашей Великой Руси. Пусть славное имя Дмитрия Донского ведет нас на битву за священную русскую землю. Вперед, к победе, братья-воины!” Выполняя этот наказ, рядовые, сержанты и офицеры нашей части на врученных вами танках, полные любви к своей Матери-Родине, к своему народу, успешно громят заклятого врага, изгоняя его из нашей земли. На этих грозных боевых машинах танкисты прорвали сильно укрепленную долговременную оборону немцев и продолжают преследовать врага, освобождая от фашистской нечисти родную землю. Уничтожая врага, личный состав нашей воинской части проявил подлинный героизм и самоотверженность, незнание страха в бою, доблесть и отвагу. Все боевые экипажи за мужество и умелое выполнение приказа Верховного главнокомандующего награждены высокими правительственными наградами.

От имени личного состава мы благодарим Вас за врученную нам грозную боевую технику и заявляем, что она находится в верных и надежных руках. Освобождая нашу священную Родину, мы будем громить и преследовать немецких захватчиков, пока видят глаза, пока бьется сердце в груди, не зная пощады к злейшим врагам человечества. Имя великого русского полководца Дмитрия Донского, как немеркнущую славу оружия, мы пронесем на броне наших танков вперед на запад, к полной и окончательной победе».

Танкисты сдержали слово. В январе 1945 г. они смело действовали при штурме сильных укреплений Познани, а весной воевали на Зееловских высотах. Танки колонны «Димитрий Донской» дошли до Берлина.

Так в борьбе за общие идеалы в годы Великой Отечественной войны патриотические чаяния русских верующих и духовенства слились воедино с героизмом и доблестью воинов Красной армии. Как и много лет назад, над ними веяли знамена благоверного князя Димитрия Донского, олицетворявшие победу над сильным врагом.

30 марта 2006 г.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×