Житие преподобного Штурма, игумена Фульдского

Игумен Эйгил из Фульды

Предисловие Ч. Г. Талбота

Святой Штурм, основатель и игумен монастыря Фульда Святой Штурм, основатель и игумен монастыря Фульда
Житие преподобного Штурма (также Стурм) написано в начале IX века Эйгилом, игуменом Фульдского монастыря. Хотя Эйгила называют «святым»[1], его имя не включено ни в один древний мартиролог. Он родился в знатной семье в Норике[2]. Вскоре после мученической кончины святого Бонифация, апостола Германских земель, в 754 году Эйгил был отправлен на обучение в монастырь Фульда, который находился под руководством его родственника, святого Штурма, первого игумена обители. После смерти Штурма в 779 году[3] монастырем сначала управлял Бангульф, а затем – Ратгар, но страсть последнего к строительству мешала развитию монастырской школы и привела к другим неприятностям, так что в результате он был смещен и отправлен в изгнание. На место Ратгара около 818 года поставили Эйгила, который оставался во главе обители до своей кончины в 822 году. Житие святого Штурма было написано им по просьбе девы Ангильдруты. Оно содержит интересные подробности об учреждении монастыря Фульда и о различных переменах в этой обители. Биография самого Эйгила составлена его учеником Кандидом и сохранилась в двух версиях: прозаической и стихотворной.

Житие святого Штурма

О, сестра Ангильдрута, я всегда знал о твоей пламенной любви к Богу и стремлении к горним вещам. По этой причине исполняю твою просьбу. Ибо ты просишь меня рассказать о жизни святого и преподобного игумена Штурма и записать раннюю историю обители, известной под названием Фульда, которая посвящена Христу Спасителю и которую основал Штурм. Ты также просишь меня описать события, связанные с обителью, как я их видел и как о них слышал. Насколько позволяют мои способности, я исполнил твою просьбу и кратко поведал в этой малой книге о ранних годах и жизни святого Штурма, как мне об этом рассказали надежные источники, а также о создании вышеупомянутого монастыря. Также добавил кое-какие подробности об изменениях, происходивших в монастыре с течением времени, о которых мне рассказали другие люди, а также чему я был свидетелем сам. Ибо я, Эйгил, был учеником Штурма на протяжении более 20 лет, воспитывался и обучался в его монастыре с самого детства. За некоторые из описываемых мной событий могу ручаться, поскольку это испытано мною на своем опыте.

Итак, вот то, что ты просила: лист пергамента с посвящением тебе – ты по своему усмотрению можешь сохранить его или отложить в сторону. На тебя возлагается ответственность отвечать за меня на критику моих оппонентов: защищай меня как человек, движимый скорее расположением, чем предположением, и поддерживай меня своими святыми молитвами ко Христу, твоему истинному Жениху.

В то время, когда святой архиепископ Бонифаций ступил на землю Норик, передавая веру священникам и людям Церкви, пресекая ошибки еретиков и исправляя истинным Христовым учением тех номинальных христиан, которые заразились бесовским учением язычников, к нему пришли некоторые знатные люди и просили взять их сыновей на обучение ради служения Богу. Среди тех, кого принял Бонифаций по просьбе родителей, был Штурм, уроженец Норика и выходец из благородной христианской семьи. Оставив всех своих родственников и последовав за нашим Искупителем, Штурм с радостью отправился в путешествие с принявшим его архиепископом Бонифацием, к большой скорби его отца и матери. Пересекши несколько провинций, они достигли Фрицлара в земле гессенцев, где архиепископ вверил Штурма заботе священника Вигберта. Этот священник святой жизни прилагал все усилия, обучая юного Штурма и приготовляя его к служению Господу.

Враждовавшие между собой по велению Штурма примирялись друг с другом еще до захода солнца; всем он проповедовал стяжание долготерпения, веры, надежды и любви

Выучив наизусть всю Псалтырь и тщательно изучив многие другие книги, юноша начал постигать духовное значение Священного Писания и стал открывать для себя скрытые истины Четвероевангелия Христова, по мере сил сосредотачивая свой ум на постоянном чтении Ветхого и Нового Заветов. Как этому учит Писание, он день и ночь размышлял о законе Божьем. Его понимание было глубоким, его мысли – исполнены мудрости, слова – рассудительности. Красивый лицом, скромный и вежливый манерами, безукоризненный в поведении, милостивый, смиренный сердцем, мягкий, всегда готовый послужить людям, Штурм стяжал всеобщую любовь. По истечении некоторого времени он с общего согласия был рукоположен во пресвитера, а когда представилась такая возможность, подвижник начал объяснять людям учение Христа. Силою Святого Духа через Штурма произошло множество чудес. Немало раз по молитвам угодника христиане освобождались от мучивших их за грехи злых духов. Он исцелил души многих людей, зараженных ядом различных ложных учений. Враждовавшие между собой по велению Штурма примирялись друг с другом еще до захода солнца; всем он проповедовал стяжание терпения, мягкости, смирения, долготерпения, веры, надежды и любви.

После трех лет священнического служения Штурм пожелал начать вести строгую отшельническую жизнь

После примерно трех лет священнического служения, в течение которых он много проповедовал и крестил, Штурм по Божественному вдохновению пожелал начать вести строгую отшельническую жизнь. Эта мысль преследовала его ежедневно почти каждую минуту, пока в один прекрасный день он не открыл свое сердце духовному наставнику, святому Бонифацию. Узнав о желании своего ученика, святой муж сразу увидел, что это было действие благодати Божией, поэтому он поддержал Штурма в его стремлении и стал его главным помощником в этом начинании. Бонифаций нашел ему двух спутников, которых до этого тщательно наставил. Помолившись и дав им благословение, святой архиепископ сказал: «Ступайте в глухую область под названием Бохония и посмотрите, пригодна ли она для обитания в нем служителей Божиих, ибо Богу возможно и в пустыне устроить место для Своих последователей».

Трое спутников отправились в путь в поисках места для отшельнической жизни; когда они добрались до одного дикого и необитаемого места, где невозможно было увидеть ничего, кроме земли, неба и огромных деревьев, они с верой в Божий Промысл помолились, чтобы Господь направил их в то место, где они найдут внутренний мир. Спустя три дня они дошли до места, ныне известного как Херсфельд; тщательно исследовав окрестности, они попросили Христа благословить его и сделать пригодным для их проживания. На том месте сегодня стоит монастырь. Они построили убогие хижины с крышами из коры деревьев и остались на этом месте, служа Богу в посте, бдении и молитве.

Святой Бонифаций Святой Бонифаций
Спустя некоторое время Штурм ненадолго покинул место своей отшельнической жизни. Он пришел к святому архиепископу Бонифацию и описал ему всю ситуацию, рассказав ему о качестве почвы, воды, об источниках и долинах района, избранного им для пустынножительства. Бонифаций внимательно его выслушал и, обдумав все это в уме, повелел своему ученику задержаться у него ненадолго. Они вместе, среди прочего, поговорили о том, как много утешения можно найти в Священном Писании. Затем архиепископ сказал: «Вы нашли действительно хорошее место для отшельнической жизни. Но я боюсь оставлять вас там из-за живущих по соседству диких людей. Ибо, как ты знаешь, недалеко от вас живут саксы, а это свирепый народ. Поищите место более отдаленное, глубже в лесах, где вы сможете служить Богу без опасности для себя».

Блаженный Штурм смиренно принял предложение своего духовного руководителя и, думая о том, чтобы найти новое пристанище, отправился в обратный путь. Возвратившись в «пустыню», Штурм нашел там своих спутников в хижинах, с тревогой ожидавших его возвращения. Штурм передал им благословение блаженного архиепископа Бонифация и утешил рассказом о своем путешествии. Затем, взяв с собой двух спутников, Штурм отправился на лодке вверх по течению реки. Скользя по реке Фульда, они присматривались к ручьям и источникам. Наконец путники высадились и обследовали местность вдоль и поперек, осматривая почву, горы, холмы, вершины и долины, прося Бога показать им место, пригодное для дальнейшей аскетической жизни.

На третий день они достигли местечка, где река Луодера впадает в Фульду. Но, не найдя и там ничего подходящего, они поплыли вниз по течению обратно к месту своей отшельнической жизни, остановившись ненадолго в местечке под названием Руоэнбах. Сначала им показалось, что здесь можно найти достойное для аскетической жизни пристанище, но поняли, что Бонифаций бы его не одобрил. В скором времени сомолитвенники, плывя вниз по реке, вернулись к своим убогим хижинам. Здесь они продолжили усердно молиться Богу, прося помочь им найти подходящее место, где бы они могли в тишине служить Ему, как им велел святой архиепископ Бонифаций. День и ночь они усердствовали в посте, бдении и молитве, постоянно пребывая в богомыслии и храня в сердце слова: «Сохрани мя, Господи, яко зеницу ока: в крове крилу Твоею покрыеши мя» (Пс 16:8).

Славословие Богу тоже все время сохранялось на их устах и в сердцах, тем самым отшельники исполнили слова Псалмопевца: «Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих» (Пс 33:1).

Вскоре блаженный архиепископ Бонифаций, помня о своем ученике, отшельнике Штурме, отправил к нему вестника с просьбой как можно скорее явиться к нему. Вестник незамедлительно исполнил повеление архиепископа и нашел Штурма вместе с его братьями в их отшельнических хижинах. Поприветствовав Штурма, он сказал: «Наш преподобный архиепископ имеет огромное желание увидеть тебя. Тебе следует прибыть, потому что нужно обсудить много дел». На это святой муж кротко ответил: «Благодарю Бога, что столь великий епископ помнит мое недостоинство и даже соблаговолил отправить вестника ко мне в глушь». Затем, созвав братьев, Штурм повелел им оказать гостеприимство гостю. Братья тотчас накормили его, чем могли. Святой Штурм подозвал к себе вестника и сказал: «Поблагодари архиепископа Бонифация от имени его служителей и передай ему, что я поспешу навестить его как можно скорее». После этого Штурм благословил его на дорогу.

На следующий день человек Божий Штурм испросил благословения своих братьев и отправился в путь, чтобы скорее увидеться с архиепископом. На второй день своего путешествия Штурм встретился с Бонифацием в месте под названием Фрицлар. Когда архиерею доложили о прибытии Штурма, он распорядился, чтобы его быстрее привели. Штурм пал к ногам святого Бонифация и, благодаря своего наставника, попросил его благословения. Бонифаций благословил его, поцеловал и попросил сесть рядом. Святой епископ, радуясь приходу Штурма, из любви к своему духовному чаду обратился к нему с просьбой немного ослабить свой обычный строгий пост в этот день. Человек Божий Штурм, стараясь поступать благоразумно, из почтения к великому святителю послушался его, сказав: «Все, что ты повелишь, я посчитаю святым».

Архиепископ Бонифаций попросил Штурма найти подходящее место для основания будущего монастыря

Вскоре накрыли стол, и Штурм отведал предложенную ему трапезу. После трапезы Бонифаций отвел Штурма в укромное место, где они могли поговорить наедине. Оба святых довольно долго разговаривали о духовных вещах и о христианской жизни. Архиепископ имел огромное желание установить монашескую жизнь в «пустыне» и попросил Штурма найти подходящее место для основания будущего монастыря. Штурм ответил: «Мы несколько дней путешествовали вдоль реки Фульда, но так и не нашли места, которое могли бы тебе предложить». Святой архиепископ понял, что место, определенное Божественным Промыслом, еще не было им открыто, а внутренний пророческий голос сказал ему: «Поистине такое место подготовлено Богом, и когда Христос пожелает, то покажет его своим служителям. Поэтому продолжайте поиск, зная и веря, что, несомненно, найдете». Заверив Штурма, что место в конце концов будет найдено, поддержав его в любви к монашеской жизни, Бонифаций благословил его возвращаться назад. Вернувшись в Херсфельд в свою отшельническую келью, Штурм поприветствовал свою братию и передал им повеления и обещания святого архиепископа.

Немного отдохнув и восстановив силы после утомительного пути, Штурм оседлал своего осла и, взяв с собой провизии, один отправился в путь ради Христа, который Сам есть Путь, Истина и Жизнь.

Неутомимый путник пристально изучал холмы и равнины, горы и долины, источники и реки. Напевая устами псалмы и вознося свой ум в молитве к Богу, он не задерживался нигде более чем на одну ночь. Везде, где ему приходилось ночевать, Штурм срубал несколько деревьев и делал из них ограждения для своего осла, чтобы дикие звери, обитавшие в тех местах в изобилии, не могли причинить ему вреда.

Каждый вечер он ограждал себя крестным знамением и безбоязненно отходил ко сну. Человек Божий, вооружившись духовным оружием и праведностью, взял щит веры, которым мог угасить все раскаленные стрелы лукавого, и шлем спасения, и меч духовный, который есть Слово Божие, и отправился на брань с лукавым духом (см. Еф 6:16-17).

Святой угодник Божий продолжил свое странствие через дикую глушь, не видя ничего кроме многочисленных зверей, птиц, огромных деревьев и густых зарослей и, поднимаясь на холм, дошел до слияния рек Гизилахи и Фульды. Пройдя немного дальше, к закату солнца, достиг тропы, носившей древнее название Ортессвека. Там он собирался провести ночь. Пока Штурм делал ограждение для осла, он услышал вдалеке шум, но не мог понять, от человека или зверя он исходит. Он какое-то время тихо стоял, пока снова не услышал шум и, не желая кричать, но чувствуя, что это был человек, срубил полое дерево. Тот человек, услышав звук упавшего дерева, с криком побежал в его сторону. Оба мужа поприветствовали друг друга. Штурм спросил, откуда и куда он держит путь. Путник ответил, что направляется из Веттерана, а лошадь, которую он ведет, принадлежит его господину Ортису. Они так и провели всю ночь в беседе; когда Штурм поведал о своих намерениях, путник, прекрасно знавший окрестные районы, сообщил ему названия мест и показал, где искать ручьи и источники. Район, где они остановились, назывался Айло. На утро оба мужа благословили друг друга, и мирянин продолжил свой путь в Грапфельт.

Штурм исполнился великой радости, ибо был уверен, что по молитвам святого Бонифация искомое место было открыто ему Богом

Штурм, человек Божий, доверившись Богу, продолжил свои поиски. Обойдя Айло вокруг, он направился к быстрой и узкой реке Греццибах, и провел там некоторое время, исследуя территорию. Отойдя немного назад, он оказался на святом месте, где и поныне стоит монастырь, известный как Фульда. Штурм исполнился великой радости, ибо был уверен, что по заслугам и молитвам святого Бонифация искомое место было открыто ему Богом. Обходя это место и видя его достоинства, Штурм благодарил Бога. Подвижник был так очарован красотой места, что провел почти целый день, гуляя по нему и изучая.

Спустя два дня человек Божий вернулся в Херсфельд и рассказал братьям о найденной земле. Штурм попросил их молиться о нем и немедленно отправился на встречу к епископу. Он был тепло встречен Бонифацием и начал описывать найденное им место, подробно останавливаясь на его достоинствах. «Думаю, что нашел уголок, который ты одобришь», – сказал Штурм. Узнав о географических особенностях места, плодородной почве, больших запасах воды, святитель исполнился радости. Оба поздравили друг друга с удачной находкой и возблагодарили Бога. Потом они беседовали о монашеской жизни и соблюдении ее обетов.

Несколько дней архиепископ радушно принимал гостя, давал ему наставления в духовной жизни, еще более зажигая в нем любовь к монашеству и приводя примеры из Священного Писания. К этому времени святой Штурм уже девять лет вел подвижническую жизнь. Затем, благословив Штурма возвращаться к братьям, Бонифаций отправился к королевскому двору просить официальное разрешение на приобретение земли для монастыря.

Когда отшельник собрался перевезти своих братьев в найденное им для монастыря место, диавол, всегда завидующий благим начинаниям, боясь добрых плодов их богоугодной жизни, разжег страсти в сердцах злых людей[4] так, что служители Божии не смогли туда переехать сразу. Будучи бессильны исправить ситуацию, служители Христовы поселились в другом монастыре под названием Дрихлар.

Святой Бонифаций, как мы уже упомянули, отправился к Карломану, королю франков, и обратился к нему с мудрыми и смиренными словами: «Верю, что Вы получите Небесную награду, если с Божией помощью и при Вашем участии в восточной части Вашего королевства начнется монашеская жизнь и будет учрежден монастырь. По этой причине прошу Вашей помощи в этом начинании, и Господь за это не лишит Вас Вечного блаженства на Небесах. Мы нашли пригодное для монашеского делания место в глухом районе под названием Бохон у реки Фульда, но это место принадлежит Вам. Молю Ваше Величество жаловать нам эту землю, чтобы под Вашим покровительством мы могли там служить Христу».

Из грамоты короля Карломана: «Земля в области Айло на берегу реки Фульда и вся собственность, которой я владею на ней…, отныне полностью посвящаются Богу»

Услышав эти слова, король возрадовался духом и созвал своих дворян. Он разговаривал с ними об удовлетворении прошения епископа Бонифация. «Земля в области под названием Айло на берегу реки Фульда и вся собственность, которой я владею на ней до настоящего времени, отныне полностью посвящаются Богу, включая всю землю, лежащую в четырех милях к северу, югу, востоку и западу от этого места». Было приказано составить грамоту о даровании этой земли, подписанную рукой короля; также все знатные люди в окрестностях Грапфельта были вызваны гонцами на собрание и призваны последовать примеру короля, в случае если они владели какими-либо землями в том районе. «Все вы, – сказали гонцы, – собрались здесь по указу короля. Он просит, а точнее – требует, чтобы каждый из вас, кто претендует хотя бы на часть земли в области Айло, отказался от нее в пользу служителей Божиих и постройки ими монастыря». Услышав это, все охотно отказались от своих прав на собственность в этом районе в пользу монахов, и так была исполнена Божия воля.

Спустя несколько дней блаженный Штурм взял семерых монахов из монастыря Дрихлар с собой в святое место, где и сегодня стоит монастырь. В двенадцатый день января в год от воплощения Господа 744, в правление двух братьев Карломана и Пипина, в двенадцатый индиктион монахи впервые ступили на эту святую землю, избранную Богом. Они помолились Богу, чтобы Он всегда его хранил Своей всемогущей силой; служа Ему каждый день постом, бдением и молитвой, подвижники принялись трудиться – рубить деревья и возделывать это место по мере своих сил.

Два месяца спустя блаженный архиепископ Бонифаций, в сопровождении огромного числа людей, приехал их навестить. Обойдя и исследуя всю землю и убедившись в ее полной пригодности для монашеской жизни, он возрадовался в Святом Духе и вознес благодарение Богу за дарование Своим служителям такого места для жилья. Затем и епископ, и монахи решили, что пора начать строить церковь; Бонифаций повелел пришедшим с ним людям расчистить землю и вырубить подлесок, а сам тем временем поднялся на холм, который и по сей день называется Холмом Епископов (Mons Episcopi), и провел там некоторое время в молитве Богу и размышлении над Священным Писанием.

Через неделю непрестанных работ дерн, наконец, был выложен для дальнейшего приготовления извести (обычай того времени. – Прим. пер.). Бонифаций преподал благословение братии, вверил это место Божиему покровительству и отбыл вместе с рабочими домой.

В следующем году он снова навестил новый монастырь, который к тому времени был назван Фульда в честь протекающей рядом реки. Поприветствовав братию, Бонифаций остался у них на несколько дней и дал им наставления, установив в обители святой устав. Объясняя правила монашеской жизни, он прочитал отрывок из устава, который гласит, что винопитие не подобает монашествующим, и тогда все единодушно решили употреблять только слабоалкогольное пиво. Многим позднее его устав был ослаблен на соборе при короле Пипине, когда в этой, к тому времени сильно увеличившейся общине, было много больных и слабых монахов.

Каждый год архиепископ Бонифаций навещал этот монастырь; он проводил много времени на возлюбленном им холме, размышляя о скрытых истинах Писания

Вскоре архиепископ имел доверительную беседу со Штурмом и дал наставление о том, как управлять обителью; после этого, обратившись к братии и напомнив им о необходимости послушания и подчинения воле игумена, он вверил их Христу, попрощался и уехал. Каждый год архиепископ навещал этот монастырь; всякий раз, когда у него находилось немного свободного времени от епископских обязанностей, которые были поистине обременительны, святитель посещал братию, выполнял ручную работу, проводил много времени на возлюбленном им холме, о котором мы уже говорили, размышляя о скрытых истинах Писания.

Когда у братьев появилось пламенное желание следовать правилу преподобного отца Венедикта, подчинив свои мысли и деяния монашеской дисциплине, они собрались отправить нескольких монахов в хорошо сформировавшиеся общины в других местах, чтобы как следует познакомиться с их обычаями и правилами. Когда этот благоразумный план был донесен до сведения архиепископа, он с радостью его одобрил и дал указание Штурму самому ознакомиться с монастырями. Когда все подготовительные работы к поездке были завершены, спустя четыре года после основания обители, Штурм отправился в Рим. Там он посетил все монастыри и посвятил целый год изучению обычаев, правил и традиций живших в них насельников. Через год, сильно вдохновленный увиденной святостью, Штурм вернулся домой. Добравшись до своего государства, угодник был сражен недугом, и, по Божественному провидению, ему пришлось провести четыре недели в постели в обители Китцинген. Поправившись, Штурм поспешил к архиепископу Бонифацию, который в то время пребывал в Тюрингии. Увидев Штурма, Бонифаций очень обрадовался и, возблагодарив Бога за его (Штурма) благополучное возвращение, расспросил его подробно о посещенных местах. Поняв, как тщательно Штурм изучил монашескую жизнь и обычаи монахов в Италии, он сказал: «Возвращайся назад в новоучрежденный монастырь Фульда и, насколько это будет возможно, установи в нем дисциплину по примеру монахов Италии». Блаженный Штурм за четыре дня добрался до своего монастыря. Обрадовавшись встрече с братией, он рассказал им о том, что увидел в Италии и что узнал от отцов, подвизавшихся в монастырях Тосканы. Своей мудростью и собственным примером Штурм убедил братию пойти по его стопам.

Община монастыря имела желание подчинить свою жизнь предписаниям, описанным в житиях святых, и во всех деталях соблюдать устав святого Венедикта

В то время община имела огромное желание подчинить свою жизнь предписаниям, описанным или показанным в житиях святых, и братия во всех деталях старались соблюдать устав святого Венедикта. Много лет они подвизались с усердием и в святости. С приходом новых иноков монастырь все больше увеличивался, ибо многие в то время желали служить Богу, отказываясь от своих имений. С ростом общины и развитием монастыря слава о Фульде распространилась по всей стране, так что доброе имя обители было на слуху у братьев, подвизавшихся и на далеком расстоянии от нее. Поскольку большинство монахов Фульды вели строгую жизнь согласно святому уставу, архиерей часто и с удовольствием навещал их; видя их бедность, архиепископ однажды сжалился над монахами и даровал им небольшие земельные наделы, чтобы они могли обеспечивать себя необходимой едой.

Когда монахи собрались перенести мощи святителя в другой храм, они так и не смогли сдвинуть с места носилки, на которых лежали его мощи

Спустя десять лет после первого визита Бонифация в Фульду, святитель, посоветовавшись с королем и другими христианами, отправился в отдаленные части Фризии, где все еще процветало язычество. Своей проповедью и совершением таинства Крещения он привел многих жителей к вере во Спасителя. Через несколько лет он возвратился в Германию. Но на следующий год он снова поехал в заболоченные районы к фризам, надеясь завершить начатые им там миссионерские труды. В один из дней Бонифаций по обычаю созвал людей послушать его проповедь. Но они, движимые лукавым духом, пришли не для того, чтобы смиренно внять Слову Божию, а для того, чтобы погубить святого. Во время проповеди они кинулись на архиепископа, размахивая мечами, и убили Бонифация вместе со всеми его помощниками. После мученической смерти архиепископа и бывших вместе с ним, братия монастыря Дрех в Верхней Фризии забрали честные останки святых, поместив одни из них в гробницы, а другие взяв с собой: среди них были святые мощи Бонифация, пострадавших вместе с ним диаконов и священников, а также мученически погибшего епископа Эобана, чью голову, отсеченную язычниками, так и не удалось найти. Прибыв в Дрех, они поместили тело Бонифация, вместе с носилками, на которых они переправляли его в лодке, в стоявшую поблизости маленькую церковь. Остальные мощи святых братия захоронили. Затем все жители того места решили, что останки Бонифация должны всегда пребывать рядом с ними, надеясь получить великую помощь от покровительства мученика. Братия соединили пост с молитвой, прося Бога, чтобы Бонифаций благоволил остаться среди них. Но святой желал, чтобы его тело покоилось в уединенном месте, которое он избрал себе еще при жизни по воле Божией. Вскоре это стало ясно всем: ибо, когда монахи собрались перенести мощи святителя в другой храм и положить их там во гробе, они так и не смогли сдвинуть с места носилки, на которых лежали его мощи, как ни старались. Многие люди пытались помочь им поднять носилки совместными усилиями, но у них все равно ничего не получалось.

Фульдский собор Фульдский собор
    

Они поняли, что святой не благоволил оставаться на том месте, поэтому решили, что мощи следует перенести в город Майнц. Тут же без труда монахам удалось поднять носилки, отнести их к реке, поместить в лодку и поплыть вверх по течению Рейна. Тем временем, узнав об этом, блаженный Штурм поспешил им навстречу из своего монастыря Фульда и сопровождал их до самого Майнца. Все священники и миряне в один голос заявили, что останки святого мученика Божия отныне должны оставаться здесь, где проходило его епископское служение, и что их больше не следует переносить в другое место. От королевского двора прибыл гонец и огласил указ, что мощи святого должны оставаться в Майнце, если святитель этого желал.

Святой Бонифаций явился в сонном видении одному диакону и сказал ему: «Почему вы медлите и не относите меня в Фульду?»

Но Штурм и собравшиеся насельники монастыря Фульда неоднократно засвидетельствовали, что, когда архиепископ у них гостил, много раз указывал на место, где хотел упокоиться после своей кончины; поэтому они были уверены, что Бонифаций желал быть похороненным в их монастыре. Однако Лулл, бывший в то время епископом Майнца, сначала не поверил словам фульдских монахов. Тогда святой Бонифаций явился ночью в сонном видении одному диакону и сказал ему: «Почему вы медлите и не относите меня в Фульду? Вставайте и переносите мои останки в пустынное место, которое Бог предопределил для меня!» Восстав от сна, диакон незамедлительно поведал об увиденном сначала Штурму, а затем и всем остальным. Услышав это, все исполнились трепета и не смели даже думать о том, чтобы ослушаться святого. Таким образом, мощи святого мученика с почестями подняли, под пение гимнов принесли к реке, положили на лодку и доставили в Холайм – деревню на реке Мойн. Через несколько дней, а именно – на тридцатый день после его мученической смерти, святые мощи Бонифация были перенесены в обитель Фульда и положены в новую раку. Тогда преподобный игумен Штурм с братией возблагодарили Бога, ибо приобрели такого великого покровителя в лице святого Бонифация.

Фульда после перенесения мощей Бонифация начала приобретать огромную известность, а число братии постоянно возрастало, потому что многие знатные люди приходили сюда, посвящая свою жизнь Богу. Благодатию Божией, подвизавшиеся монахи в чистоте и с неослабевающим усердием соблюдали все предписания. Произошедших и до сих пор происходящих там чудес настолько много, что не дерзаю браться за их описание в этой книге – пусть это делают другие авторы.

Тем временем, Штурм, любимый всей общиной и почитаемый народом, со всем надлежанием исполнял свое служение, будучи примером для других. Поскольку Штурм проповедовал Слово Божие везде, где только мог, и все слушали его с полным вниманием, исконный враг рода человеческого настроил трех братьев, а точнее – лжебратьев, против игумена, чтобы они лжесвидетельствовали против него перед королем Пипином. Эти злые люди сговорились против святого мужа и, поехав к королю со сфабрикованным обвинением против Штурма, заявили, что он – враг короля. Когда же блаженный Штурм предстал перед судом, то терпеливо переносил клевету, не пытаясь оправдать себя. «Мое свидетельство – на Небесах, и Всевышний может ручаться обо мне», – сказал он.

Не было ни одной церкви во всем восточном регионе, которая бы не оплакивала изгнание Штурма…

Воля злых людей восторжествовала, и король Пипин повелел выслать Штурма с несколькими его монахами и священниками в великий монастырь Жумьеж, где местный игумен тепло и с честью принял святого. На протяжении двух лет преподобный жил в этой обители, любимый всеми. Когда монахи Фульды узнали о том, что от них забрали любимого отца, горю братии не было предела. Поэтому в доме Божием началось большое смятение: некоторые пожелали оставить обитель, другие – обратиться ко двору, остальные же постом и молитвой просили Бога явить Свою милость. Не было ни одной церкви во всем восточном регионе, которая бы не оплакивала изгнание Штурма…

Вскоре братия собрались пойти ко двору короля Пипина и просить, чтобы им вернули их любимого игумена Штурма. В то же время епископ Лулл предложил им избрать нового игумена из числа братии. Монахи согласились и избрали игуменом монаха по имени Преззольд – он был истинным служителем Божиим, которого Штурм воспитывал и любил с самого его детства. Преззольда поставили игуменом Фульды, однако, братия постоянно держали в уме мысль о том, чтобы с помощью Божией и заступничеством Бонифация уговорить Пипина вернуть им возлюбленного наставника Штурма. Преззольд управлял обителью достаточно долгое время, укрепляя братьев в любви и обдумывая вместе с ними, как повлиять на короля. Но время шло, и братия продолжали пребывать в скорби. Тогда они стали еще более усиленно молить Господа вернуть им их учителя. После долгой и усиленной молитвы братьев, к которой присоединились все храмы, мужские и женские монастыри восточных районов, Бог, Утешитель кротких сердцем, услышал мольбы своих служителей. И Он вложил в сердце короля Пипина мысль о святом Штурме. Король повелел Штурму явиться ко двору. Прибыв незамедлительно, Штурм стал ожидать короля в королевской часовне, постоянно молясь Богу. Так прошло несколько дней. Одним утром король перед отправлением на охоту, по обычаю, решил пойти в часовню помолиться, пока его слуги отдыхали после утрени. Штурм в это время молился один в часовне и, увидев приближающегося короля, открыл ему дверь и провел его к престолу при свете зажженной свечи. Король, смиренно помолившись Богу перед святым престолом, поднялся и сказал, обращаясь к Штурму с улыбкой: «Вот, Господь даровал нам сейчас эту встречу. В чем твои монахи обвинили тебя в моем присутствии, я забыл, и почему я был сердит на тебя, не помню». Штурм без колебания ответил: «Хотя я не свободен от греха, о король, но против тебя не совершил никакого преступления». Король на это сказал: «Не зависимо от того, замышлял ты что-либо против меня или нет, Бог простит тебе это, как и я прощаю от всего сердца. Впредь пользуйся моим расположением и дружбой до конца моих дней». И, выдернув нить со своей мантии и бросив ее на землю, он молвил: «В знак моего полного прощения я бросаю эту нить с мантии на землю, чтобы все знали, что моей прежней вражды к тебе больше нет».

Преззольд и остальные монахи узнали, что их учитель Штурм снова получил расположение короля. Они отправили ко двору своих представителей, смиренно прося Пипина вернуть им Штурма. Король легко согласился удовлетворить их прошение в ближайшее время, что, несомненно, явилось результатом молитв многих служителей и служительниц Божиих. Король призвал к себе Штурма и вновь вверил ему управление обителью Фульда, с привилегиями, некогда жалованными обители святому Бонифацию Римским папой Захарией. Монастырь пользуется этими привилегиями по сей день. Пипин также велел считать короля единым покровителем монастыря. Получив снова назначение и привилегии от короля, угодник Божий вернулся в свою обитель.

Когда братия узнали о том, что Штурм едет в монастырь, они взяли золотой крест с мощами святых и вышли встречать игумена

Весть о скором возвращении Штурма разнеслась по всем провинциям, все монахи и монахини, узнавшие об этом, вознесли хвалы Богу. Когда братия узнали о том, что Штурм едет в монастырь, они взяли золотой крест с мощами святых и вышли процессией встречать игумена. Встретив Штурма со всеми его спутниками, братия повели его в обитель, по пути радостно распевая гимны. Это была великая радость для всех.

Сам Штурм, много раздумывавший о том, как будет дальше управлять монастырем, начал с исправления недостатков братьев и восстановления дисциплины; украсил церковь и отремонтировал монастырские постройки, добавив новые колонны, большие деревянные балки и новые крыши. Через некоторое время игумен задумался о том, как ему исполнить правило устава, гласящее, что в монастыре должны практиковаться различные ремесла, чтобы братьям не приходилось из-за этого ездить в другие страны. Поэтому он собрал в обители множество искусных мастеров. Святой, изучив течение реки Фульда, отвел от нее один ручей на некотором расстоянии от монастыря так, чтобы он протекал по большим каналам под монастырскими мастерскими. Таким образом, вода ручья стала радовать и услаждать Божий город. Над ракой святого архиепископа Бонифация Штурм соорудил балдахин, выделанный из серебра и золота, который являлся настоящим шедевром. Этот балдахин можно увидеть и в наши дни вместе с престолом из золота над ракой мученика Христова Бонифация.

Поскольку все, особенно король Пипин, глубоко чтили этого честного и добродетельного мужа, Штурм попросил короля в знак их давней и близкой дружбы жаловать его монастырю королевские владения в Онамштате. Святой также уговорил его подтвердить этот дар официальной грамотой. После кончины короля Пипина в 768 году на двадцать третьем году правления, его преемником на престоле стал король, известный как Карл Великий. Молодой король, желая установить дружеские связи со всеми, кого почитал его отец, одарил их всех дорогими подарками. Не был исключением и святой Штурм: среди прочих даров Карл передал его монастырю Фульда город Хамельбург со всеми его доходами. Все эти подарки были с благодарностью приняты братией обители. С тех пор Штурм пользовался расположением короля до самой своей кончины. Примерно в то же время Штурм отправился в посольство к правителю провинции Норик по имени Тассило от имени короля Карла и заручился дружественными отношениями с ним.

После четырех лет успешного правления Карл задумался над тем, как привести саксов ко Христу, ибо тогда многие из них все еще оставались дикими и враждебными к своим соседям и следовали своим языческим обрядам. Он собрал сильную армию и двинулся в Саксонию. Достигнув Саксонии, он начал приводить людей к вере по-разному: кого-то силой, кого-то убеждением, кого-то подкупом. Затем Карл разделил всю провинцию на епископские кафедры и отдал их служителям Божиим для проповеди и совершения таинства Крещения. Большая часть территории со всеми ее жителями была вверена Штурму. Человек Божий принялся за труд по обращению саксов к истинной вере. Он старался завоевать сердца жителей посредством проповеди: забыть идолов и идольские изображения, принять христианство, разрушить языческие капища, вырубить языческие рощи и построить святые храмы у себя на родине. Человек Божий вместе со своими священниками провел в Саксонии немало времени, наставляя местных жителей в вере и строя храмы в каждом районе. Но, увы, саксы вскоре вернулись к своим прежним заблуждениям. Собрав армию, они пересекли границу и дошли до самого Рейна, опустошая все на своем пути и убивая местных жителей. Затем они обосновались лагерем близ Лангау, на небольшом расстоянии от монастыря, планируя отправить вооруженных солдат, чтобы сжечь монастырь дотла и придать смерти всех служителей Божиих. Когда эта новость дошла до Штурма, он собрал братию и предупредил их о неминуемой опасности, повелев взять мощи святого Бонифация и поспешить в Хамельбург.

Мы, его ученики, вынули честные мощи Бонифация из раки, в которой они покоились до этого 24 года, и начали покидать монастырь со всеми служителями Божиими. Следующую ночь мы провели в ближайшем подворье, у слияния рек Фульда и Фледен. На следующее утро мы добрались до Синнера. Там установили палатку, в которую положили мощи святого мученика Бонифация, а монахи разместились в других палатках вокруг нее. Так мы провели три дня, а на четвертый день нас нашли вестники и сообщили, что много людей собрались вместе, напали на саксов и обратили их в бегство. Услышав эти новости, мы подняли кости блаженного мученика Христова и с радостью возвратились в монастырь, где снова положили их на прежнее место. Мы возблагодарили Христа за Его помощь в восстановлении мира и за наше возвращение в обитель.

В скором времени Штурм, достигший глубокой старости, стал слабеть. Когда болезнь усилилась и силы совсем покинули его, Штурм распорядился, чтобы помощники отнесли его в храм, созвали братьев и объявили, что его смерть уже близка; затем игумен попросил усердно о нем молиться. В другой раз, когда община собралась вместе, Штурм пригласил всю братию в комнату, в которой лежал, и обратился к ним со словами: «Дорогие мои братья, вам хорошо известны мои последние пожелания. Вы знаете, что я трудился до настоящего времени ради вашего блага и мира и особенно ради продолжения жизни в этом монастыре после моей кончины, чтобы вы могли служить Богу с искренним сердцем и любовью, как это угодно Христу. Продолжайте усердно следовать до конца своих дней монашеским идеалам, избранным вами на всю жизнь. Молитесь обо мне Богу; если в чем-то провинился перед вами по человеческой немощи или поступал с кем-либо несправедливо, то простите меня, как и я прощаю всех, кто когда-либо меня обидел».

Произнеся эти и другие слова, он попрощался с братьями и велел им возвращаться к своим делам. Когда братья ушли, святой муж начал быстро терять силы – конец его был близок. Все были исполнены горя; великая скорбь сразила сердца монахов, которые со слезами умоляли Бога явить милость на их игумене. На следующий день (это было 17 декабря) игумен стал совсем слаб. Пока мы стояли вокруг его постели и видели, как быстро приближается его кончина, один из нас вдруг воскликнул: «Отче, мы ничуть не сомневаемся, что ты отходишь к Богу и наследуешь блаженство Вечной жизни. Потому просим тебя, как любящего отца, не оставлять нас без твоей помощи и молиться о своих учениках; ибо велика наша уверенность в том, что иметь такого сильного покровителя в твоем лице для нас будет к великому благу». Штурм, глядя на нас, тут же произнес: «Покажите себя достойными и поступайте так, чтобы мои молитвы о вас были оправданы. Тогда я сделаю, о чем вы просите». После этих слов его святая душа освободилась от оков тела и, исполненная добродетелей, отошла ко Христу, Чье Царство пребудет вовеки веков, аминь.

Игумен Эйгил из Фульды
Перевод с латыни на английский Ч. Г. Талбота
Перевод с английского Дмитрий Лапа

Internet History Sourcebooks

24 декабря 2014 г.

Публикуется с сокращениями

[1] Св. Эйгил, или Айгил (память – 17/30 декабря) был племянником и учеником св. Штурма, который, в свою очередь, был учеником св. Бонифация. Св. Эйгил подвизался в Фульде, затем стал 4-ым настоятелем этого монастыря. При нем жизнь в обители процветала и развивалась. Учеником и преемником св. Эйгила в монастыре Фульда был знаменитый богослов, духовный поэт, писатель и ученый Рабан Мавр (ок. 776-856). Св. Эйгил составил самое раннее житие своего учителя, св. Штурма.

[2] Норик – альпийское королевство кельтов, находившееся к югу от Дуная. Ныне это районы центральной Австрии и части Баварии. С 16 г. до н.э. – Римская провинция, в 408 г. завоевана Аларихом I, в конце V в. – остготами.

[3] Св. Штурм родился в Лорше в Германии около 705 г. Еще ребенком был отдан на попечение св. Бонифацию и воспитывался в германском монастыре Фрицлар. Позднее его рукоположили во пресвитера и отправили проповедовать Евангелие язычникам-саксам. Несколько лет святой вел отшельническую жизнь. Около 736 года Штурм основал монастырь Херсфельд в Гессене. Затем святой поехал в центральную Германию по просьбе св. Бонифация с целью найти удобное место для основания своего главного монастыря и выбрал Фульду. Этот монастырь он построил на развалинах меровингского королевского лагеря на реке Фульда. Затем св. Штурм совершил поездку в Италию, посетил Монтекассино и другие обители. По возвращении в Германию стал первым игуменом Фульдского монастыря. Игуменство св. Штурма продолжалось более 30 лет. За несколько лет до смерти св. Штурм учредил монастырь в честь своего учителя, св. Бонифация, в Хамельне (Нижняя Саксония). Горячо любимый своими монахами, св. Штурм преставился в 779 году; является вторым по значимости просветителем Германии после св. Бонифация и одним из апостолов саксов. Монастырь Фульда с древнейших времен является местом постоянного паломничества, поскольку в нем хранятся мощи св. Бонифация Германского.

[4] В то время ситуация во франкском королевстве была весьма нестабильной. По сути, далеко не все земли принадлежали королю, и некоторые племена, в том числе и язычники, легко претендовали на различные земли. Не стала исключением и земля на месте нынешней Фульды, которую пытались захватить «злые люди», как указано в житии.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Приход Православия в немецкоязычные земли Приход Православия в немецкоязычные земли Приход Православия в немецкоязычные земли Приход Православия в немецкоязычные земли
Живущие в Европе, возможно, не осознают, что под их ногами святая земля, что им оставлено яркое христианское наследие, которое на протяжении сотен лет было единым в духе с христианством на Востоке и почти не отличимым от него на практике.
Свящ. Фома Диц: Обретение истинной веры Свящ. Фома Диц: Обретение истинной веры Свящ. Фома Диц: Обретение истинной веры Поиск истины,
или Обретение истинной веры

Беседа со священником Фомой Диц
Людмила Болотнова
Важно понять, что Зарубежная Церковь всегда воздерживалась от всякой экуменической настроенности, и вследствие этого она утверждала не только, что Католическая Церковь исторически отпала от Православия, но и то, что ее вероучительные отступления вели в ересь. Такое я тогда впервые слышал.
Святой Бонифаций Кредитонский, апостол Германских земель. Часть 1 Святой Бонифаций Кредитонский, апостол Германских земель. Часть 1
Протоиерей Андрей Филлипс
Чтобы посрамить язычество, святой Бонифаций (память 5/18 июня) решил на глазах у гессенцев срубить священный дуб Тора близ Гейсмара – этот самый значимый символ язычества. Когда он ударил топором по стволу дуба, поднялся сильнейший ветер – и повалил дуб на землю. Упав, дуб раскололся на четыре части, которые сложились в крест.
Комментарии
Борис24 января 2015, 14:59
Глубокоуважаемые Дмитрий Лапа, почему Вы насильственно смешиваете русский и английский языки используя слово "коньсьюмеризм" вместо того чтобы написать "потребление"?
в заметке
http://www.pravoslavie.ru/news/76730.htm

если бы я не знал английский язык, то не понял бы о чём вы говорите.
Horn Heinrich 3 января 2015, 01:23
Большое спасибо за интересный материал о святых.
Ирина27 декабря 2014, 22:15
Спасибо за интересные статьи о мало известных святых ранней церкви! Всегда с удовольствием читаю ваш сайт. Ирина.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×