Церковь в Испании в VIII веке

Король Пелайо в Ковадонге. Художник: Luis de Madrazo. 1855 Король Пелайо в Ковадонге. Художник: Luis de Madrazo. 1855

Завоевание Испании мусульманами

Исламский халифат завершил покорение Магриба в правление Абд-аль Малика, скончавшегося в 705-м г. Его преемник халиф Аль-Валид губернатором Магриба назначил Мусу ибн Нусаира, который со своим войском дошел до Атлантического берега, овладев Танжером. Поблизости от Танжера находилась Сеута, оторванный от имперской территории ромейский форпост. Им правил и его гарнизоном командовал комит Юлиан, имевший должность экзарха, а между ним и королем вестготов Родерихом, власть которого распространялась на Испанию и расположенную на юге Галлии Септиманию, отношения были враждебными, что отражало характер взаимоотношений между их государствами, так что в случае войны вестготам рассчитывать на помощь ромеев не приходилось, тем более что у Юлиана с Родерихом имелись и личные счеты: если верить мозарабской «Готской хронике Псевдо-Исидора», составленной в XI веке, Юлиан отправил свою дочь для воспитания ко двору Родериха, а король изнасиловал ее, подвигнутый на преступление редкой красотой девицы[1]. В испанском народном романсе Юлиан, чья дочь была обесчещена королем, представлен наместником короля, каковым он, конечно, не был, и на него поэтому возлагается обвинение в предательстве, совершенном из личной мести.

В июле 710 г. Муса ибн Нусаир послал в Испанию, через пролив, экспедиционный отряд из 400 воинов, во главе с вольноотпущенником бербером Тарифом ибн Маллюком, в разведывательных целях. Не встретив реального сопротивления, отряд благополучно вернулся восвояси, и некоторое время спустя, в начале лета 711 г., Муса направил для захвата плацдарма на северном берегу пролива флот, предоставленный ему экзархом Юлианом, с 7 тысячами воинов местного берберского происхождения под командованием правителя Танжера Тарика ибн Зиада. Впоследствии и пролив, и расположенная на его европейском берегу гора, и крепость на этой горе стали носить переиначенное имя этого успешного завоевателя – Гибралтар, от Джебель ат-Тарик, что значит «Гора Тарика».

Узнав о вторжении мусульман, король Родерих срочно возвратился из похода против васконов, или басков, и повел армию на юг. В битве, состоявшейся 19 июля 711 г. вблизи Хереса де ла Фронтера, на берегу реки Гвадалете, вестготы потерпели катастрофическое поражение. В «Хронике Альфонса III» говорится, что «придавленные тяжестью грехов... готы были обращены в бегство. Войско, бегущее навстречу гибели, было почти полностью уничтожено»[2]. На севере Португалии, в городе Визеу, в одной из базилик найден памятник с эпитафией: «Здесь лежит Родерих, король готов». Вероятно, король погиб, а его тело было вынесено с поля битвы и затем обрело покой в Визеу. В Испании сложилась легенда: в королевском дворце в Толедо в один из залов вход был запрещен, но Родерих этим запретом пренебрег. На стенах зала любопытный король увидел изображения всадников, облаченных в белые покрывала, что, согласно легенде, и предвещало ему поражение и смерть: всадники в белом представляли исламских воинов в их белых плащах, с которыми воины Родериха встретились на поле битвы на берегу Гвадалете.

В июне 712 г. Муса ибн Нусаир сам повел в Испанию армию численностью 18 тысяч воинов. Мусульмане взяли королевскую столицу Толедо. «Некоторым сеньорам и знатным мужам... надели шейные колодки и перерезали гортани, а затем им всем отрубили головы мечом»[3]. Из «Мозарабской хроники» известно, что епископ Синдеред «вскоре после вторжения арабов... как наемник, а не пастырь... бросил стадо Христово и отправился на свою римскую родину»[4].

В течение 5 лет завоевана была большая часть страны: пали Мерида, Таррагона, Барселона, Сарагоса, Памплона, Леон.

В течение 5 лет завоевана была большая часть страны. Вестготское государство прекратило существование

«Начиная с 714 г., – писал Л. Мюссе, – был захвачен уже весь полуостров, за исключением незначительного очага сопротивления в наиболее недоступной части Астурии, тогда как вожди основных готских кланов отправились в Дамаск, чтобы изъявить свою покорность. Правящий слой королевства Толедо перешел на службу к арабам с беззастенчивостью, аналогов которой мы бы, наверное, не смогли найти ни в одной другой покоренной стране»[5].

Вестготское государство прекратило существование. Независимость от халифата сохранили лишь христиане, обитавшие на узкой береговой полосе вдоль Бискайского залива и в горных долинах западных Пиренеев – в Астурии, Кантабрии и Наварре. Воины халифата высадились также на Балеарских островах и овладели ими.

Из источников известно, что вестготам Мурсии предоставлена была автономия. Абд аль-Азиз, назначенный правителем завоеванной страны, издал грамоту, адресованную Теудемиру, владевшему Мурсией, которая с тех пор стала называться его именем Тудмир:

«Он (Теудемир) получает мирный договор, мир и охранную грамоту Аллаха и Его пророка следующего содержания: 1) Ни для него, ни для его людей не будут вводиться изменения... в его пользу или во вред ему. 2) Собственность его не будет отнята у него. 3) Они (он и его люди) не будут убиты или обращены в рабов, или разлучены с их женами и детьми, им не будут чиниться помехи в религиозных делах. 4) Их церкви не будут сожжены, приношения в них не будут расхищены. Эти условия действуют до тех пор, пока он соблюдает наши соглашения. ...Он не смеет принимать беглецов от нас, принимать наших врагов, он не смеет угрожать тем, кто находится под нашей защитой»[6].

Затем в грамоте указаны были размеры ежегодной дани (джизьи). Подобные акты, возможно, выдавались и христианским правителям других провинций, но они неизвестны. Впрочем, автономия Мурсии, или Тудмира, продержалась недолго.

В 716-м г. Абд аль-Азиз был отстранен от должности правителя завоеванной Испании, названной арабами Аль-Андалус, откуда пошло впоследствии новое и сохранившееся по сей день наименование древней Бетики – Андалусия. Отставка последовала за его женитьбой на вдове короля Родериха Эгилоне: халиф, возможно, заподозрил в этом браке, способном сблизить правителя страны с местным населением, сепаратистские устремления. С тех пор в течение 40 лет, до 756 г., правителями (вали) Аль-Андалуса присылались назначенцы из столицы халифата Дамаска или из Кейруана, главного города Магриба, в состав которого был включен и Аль-Андалуз – Испания.

Церковь в покоренной мусульманами Испании

На севере полуострова завоеватели столкнулись с сопротивлением местного населения: готов и испаноримлян – беженцев из покоренной страны, а также басков. Наступление халифата захлебнулось, а в сражении под Ковадонгой герцог Астурии Пелагий, или Пелайо, одержал победу над войском завоевателей, после чего они отступили, и некоторое время спустя граница между исламской и христианской Испанией прошла по нижнему и среднему течению Дуэро, севернее реки Эбро, и по южным склонам Пиренейских гор, так что территория христианской Испании составила около четверти полуострова. Но граница эта была проницаемой с обеих сторон. Конные отряды мусульман совершали рейды в христианские области. Через горные перевалы завоеватели вторгались в Септиманию и южную Галлию, предпринимали попытки овладеть королевством франков, а христианские воины, готы, совершали набеги на владения мусульман. Перемирия лишь на время прерывали нескончаемую пограничную войну.

Территория христианской Испании составила около четверти полуострова. Но граница была проницаемой с обеих сторон

В 750-м г. в халифате произошел переворот – поменялась правящая династия. Власть перешла от Омейадов к Аббасидам, которые перенесли столицу халифата из Дамаска в Багдад. Почти все Омейады пали жертвой переворота. В живых остался Абд ар-Рахман ибн Муавийа, мать которого была из берберов. Он бежал от резни в Магриб, откуда затем перебрался в Испанию. Потомок халифов, Ар-Рахман объединил вокруг себя политические круги, тяготившиеся зависимостью от далекого Багдада, приверженцев свергнутой династии, а также мавританский элемент, ценивший происхождение Абд ар-Рахмана с материнской стороны от берберов, и всех тех мусульман, кто по разным причинам был недоволен сложившимся положением вещей. Сторонники Абд ар-Рахмана оказались сильнее своих противников, верных багдадскому халифу, и в 756-м г. он был провозглашен эмиром Аль-Андалуса, столицей которой стала Кордова, так что это государство с тех пор именовалось также Кордовским эмиратом. Первоначально эмир номинально признавал верховную власть халифа из враждебной династии, но в 765-м г. он запретил упоминать его имя в пятничных проповедях в мечетях.

В государстве, созданном ар-Рахманом, власть эмира была не ограниченной иначе, как Шариатом – исламским законодательством, основанным на Коране и сунне.

Преемником Абд ар-Рахмана стал Хишам. Эмир Хишам правил с 788 по 796 г. В начале его правления астролог предсказал, что звездами ему отмерено 8 лет властвования. Хишам с доверием отнесся к гороскопу и поспешил за этот короткий срок преуспеть в реформировании страны, сделать не менее, чем его отец за 32 года своего правления. Он действительно умер, как предсказал придворный звездочет, через 8 лет правления, в апреле 796 года.

Хишам считал своей главной задачей распространение ислама в подвластной стране. Из-за налогового пресса на христиан и иудеев число мусульман в Аль-Андалусе значительно выросло за счет ренегатов. По повелению Хишама в городах и сельской местности строились новые мечети, в мечети перестраивались и христианские храмы, под разными предлогами отнятые у Церкви. При нем было завершено строительство соборной мечети Кордовы – Мескиты, начатое еще в правление его отца. Она воздвигнута была на месте разрушенной в 711-м г. церкви Святого Викентия Сарагосского, построенной в 600-м г. Мескита входила в дворцовый комплекс эмира. Впоследствии мечеть многократно достраивалась и реконструировались, и уже в XIII веке, когда Кордова была отвоевана христианами, перестроена в христианскую церковь, сохранив, однако, в своем облике, в своем интерьере конструктивные черты мечети. Здание особенно знаменито своими многочисленными внутренними двойными арками, опирающимися на разноцветные колонны из гранита, мрамора, оникса, яшмы, которые были взяты из разрушенных церквей и древнеримских руин. Двойные арки, состоящие из нижней подковообразной конструкции, воспроизводящей вид арок некоторых вестготских церквей, и верхней полукруглой арки, явились изобретением строителей мечети.

С целью побудить христиан к сближению с мусульманским населением страны и в конечном счете к принятию ислама при Хишаме были открыты школы, в которых не только мусульман, но и христиан обучали арабскому языку. Основные военные силы эмирата сосредоточены были на северной границе. В свое время Абд ар-Рахман заключил мирный договор с королем Астурии Маурегато, но после почти одновременной смерти обоих правителей Хишам уже не считал себя связанным обязательствами перед Астурией и каждый год направлял войска на север с целью захвата владений противника, грабежа, добычи рабов и скота, либо хотя бы только для демонстрации силы. Такие походы совершались в летние месяцы и назывались поэтому асеифас (от арабского сайфа – лето). Воины ислама при этом сжигали злачные посевы на землях христиан, обрекая жителей пограничья на голод. Изнурительные пограничные войны, без очевидного успеха на той или иной стороне, продолжались еще несколько столетий, пока христиане не перешли в наступление на Аль-Андалус, названное Реконкистой.

После смерти Хишама власть в эмирате перешла к его сыну аль-Хакаму. В 796-м г. ему исполнилось 25 лет, и он правил эмиратом почти так же долго, как и его дед Ар-Рахман, до своей кончины в 822-м г. Аль-Хакам не отличался набожностью отца: удалил из своего окружения факихов – ученых знатоков Корана и сунны, пристрастился не только к охоте, но и к вину. Ревнители ислама негодовали и возбуждали против него правоверных. Дело дошло до того, что когда аль-Хакам проезжал по улицам Кордовы, фанатики бросали в него камни.

Особенно яростными противниками эмира оказались новообращенные из христиан – мувалладуны, или мулади. Поэтому очагом оппозиции стала прежняя столица вестготского королевства Толедо, где община ренегатов-мулади была самой многочисленной. Чтобы предотвратить мятеж, в 797-м г. эмир пригласил толедскую знать (в основном это были испанцы, принявшие ислам) во дворец, и там по его приказу гостям отрубили головы, а их трупы были брошены в ров. В 814-м г. факихи организовали мятеж против аль-Хакама, дворец эмира в Кордове подвергся осаде, но 2 тысячи телохранителей, преданных эмиру, после напряженного боя, в котором чаши весов уже склонялись на сторону мятежников, одержали верх. 300 зачинщиков мятежа были обезглавлены, а прочих участников выступления эмир пощадил, но, сохранив им жизнь, он изгнал их из Испании. Из страны выехало около 25 тысяч жителей Кордовы, некоторые из них поселились в Магрибе, в Фесе, а другие нашли убежище в Египте.

На рубеже VIII и IX века население Кордовского эмирата представляло собой сложную конфессиональную и этническую конгломерацию. В религиозном отношении оно состояло из христианского большинства, которое со временем сокращалось, господствующего исламского слоя и иудеев, число которых значительно выросло после завоевания Испании. В своем большинстве местные евреи поддержали завоевателей, надеясь, и не без оснований, на улучшение своего правового статуса – их материальное положение и при вестготской власти было вполне благополучным. Вместе с мусульманами на полуостров пришли евреи из Магриба и более дальних регионов халифата, а кроме того, Испания стала страной, привлекательной для евреев-эмигрантов из христианских государств Европы.

Христиане Аль-Андалуса в этническом отношении представляли гомогенную массу мозарабов, в которой окончательно стерлись различия между потомками коренных испано-римлян и малочисленных вестготов. Те и другие говорили на мозарабском языке – романском в своей основе, но насыщенном варваризмами, заимствованными из арабского и частично также берберских языков. Лучше или хуже, они владели также и государственным арабским языком, но, в отличие от христианского севера, где христиане называли себя по преимуществу готами, в Аль-Андалусе они именовались мозарабами.

Христиане Аль-Андалуса пользовались свободой исповедания при условии уплаты джизьи и хараджа – налогов, которыми не облагались правоверные, то есть мусульмане. Им запрещалось носить и употреблять оружие. Ограничения в правах и, главное, налоговое бремя побуждали маловеров, людей нестойких, менять религию, и все же процесс исламизации шел медленно, так что на рубеже VIII и IX веков покоренная Испания оставалась еще по преимуществу христианской страной. В ней сохранились существовавшие в вестготскую эпоху епископские кафедры, но

«Епископы, – по замечанию К. Герберса, – избирались уже в основном верующим народом, поскольку в их поставлении не мог участвовать ни один из христианских королей. Папские попытки реорганизовать этот порядок, о которых известно из посланий папы Адриана I 785–791 гг., не привели к долгосрочному успеху»[7].

В покоренной Испании сохранились и монастыри, и ученое монашество, не угасла и богословская мысль

В покоренной Испании сохранились и монастыри, и ученое монашество, не угасла и богословская мысль. В конце VIII столетия Аль-Андалус оказался эпицентром распространения адопционистского учения. Его появление связано с именем архиепископа Толедского Элипанда, который занял первенствующую в Испании кафедру в 783-м г. в возрасте 76 лет, сменив предшественника Киксилу. Адопционизм проник и на христианский север полуострова: это учение проповедовал лучше Элипанда образованный богослов и более искусный диалектик – епископ каталонского города Урхеля Феликс. Не отрицая тринитарного догмата, адопционисты искажали догмат о Боговоплощении, утверждая, что Иисус из Назарета был усыновлен Богом (отсюда идет и название ереси) при Его Крещении. Ересиологи обнаруживали связь адопционизма с древними монархианскими ересями, с учением Феодота Кожевника, Феодота Менялы, Асклепиодота, возможно, преувеличивая степень отступления адопционистов от Православия. Более очевидные параллели усматриваются между адопционизмом и отвергнутым III Вселенским Собором несторианством. В адопционизме видели также смягченный рецидив господствовавшего в вестготской Испании до конца VI века арианства. Сугубо монотеистический пафос учения Элипанда мог представлять своего рода компромиссный шаг в сторону ислама, радикально отвергающего божество Иисуса Христа. Речь идет не о религиозной конвергенции, но о стремлении исправить исламское предубеждение о христианстве как криптотритеизме.

Обличителем заблуждений примаса Испании архиепископа Элипанда и его последователей выступил аббат Лиебанского монастыря из христианской Астурии Беатус. Север Каталонии находился тогда во владениях Карла Великого, и Беатусу удалось привлечь обеспокоенное внимание короля к распространению адопционизма в его государстве. На Соборе, состоявшемся в Регенсбурге по воле короля Карла в 792-м г., адопционизм, названный отцами Собора «фелицианской» ересью, признан был продолжением несторианства. Вызванный на этот Собор епископ Феликс отрекся от ереси, затем уже в Риме, перед папой Адрианом, он повторил свое отречение, но, вернувшись в Урхель, снова стал проповедовать адопционизм, после чего, страшась за свою участь, бежал в исламские владения – в Аль-Андалус. В 793-м году архиепископ Элипанд созвал в Толедо собор испанских епископов, на котором Феликс был оправдан, по результатам собора Элипанд направил послание Карлу Великому, в котором просил короля франков позволить Феликсу вернуться в Урхель на свою кафедру. Франкфуртский Собор, состоявшийся в 794-м г., подтвердил осуждение адопционизма. Вызванный на Собор, Феликс не прибыл во Франкфурт. В дискуссию с ним вступил тогда самый просвещенный богослов королевства франков – Алкуин, он убедил его приехать на Собор, созванный в Аахене в 799-м г. На этом Соборе Феликс снова отрекся от адопционистских заблуждений, и ему указан был местом пребывания город Лион, где он и прожил до своей смерти в 816-м г.

Элипанд отверг постановления Франкфуртского Собора. В своих посланиях, составленных после него, он клеймил Алкуина как «сына Люцифера» и обвинял его в том, что тот владеет двадцатью тысячами рабов, подразумевая, вероятно, крестьян, живших во владениях монастыря Святого Мартина Турского, аббатом которого был поставлен Алкуин. В 799-м г. папа Лев III созвал в Риме Собор, который вновь осудил адопцианизм и анафематствовал приверженцев этого учения, ошибочно обвинив их в том, что они отрицают божественную природу Христа. Но архиепископ Элипанд, не отрекаясь от своего учения, оставался примасом Испании до самой смерти, а скончался он в 808-м г., в глубокой старости, прожив 89 лет. После его смерти число приверженцев адопционизма стало уменьшаться, и столетие спустя учение это вовсе утратило сторонников.

Христианский север Испании

После катастрофы королевства вестготов во владении христиан осталась лишь узкая полоса земли на севере Испании, где местное население в основном состояло из пользовавшихся своим природным языком басков и кантабров, процесс романизации которых не был завершен, так что ко времени исламского завоевания Испании среди них не угасло еще знание своих языков, а также галлеков и астуров, говоривших на романских диалектах, но сохранивших патриархальный родовой строй жизни, доставшийся им от кельтиберских предков. В приморских поселениях и в предгорьях Пиренеев жили и такие романцы, которые, независимо от происхождения, не отличались от основного населения страны, каким оно было до завоевания, – романизованные потомки готов и свевов, и наконец, туда, на земли, оставшиеся свободными, устремился поток беженцев с юга страны. Подобно тому как христиан Аль-Андалуса назвали мозарабами, интегральным обозначением населения испанского севера стал этноним «готы», хотя никто там уже не говорил на готском языке, который в ту эпоху сохранился лишь в крохотном уголке Тавриды – в княжестве Феодоро.

Ключевым событием, из которого выросла Реконкиста, явилась битва под Ковадонгой

Очаг сопротивления исламской экспансии сложился в Астурии. Ключевым событием, из которого выросла Реконкиста, явилась состоявшаяся в 722-м г. битва под Ковадонгой, в которой христиане, астурийские и кантабрийские отряды, сражались под командованием Пелагия, или Пелайо. Он родился около 690 г. и был сыном вестготского герцога Фавилы и потомком короля вестготов Хиндасвинта. Согласно составленной уже в IX веке «Хронике Альфонсо III», король Витица приказал убить его отца, а сам он бежал из Толедо в Астурию. Оттуда Пелайо отправился в паломничество в Иерусалим и вернулся на родину, когда королем стал Родерих. При нем он служил королевским спафарием (меченосцем), командуя отрядом телохранителей короля. Пелайо участвовал в сражении при Гвадалете, закончившемся поражением христиан, после чего он вместе с другими оставшимися в живых вестготами вернулся в Толедо, а когда в 714-м г. столица королевства была захвачена мусульманами, бежал в Астурию вместе с другими готскими магнатами, несколькими епископами испанских городов и остатками разбитого войска христиан. Но существует и иная версия происхождения Пелайо, согласно которой он не имел готского происхождения, которое ему было усвоено поздними хрониками, с их тенденцией подчеркнуть преемственную связь новой династии с вестготскими королями. Эта версия основана на его имени Пелагий: это греческий антропоним и в переводе значит «морской», при том, что все готские короли носили имена германского происхождения, а имя Пелагий имело распространение среди испано-римлян, особенно в Галисии. Арабские авторы XIV и XV вв. Ибн Хальдун и Аль-Маккари пишут о его астурийском происхождении, представляя его природным вождем диких горцев, но, конечно, нет особого основания доверять и этим, совсем уже поздним и тенденциозным историкам, так что действительное происхождение зачинателя Реконкисты при наличии разных версий остается проблематичным.

В 714-м г. первый отряд завоевателей проник через горные перевалы на север полуострова и занял город Лукус Астурум. Правителем северных земель Испании был назначен бербер Мунуза, резиденция которого располагалась в Леоне. Как и другие магнаты севера, Пелайо встретился с ним в Леоне, тот принял его благосклонно и поручил ему управление Астурией. Но 4 года спустя Пелайо уже возглавил первое восстание христиан севера против завоевателей. Из источников позднейшей эпохи известно, что сестра Пелайо произвела сильное впечатление на Мунузу своей красотой, и тот организовал ее похищение. За этим матримониальным планом мог стоять и политический расчет – стремление породниться с местной астурийской аристократией и таким образом укрепить связь с подвластным регионом. Восставшие христиане были разбиты, Пелайо схвачен и отправлен в столицу Аль-Андалуса Кордову, но сумел оттуда бежать и вернуться в Астурию, где он организовал новое восстание, которое также было подавлено, однако Пелайо вместе со своими верными сторонниками укрылся в горах и оттуда совершал нападения на гарнизоны мавров.

В 719-м г. собранием астурийской знати и беженцев из захваченной врагами Испании, укрывшихся в труднодоступных горных ущельях и исполненных решимости к сопротивлению, Пелайо был избран «принцепсом». Когда брат Витицы, архиепископ Севильи Оппа, лояльный завоевателям, попытался убедить его сложить с себя эту должность и подчиниться завоевателям, Пелагий арестовал его. В 722-м году Мунуза направил войска под командованием Аль-Камы для разгрома отряда Пелайо. Христианские воины укрылись в ущелье Ковадонга. Там и состоялось сражение, в котором победу одержал Пелайо. Если верить скудным христианским источникам позднейшей эпохи – современные событию тексты отсутствуют, – в сражении под Ковадонгой был убит арабский военачальник Аль-Кама, и на поле битвы, согласно тем же источникам, пало 18700 мусульман. В арабских, и тоже более поздних, источниках сообщаются иные и почти противоположные данные о сражении: якобы «мусульмане осадили 300 христиан, и когда, наконец, осталось только 30 христиан, дальнейшая осада утратила смысл»[8], и мусульмане ушли. Тенденциозность этой версии очевидна – она призвана служить оправданием тому обстоятельству, что север Испании так и остался незавоеванным. Губернатор исламских владений севера полуострова Мунуза, узнав о поражении и гибели Аль-Камы, пытался бежать с отрядом телохранителей из астурийского города Хихона, где он тогда находился, в сторону Леона, но христианские воины догнали беглецов и всех их, включая самого Мунузу, перебили. После убийства Мунузы войска Пелайо вступили в Хихон, где к ним присоединилось много местных христиан. Хихон был самым крупным городом Астурии, но Пелайо избрал своей резиденцией укрытый в горах Кангас де Онис. Так север Астурии сохранил независимость.

Уходом мусульман с севера Испании воспользовались также и кантабрийцы, герцогом которых был Педро, союзник Пелайо в его противостоянии завоевателям. Пелайо решил породниться с ним, отдав замуж за его сына, который под началом Пелайо сражался с мусульманами, свою дочь Гермезинду.

Пелайо скончался в 737-м г. в Кангасе-де-Онис. Его останки были погребены в церкви Святой Евлалии в Абамии, рядом с могилой его супруги Гаудиозы. Но в конце XIII века по повелению короля Кастилии Альфонса Мудрого прах Пелайо и его жены был перенесен в ущелье Ковадонга и погребен в специально сооружённой там церкви Санта-Куэва-де-Ковадонга.

Власть в Астурии унаследовал сын Пелайо Фавила, при котором в столичном Кангасе де Онис была построена базилика Святого Креста (Санта-Крус). Правление Фавилы продолжалось всего 2 года: он погиб, охотясь на медведя. Преемником погибшего Фавилы, который не оставил сыновей, стал его зять, сын Педро Кантабрийского Альфонс, прозванный Католиком. Он был избран правителем Астурии на собрании местной знати. Позже, но неизвестно, когда именно, он провозгласил себя королем Астурии, тем самым заявив о преемстве власти от вестготских королей. При своем дворе в Кангасе он стал вводить этикет Толедского королевского дворца. Альфонс Католик расширил пределы Астурии, заселяя заброшенные земли между рекой Дуэро и Кантабрийской горной цепью, страдавшие не только от пограничных стычек, но и от засухи, свирепствовавшей на этом жарком плоскогорье в 740-е гг., астурийцами и беженцами из близлежащих регионов Аль-Андалуса, так что параллельно Реконкисте шел процесс «репобласии» – заселения запустелых земель. В результате серии успешных пограничных войн с Аль-Андалусом Альфонс овладел относительно крупными городами Леоном и Асторгой. Опустошив рейдами вглубь Аль-Андалуса земли на левом берегу Дуэро, он создал там буферную зону, крайне неудобную для проживания мирных обывателей, так что там селиться могли лишь люди, избиравшие войну своим ремеслом. Это была Tierra de Campos, «Земля Полей», большая часть населения которой переселилась на север. Вдоль границы строились крепости – бургосы, для одной из них это название стало топонимом. В состав королевства ко времени кончины Альфонса входили, помимо Астурии и Кантабрии, Галисия, Алава, Ла-Риоха и Буреба.

В 757-м г., после смерти отца, на королевский престол вступил Фруэла, прозванный Жестоким. В самом начале правления, в 760-м г., ему пришлось столкнуться с местным сепаратизмом галисийцев, или галлеков, и басков, требовавших автономии. Чтобы пресечь эти поползновения, Фруэла вначале взял в заложницы дочь одного из предводителей басков Мунию, а позже женился на ней. Фруэла заложил город Овьедо, который позже стал столицей Астурии. В своей внутренней политике он делал опрометчивые шаги, которые поссорили его с местной знатью и с духовенством. Стремясь ввести в церковную жизнь порядок, сложившийся в Римской Церкви, Фруэла издал указ об обязательном целибате, который распространялся и на уже женатых священников: они принуждены были развестись с женами.

В 768-м г. Фруэла Жестокий был убит. Его сын Альфонс был ребенком, и знать Астурии отказалась избрать его королем. Королем стал Аврелио – внук герцога Педро Кантабрийского. При нем были нормализованы взаимоотношения с Аль-Андалусом. Обе стороны были заинтересованы в примирении и упрочении границы, разделяющей два государства. Перемирие подкрепили брачными союзами между невестами из знатных христианских семей и исламскими сановниками Аль-Андалуса.

В 774-м г. на престол астурийских королей вступил Сило, выходец из местной знати, женатый на дочери Альфонса Католика Адозинде. Сило продолжал политику предшественника, направленную на примирение с Кордовским эмиратом. Не один раз в Астурии вспыхивали мятежи, особенно опасным было сепаратистское движение в Галисии, – и королю удалось успешно подавить их. После смерти короля Сило в 783-м г. его вдова Адозинда ушла в монастырь, но, пользуясь влиянием, она сумела возвести на королевский престол своего племянника – сына Фруэлы Альфонса II. Будучи человеком юным и неопытным (он родился около 765 г. в основанном его отцом Овьедо), Альфонс не сумел удержаться на троне, которым овладел брат Адозинды Маурегато – сын короля Альфонса Католика и его наложницы арабского происхождения, принявшей христианскую веру.

В правление Маурегато Астурию, как и христианскую Церковь Кордовского эмирата, сотрясали споры, вызванные появлением адопционистского учения. В защиту православного догмата о Боговоплощении выступил аббат Лиебанского монастыря Беатус, поспособствовавший осуждению адопционизма на Франкфуртском Соборе 794 г., а заодно и выводу Церквей Астурии из юрисдикции Толедской архиепископии. Беатус был плодовитым писателем. Своими творениями он проложил путь к особому почитанию апостола Иакова Заведеева в Испании.

«В своих комментариях на Апокалипсис, которые... указывают на то, что около 800 г... наблюдалось широко распространенное апокалиптическое движение и настроение, он использовал сведения, почерпнутые из позднеантичных греко-византийских апостольских каталогов. Согласно им, каждому из апостолов были даны особые области для миссии, Иакову Старшему выделена была Испания»[9].

Беатусом был составлен молитвенный гимн «O Dei Verbum» (О Слово Божие), в котором также говорится о миссионерском служении апостола Иакова в Испании. Следующий этап в развитии его культа относится уже к началу IX века и к правлению Альфонса II.

Жена Маурегато Креса родила ему сына Эрменегильда, но когда в 788-м г. король Маурегато умер, его преемником на собрании знати избран был брат Аврелио и сын Альфонса Католика Бермудо. Он вернул ко двору Альфонса, поставив его во главе астурийского войска. Тем временем эмир Кордовы Хишам возобновил войну с христианской Астурией, направив войска на север. В сражении у реки Бурбия астурийцы потерпели поражение, но еще до этой катастрофы Бермудо оставил престол и принял монашеский постриг в одном из монастырей Астурии, за что и вошел в хроники с прозвищем Бермуд Монах. При отречении он передал престол Альфонсу.

14 сентября 791 г. на королевский трон вторично взошел сын Фруэлы Жестокого и Мунии Алавской Альфонс II Целомудренный – согласно хроникам, прозвище соответствовало образу жизни короля, которым он отличался от своих предшественников на троне и астурийской знати. Он уже носил королевский титул ранее, в 783-м г. Свергнутый в результате переворота, он бежал тогда на родину своей матери, в Алаву. Возвратив себе престол, Альфонс правил более полувека, до кончины в 842-м г. Столицу королевства он перенес из Правии в свой родной город Овьедо, укрепив его стены и построив в нем королевский дворец и церковь Святого Фирса (Сан-Тирсо).

С самого начала правления Альфонса II в летнее время Астурия подвергалась регулярным вторжениям войск эмира Хишама, а потом его преемника Аль-Хакама, по приказу которого в приграничных равнинных местах Галисии сжигались посевы, совершались грабежи, убивали и брали в плен христиан, которые продавались затем на невольничьих рынках. Это были пресловутые летние походы – асеифас. В 793-м г. Альфонс нанес мусульманам катастрофическое поражение в битве под Лудосом, но два года спустя, в 795-м г., армия эмирата, в основном это была конница, захватила столицу Астурии Овьедо, однако на обратном пути чрез Галисию в неудобной для действий кавалерии болотистой местности около города Луго, где Альфонс построил новый королевский дворец, мусульмане были атакованы астурийцами и разбиты.

Превосходство сил в этом нескончаемом противостоянии христианского севера Испании и Аль-Андалуса было все же на стороне мусульман. Поэтому Альфонс в 794-м г. направил посольство к королю франков Карлу Великому и его сыну, королю Аквитании Людовику Благочестивому, на чьи владения мусульмане также совершали грабительские набеги, чтобы договориться о совместных действиях против эмирата. Отряды франков с этих пор многократно вторгались в северо-восточный регион Аль-Андалуса. Результатом таких походов стало присоединение к королевству франков этой территории, получившей название Испанской марки, с центром в Барселоне. Со своей стороны, и Альфонс II, сознавая за спиной у себя поддержку могущественного союзника, совершал рейды в Аль-Андалус. В 798-м году астурийцы захватывали Лиссабон, в 805-м году Альфонс нанес поражение мусульманам в битве на берегу реки Писуэрги.

Закрепив границу с эмиратом по течению реки Дуэро, Альфонс заключил перемирие, которое продлилось 15 лет. Воспользовавшись им, король восстанавливал города, чинил и укреплял старые и сооружал новые крепости (castella) и замки (бургосы), особенно в верховьях реки Эбро, отчего этот регион получил название Кастилии. Он стремился к утверждению преемства Астурии со старым вестготским государством, восстанавливал действие вестготских законов в подвластной стране. Как и в правление его отца Фруэлы Жестокого, несколько знатных астурийских девиц с ведома короля вышли замуж за высокопоставленных мусульман из Аль-Андалуса, из-за чего возникла легенда о выплате дани иноверцам 100 готскими девами. Фрондирующая знать составляла заговоры против короля. В 801-м г. заговорщики принудили Альфонса оставить престол и поступить в монастырь, но благодаря интригам его сторонников между победившими заговорщиками вспыхнули раздоры, позволившие Альфонсу уже в следующем году вернуть себе трон.

В правление Альфонса Целомудренного около 814 г. в Галисии была обнаружена, или, лучше сказать, заново обретена рака с мощами, которые местные христиане усвоили апостолу из Двенадцати – Иакову Заведееву. Согласно агиографической версии, мощи святого прибыли к берегу Галисии чудесным образом – на корабле из Иерусалима, после того, как была усечена глава апостола. Король совершил паломничество к этим мощам и велел построить храм, посвященный Святому Иакову, чтобы в нем почивали его мощи. С тех пор эта церковь многократно перестраивалась, став центром притяжения для христианских паломников Запада. Вокруг храма вырос город Святого апостола Иакова – Сант-Яго-де-Компостела.

Король Альфонс II был женат на Берте, состоявшей в родстве с Карлом Великим, но детей от нее у него не было – согласно астурийским и кастильским хроникам, он уклонялся от супружеского общения. Альфонс Целомудренный преставился в старости, 20 марта 842 г., и был погребен в церкви Святого Фирса в Овьедо.

В VIII веке верховная власть в Астурии принадлежала королю – как командующему вооруженными силами, носителю высших судебных полномочий, главе администрации, которому подчинялись графы, управлявшие отдельными провинциями, фискальная служба и казна. Король также созывал церковные Соборы, но решения на них принимались коллегиально, и в соответствии с канонами: последнее слово на таких Соборах было за епископами.

Протоиерей Владислав Цыпин

Книги протоиерея Владислава Цыпина в интернет-магазине "Сретение"

17 марта 2020 г.

[1] Мозарабская хроника, www.vostlit.info (rus4) frametext

[2] Хроника Альфонса III, www.vostlit.info (rus4) frametext

[3] Хроника Альфонса III, цит. изд. Из «Мозарабской хроники».

[4] Мозарабская хроника, цит. изд.

[5] Л. Мюссе. Варварские нашествия на Европу: германский натиск. СПБ, 2008. С. 236.

[6] Klaus Herbers. Geschichte Spaniens im Mittelalter. Vom Westgotenreich bis zum Ende des 15. Jahrhunderts. Stuugart, 2006. S. 79–80.

[7] Klaus Herbers, cit. op., S. 92.

[8] Klaus Herbers, cit. op., S. 103.

[9] Klaus Herbers, cit. op., S. 107.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Вера в Иисуса Христа превыше веры в идеалы республики!» «Вера в Иисуса Христа превыше веры в идеалы республики!»
Михаил Матюгин
«Вера в Иисуса Христа превыше веры в идеалы республики!» «Вера в Иисуса Христа превыше веры в идеалы республики!»
Забытый ответ Испании Наполеону. Часть первая
Михаил Матюгин
Вторжение в Испанию и 4 года «Пиренейской войны» так ничему и не научили французского властителя, который снова повторил все свои ошибки в 1812-м году.
Мальтийские встречи: Православие на острове апостола Павла Мальтийские встречи: Православие на острове апостола Павла
Священник Иоанн Ифтимя
Мальтийские встречи: Православие на острове апостола Павла Мальтийские встречи:
Православие на острове апостола Павла
Священник Иоанн Ифтимя
Через Своих служителей – таких, как отец Иоанн – Господь взращивает семена православной веры даже там, где, казалось, для них совершенно нет благодатной почвы.
Увековечить память русских моряков на испанской Менорке Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Священник Андрей Кордочкин
Увековечить память русских моряков на испанской Менорке Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Священник Андрей Кордочкин
«Когда я совершал панихиду на этом месте, сознавая, что больше 200 лет здесь не молился православный священник, – это было особенное чувство»
Комментарии
григорий18 марта 2020, 09:58
Отче, спасибо огромное Вам за Ваши такие интересные статьи по древней и церковной истории!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×