Библия, изложенная для семейного чтения
Времена Судей. Пленение и освобождение. Часть 1

"Св.
Св. Гедеон, судия Израильский
Израильтяне одержали победы над многими народами земли Ханаанской, но еще не все из них были покорены и не все побежденные были окончательно истреблены и лишены возможности войти снова в силу и восторжествовать над своими победителями.

Не напрасно опасался этого Иисус Навин и в предсмертных увещаниях своих старался поддержать в народе уверенность, что следует продолжать беспощадное истребление народов, осужденных на гибель, и с которыми строго было запрещено Господом входить в какое-либо общение или союз. Не напрасно предупреждал он Божий народ против идолопоклонников, которые могли заразить его порочным примером нечестивых обрядов и соблазнительных празднований.

По смерти Иисуса Навина не избрали преемника его власти. Бог был единственным Властителем над избранным народом. Он Сам предписал ему законы через Моисея, посредника Своего. За исполнением этих законов наблюдали старшие в роде и областные старейшины. Для народа верного и разумного какое иное управление могло быть почетнее и отраднее?

И вот, когда не стало Иисуса, то «вопрошали сыны Израилевы Господа, говоря: кто из нас прежде пойдет на Хананеев — воевать с ними? И сказал Господь: Иуда пойдет; вот, Я предаю землю в руки его. Иуда же сказал Симеону, брату своему: войди со мной в жребий мой, и будем воевать с Хананеями; и я войду с тобою в твой жребий. И пошел с ним Симеон. И пошел Иуда, и предал Господь Хананеев и Ферезеев в руки их, и побили они из них в Везеке десять тысяч человек»

В Везеке захватили они царя Адони-Везека и отсекли большие пальцы на руках его и на ногах его. «Как делал я, так и мне воздал Бог», — сказал при этом Адони-Везек, сам обрекший до того семьдесят царей на подобную же пытку. Затем приведен он был в Иерусалим и умер там. Иерусалим был взят сынами Иудиными, жители его поражены мечом и город сожжен.

«Потом пошли сыны Иудины воевать с Хананеями, которые жили на горах и на полуденной земле и на низменных местах. Иуда взял также Газу, Аскалон и Екрон с пределами их (и Азот с окрестностями его). Господь был с Иудою, и он овладел горою».

(Суд. 1, 1—4, 7, 9, 18—19).

В то же время город Вефиль был взят сынами Иосифа, во власть которых он был предан изменой одного жителя, показавшего им вход в город, при обещании оказать ему милость, — что и было исполнено ими.

Однако же не доставало у евреев вообще решимости и настойчивости в деле истребления враждебных племен ханаанских. В особенности же израильтяне из колен Манассии, Ефрема, Завулона, Дана, Ассира и Неффалима слабо относились к делу окончательного завоевания назначенных им городов, довольствовались наложением дани на жителей их и допускали их остаться среди них.

Тогда явился Ангел Господень к дому Израилеву, напомнил им о благодеяниях Божиих, об обязательстве их истреблять хананеев, а не вступать в общение с ними, не поклоняться богам их. «Но вы не послушали гласа моего, — сказал Ангел. — И потому говорю я: не стану уже переселять людей сих, которых я хотел изгнать, не изгоню их от вас, и будут они вам петлею, и боги их будут для вас сетью».

«Когда Ангел Господень сказал слова сии всем сынам Израилевым, то народ поднял громкий вопль и заплакал».

Между тем сближение израильтян с нечестивыми хананеями становилось с каждым днем опаснее, и когда умерли один за другим старейшины, свято управлявшие народом еще при жизни Иисуса Навина, то «восстал после них другой род, который не знал Господа и дел Его, какие Он делал Израилю, — тогда сыны Израилевы стали делать злое пред очами Господа, оставили Господа Бога отцов своих и обратились к другим богам, богам народов, окружавших их, и стали служить Ваалу и Астартам, и раздражили Господа».

«И воспылал гнев Господень на Израиля, и предал их в руки грабителей, и грабили их; и предал их в руки врагов, окружавших их, и не могли уже устоять пред врагами своими».

Но вместе с тем, «жалел их Господь, слыша стон их от угнетавших и притеснявших их» и воздвигал людей, спасающих их от врагов, производящих суд над народом и исправляющих его. «Но как скоро умирал судья, они опять делали хуже отцов своих, уклоняясь к другим богам, служа им и поклоняясь им. Не отставали от дел своих и не отступали от стропотного пути своего. И воспылал гнев Господень на Израиля, и сказал Он: Я не стану уже изгонять от них ни одного из тех народов, которых оставил Иисус сын Навин, на земле, когда умирал».

И оставил Господь те народы, «чтобы искушать ими Израильтян, всех, которые не знали о всех войнах Ханаанских, — для того только, чтобы знали и учились войне последующие роды сынов Израилевых, которые прежде не знали ее».

«И жили сыны Израилевы среди Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, Евеев, (Гергесеев) и Иевусеев, и брали дочерей их себе в жены, и своих дочерей отдавали за сыновей их, и служили богам их. И сделали сыны Израилевы злое пред очами Господа, и забыли Господа Бога своего, и служили Ваалам и Астартам. И воспылал гнев Господень на Израиля, и предал их в руки Хусарсафема, царя Месопотамского, и служили сыны Израилевы Хусарсафему восемь лет».

(Суд. 2, 2—4, 10—14, 16, 18—21; 3, 1—2, 5—8)

Когда же «возопили сыны Израилевы к Господу», то Он поставил над ними вождем и судиею «Гофониила, сына Кеназа, младшего брата Халевова». Гофониил был уже известен победой над жителями города Давира, в награду за которую получил руку Ахсы, дочери Халева (см. Суд. 1, 13).

И теперь Гофониил, на котором «был Дух Господень» выступил против царя Месопотамского, победил его и доставил сорок лет спокойной жизни своему народу.

Между тем «сыны Израилевы опять стали делать злое пред очами Господа и укрепил Господь Еглона, царя Моавитскаго, против Израильтян».

Войдя в союз с аммонитянами и амаликитянами, Еглон «поразил Израиля и овладели они городом Пальм», и властвовал над побежденными восемнадцать лет. В конце этого времени, уже по смерти Гофониила, восстал на защиту и на освобождение их Аод «который был левша. И послали сыны Израилевы с ним дары Еглону», для умилостивления его.

Аод, вооруженный мечом с двумя остриями, «препоясал его под плащом своим к правому бедру» и явился к Еглону с дарами от израильтян.

Поднеся дары и удалив людей, принесших их, Аод возвратился в покои царские и сказал царю: «У меня есть до тебя, царь, слово Божие». Еглон встал со стула перед ним, и тогда Аод левой рукой «взял меч с правого бедра своего и вонзил его в чрево» Еглона. Сам же вышел в преддверие и ушел, замкнув за собой двери. А пока рабы Еглона, по довольно долгом ожидании, видя, что царь не выходит, сами отперли двери, и, найдя господина своего мертвым, недоумевали, «Аод ушел и спасся в Сеираф».

«Придя же в землю Израилеву, Аод вострубил трубою на горе Ефремовой, и сошли с ним сыны Израилевы с горы, и он шел впереди их. И сказал им: идите за мною, ибо предал Господь Бог врагов ваших Моавитян в руки ваши. И пошли за ним, и перехватили переправу через Иордан к Моаву, и не давали никому переходить. И побили в то время Моавитян около десяти тысяч человек, всё здоровых и сильных, и никто не убежал.

Так смирились в тот день Моавитяне пред Израилем, и покоилась земля восемьдесят лет. И был Аод судьею их до самой смерти. После него был Самегар, который шестьсот человек Филистимлян побил воловьим рожном; и он также спас Израиля».

(Суд. 3, 9—10, 12, 15, 16, 20—21 26—31)

По смерти Аода израильтяне снова начали впадать в идолопоклонство, «и предал их Господь в руки Иавина, царя Ханаанского, который жестоко угнетал их двадцать лет».

«В то время была судьею Израиля Девора пророчица, жена Лапидофова; она жила под Пальмою Девориною, между Рамою и Вефилем, на горе Ефремовой; и приходили к ней туда сыны Израилевы на суд».

Тронутая бедствиями народа своего и вдохновившаяся усердием помочь ему избавиться от чужеземного позорного ига, она «призвала Варака из Кедеса Неффалимова, и сказала ему: повелевает тебе Господь Бог Израилев: пойди, взойди на гору Фавор и возьми с собою десять тысяч человек из сынов Неффалимовых и сынов Завулоновых; а Я приведу к тебе, к потоку Киссону, Сисару, военачальника Иавинова, и колесницы его и многолюдное войско его, и предам его в руки твои».

— Я пойду, «только если ты пойдешь со мною» вместе, — отвечал ей Варак.

— Я пойду с тобою, — согласилась Девора, — но ты «только знай, что не тебе уже будет слава на пути, в который ты идешь; но в руки женщины предаст Господь Сисару».

Варак выступил с десятью тысячами войска, «и Девора пошла с ним».

Услышав о движении израильтян, Сисара, военачальник царя Ханаанскаго, собрал свое войско и с девятьюстами железных колесниц выступил против них к потоку Киссону.

По слову же Деворы «сошел Варак с горы Фавора, и за ним десять тысяч человек».

«Тогда Господь привел в замешательство Сисару и все колесницы его и все ополчение его от меча Варакова, и сошел Сисара с колесницы своей и побежал пеший».

Варак же преследовал ополчение Сисары, и все оно пало от меча его.

Между тем Сисара укрылся «в шатер Иаили, жены Хевера Кенеянина». Она оказала радушный прием, утолила жажду молоком[1] и «покрыла его ковром», когда он расположился отдохнуть у нее. Но узнала в нем израильтянка врага и воспользовалась случаем избавить свой народ от него. Когда Сисара заснул, она взяла молот «и вонзила кол в висок его».

В это время явился Варак, преследовавший Сисару. «Иаиль вышла навстречу ему и сказала ему: войди, я покажу тебе человека, которого ты ищешь. Он вошел к ней, и вот, Сисара лежит мертвый, и кол в виске его».

(Суд. 4, 2—10, 14—15, 21—22).

Таким образом исполнилось пророчество Деворы: враг был поражен рукой женщины, и со смертью его израильтяне освободились от тягостной власти царя Иавина. Возликовали победители, радостную песнь сложила Девора Господу, и воспела ее с Вараком перед всем народом:

«Слушайте, цари, внимайте, вельможи: я Господу, я пою, бряцаю Господу Богу Израилеву.

Во дни Самегара, во дни Иаили, были пусты дороги, и ходившие прежде путями прямыми ходили тогда окольными дорогами.

Не стало обитателей в селениях у Израиля, не стало, доколе не восстала я, Девора, доколе не восстала я, мать в Израиле.

Сердце мое к вам, начальники Израилевы, к ревнителям в народе; прославьте Господа!

Среди голосов собирающих стада при колодезях, там да воспоют хвалу Господу, хвалу вождям Израиля!

Воспряни, воспряни, Девора! воспряни, воспряни! воспой песнь! Восстань, Варак! и веди пленников твоих, сын Авиноамов!

Да будет благословенна между женами Иаиль, жена Хевера, Канеянина, между женами в шатрах да будет благословенна!

И рассказала в своей песне все: и о небрежении тех колен Израилевых, которые не приняли участия в битве, и о мужестве сынов Неффалимовых и Завулоновых, и о поражении врага, и о торжестве победителей, и о подвиге Иаили... Вместе с тем Девора представляет и раздумье матери Сисары в ожидании своего сына. «Что долго не идет конница его, что медлят колеса колесниц его?» — спрашивает мать в недоумении. «Верно, они делят добычу военную, разноцветные одежды, снятые с плеч пленников; избирается для него красивейшая девица», — отвечают ей умные из ее женщин.

Девора заканчивает хвалебную песнь свою такими словами: «Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей!»

«И покоилась земля сорок лет».

(Суд. 5, 3, 6—7, 9, 11—12, 24, 28, 31)

Время шло, и «сыны Израилевы стали опять делать злое пред очами Господа, и предал их Господь в руки Мадианитян на семь лет. Тяжела была рука Мадианитян над Израилем, и сыны Израилевы сделали себе от Мадианитян ущелья в горах и пещеры и укрепления. И весьма обнищал Израиль от Мадианитян, и возопили сыны Израилевы к Господу».

Тогда Господь послал им пророка, и он сказал им, что по своей вине страдают они за то, что забыли благодеяния Бога своего и чтут богов аморрейских и не слушают гласа Божия.

«И пришел Ангел Господень и сел в Офре под дубом, принадлежащим Иоасу, потомку Авиезереву; сын его, Гедеон, выколачивал тогда пшеницу в точиле, чтобы скрыться от Мадианитян».

И сказал Гедеону Ангел Господень: «Господь с тобою, муж сильный!»

«Если Господь с нами, то отчего постигло нас все это бедствие? — спросил Гедеон явившегося ему, — и где все чудеса Его, о которых рассказывали нам отцы наши? Ныне оставил нас Господь и предал нас в руки Мадианитян».

«Господь, воззрев на него, сказал: иди с этою силою твоею и спаси Израиля от руки Мадианитян; Я посылаю тебя».

«Господи! как спасу я Израиля? — возразил Гедеон. — Вот, и племя мое в колене Манассиином самое бедное, и я в доме отца моего самый младший».

«И сказал ему Господь: Я буду с тобою, и ты поразишь Мадианитян, как одного человека».

«Если я обрел благодать пред очами Твоими, то сделай мне знамение, что Ты говоришь со мною, — попросил Гедеон, — не уходи отсюда, доколе я не приду к Тебе и не принесу дара моего».

«Он сказал: Я останусь до возвращения твоего».

«Гедеон пошел и приготовил козленка и опресноков, и принес к Нему под дуб и предложил. Ангел Господень простер конец жезла, который был в руке его, прикоснулся к мясу и опреснокам; и вышел огонь из камня и поел мясо и опресноки; и Ангел Господень скрылся от глаз его.

И увидел Гедеон, что это Ангел Господень, и сказал Гедеон: увы мне, Владыка, Господи! потому что я видел Ангела Господня лицем к лицу. Господь сказал ему: мир тебе, не бойся, не умрешь. И устроил там Гедеон жертвенник Господу и назвал его: Иегова Шалом (Господь — мир)».

В ту же ночь Гедеон, по слову Божиему, разрушил жертвенник Ваала, бывший у отца его, и соорудил новый, на котором совершил жертвоприношение Богу Израилеву.

«Кто это сделал?» — негодовали вставшие поутру жители города и узнав, что это сделал Гедеон, приступили к отцу его, Иоасу, и требовали смерти сына его. Но Иоас ответил им: «Вам ли вступаться за Ваала, вам ли защищать его? Если он Бог, то пусть сам вступится за себя, пусть сам судится с ним за то, что он разрушил жертвенник его».

«Между тем все Мадианитяне и Амаликитяне и жители востока собрались вместе, перешли реку и стали станом на долине Изреельской. И Дух Господень объял Гедеона; он вострубил трубою» и созвал племена Израилевы идти за ним. Колена Манассиино, Асирово, Неффалимово, Завулоново собрались к нему.

В подкрепление веры своей, Гедеон просил Бога дать ему еще знамение. «И сказал Гедеон Богу: если Ты спасешь Израиля рукою моею, как говорил Ты, то вот, я расстелю здесь на гумне стриженую шерсть: если роса будет только на шерсти, а на всей земле сухо, то буду я знать, что спасешь рукою моею Израиля».

Так и было на следующий день: «целую чашу воды» выжал он из шерсти, покрывшейся росою.

— Не прогневайся на меня, Господи, если и еще попрошу знамения Твоего, — смиренно воззвал к Богу мудрый человек, не имевший самомнения, — «пусть будет сухо на одной только шерсти, а на всей земле пусть будет роса».

«Бог так и сделал в ту ночь: только на шерсти было сухо, а на всей земле была роса».

(Суд. 6, 1—2, 6, 11—18, 21—25, 29, 31—34, 37, 39—40)

Тогда ободренный Гедеон во главе многочисленного войска «расположились станом у источника Харода», против стана неприятельского у холма Море.

«И сказал Господь Гедеону: народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: моя рука спасла меня; итак провозгласи вслух народа и скажи: кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет назад с горы Галаада. И возвратилось народа двадцать две тысячи, а десять тысяч осталось. И сказал Господь Гедеону: все еще много народа; веди их к воде, там Я выберу их тебе».

Гедеон повел к воде своих истомленных жаждой воинов и, наблюдая за ними, заметил, что иные из них, утолив жажду зачерпнутой в руку водой, не теряя времени, удалялись, тогда как другие «наклонялись на колена свои пить воду». По слову Божию Гедеон призвал сопровождать себя первых из них, и таковых оказалось триста человек. «И сказал Господь: тремястами лакавших Я спасу вас и предам Мадианитян в руки ваши, а весь народ пусть идет, каждый в свое место».

В ту же ночь, по повелению Господа, Гедеон и Фура, слуга его, отправились в стан неприятельский, чтобы прислушаться к тому, что говорят там. Как саранчой была покрыта долина многочисленными врагами, и «верблюдам их не было числа, как песку на берегу моря».

«Гедеон пришел. И вот, один рассказывает другому сон и говорит: снилось мне, будто круглый ячменный хлеб катился по стану Мадиамскому и, прикатившись к шатру, ударил в него так, что он упал, опрокинул его, и шатер распался. Другой сказал в ответ ему: это не иное что, как меч Гедеона, сына Иасова, Израильтянина; предал Бог в руки его Мадианитян и весь стан. Гедеон, услышав рассказ сна и толкование его, поклонился Господу и возвратился в стан Израильский и сказал: вставайте! предал Господь в руки ваши стан Мадиамский. И разделил триста человек на три отряда и дал в руки всем им трубы и пустые кувшины и в кувшины светильники. И сказал им: смотрите на меня и делайте то же; вот, я подойду к стану, и что буду делать, то и вы делайте; когда я и находящиеся со мною затрубим трубою, трубите и вы трубами вашими вокруг всего стана и кричите: меч Господа и Гедеона!

И подошел Гедеон и сто человек с ним к стану, в начале средней стражи, и разбудили стражей, и затрубили трубами и разбили кувшины, которые были в руках их. И затрубили все три отряда трубами, и разбили кувшины, и держали в левой руке своей светильники, а в правой руке трубы, и трубили, и кричали: меч Господа и Гедеона!»

Внезапно разбуженные воины неприятельского стана, считая себя со всех сторон окруженными, пришли в страх и смятение, и «обратил Господь между ними меч одного на другого», и поспешно бежало все ополчение.

Тогда погнались за мадианитянами созванные из колена Неффалимова, Асирова и всего колена Манассиина. Послал Гедеон созвать и ефремлян, «и перехватили они переправы через воду до Бефвары и Иордан, и поймали двух князей Мадиамских: Орива и Зива», и убили их, а головы их принесли к Гедеону за Иордан. «И сказали ему Ефремляне: зачем ты это сделал, что не позвал нас, когда шел воевать с Мадианитянами? И сильно ссорились с ним».

Но Гедеон успокоил их, сказав им: «В ваши руки предал Бог князей Мадиамских Орива и Зива, и что мог сделать я такое, как вы?»

Затем, преследуя бежавших царей Мадиамских Зевея и Салмана, Гедеон просил по дороге (в Сокхофе и Пенуэле) дать хлеба идущему за ним утомленному народу. «Разве Зевей и Салман уже в твоих руках, чтобы нам войску твоему давать хлеб?» — возразили ему жители тех городов. За этот отказ и издевательство, Гедеон, удаляясь от них, пригрозил им карой. Настигнув Зевея и Салмана с их пятнадцатью тысячами оставшихся от ополчения, «пало же сто двадцать тысяч», обнаживших меч против Израиля, Гедеон поразил стан врагов, «когда стан стоял беспечно» в шатрах к востоку от Новы и Иогбеги. Возвращаясь с битвы и проходя через Сокхоф и Пенуэлу, он «взял старейшин города (Сокхофа) и терновник пустынный и зубчатые молотильные доски и наказал ими жителей, и башню Пенуэльскую разрушил, и перебил жителей города».

Зевея же и Салмана убил, и «взял пряжки, бывшие на шеях верблюдов их».

Тогда сказали Израильтяне Гедеону: «Владей нами ты и сын твой и сын сына твоего, ибо ты спас нас из руки Мадианитян». Но Гедеон отвечал им: «Ни я не буду владеть вами, ни мой сын не будет владеть вами; Господь да владеет вами».

«Так смирились Мадианитяне пред сынами Израиля и не стали уже поднимать головы своей, и покоилась земля сорок лет во дни Гедеона».

«И умер Гедеон в глубокой старости, и погребен во гробе отца своего Иоаса, в Офре Авиезеровой».

(Суд. 7, 1—4, 6, 7, 12—20, 22—25; 8, 1, 3, 6, 11, 16, 17, 21—23, 28, 32).


[1] «Молока подала она, в чаше вельможеской принесла молока лучшего» (Суд. 5, 25).

23 января 2007 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×