Русская Православная Церковь ХХ век
28 мая

"Митрополит
Митрополит Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии Никон (Софийский)
1908 год – Скончался митрополит Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии Никон (Софийский). Преосвященный Никон был убит выстрелом из пистолета на лестнице Грузино-Имеретинской Синодальной конторы.

1922 год – Митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) предал анафеме лидеров обновленчества.

С амвонов петроградских церквей было зачитано послание митрополита Вениамина, в котором он анафематствовал взбунтовавшихся священников Александра Введенского и Евгения Белкова, а также всех присоединившихся к ним. «По учению Церкви, — говорилось в послании, — епархия, почему-либо лишенная возможности получать распоряжения от своего Патриарха, управляется своим епископом, пребывающим в духовном единении с Патриархом... Епископом Петроградским является митрополит Петроградский, послушаясь ему, в единении с ним и вы будете в Церкви». В ответ обновленческое ВЦУ уволило митрополита Вениамина с его поста, обвинив в желании «продолжать и впредь вовлечение Церкви в политическую контрреволюционную борьбу».

1924 год – Владимир Красницкий подал в ГПУ рапорт об организации высшего церковного управления, приложив заявление Святейшего Патриарха Тихона в НКВД, содержащее соответствующую просьбу.

Заявление о регистрации Синода и Высшего Церковного Совета было принято Центральным административным управлением НКВД. Высшему Церковному Совету разрешалось осуществление деятельности до регистрации. Это заявление было подписано патриархом после 21 мая, когда был утвержден проект состава Синода и ВЦС, но до 24 мая, когда патриарх аннулировал этот проект с участием Красницкого.

1945 год – Первым из предстоятелей Русской Церкви Святейший Патриарх Алексий отправился в паломничество на Святую Землю.

Значение этого события было велико, в первую очередь — с точки зрения возрождения духовного влияния Русской Церкви на православную паству Ближнего Востока.

В течение 1945 г. стало ясно, что в Европе союз Православных Церквей состоялся. В развитие плана председатель Совета предложил И. В. Сталину “усилить влияние на Восточные Патриархаты, которые хотя и малочисленны, но считаются авторитетными в православном мире, с целью использования их в будущем на своей стороне при решении ряда важных церковных вопросов”. Сталин согласился.

"Митрополит
Митрополит Ленинградский Григорий (Чуков)
В течение следующего, 1946 г. митрополит Ленинградский Григорий (Чуков) побывал в Сирии, Ливане и Египте. И везде он получил заверения от предстоятелей Церквей, что “возглавляемые ими патриархаты и церкви всегда будут поддерживать Московскую Патриархию в международных церковных вопросах”.

Открытым оставался лишь вопрос о взаимоотношениях с Элладской Православной Церковью и Константинопольским патриархом. От связей с греками Патриархия отказалась под давлением правительства, которое не устраивала ориентация церковных греческих кругов на англичан.

Что касается Константинопольского патриарха Максима, то на сей счет Г. Г. Карпов оставил в отчетных документах правительству следующую запись: “Для урегулирования отношений Московская Патриархия решила послать в Турцию митрополита Крутицкого Николая с подарком патриарху Максиму (50 тыс. американских долларов)”. По мнению власти, эта сумма должна была надолго лишить Вселенского патриарха возможности противостоять последующим дерзким планам Москвы.

1945 год – Опубликовано письмо ко всему духовенству Греко-католической Церкви с призывом объединиться с Русской Православной Церковью.

Письмо подписали: председатель инициативной группы о. Гавриил Костельник, о. Михаил Мельник и о. Антоний Пельвецкий. Это был следующий шаг после статьи Ярослава Галана на пути “воссоединения” униатов. Вслед за тем о. Гавриил Костельник приступил к изданию брошюры “Апостол Петр и Римские папы, или Догматические основы папства”, где подверг критике позиции новейших римских теологов.

Несомненно, о. Гавриил Костельник принадлежал к энтузиастам воссоединения с Православной Церковью, но, невольно оказавшись в тисках государства, он встал на путь вынужденного компромисса, на котором от него уже ничего не зависело.

По государственному плану, добровольное воссоединение должен был закрепить Собор. Выборы делегатов на него происходили без всяких правил. В районах, где проживали верующие, не желавшие воссоединения, делегатов не избирали вовсе, их назначали настоятели храмов. В районах, где сами священники были стойкими униатами, делегатов назначали местные “инициативные группы”.

Самому Собору предшествовал “Иордан”, который о. Гавриил Костельник предложил совершить православному епископу Львовскому и Тернопольскому Макарию (Оксиюку), б. архимандриту Свято-Успенской Почаевской Лавры,  совместно с греко-католиками, насколько это позволяли каноны.

 “Иордан” состоялся во Львове. Два раза освящали воду: один раз — греко-католическое духовенство, другой раз — православное. Во время церковного чина все священники стояли вместе. Стояли вместе и иконы, и церковные хоругви.

Но и перед о. Гавриилом Костельником, и перед властью стояла еще одна проблема, которая требовала решения в кратчайший срок: объединительный Собор не мог состояться без участия в нем епископов, а они были арестованы еще в апреле 1945 г. Выход нашли быстро. Патриарх Алексий назначил на февраль 1946 г. хиротонию во епископов членов инициативной группы — о. Антония Пельвецкого (на Станиславскую епархию) и о. Михаила Мельника (на бывшую Перемышльскую, ныне Самборско-Дрогобычскую). Львовским епископом остался Макарий (Оксиюк).

"Митрополит
Митрополит Пимен (будущий патриарх) в московском Новодевичьем монастыре. 20 января 1971 г.
1971 год – В преддверии Поместного Собора Русской Православной Церкви прошло совещание епископов.

На нем прозвучала косвенная оценка решений Архиерейского Собора 1961 г. На самом Поместном Соборе никто из архиереев как русских, так и зарубежных епархий не поставил вопроса об отмене этих решений.

Митрополит Пимен (Извеков) отметил одиночные высказывания о возврате к прежнему положению в приходах, подчеркнув, что принятие подобных решений противоречит государственному законодательству и не послужит на пользу Церкви.

Митрополит Никодим (Ротов) напомнил присутствующим об усилиях Святейшего Патриарха Сергия по нормализации государственно-церковных отношений. Напоминание было весьма красноречивым и не оставляло надежды на какие-либо позитивные решения со стороны власти.

Свое открытое несогласие с будущей позицией Собора по одобрению решений 1961 г. высказал архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеин). Не одобрил он и выносимую на Поместный Собор процедуру избрания патриарха. Владыка не был против единственной кандидатуры митрополита Пимена, он был не согласен с открытым голосованием как способом избрания. И так думал не он один.

"Москва.
Москва. Храм во имя святителя Николая в Кузнецах
За несколько месяцев до открытия Собора на имя митрополита Никодима поступило конфиденциальное письмо от настоятеля храма святителя Николая в Кузнецах о. Всеволода Шпиллера, одного из духовных лидеров московской интеллигенции. В  своем письме о Всеволод анализировал процедуру избрания патриарха исходя из опыта Поместного Собора 1917–1918 гг. и Автокефальных Поместных Церквей:

«Избирается патриарх повсюду только тайным голосованием. Обычно оно трехстепенно. Сначала тайным голосованием избираются на уровне епархиальном под председательством епархиального архиерея выборщики патриарха, т. е.  будущие члены Собора, клирики и миряне. Затем тайным же голосованием Синод в расширенном составе из числа всех епископов Церкви избирает трех кандидатов в патриархи. Эти три и предлагаются Собору для избрания одного из них патриархом. При этом порядке голосуют все члены Собора одновременно на равных правах: архиереи, клирики и миряне. И это единственный случай, когда голосуют все, когда в тайном голосовании участвуют все члены Собора. Такова современная практика избрания патриархов во всех церквах, хорошо иллюстрируемая, например, Уставом Болгарской Православной Церкви 1951 г.».

О. Всеволод знал, что подобная процедура едва ли возможна при существующих условиях, но пытался говорить о тайном голосовании, считая, что «если Собор изберет патриарха иным способом, т. е.  открытым голосованием, то, несомненно, будущему церковному руководству придется вступить в полемику совсем нелегкую с оспаривающими “каноничность” этого способа. А кроме того — что, может быть, еще важнее — надо иметь в виду, что верующие у нас и за границей примут этот порядок как насильственно навязанный извне, т. е.  властями, — “в их интересах”».

"Протоиерей
Протоиерей Всеволод Шпиллер, настоятель московского храма во имя святителя Николая в Кузнецах
Как и многие другие, о. Всеволод не видел личности преемника, подобной покойному патриарху, считая, что только «соборное выражение церковного сознания будущему патриарху может дать внутренний и внешний авторитет. Реализация же, хотя бы частная, соборного церковного сознания безусловно требует тайного голосования при избрании его».

Что касается кандидатур по избранию в патриархи, то в церковной среде назывались разные имена: и митрополита Пимена (Извекова), и митрополита Никодима (Ротова), и митрополита Иосифа (Чернова), и архиепископа Ермогена (Голубева). Власть же видела одного митрополита Пимена, его кандидатура должна была получить одобрение во всех епархиях. Кроме того, каждый из правящих архиереев обязывался прислать в комиссию письменное согласие на выдвижение митрополита Пимена кандидатом на пост главы Русской Православной Церкви на Поместном Соборе 1971 г.». (Первое письмо датировано 10 февраля 1971 г., последнее — 3 мая 1971 г.)

Аргументировали архиереи свое согласие по-разному. Так, архиепископ Краснодарский и Кубанский Алексий (Коноплев) привел два прямо противоположных довода:

«Это свое мнение я основываю, во-первых, на разговоре с покойным патриархом Московским и всея Руси Алексием, бывшем в Москве, в кабинете Его Святейшества, незадолго до его кончины. Содержание разговора следующее. Я задал вопрос: “Ваше Святейшество, как ваше здоровье?” Ответ: “Что-то неважно, сказывается возраст, побаливает сердце, чувствуется недомогание, слабость. Вообще пора на покой. А кого после меня будете выбирать патриархом? ” Я ответил: “Некого, Ваше Святейшество, живите вы дольше”. — “И я говорю, что некого, но вот, может быть, митрополит Пимен, он и в возрасте, и серьезен. Это самая подходящая кандидатура на пост патриарха после моей смерти. Завещания я писать не буду”».

Из этого разговора можно заключить, что покойный патриарх желал, чтобы преемником ему был митрополит Пимен.

…Во-вторых, на приеме архиереев в Троице-Сергиевой Лавре в праздник преп. Сергия Радонежского председатель Совета по делам религий В. А. Куроедов в своей речи, обращенной к присутствующим архиереям, очень хорошо охарактеризовал деятельность покойного патриарха и выразил пожелание, чтобы линия правления Церковью и патриотической ее деятельностью была бы продолжена и впредь при новом патриархе. Он, в частности, одобрил и деятельность митрополита Пимена».

На приеме в Совете по делам религий 5 апреля 1971 г. в разговоре с В. Г. Фуровым  митрополит Пимен высказал ряд соображений:

«Хорошо, чтобы на архиерейской встрече выступил с докладом “Об итогах работы Предсоборной комиссии” как старший по хиротонии в Синоде и первый заместитель председателя Предсоборной комиссии митрополит Никодим. В докладе можно аргументированно сказать, почему Предсоборная комиссия руководствуется опытом проведения выборов патриарха 1945 г., а также о десятилетней практике церковного управления, с тем чтобы выбить козыри у некоторых архиереев, отрицательно относящихся к перестройке управления в Русской Православной Церкви. Не исключено, что кто-то на Соборе вылезет с предложениями о возврате к старому, а это нежелательно. На Западе сразу же закричат: “…В 1945 г. было в Православии единство, сейчас такого единства нет”. Правда, митрополит Никодим считает, что ничего страшного нет, если 5–10 человек выступят с другими мнениями. Я думаю, на это идти нельзя, ни в коем случае. Желательно, чтобы Владимир Алексеевич (Куроедов. — Ред.) принял на следующей неделе постоянных членов Синода по вопросу подготовки и проведения архиерейской встречи и там договориться о докладе Никодима. Причем доклад Никодима должен быть письменный, чтобы с ним можно было бы заранее ознакомиться. От того, как будет проведена архиерейская встреча, будет зависеть единомыслие, единодушие на Соборе. А это очень важно».

1992 год – Святейший Патриарх Алексий II посетил Псково-Печерский монастырь.

Находясь в монастыре, Патриарх посетил богозданные пещеры, в которых похоронены отошедшие в вечность архипастыри и насельники монастыря, а также Успенский, Воскресенский, Покровский, Сретенский, Благовещенский, Никольский храмы обители, больничные палаты, хозяйственный двор; имел встречу с духовником монастыря архимандритом Иоанном (Крестьянкиным).

28 мая 2006 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×